home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1. 3

Они пробирались с уровня на уровень по узким воздуховодам, а там, где по воздуховодам не получалось, – крались по коридорам. Планы этажей Турпан и Моа выучили наизусть, однако карты их иногда подводили: части здания изменились с тех пор, как их начертили. Но Турпан и Моа умели действовать по обстановке и решали такие проблемы по мере их возникновения. Помогая друг другу, они умудрились никем не замеченными добраться до самого нижнего этажа, глубоко под землей. Иногда они слышали зловещее бормотание и трескотню моцгов. Тогда воры возвращались назад и обходили опасную зону. Но хотя здесь было много тупиков и они несколько раз чуть не столкнулись с моцгами, в конце концов они нашли нужную комнату.

Они проникли в нее сверху, проскользнув через дверь на галерею, идущую под потолком. Галерея, как и сама комната, была настоящим произведением искусства. Казалось, она была сделана из каким-то неведомым образом сплавленных воедино металлов, дерева и пластмасс. Застывшие завитки и узоры создавали впечатление, будто перила выросли здесь сами по себе. Стены комнаты когда-то были обшиты великолепными панелями из полупрозрачного цветного стекла, с арками из черного дерева и инкрустацией из драгоценных камней. Однако время и вандалы основательно поглумились над этой красотой: многих камней недоставало, дерево покрылось царапинами. На стенах тут и там красовались непристойные надписи. В углах темнели омерзительные горы отбросов.

А хуже всего была пирамида в центре. Моцги построили башню из костей, башню высотой в человеческий рост. Они старательно сложили ее из останков своих жертв, скрепив их каким-то клейким раствором. На пожелтевших бедренных костях и ключицах сохранились клочья высохшей плоти.

Хотя люди уже давно перестали верить в богов, моцги продолжали поклоняться какому-то темному божеству. И башня была алтарем этого божества. Перед ним стояла маленькая бронзовая шкатулка.

– Вот она, – прошептал Турпан.

В эту минуту он впервые по-настоящему поверил в успех вылазки.

Он оглянулся на Моа, но не позволил, чтобы она заметила его облегчение. Благодаря респиратору ему было легко скрывать свои чувства. Иногда Турпан был готов благодарить за это судьбу. Что, если бы Моа догадалась, что он вовсе не так уверен в себе, как притворяется? Что, если бы она знала, как у него сердце ушло в пятки, когда моцог их чуть не сцапал? Моа черпала силы в спокойствии Турпана, и если он выдаст свой страх, она сорвется. Поэтому, чтобы поддержать ее, он всегда держался с нагловатой уверенностью.

Он познакомился с ней давным-давно. Она была просто идеальной жертвой для уличного вора, и Турпан стал присматриваться к ней. Моа бродила по гетто, глядя на трущобы широко раскрытыми глазами. Она выглядела страшно потерянной и беспомощной, эта беспомощность была прямо-таки написана у нее на лице. Моа просто улыбнулась слепая удача, что Турпан встретился ей прежде, чем на нее обратил внимание кто-нибудь более жестокий. Он представился, она спросила дорогу куда-то, он уже забыл, куда именно. Турпан вызвался ее проводить. Ему хотелось понять, есть ли у нее что-нибудь стоящее или она просто еще одна бездомная и одинокая девушка. По крайней мере, так он себе говорил.

К тому времени, как они добрались до места, Турпан знал о своей новой знакомой две вещи: во-первых, она еще беднее, чем он, и брать у нее нечего; во-вторых, она не проживет в гетто и дня, ей перережут горло или еще что похуже случится. Сам Турпан избегал насилия, но в окрестностях нашлось бы много таких, кто сначала убил бы девчонку, а потом стал шарить у нее по карманам.

Моа впала в отчаяние, обнаружив, что человек, которого она разыскивала, – ее дядя, как после узнал Турпан, – давно пропал, а его хижина сгорела. И хотя жизненный опыт давно отучил Турпана помогать людям, вор предложил девушке переночевать в своей берлоге, пока она не придумает, что делать дальше. Она согласилась, хотя и побаивалась нового знакомого.

С тех пор Моа так и жила у него, и он не гнал ее. Он познакомил ее с Аньей-Джаканой, атаманшей воров, и Моа с Турпаном стали напарниками. Их пара была одной из самых успешных воровских артелей в гетто. Этим они зарабатывали на жизнь…

Они нашли лестницу, ведущую с галереи вниз, и спустились по ней. Турпан осмотрел комнату в поисках ловушек: силков в виде паутины из проволоки, взведенных арбалетов, метательных кинжалов, которые устремятся в полет, если задеть что-нибудь, и тому подобного. Специальностью Турпана было разряжать и обходить такие механизмы. Моцги не отличаются умом, и все же осторожность никогда не помешает.

Он ничего не заметил, однако приказал Моа ждать на лестнице, так, на всякий случай. Юноша двинулся к отвратительному обелиску из костей, ступая легко, остерегаясь вделанных в пол пластин, реагирующих на давление. В иных обстоятельствах Турпан полз бы на четвереньках, нащупывая такие пластины, но он не верил, что моцги достаточно хитроумны, чтобы прибегнуть к подобным трюкам. Кроме того, у него все равно не было на это времени. Ему хотелось убраться отсюда как можно скорее.

Турпан без приключений добрался до бронзовой шкатулки и осмотрел ее на предмет скрытых подвохов. Ничего.

«Все слишком просто, – подумал он. – Она даже не заперта».

Он открыл шкатулку и заглянул внутрь.

Там оказались в основном батарейки – крохотные цилиндры, светящиеся желто-зеленым светом. Некоторые из них немного потускнели, но все равно стоили хороших денег. На батарейки всегда есть спрос. Еще в шкатулке лежало несколько связок платиновых пластин и три бархатных мешочка с разнообразными монетами – по большей части монеты представляли собой треугольнички из отполированного камня различных цветов. Тут же лежала какая-то мелочевка, незнакомые запчасти к механизмам – и некая загадочная штуковина.

Вещица сразу же бросилась Турпану в глаза. Остальное было своеобразной валютой, имеющей хождение в Орокосе, а тут было нечто совсем другое. Турпан с первого взгляда понял, что это технология Функционального века, но все остальное оставалось тайной. Вещица представляла собой янтарный диск чуть меньше трех сантиметров в диаметре с двумя колечками на краю, расположенными в перпендикулярной диску плоскости. Сразу было видно – работа тонкая. Турпан мало что понимал в таких делах, но догадывался, что его находка может стоить целое состояние.

– Все в порядке? – громким шепотом спросила Моа с другого конца комнаты.

Она видела по его глазам, что он колеблется.

Турпан кивнул и начал перекладывать в свою сумку содержимое шкатулки, но мысли его были заняты другим. В его голове вихрем проносились различные предположения. «Это плод науки Угасших. Настоящий, подлинный артефакт Функционального века. Он должен стоить целое состояние», – думал он.

Никогда прежде ему не попадалось ничего подобного. Даже моцги, скорее всего, не имеют представления о том, что это за штука и для чего она. Но самый главный вопрос совсем в другом: знает ли о ней Анья-Джакана?

Атаманша воров поручила это дело Турпану и Моа. Когда они вернутся, она, как всегда, отберет для себя часть сокровищ, оставив исполнителям оговоренную долю. Таков обычай. Если она увидит эту вещь, то сразу отнимет.

Но ведь не факт, что Анья-Джакана знает о ее существовании. Атаманша не может знать наперечет содержимое каждого сейфа и каждого сундука в Орокосе. Есть шанс, что до нее просто дошли слухи о том, где моцги прячут свою добычу. Не более того.

Турпан уже опустошил шкатулку, только изделие Угасших осталось одиноко лежать на дне. Несколько мгновений Турпан колебался, разглядывая его. «Стоит ли так рисковать?» – спросил он себя. Потом схватил загадочный предмет, сунул в карман и отошел от шкатулки.

Он услышал щелчок пластины под ногой за мгновение до того, как раздался сигнал тревоги.

Это была примитивная система – по сути дела, всего лишь немного переделанный часовой механизм. Но оглушительный звон, который поднялся, мог разбудить и мертвого. Моа испуганно взвизгнула.

Турпан поймал ее взгляд.

– Бежим, – сказал он.

И они побежали.


предыдущая глава | Шторм-вор | cледующая глава