home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4. 7

На Орокос снова опустилась темнота. Самоходная баржа медленно ползла по каналу, ее двигатели натужно боролись с течением. Это было большое пассажирское судно с дюжиной кают, грузное и уродливое, увешанное цепями и канатами, которые тихо позвякивали, когда судно покачивалось на волнах Западной артерии. Сегодня луну скрывали облака, моросил мелкий дождь и непроглядно-темная ночь казалась враждебной. Дома на берегу канала тонули во мраке. Баржа бороздила воду, направляясь к центру города. Сонные матросы направляли ее, ориентируясь на огни судов впереди.

Никто не заметил худощавую фигурку, которая уцепилась за тяговый канат, проворно, как крыса, вскарабкалась по нему и бесшумно скользнула через планшир. Грач осмотрел палубу, убедившись, что поблизости никого нет, скользнул в тень палубной надстройки, где помещались каюты. Дождь мгновенно скрыл мокрые следы, оставленные им на палубе. Грач осторожно подергал первую попавшуюся дверь, и она беззвучно открылась. За ней оказались металлические ступеньки, ведущие вниз, в грохочущее и пыхтящее сердце баржи. Он стал спускаться.

«Лучше бы тот пацан не соврал, – подумал Грач. – Потому что иначе гнить ему с перерезанной глоткой».

Весь день прошел в погоне. Грач заплатил капитану быстроходного баркаса, направлявшегося вверх по течению, но только с наступлением ночи они обогнали судно, которое он искал. Убийца сошел на берег выше по течению и стал ждать. Наконец сквозь пелену дождя показались приближающиеся огни баржи. Тогда Грач прыгнул в воду и поплыл навстречу судну. Все предприятие отняло у него много времени, сил, а главное – денег: он почти полностью израсходовал сумму, которую удалось выручить за детекторные очки Моа. Но дело того стоило. Грач очень хотел заполучить артефакт. И заодно убить парня с девчонкой – за то, что он влип из-за них в эту историю.

Но убивать их было нельзя. По крайней мере теперь. Бейну они требовались живыми, а Грач, покуда он щеголял «убеждателем», был вынужден подчиняться приказам Бейна.

Спустившись по ступенькам, он очутился в коротком коридоре из клепаного железа. Под потолком покачивались фонари, отбрасывающие на стены тусклый зеленый свет. По обеим сторонам коридора тянулись овальные двери с круглыми окошками-иллюминаторами. Все окошки были темными. Уже поздно, пассажиры давно легли спать.

Грач пошел по коридору, заглядывая в каюты. Слабый лунный свет, льющийся в маленькие квадратные иллюминаторы, освещал спящие фигуры, скорчившиеся в плетеных гамаках. И за очередной дверью Грач увидел Моа.

Она свернулась калачиком в своем гамаке, намотав на себе одеяло как кокон. Но гамак над ней был пуст. Турпана там не было.

Грач, озабоченно хмурясь, огляделся по сторонам, однако спрятаться в коридоре было негде. Так где же этот Турпан? На палубе?

«Не важно, – подумал убийца, вынимая кинжал из кожаных ножен. – Если он вернется, я с ним разберусь. Пора браться за дело!»

Он повернул ручку и вошел в каюту, аккуратно закрыв за собой дверь. Грохот и гул двигателей заглушили легкий шум его движений. Моа не проснулась.

Грач подкрался к ней. Его насквозь промокшая одежда прилипла к телу. Дождь стучал в окно снаружи. Девчонка что-то пробормотала и шевельнулась – должно быть, шестое чувство предупредило ее об опасности. Вот только глаза она все равно не открыла. Пока не почувствовала холодное лезвие ножа Грача у горла.

– Привет, милашка, – проворковал убийца, оскалившись. – У тебя есть кое-что, что мне нужно.

Моа замерла. Она машинально огляделась в поисках Турпана, но его в каюте не было. Только Грач.

– Я слышал, к тебе попала одна цацка, – прошептал он, нагнувшись к ней так низко, что капли с его капюшона упали на ее щеку. – Очень ценная. Почему бы тебе не рассказать мне, что она делает, Моа? Мне очень любопытно.

– Она ничего не дела… – начала девушка, но осеклась, потому что лезвие кинжала едва не впилось ей в шею.

Грач тихонько поцокал языком.

– Давай не врать друг другу, а?

От страха у нее пересохло во рту, очень хотелось сглотнуть, но кинжал был слишком близко. Где же Турпан? Почему он бросил ее?

Перепуганная до полусмерти, Моа пролепетала:

– Она открывает двери. Она делает… ну чтобы можно было пройти.

– Я так и думал, – ответил Грач. – Иначе бы я добрался бы до вас еще в бункере.

Он повернул лезвие так, что его острие оказалось под подбородком Моа. Она тихонько всхлипнула, на глазах у нее выступили слезы.

– Отдай его мне, – велел убийца.

Моа сунула руку под одеяло. Она спала полностью одетой, так как в каюте было холодно. Едва она достала на свет устройство Угасших, как Грач тут же выхватил его и принялся разглядывать со всех сторон.

– И как оно работает?

– Надо надеть его… надеть на руку, – еле слышно выговорила Моа.

Слеза покатилась по ее впалой щеке, но Грач не обратил на это ни малейшего внимания. Он недобро прищурился и приказал:

– Не дергайся. И ни звука. Иначе я тебя сильно порежу.

Он немного отодвинулся и отложил кинжал, освободив обе руки, чтобы попробовать надеть артефакт. Моа строила отчаянные планы. Может, рвануться к двери, пока Грач отвлекся? Но она понимала, что ей далеко не уйти. Вот если бы Турпан вернулся! Нет, хорошо, что его тут нет. Не хватало еще, чтобы и он пострадал.

«Возьми артефакт, – мысленно умоляла она убийцу. – Возьми и уходи».

– Не надевается, – пробормотал Грач. Поднял на нее глаза и сердито повторил: – Не надевается!

Он бросил ей устройство, и Моа машинально поймала его.

– Надень, – прошипел Грач. – Я хочу посмотреть.

Моа сделала, как было велено. Она села в гамаке, спустив ноги, и надела артефакт на руку. Он подошел легко, янтарный диск уютно устроился в ее ладони, словно его для того и сделали. А потом появились краски: странные, туманные вихри цвета, подобные всепроникающей кисее вероятностного шторма. Они закружились в медленном танце вокруг ее руки, озарив каюту мягким сиянием.

Некоторое время Грач потрясенно таращился на это диво, потом вдруг разорвал на груди мокрую рубаху и спустил ее с одного плеча. Кожа его была бледной, покрытой шрамами. Вокруг верхней части руки обвилось тусклое серое кольцо «убеждателя».

– Ты сказала, что оно делает вещи такими, что можно сквозь них пройти, – сказал он. – А как насчет этого?

Моа озадаченно уставилась на браслет. Она понятия не имела, что это за штука и почему он просто не может сам ее снять.

– Не знаю, я…

– Попробуй! – прошипел Грач, снова схватив кинжал.

Моа хотела предупредить его – она ведь понятия не имела, что может произойти, если к нему прикоснуться. Но она прикусила язык: какое ей дело, если Грач пострадает?

Девушка протянула руку с артефактом.

– Только без шуток, – предостерег Грач, потрясая кинжалом.

– Мне не до шуток, – прошептала она. И обхватила рукой «убеждатель».

От ее руки потекли разноцветные полосы, обвили металлический браслет. «Убеждатель» и рука вокруг него начали таять, становиться полупрозрачными, как тела призраков. Грач с воплем отдернул руку… и та проскользнула сквозь просвечивающее насквозь кольцо металла. Раздался глухой стук – это браслет упал на пол.

Грач негромко рассмеялся и потер руку, которая мгновенно потеряла всю прозрачность, как будто ничего и не было. Браслет лежал на полу у ног Моа.

– Брось его мне, – сказал Грач. Девушка послушалась. Он поймал «убеждатель», сунул в карман и снова надел рубаху.

– Ну вот, – ухмыльнулся он. – Кажется, мне следует поблагодарить тебя за то, что ты помогла мне избавиться от этой небольшой обузы. Но на самом деле ты уничтожила единственное, что мешало мне тебя убить. – Он мерзко улыбнулся и шагнул к ней, его кинжал сверкнул в тусклом свете, льющемся в наружное оконце. – «Убеж-датель» снят, так что я сорвался с поводка Бейна. Я могу взять эту цацку Угасших и исчезнуть. Интересно, будет ли она действовать, если я просто отрежу тебе руку?

Но Моа не собиралась подпускать его к себе. Она шлепнула ладонью о пол каюты, и снова потекли цвета. Грач успел только удивиться, как пол под его ногами разверзся и убийца с воплем провалился в грузовой трюм. Моа осталась сидеть в гамаке, закрепленном на стенах. Она отдернула руку, и пол снова стал сплошным.

Она ошалело огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что каюта пуста. Ей не верилось, что у нее это получилось. Но в каюте больше никого не было. Грач исчез.

Потом Моа спохватилась – рассиживаться было нельзя. Она сняла артефакт с руки и снова сунула его в карман брюк. Ей хотелось только одного: оказаться подальше от этого места, от этой баржи. Грач в трюме, но он не исчез. Она слезла с гамака, распахнула дверь…

И столкнулась нос к носу с Турпаном.

И тут ее прорвало. Весь ужас, которого она натерпелась за последние несколько минут, хлынул наружу.

– Где тебя носило? – завизжала она. – Крюч тебя раздери, куда ты подевался, когда был так нужен?

Турпан схватил ее за руки и посмотрел в глаза так, что весь праведный гнев Моа как ветром сдуло.

– Здесь агенты тайной полиции, – сказал он.

– Что? Что они…

– Сматываемся!

Моа больше не спорила. Они поспешно прошли по коридору, и Турпан потащил ее вверх по металлической лестнице.

– Я был на палубе, – шептал он на ходу. – Думал. На дождь мне было наплевать. И увидел, как подошел их корабль. Они что-то ищут. Думаю, что нас.

Он схватился за ручку двери и оглянулся на Моа. С его дрэдов капала вода, респиратор тоже был мокрым.

– Готова?

– Турпан, – сказала Моа. – Здесь Грач. Он чуть не убил меня.

Турпан прищурился.

– Сматываемся, – повторил он и приоткрыл дверь.

Выглянув в щелку, они увидели темные фигуры во френчах, крадущиеся вдоль бортов баржи. В руках агенты держали дум-пистолеты.

– Прорвемся к воде, – сказал Турпан. – Если мы сможем добраться до борта, то, может быть…

– Ты иди, – перебила его Моа.

– Сейчас не время для… – начал возражать он, но она снова его перебила.

– Я не умею плавать, – сказала она.

– Что?!

– Я не умею плавать.

– Ты выросла у озера, твой отец был рыбаком, и ты не умеешь плавать?

– Меня что-то укусило… когда я была еще совсем маленькая. После этого я и подходить-то к воде боялась… – Моа оборвала себя, осознав, как жалко это звучит. – Крюч раздери, Турпан, мы живем посреди города. Я никогда не думала, что это важно.

Сердце Турпана упало.

– Мы попались, – сказал он.

– Нет! Ты можешь убежать. Ты ведь умеешь плавать.

Он отвернулся от двери и покачал головой.

– Я не побегу. Без тебя – нет. Повисло долгое молчание. Они смотрели друг на друга.

– Прости меня, – пробормотала Моа, и слезы снова брызнули у нее из глаз. – Прости, что втянула тебя во все это…

Турпан спустился на ступеньку, где стояла она.

– Брось, Моа. Мы вместе в это ввязались. – Он нежно обнял ее. – Я лучше буду здесь с тобой, чем где угодно без тебя.

Она прижалась к нему, обвила его шею руками. Сквозь куртку Турпана она почувствовала гладкий горб дыхательного аппарата. Так они и стояли, обнявшись, когда дверь наверху открылась и за ними пришли агенты тайной полиции.


предыдущая глава | Шторм-вор | cледующая глава