home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15


Густой дым, висящий в воздухе трактира, делал его освещение еще более тусклым, чем оно было на самом деле. Кирк едва мог различить стены помещения, которые были загромождены всевозможным экзотическим оружием и различными охотничьими трофеями, каждый из которых без сомнения обладал своей жизненной историей на этой болотистой планете. На задней стене трактира висела замысловатая и часто используемая восьмиугольная мишень, в которую два клингона поочередно метали огромные ножи. Насколько смог определить Кирк, целью каждой игры, в которую они играли, было попасть в маленькие черные восьмиугольники, рассеянные по красной области поля. Он также заметил, что ниодин клингон не смог сделать этого достаточно хорошо, без сомнения из-за обильного количества поглощенного ими кровавого вина.

Кирк поднял руку, и поскреб свой подбородок, который снова начал зудеть под жесткими волосами на лице. Борода была только одной частью клингонской маскировки, которую предприняли они с Сулу, прежде чем подняться на борт ?Гал’тага? для путешествия через клингонское пространство. По настоянию Колота доктор Маккой и интендант «Энтерпрайза» воздержались от попыток воссоздания выпуклых клингонских черепных гребней. Вместо этого вдвоем они изучили выдержки из записей бортового журнала двадцатилетней давности, сохранившиеся в библиотечном компьютере корабля, и сумели найти для Кирка и Сулу эффективную маскировку, которую можно было нанести или удалить без применения специальных инструментов или приспособлений.

Их человеческая кожа теперь была похоронена под темным гримом, который не стерся бы и не смылся от случайного контакта с дождем или потом. Длинные ниспадающие волосы, привязанные у основания шеи, скрывали их человеческие волосы, в то время как бороды вместе с усами и густыми бровями заканчивали преобразование их человеческих черт лица. Заметив, что Кирк поглаживает подбородок, Колот сказал:

– Учитывая все обстоятельства, я все еще думаю, что это отличное изобретение.

Он усмехнулся, поднеся к губам массивную кружку с кровавым вином, и сделал большой глоток.

– Кажется ваша команда не разделяет ваше мнение, капитан, – возразил Кирк, вспомнив угрожающие взгляды и рычание, с которыми столкнулись они с Сулу после прибытия на борт ?Гал’тага?.

Все клингоны на борту корабля напоминали своего капитана: высокие, с бурными шевелюрами, зазубренными зубами и конечно с выступами на лбу. Явная враждебность, с которой столкнулись офицеры Звездного флота, подсказала Кирку, что в облике клингонов было более радикальное неравенство, чем он представлял поначалу. Это была загадка, которая усилилась за прошедшие два дня, потому что члены команды ?Гал’тага? продолжали осторожно разглядывать Кирка и Сулу при каждой возможности. Колот не открыл истинные личности офицеров Звездного флота, а просто отдал приказ относиться к ним с тем же уважением, как и к любому старшему офицеру.

– Однако, – добавил Сулу, для выразительности окидывая взглядом бар, и его азиатские черты лица придавали ему более серьезное выражение, нежели Кирку, – думаю здесь мы смогли бы найти несколько сторонников.

Вскоре после прибытия в провинцию Джинзег колониального мира известного как Дон’зали IV, Кирк и Сулу заприметили один важный факт: они имели сходство почти со всеми клингонами, с которыми сталкивались здесь. Колот вместе с горсткой клингонов на которых они видели выступающие лобные гребни, были в явном меньшинстве. Теперь именно он притягивал любопытные и иногда угрожающие взгляды прочих клингонов, когда они проходили по улицам. Оба офицера «Энтепрайза» знали, что Колот осведомлен об взглядах из-за столиков, но он ничего не сказал на этот счет, вместо этого сосредоточившись на их миссии. В этот раз он снова сделал тоже самое, проигнорировав замечание Сулу и повернулся вместе со стулом, чтобы еще раз окинуть взглядом таверну и ее клиентов.

– Если верить служанке, – сказал он, – К’зег должен вернуться с охоты после заката. Чем скорее он придет, тем лучше. Меня начинает утомлять это логово ленивцев.

Кирк был вынужден согласиться с клингонским капитаном. То что задумывалось как краткий визит, превратилось в продолжительную задержку в пути. Колониальный мир Дон’зали IV свой главный вклад в Клингонскую Империю делал в сельском хозяйстве. По всей планете, которая была обнаружена десятилетия назад и обладала обильными и плодородными землями, можно было найти немало аграрных общин. Эта планеты оказалась идеальной для выращивания продуктов питания, которые можно было экспортировать на многие миры в границах Империи, не разделившие такую счастливую судьбу.

Такая эксплуатация требовала сооружения космодромов и на поверхности планеты, и на ее орбите. Дон’зали IV не могла похвастаться их отсутствием: с маленькими поселениями и в некоторых случаях с большими городами, по спирали расходящимися от главного центра планеты. Но Дон’зали IV, играющий существенную, хотя и довольно мирную функцию в обширной системе Клингонской Империи, Кирка не интересовал. Что для него имело значение, так это то, что здесь был ключ к обнаружению выживших с «Гагарина».

– Колот, – сказал Кирк, наклонившись через стол и говоря тихим голосом, – знаю, вы говорили, что этот К’зег может помочь нам, но как именно он связан со всем этим?

И в самом деле, клингонский капитан оказался весьма скрытным во время полета от Звездной Базы 49. Обернувшись, чтобы оказаться лицом к Кирку и Сулу, он наклонился вперед, все еще сжимая в огромной руке кружку с кровавым вином.

– Вы правы, и я прошу прощения, что не поделился с вами этой информацией на корабле. Я получил последнее сообщение от Горкона, когда мы были в пути и не хотел рисковать, чтобы кто-то еще изучил его содержание. – Он прищурил глаза и едва заметно улыбнулся. – Никто не знает, где могут скрываться шпионы, капитан.

Кирк инстинктивно поднял взгляд и окинул взглядом бар, но увидел, что кроме случайных вглядов прочих клиентов, никто в таверне казалось не интересовался ими. Настроение в комнате было веселым, время от времени даже оглушительным; прочие клиенты были поглощены своими занятиями. Если за ними наблюдали, решил он, то это могло быть только на расстоянии.

– Думаю здесь мы в безопасности, по крайней мере на какое-то время, – сказал он.

Кивнув, Колот продолжил.

– Проблема, с которой мы столкнулись, джентльмены, довольно проста. Горкон уверен, что ваших офицеров удерживают глубоко в клингонском пространстве, но нынешнее местоположение самой тюрьмы не известно. Он не смог найти никаких записей о ней, словно ее не существует. Но это невозможно из-за другой информации, которую он раскрыл.

Сулу добавил:

– К’зег наша контактная точка потому, что он сам работал в той тюрьме, или знает кого-то кто там работал.

Они прекратили разговор, когда возле их столика остановилась официантка: огромная клингонка с длинными волосами, ниспадающими с ее широких плеч. Снова наполнив их кружки кровавым вином, она улыбнулась Кирку всем ртом, полным неровных зубов. Она задержалась у их столика дольше чем было необходимо для окончания ее работы, откровенно оценивая Кирка, пока капитан «Энтерпрайза» наконец не вернул ей улыбку. Когда она отошла, чтобы обслужить клиентов за ближайшим столиком, она продолжала бросать в направлении Кирка скрытые взгляды. Колот наблюдал за этим происшествием с неприкрытым удовольствием, даже не пытаясь приглушить свой смех.

– Примите предостережение, Кирк, – сказал он. – Даже при вашем предполагаемом мастерстве обращения с женщинами, вам тяжело придется в руках клингонки.

Хотя ему показалось, что он заметил ухмылку на лице Сулу, когда Кирк уставился на него, лицо рулевого было бесстрастным. Обречено вздохнув, он снова переключился на Колота.

– Так что насчет К’зега?

– Когда-то он был начальником тюрьмы, и я уверен, что это именно та тюрьма, которую мы ищем, – ответил клингон. – Горкон нашел в архиве коммюнике К’зега к одному из членов Совета, Комору, в которых он регулярно сообщал о маленькой группе заключенных, находящихся на его попечении. Хотя в сообщениях не было указано местоположение тюрьмы, и не были упомянуты имена пленников, там были отдельные ссылки на диету или медицинские потребности людей, вулканцев, и эфрозиан. Было также еще одно особое сообщение, в котором начальник ссылался на капитана андорианку. Эта андорианка была казнена в пример своим подчиненным.

Сулу повернулся и уставился на Кирка.

– Капитан «Гагарина» была андорианкой.

От гнева у Кирка потемнело в глазах при мысли о капитане Грэлв, опытном командующем, которая умерла ужасной смертью вдали от дома, где никто так и не узнал, что с ней случилось. Была ли она супругой или матерью? Конечно же у нее были родные, которые скорбели о ее судьбе, когда узнали об исчезновении «Гагарина».

Его беспокоила другая мысль. Хотя он взялся за эту миссию, чтобы определить окончательную судьбу «Гагарина», была очень реальна возможность, что Имерия удерживает в плену немало представителей Федерации и служащих Звездного флота. У них была причина рассеять пленников по всему клингонскому пространству по отдаленным тюрьмам и прочим местам, в которых извлекали выгоду из рабского труда. Сколько их там было? Какое унылое существование ждало их каждый день? Эта мысль добавила топлива в гнев Кирка, и ему пришлось бороться с собой, пока гнев снова не был взят под контроль.

– Значит К’зег теперь живет здесь, в этой колонии? – спросил он, плотно стиснув челюсти.

Ему казалось нелепым, что солдат Империи мог найти удовольствие в месте, столь лишенным волнений, как эта планета. Колот кивнул.

– Горкон сумел определить, что он переселился сюда после отставки с военной службы. – Слова сорвались с губ клингона пропитанные некоторым отвращением; само понятие об уходе с военной службы, казалось, оскорбляло его. – Дабы не рисковать, пытаясь войти в контакт с К’зегом по подпространственной связи, Горкон приказал мне связаться с ним лично.

Обнаружить где жил К’зег было просто. Согласно местному закону принуждения он жил в маленькой квартире в группе больших многоквартирных зданий на краю города. Однако, когда они позвонили, клингона дома не оказалось, и престарелая раздражительная женщина, которая оказалась его служанкой, сообщила им, что К’зег на охоте и вернется на следующий день. Прежде чем приказать им покинуть район и хлопнуть дверью перед их носом, она также сказала, что по привычке К’зег перед возвращением домой с охоты останавливается в своей любимой таверне.

Когда они добрались до таверны, бармен сначала отреагировал узнаванием, а потом был близок к отвращению, когда заметил схлодство К’зега c тем, что воспроизвел Колот из служебных клингонских отчетов. Там был изображен свирепый солдат с холодными, жестокими глазами, смотрящими из-под тяжелых бровей, и зловещим выражением лица, которые делали еще более зловещим длинные тонкие усы, свисающие по углам его рта. Если бы не более темный тон кожи, К’зег во многом напомнил Кирку Колота, каким он был во время их первого столкновения много лет назад на космической станции К-7.

– Я знаю кто он, – сказал бармен, не пытаясь скрыть ненависть в своем голосе. – Он должен вернуться сегодня вечером. Обычно он выпивает кружку кровавого вина перед возвращением домой.

Потом бармен повернулся к ним спиной, и вернулся к тому чем занимался, почти побуждая Колота к насилию таким преднамеренным пренебрежением. Кирк и Сулу смогли удержать клингонского капитана и подтолкнули его к столику в дальнем углу таверны, где они могли присматривать за дверью. На протяжении следующих нескольких часов хотя они втроем смогли получить сдержанное обслуживание от бармена, Колот продолжал также тяжело смотреть на него, как и на многих других посетителей.

– Надеюсь он скоро появится, – сказал Сулу Кирку, потягивая свой напиток. – Кажется чем дольше мы здесь сидим, тем больше кое-кому из этих парней не нравится Колот.

Кирк соглашаясь кивнул. Он был почти готов предложить подождать появления К’зега снаружи, но потом передумал. Здесь по крайней мере наличие энергетического оружия проверялось в дверях, а сидя спиной к стене Кирку не приходилось волноваться о неприятностях с тыла. Он знал, что Колот тоже чувствует напряженность в комнате, хотя клингон не выказывал никаких признаков этого. Вместо этого он продолжал потягивать свой напиток, словно в мире ему не о чем было волноваться.

– Ого, – прошептал Сулу, толкая Кирка локтем.

Едва оторвавшись от своего напитка, капитан «Этерпрайза» уже знал, что он увидит. На протяжении получаса два клингона, игравших в странную игру с ножами и мишенями, открыто бросали на Колота, Кирка и Сулу презрительнеые взгляды. Поскольку их потребление кровавого вина и шумное поведение нарастало, Кирк понимал, что некоторого рода конфронтация неизбежна.

Он не стал хвалить себя за свою дедукцию, наблюдая как два клингона начали двигаться в их направлении. Кроме того, он оказался не в состоянии учесть парочку их приятелей, которые присоединились к ним, пока они пересекали бар, шатаясь обходя столы и стулья, и направились к ним. Выражения их лиц давали ясно понять их намерения.



Глава 14 | Во имя чести | Глава 16