home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

В выданном Службой федеральных маршалов буклете о мысе Джирардо говорилось: «Вы можете гулять с улыбкой по оживленным улицам портового города Кейп-Джирардо, а жители станут заговаривать с вами, и не обязательно потому, что они вас знают, а потому, что вы похожи на того, с кем каждому из них хотелось бы познакомиться».

Прочитав это, Кармен представила себе прохожего, который останавливает ее на улице и говорит: «Привет, вы похожи на ту, с кем мне хотелось бы познакомиться. Вы ведь новенькая в городе, да? Откуда вы?» И она отвечает: «Извините, но я не могу вам сказать. Мы, знаете ли, находимся под Федеральной программой защиты свидетелей, скрываемся от тех, кто хочет нас убить». И прохожий восклицает: «Надо же! Ну, всего вам хорошего». За ночь до отъезда она прочитала этот абзац Уэйну, и он спросил, на самом ли деле она хочет уехать.

Проехав семьсот миль, они впервые увидели город Кейп-Джирардо. Причем каждый в отдельности…

Кармен – из своего «катласса», следовавшего за пикапом Уэйна. С моста через реку Миссисипи со стороны штата Иллинойс город выглядел довольно живописным. Ну прямо почтовая открытка со шпилями церквей, зданием суда на холме и множеством деревьев! Но для чего эта стена вдоль реки? Бетонная, около двадцати футов высотой. Стена, по мнению Кармен, добавляла открытке трагизма.

Миновав мост, они въехали в оживленный район города. Среди новостроек и кварталов старых домов, которым местные власти постарались придать благопристойный вид, предстояло отыскать нужную улицу. В буклете сообщалось, что в городе шестьдесят тысяч жителей, есть студенческий городок и новый торговый центр, носящий название «Вест-Парк-Молл», цементный завод, химико-фармацевтическая компания «Проктер энд Гэмбл» и многое другое… Самым высоким зданием считалась местная телебашня высотой в двенадцать этажей, вздымавшаяся над городом, – зрелище, способное, на взгляд Кармен, вселить в Уэйна надежду. Они проехали мимо длинного марша ступеней, ведущих к зданию суда, а затем вниз с холма к бетонной стене, что тянулась вдоль Уотер-стрит.

Кармен припарковалась у бордюра за груженным домашним скарбом пикапом Уэйна и вышла из машины, усталая, с онемевшей спиной и затекшими ногами. Они выехали из Алгонака в четыре утра, еще до рассвета. Маршальский эскорт сопровождал их до автомагистрали между штатами. Теперь им предстояло связаться с помощником маршала Дж. Д. Мэйером, который должен был показать им их новый дом и помочь устроиться. Кармен подошла к Уэйну, который стоял, сунув руки в карманы джинсов.

– Что нам делать теперь?

– Ты, случайно, не заметила тут Бродвея? – усмехнулся он.

– По-моему, мы проехали его кварталом раньше.

– Я, видимо, засмотрелся на эти двухэтажные высотки и не заметил его. Помощнику маршала я позвоню, но он, скорее всего, ушел домой – уже больше пяти.

Кармен стянула свитер. Здесь было намного теплее, чем в Мичигане. Уэйн не шевельнулся. Он стоял и смотрел на бетонную стену.

– Как ты думаешь, для чего эта стена?

– Думаю, чтобы не давать реке разливаться.

– Или людям сбежать. Прямо как в тюрьме…

– Скажешь тоже!

– Как тебе река Миссисипи?

– Река как река…

– А мыс Джирардо произвел впечатление?

– Не уверена, что могу сказать, как он выглядит.

– Не понимаю, почему реку Миссисипи называют могучей. Мутная – да, но только не могучая. Река Сент-Клэр гораздо шире, и она синяя и намного красивее. Хорошо, что я не захватил лодку.

– Когда ты будешь звонить маршалу?

– Прямо сейчас. В этой реке, похоже, не водится ни черта, кроме зубатки.

– Никогда не пробовала.

– Похожа на карпа. Ты ела карпа?

– Давай звони, а?

Уэйн направился через улицу к ресторану с зеленым тентом, вполне на вид симпатичному. У Кармен возникло ощущение, что новое место ей по душе. Может быть, им здесь понравится и даже захочется остаться. Хотя вряд ли три недели достаточный срок для того, чтобы принять такое важное решение, способное изменить жизнь. Кармен подошла к проему в бетонной стене, почти такому же широкому, что и улица, спускавшаяся с холма.

Она ступила в проем. Огромная металлическая дверь висела на петлях с наружной стороны стены, где тротуар постепенно переходил в насыпь из щебенки вдоль берега Миссисипи. Нет, реку никак не назовешь могучей! Возможно, где-то в другом месте она и выглядит могучей, но не здесь. От моста буксир-толкач, кряжистый, напоминавший буксирное судно, только намного выше, гнал впереди себя плоские баржи, не производя никакого шума. Кармен никогда прежде ничего подобного не видела – буксир толкал штук пятнадцать барж, сцепленных по три в ряд.

Обернувшись, она глянула на стену теперь со стороны реки, на массивную дверь, которую закрывают, когда эта трудяга-река выходит из берегов, и подумала, что такую стену вряд ли выстроили просто так.

Когда Уэйн вернулся, она, кивнув на проем с дверью, спросила:

– Знаешь, что это такое? Это ворота шлюза. Я впервые вижу такие. Хочешь посмотреть, как высоко поднимается река? Там есть отметины и даты, почти до самого верха. Может быть, поэтому Миссисипи называют могучей?

Уэйн пожал плечами.

– Какая-то девица ответила, что помощника маршала Дж. Д. Мэйера в офисе нет, – сообщил он. – Я спросил, как мне с ним связаться, и тут мы минут десять переливали из пустого в порожнее, пока, наконец, я выяснил, что помощник маршала Дж. Д. Мэйер отсутствует и его замещает помощник маршала Ф. Р. Бриттон. Я сказал: хорошо, передайте Ф. Р. Бриттону, что У. М. Колсон проехал семьсот миль, дабы переговорить с ним, если он не слишком занят. И она, после всего этого, отвечает, что его нет, он, мол, дома. Я спрашиваю: у себя дома? Нет, у вас дома, и если поспешить, можно его там застать. Представляешь? Короче, надо выезжать на автомагистраль «Хиллглейд-Драйв» и пилить до мыса Рок. Думаю, наше временное пристанище под номером 950 у черта на рогах.

– Собираешься брюзжать и дальше? Если да, поехали домой.


Кармен пришла к выводу, что «Хиллглейд-Драйв звучит даже красиво. Но когда „Хиллглейд-Драйв“ оказалась горбатой узкой дорогой с канавами по обеим сторонам, она еще раз убедилась в том, что названия нередко вводят в заблуждение. Они миновали ряд жавшихся друг к другу домишек с площадками для машин, с освещенными кое-где окнами, с велосипедами на подъездных дорожках, без тротуаров и каких-либо других удобств, как если бы их строили по урезанной смете. В конце дороги отыскали улицу, дом под номером 950, стоявший в стороне. С темными окнами, из красного кирпича с белой, давно облупившейся отделкой, дом выглядел нежилым. Кармен последовала за пикапом Уэйна по гравийной дорожке с сорняками по краям, затем выключила мотор и остановилась. Узкая, вытоптанная грунтовая дорожка вела от дощатой открытой веранды к тому месту, где у ворот поперек канавы лежала панельная дверь. Кармен велела себе сохранять спокойствие.

Уэйн подошел к ней в тот момент, когда она заставила себя выйти из машины.

– Зачем мы сюда приехали, а? Двадцать лет назад у нас хотя бы была кирпичная дорожка перед домом и кусты.

Кармен ничего не сказала.

– Может, лучше остановиться в мотеле?

– Мы уже здесь, – ответила Кармен и направилась к веранде через заброшенный двор.

Уэйн, озираясь, последовал за ней. А где лес? Это не лес, а какие-то заросли.

Кармен обернулась к нему, когда они дошли до крыльца:

– Тут записка.

Небольшой листок бумаги торчал из щели ящика для писем. Она развернула написанную от руки записку, прочитала вслух:

– «Добро пожаловать! Я ушел ужинать. Вернусь к шести сорока пяти. Боковая дверь открыта, чувствуйте себя как дома. Ф. Р. Бриттон». Что ж, буквы у него крупные, сильный наклон вправо, очертания букв угловатые, строка смещается вниз, сила нажима на ручку сильная, слова легко читаются. Можно сказать, что автор этой записки – человек властный, требующий подчинения собственным желаниям и капризам. А то, что у него почти в каждом слове между буквами есть разрывы, говорит о том, что у Ф. Р. Бриттона хорошо развита интуиция.

– Тогда почему его интуиция не подсказала ему, что мы уже здесь? – усмехнулся Уэйн.

– Но он же сообщает нам, что боковая дверь открыта!

– Остается проверить, будем ли мы чувствовать себя здесь как дома, – задумчиво произнес Уэйн.

Он зашагал к подъездной дорожке и, обойдя место для машины, подошел к дому сбоку.

Через минуту он вернулся с кривой улыбкой на губах.

– Что-нибудь не так?

– В доме, кажется, нет электричества.

– Только не это, пожалуйста! – воскликнула Кармен.

– Это, может, даже и хорошо, – хмыкнул Уэйн. – Без электрического освещения ты не увидишь самого худшего. Этот дом – настоящий свинарник.


Молодой человек в спортивном пиджаке и галстуке вылез из кремового «плимута», держа в руке упаковку свечей. Перепрыгнув через канаву, он направился к ним через двор, говоря на ходу:

– Извините за недосмотр. Завтра электрики все починят, или я вас заберу, если вам не нужно быть в суде. Я помощник маршала. Называйте меня просто Феррис. Мне бы не хотелось, чтобы вы считали меня своим надзирателем или кем-то в этом роде.

Кармен окинула его взглядом с головы до ног. Она почему-то решила, что помощник маршала Бриттон – мужчина средних лет, и никак не ожидала увидеть кудрявого молодого шатена спортивной внешности, широкоплечего, с толстой шеей.

– Просто Феррис? Вы считаете это приемлемым? – спросила она.

– Да, мэм, вполне, а это, полагаю, мистер Колсон, – сказал он, протягивая Уэйну руку. – Как вы, в порядке? – И, пожимая руку Кармен, добавил: – Мне пришлось конвоировать заключенного в Марион, штат Иллинойс, поэтому я только что вернулся… Вы прочли мою записку?

– Да, только что.

– Хорошо. – Он задержал ее руку в своей и улыбнулся глазами. – Мне бы не хотелось, чтобы вы думали, будто я о вас забыл. Видите ли, меня не было утром в офисе, потому что я был в Марионе. А когда вернулся, мне нужно было купить свечи…

– И поужинать, – добавила Кармен.

– Да, мне нужно было поужинать. Надеюсь, вы где-нибудь перекусили по дороге.

– Довольно давно.

– Тогда рекомендую ресторан «У Шони». Это на кольцевой дороге в сторону торгового центра, совсем недалеко.

– Мы еще не решили, оставаться ли нам здесь или лучше остановиться в мотеле, – сказала Кармен.

– Или развернуться и ехать домой, – добавил Уэйн. – Вы давно заходили в этот дом?

На какое-то мгновение Бриттон смешался, кинув хмурый взгляд в сторону дома.

– Я знаю, что электричество вырубилось, потому и привез свечи, – сказал он погодя. – Но это лишь временно, только на одну ночь. Нет, это вполне симпатичный домик, я живу почти в таком же неподалеку отсюда.

– Наш первый дом был похож на этот – длинный одноэтажный дом с двумя спальнями, – улыбнулся Уэйн.

– В Детройте?

– Да, Феррис, неподалеку от Детройта. Лишь с той разницей, Феррис, что мы не держали в доме ни коз, ни свиней, я это к тому, что дом, который вы нам предоставили, и внутри и снаружи напоминает свинарник.

– Вот те раз! Я и не знал, что он в таком состоянии. Я думал, тут нужно всего-то немного прибрать. Давайте войдем внутрь и посмотрим.

На дворе уже смеркалось, поэтому в доме было темно. Следуя за помощником маршала, Кармен и Уэйн вошли в дом через боковую дверь, каждый держа в руке по зажженной свече. В кухне Феррис обернулся и сказал:

– Можно взять чашки вместо подсвечников, чтобы не закапать все воском.

– Какая разница? – хмыкнул Уэйн. – По-моему, у нас под ногами сплошной навоз.

Кармен открыла кухонный шкаф. На полках стояли тарелки, правда, всего штуки три-четыре. Остальные – грязные, с остатками жирной еды – заполняли раковину. Она распахнула холодильник и, поморщившись от тухлого запаха, ударившего в нос, тут же захлопнула его. На газовой плите стояли грязные сковородки.

– Кажется, та пара, что жила здесь до вас, не слишком утруждала себя хозяйством, – заметил Феррис. – Жена только и умела что ныть. Пару месяцев назад она от него сбежала. Потом уехал и он, всего лишь на прошлой неделе, как раз перед тем, как мы узнали, что вас поместят сюда, и Мэйер велел мне о вас позаботиться.

– Идите сюда, Феррис, я хочу вам кое-что показать, – позвал Уэйн. – Я хочу, чтобы вы посмотрели на ковровое покрытие в гостиной. Даже затрудняюсь сказать, какого оно цвета.

– Кажется, зеленое, – высказал предположение помощник маршала, следуя за Уэйном.

Кармен вышла в коридор, чтобы взглянуть на спальни. Обе оказались крошечными. В одну из них были впихнуты сдвоенные кровати, ящики от шкафа стояли прислоненными к стене. Во второй спальне вообще не было мебели. Кармен покачала головой. Уэйн непременно найдет что сказать по поводу сдвоенных кроватей. Она слышала, как он выговаривал помощнику маршала за пятна на ковре и возмущался, что шторы выглядят так, как если бы их жевала корова.

Ванная выглядела не так уж и плохо. Сойдет, если ванну и плитку оттереть дезинфицирующим средством и избавиться от покрытой грязными пятнами душевой шторки. Придется окна мыть. А как иначе? Выскоблить, выскрести грязь, раз уж им придется остаться здесь. Сейчас это, конечно, чужой дом. Кармен пошла в гостиную. Обивка довольно современной мебели вроде как белая, ковер скорее серый, чем зеленый. Стены, похоже, белые или что-то в этом роде…

Феррис поведал Уэйну, что у пары, что жила здесь до них, была собачка, видимо не приученная к порядку и устраивавшая беспорядок повсюду. Такой маленький, черно-белый песик…

– Он сжевал бы мои шнурки от ботинок, не носи я сапоги, – сказал он, глядя на Кармен. – Однажды я завелся и пнул псину. Совсем легонько, ему не было больно, понимаете, но дамочка подняла визг. Когда она сбежала, то прихватила с собой и собачонку. Ее звали Розиэнн… Я имею в виду дамочку, а как звали собачку, забыл. – Феррис помолчал. – Мне вдруг пришло в голову… Розиэнн натуральная блондинка, но старше вас. Я хочу сказать, оба старше, она и ее муж.

– Эти люди находились под программой защиты свидетелей? – спросил Уэйн.

– Они уже жили здесь, когда я получил назначение сюда прошлой зимой после того, как закончил годовой курс в академии. Видите ли, я служил полицейским в Уэст-Мемфисе, в штате Арканзас, откуда я родом, прежде чем поступил на маршальскую службу и был направлен в этот район.

– Вам тут нравится? – спросила Кармен.

– Да, нравится. Понимаете, я обеспечиваю безопасность в федеральном суде во время судебных заседаний или получаю вызов из местного бюро, где работают двое постоянных агентов, помогаю им, когда они кого-либо арестовывают, потом присматриваю за заключенным или изымаю у него имущество, если таковое имеется. Например, машину… Оформляю право распоряжаться ею, понимаете, продаю на аукционе, или мы пользуемся ею для установления наблюдения. Как тем домом, к примеру, что был изъят у парня, который переправлял наркотики из Сент-Луиса, в штате Миссури, в Уэст-Мемфис, в штате Арканзас, и приспособил свой дом под перевалочный пункт. Вы слышали про университетский городок, что неподалеку отсюда? Я подумываю о том, чтобы пройти курс в университете, может быть, по программированию или что-то в этом роде. Я могу вернуться домой, когда захочу, до Уэст-Мемфиса не так уж и далеко, а там в округе Боллингер можно поохотиться на оленей.

Кармен взглянула на мужа.

– Я не ослышался? – Уэйн старался говорить как можно равнодушнее. – На белохвостого или на помесь?

– На белохвостого, их там полным-полно. Но давайте вернемся к вашему вопросу. Того парня, что жил здесь до вас, звали Эрни Молина. Коротышка с маленькими усиками, ростовщик из штата Нью-Джерси.

Кармен хотела что-то сказать, но Уэйн ее опередил:

– Эрни Молина – это его настоящие имя и фамилия? Или измененные?

– Настоящие. Измененные – какие-то чудные. Эдвард Маллон… Он использовал свои инициалы, чтобы не менять их на рубашках и всем остальном. У этого парня было столько рубашек, сколько я сроду не видел, я серьезно. Когда я сюда приехал, Эрни не работал и жил на пособие. Я пристроил его в компанию «Проктер энд Гэмбл», но он быстренько уволился и целыми днями торчал в баре. Эрни очень нервный, думаю, потому, что слишком много пьет.

– Нам сказали, – вмешалась Кармен, бросая взгляд в сторону Уэйна, – что нельзя давать информацию о тех, кто находится под защитой программы, тем более сообщать их настоящие имя и фамилию. Это так?

– Но вы же никому не расскажете, о чем мы с вами говорим? – усмехнулся Феррис. – Эрни уехал, так что он больше не под защитой. Теперь в мою обязанность входит ваша защита, обеспечение вашей безопасности. Мне известно лишь то, что вас разыскивают двое парней, и у полиции имеется предписание об их аресте, а вы должны будете давать на них показания в суде, но это все. Видите ли, маршал Мэйер предоставил мне некоторую информацию о вас, сообщил о вашем приезде и о том, что вы попадаете под мою опеку. Он уехал из-за недомогания, сердце пошаливает, и я сомневаюсь, что он вернется. Я попытался задать ему пару вопросов, но он меня отшил, сказав, что сообщил мне то, что нужно знать, а то, чего не нужно, меня не касается. Так что я получил лишь тощую папку с вашим делом. Я даже не знаю, на самом ли деле вы женаты и настоящие ли у вас имена.

– Вы серьезно? – удивилась Кармен.

– Вполне.

– Мы на самом деле женаты и венчаны в церкви. Я – миссис Колсон, мой муж – мистер Колсон.

– В объективке сказано, что вас зовут Кармен. Это так?

– Да, Кармен.

– Красивое имя, мне нравится. – Феррис взглянул на Уэйна. – А вы – Уэйн Моррис Колсон. Так записано в вашем свидетельстве о рождении.

– В чем проблема? – спросил Уэйн.

– Я решил, что, находясь под программой защиты свидетелей, вы взяли себе другие имена. Все, кого я знал, так и поступали. Я проштудирую объективку на вас еще раз, дабы удовлетворить свое любопытство. Может быть, я что-то пропустил.

– Вы что, нам не верите? – вскинула брови Кармен.

– Я вам верю. Вы сказали, что ваше настоящее имя Кармен, и я удовлетворен. Я просто хочу сам понять, какие у вас права и обязанности. Как я уже говорил, мне предоставили не больно-то много информации.

– И вы не больно-то давно служите маршалом, – добавил Уэйн.

– В январе будет год. Возможно, я не слишком силен в тонкостях юриспруденции, но позвольте сказать вам вот что: я хорошо знаю, что я должен делать. Круглые сутки при мне «смит-и-вессон», и я дал клятву защищать вашу жизнь любой ценой.

– Стало быть, вы иногда охотитесь на оленей, не так ли? – сменил тему Уэйн.

– Да, охочусь в округе Боллингер. Это всего миль пятьдесят, там полно белохвостых.

Кармен вышла во двор. Достала из машины свитер и натянула его на себя. Было тихо и прохладно. Она обняла себя руками, согреваясь.

Деревья на фоне ночного неба выглядели точно такими же, как и везде, но она ощущала все по-иному, осознавая, что находится в незнакомом месте. Кое-где в окнах домов горели огни. Везде можно жить, но каким ветром их сюда занесло? И как быстро все это случилось…

Уэйн и Феррис вышли из дома и зашагали через двор, продолжая разговор.

– Если вы его не видели, то тогда не поверите, что это болотный кролик. Я имею в виду его размер. Он не похож на обыкновенного и раза в три больше. Я поймал одного на острове Ракун в округе Батлер. Фунтов восемнадцати весом…

Уэйн спросил, вкусные ли они.

– Очень даже вкусные, – ответил Феррис. – Настолько вкусные, что их почти не осталось.

Он пожал им руки, собираясь уехать, потом еще пару минут они говорили про мотели и где можно поужинать, не опасаясь, что их оставят без штанов. Потом он проинформировал Кармен насчет торгового центра «Вест-Парк-Молл». Сказал, что женщины любят транжирить деньги. Пообещав приехать завтра, сел в машину, просигналил пару раз и укатил.

Уэйн повернулся к Кармен:

– Парень туп как пробка.

– Однако он охотится на оленей. Разве это не меняет дело?

– Феррис – качок, спорим, он еще и армрестлинг обожает.

– Почему он сказал, что не хочет, чтобы мы считали его своим надзирателем? Ты слышал? Почему?

– Не знаю. Возможно, он имел в виду, что мы не обязаны обо всем ему докладывать.

– Мне кажется, он имел в виду что-то другое, – заметила Кармен после непродолжительной паузы.

– Охота на белохвоста в этих краях начинается через семь дней, за неделю до Дня благодарения, – вздохнул Уэйн.


предыдущая глава | Киллер | cледующая глава