home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Беда


Холодное дыхание лондонской ночи окутывало призрачными облачками газовые фонари, словно стремилось уничтожить, загасить эти и без того тусклые островки света, созданного людьми и для людей, и предоставить мраку безраздельную власть над городом. Влажные испарения Темзы ползком, крадучись проникали на улицы Уайтчепела и плавно колыхались над поверхностью тротуаров и мостовых. Погода для ноября выдалась довольно ясная, пронизывающий северный ветер пробирал до костей всех, кто в этот час рискнул выйти из дома.

«В городе воцаряется зло, — думала Элайзабел. — Ты тоже это чувствуешь, правда?»

Она мысленно обращалась к Таниэлю — охотник держал ее под руку, не слишком убедительно играя роль заботливого мужа, который отправился куда-то по своим делам с супругой в самый темный и неподходящий для прогулок час. Он заметно нервничал, и то и дело оглядывался по сторонам Ему было немного не по себе, и это не укрылось от Элайзабел. Но виной тому был не один лишь страх. Подобно ей, Таниэль чувствовал, как растет и разбухает сгусток чего-то зловещего в самом сердце Лондона, как по жилам метрополии вместе с током крови плывут раковые клетки беды.

Ощущение это было не новым, и не только для них двоих, наделенных особым чутьем и обостренным восприятием окружающего: он — в силу своей профессии охотника, она — из-за того, что в теле ее поселился враждебный дух старой ведьмы. Любой из горожан в той или иной степени это чувствовал, хотя мало кто мог объяснить причину своих тревог и той тяжести, которая все чаще сковывала душу. Слишком неуловимым, неосязаемым было это предощущение катастрофы, повисшее над городом. И тем не менее, повинуясь ему, прохожие ускоряли шаги, стараясь не встречаться взглядом с теми, кто шел навстречу и мог оказаться одним из зримых воплощений неведомой опасности. В последние дни все эти страхи и дурные предчувствия сгустились настолько, что ими, казалось, был пропитан не только воздух, но и окружающие здания с их карнизами и террасами, тротуары и мостовые, каждый камень, каждый фонарный столб.

Согласно предсказанию Дьяволенка, именно сегодня должно было свершиться последнее из серии убийств «зеленых флажков». Ощущение, что грядет что-то ужасное, стало для Элайзабел и Таниэля, как, впрочем, и для многих других, просто непереносимым. Казалось, весь город с затаенным содроганием ждет, когда свершится это злодейство. Даже воздух был пропитан мрачным ожиданием.

Встреча с Карвером вызвала у Элайзабел противоречивые чувства. Ей отчего-то было неловко в присутствии аккуратного, подтянутого детектива с его тщательно зачесанными назад волосами и короткими черными усиками. И только после, оставшись одна, она поняла причину своего смятения. На протяжении всего разговора с детективом ее не покидало ощущение, что встреча с ним была заранее предопределена для нее какими-то высшими силами. Он добавил к разрозненным частям головоломки последних событий недостающие фрагменты, и все встало на свои места. Это не могло быть случайностью.

Будучи наслышан о повадках нечисти и приемах охоты на нее, детектив предусмотрительно захватил с собой некий предмет, найденный на месте одного из убийств «зеленых флажков». Карвер мог точно указать место, где произойдет следующее убийство, но ему не было известно, когда оно случится. Джек совершил необходимый обряд и таким образом узнал, что неизвестный противник должен нанести удар нынешней ночью в Уайтчепеле.

Никто и не догадывался, какие силы были стянуты в указанном городском квартале, чтобы предотвратить преступление. Элайзабел почти утвердилась в мысли, что встреча ее с Таниэлем также не была случайной удачей, что они нашли друг друга не иначе как по велению судьбы. Таниэль Фокс, Кэтлин Беннет, король Кротт, детектив Карвер — всех их объединила одна задача, о существовании которой еще неделю назад они даже не подозревали.

— Ты не замерз, дорогой? — спросила она с игривой ноткой в голосе, только чтобы нарушить воцарившееся между ними тягостное молчание.

— Мне тепло оттого, что ты рядом, милая, — в тон ей ответил Таниэль, подмигивая и сопровождая свои слова вымученной улыбкой.

Улицы Уайтчепела в этот поздний субботний час — было около одиннадцати — лишь на первый взгляд казались пустынными. Те, кто нес на них свою вахту, были по роду профессии мастерами конспирации, они умели хорониться в темных подворотнях, нависающих арках, за колоннами и водосточными трубами, а в случае надобности передвигаться неслышно и стремительно, как тени. Подданные короля Кротта рассеялись нынче по закоулкам и тупикам, ожидая того, что неминуемо должно было свершиться. Вместе с ними вышел на ночные улицы и детектив Карвер, который прогуливался по тротуару под руку с худощавой, подтянутой мисс Беннет — совсем как Таниэль с Элайзабел. Всего в Уайтчепеле вышли в дозор около пятидесяти мужчин и женщин, чьей единственной задачей было обнаружить виновника убийств «зеленых флажков» и не дать ему совершить последнее из злодеяний. Но в Уайтчепеле было столько улиц и переулков, что и этого числа незримых стражей могло оказаться недостаточно.

Мимо Таниэля и Элайзабел прогромыхал кеб. Кебмен наверняка доставил по назначению последнего своего клиента и теперь торопился домой. Таниэль, поскольку вел преимущественно ночной образ жизни, как никто другой знал, что с наступлением темноты биение пульса в огромном Лондоне хотя и замедляется, но не стихает полностью даже глубокой ночью. Некоторым из горожан по разным причинам не сидится дома даже и в такую темную холодную субботнюю ночь, как нынешняя. Один припозднился в гостях, другой поссорился с женой и ушел из дома куда глаза глядят, у третьего какие-то неотложные дела, четвертый — врач и спешит по срочному вызову… Лондон никогда не спит, ночами он только дремлет вполглаза.

— И все же что она такое, эта нечисть? — спросила Элайзабел, которой в очередной раз наскучило бродить по улицам молча.

Таниэль пожал плечами.

— Просто нечисть, и все. Так же как кошка — это кошка, а собака — это собака.

На лице Элайзабел промелькнула легкая тень недовольства и тотчас же исчезла, уступив место улыбке.

— Но нам ведь известно, почему кошка — это кошка, а собака — именно собака, а не что-то иное. Дарвин это объяснил в своей теории эволюции. Они живут бок о бок с нами с очень давних пор. — Она вопросительно взглянула на Таниэля. — Но монстры… Почему они не подвластны законам природы? Как они могут существовать в мире, где все, кроме них, подчинено определенным правилам?

Таниэль не ответил.

Холодное дыхание бриза коснулось лица Элайзабел, и она плотнее закуталась в плащ. Они свернули на Кроули-стрит, и Таниэль прикоснулся кончиками пальцев к полям своей шляпы, приветствуя незнакомую парочку, которая брела им навстречу. Шляпа, довольно низко надвинутая на глаза, почти скрывала его молодое лицо, а юношескую худобу скрадывало широкое пальто из толстого сукна. В полумраке уайтчепелских улиц его вполне можно было принять за солидного джентльмена средних лет.

Они прохаживались без всякой видимой цели уже около двух часов, не представляя себе, как выглядит их возможный противник и доведется ли им первыми его обнаружить. Убийцу «зеленых флажков» никто никогда не видел. И он всякий раз доводил свое дело до конца. Даже Лоскутник не был застрахован от ошибок — несколько чудом спасшихся женщин составили его подробное описание.

— Сэр? — послышался вдруг робкий взволнованный голос слева и чуть позади от Таниэля. Он обернулся и очутился лицом к лицу с миниатюрной леди, одетой в черное, с очень бледным лицом. Она как раз вышла из-за каменного крыльца и попала в круг света от фонаря. — Сэр, не могли бы вы мне помочь?

Таниэль кивнул, обменявшись взглядом с Элайзабел.

— Конечно. Чем мы можем быть вам полезны?

— Меня кто-то преследует, сэр. — Он почувствовал, как Элайзабел незаметно для женщины сжала его руку. — Мне кажется, что за мной кто-то идет.

— А вы не могли бы его описать? — предложила Элайзабел. На лице ее были написаны приязнь и участие.

— Нет, не могу, — ответила незнакомка. — Я его не видела, только слышала позади себя его шаги. Но может быть, мне это просто померещилось от страха. — По-видимому, расспросы показались ей не совсем уместными и она уже начала жалеть, что побеспокоила незнакомую супружескую пару.

— Мы можем проводить вас до самого дома, — предложил Таниэль.

— О, это было бы излишне, видите ли… — Леди осеклась и отвела глаза.

Вероятно, она направлялась на какую-то тайную встречу. Трудно было представить иную причину, которая могла бы побудить приличную женщину выйти в столь поздний час на лондонскую улицу в полном одиночестве.

Поколебавшись, она сбивчиво заговорила:

— А не согласитесь ли вы постоять здесь несколько минут? Если кто-то и вправду за мной крадется, вы его увидите, когда он пройдет мимо вас, и… сэр? Что с вами?

Лицо Таниэля внезапно приняло страдальческое выражение, голова упала на грудь так резко, как будто шею согнул порыв урагана. Его интуиция охотника подсказывала, что где-то рядом объявился монстр. Чувство это было таким сильным, как никогда прежде, голову пронзила нестерпимая пульсирующая, распирающая боль.

— Таниэль, что случилось? — встревожилась Элайзабел.

— Пожалуй, я пойду… Спасибо за ваше участие ко мне, — пробормотала леди. С нее за сегодняшний вечер и так уже довольно было страхов и неприятных переживаний. — Всего хорошего.

— Нет-нет, подождите! — попыталась остановить ее Элайзабел, с тревогой покосившись на Таниэля, которому никак не удавалось нашарить что-то в кармане слишком просторного пальто с чужого плеча.

Дама и не подумала повиноваться. Жест Таниэля напугал ее до смерти — должно быть, она решила, что он полез в карман не иначе как за ножом или пистолетом. Женщина заторопилась прочь со всей стремительностью, какую только позволяли ее узкие юбки. Элайзабел готова была броситься вдогонку, но Таниэль остановил ее, властно схватив за руку. Он извлек из кармана склянку с серным раствором, который поблескивал и искрился под воздействием заклинания, которое он и Кэтлин еще прежде над ним прочитали. Опустившись на корточки, он выплеснул содержимое склянки на мостовую.

К тому времени, как жидкость растеклась по булыжникам и окружающим их бороздкам, незнакомка успела добраться до перекрестка и скрыться в боковой улице. Таниэль выпрямился. Головная боль наконец-то отступила. Но Элайзабел, словно завороженная, склонив голову, смотрела на серную смесь, которая растекалась в разные стороны, то огибая булыжники, то вползая на них и наконец разделилась на множество тонких ручейков. Со все возрастающим ужасом девушка увидела, как жидкость застыла, приняв отчетливые очертания стопы, чем-то напоминавшей человеческую, но всего с двумя толстыми бесформенными пальцами.

— Господи… — выдохнула Элайзабел.

Таниэль резко сорвался с места и бросился бежать со всех ног. Шляпа свалилась у него с головы, длинные светлые волосы разметались в стороны. Он мчался вдогонку за незнакомкой, которая только что их покинула. То, что он выяснил, не укладывалось в голове, этого просто не могло быть, никогда и никак, и однако…

Не оглядываться!

Таниэль пытался мысленно внушить это незнакомой женщине. Вот он свернул в переулок, куда направилась эта перепуганная леди несколько минут назад. Он все еще не мог поверить в то, кем на самом деле оказался их противник. Но понимал, что того уже невозможно остановить. Наконец он ее увидел — бегущую что было мочи, ожидающую нападения с его, Таниэля, стороны. Бедняжка, если бы она знала, каков из себя тот, кто в самом деле замыслил ее убить! Вот женщина оглянулась через плечо. Лицо ее было искажено ужасом.

Лишь начав поворачивать голову, чтобы оглянуться в третий раз, она услышала, что на каждые два ее шага приходится чей-то третий, едва различимый. И стоило ей только бросить третий по счету взгляд через плечо, как преследователь, который почти уже ее настиг, приобрел видимые очертания.

Существо, которое собиралось отнять у нее жизнь, появилось за ее спиной внезапно и совершенно беззвучно. Только что его и в помине не было, и вдруг он возник из ниоткуда и навис над ней всей своей огромной тушей. В свете ближайшего фонаря сверкнули его медные клыки. Он наклонил голову, чтобы растерзать свою жертву.

Грохот пистолета Таниэля эхом прокатился по сонным улицам. Выстрелом чудовище отбросило в сторону от жертвы, но его страшные клыки все же успели полоснуть женщину по голове. Испустив пронзительный крик, леди свалилась на тротуар и откатилась к мостовой. По ее лицу и полуобнаженной шее потекли струйки крови.

Монстр повернул к Таниэлю свою страшную голову и уставился на него немигающим взглядом. Таниэль не верил своим глазам. Тот, кого он видел перед собой, просто не мог существовать в реальности.

Живоглот.

Ребенком Таниэль часами простаивал у резных деревянных фигур в подвале отцовского дома, где еще в ту далекую пору было оборудовано святилище. Живоглот и его компаньон Костолом были сказочными персонажами, ими исстари пугали непослушных детишек. Они по большей части проживали за стеклянными дверцами шкафов или хоронились под кроватками. И вот теперь Таниэль очутился лицом к лицу со своими ожившими детскими страхами, с одним из существ, которых он страшился, ложась в постель или просыпаясь по ночам — вдруг они вылезут из-под кровати и съедят его. Живоглот внезапно перестал быть персонажем мифов и сделался реальным, и Таниэлю казалось, что это именно изваяние из их домашнего святилища, на которое он столько раз с ужасом взирал, вдруг ожило и предстало перед ним во плоти.

Живоглот был огромным, неуклюжим и жирным монстром, с неестественно развитой мускулатурой и приплюснутым лбом, низко нависающим над маленькими злобными глазками. Его по-жабьи широкий рот был полон острых медных зубов, на которых переливались блики света от уличных фонарей. Монстр казался нелепой и жуткой карикатурой на человека. Таниэль поймал себя на том, что с нетерпением ждет подмоги — должен же был кто-нибудь услышать его выстрел и поспешить на выручку.

Из глотки чудовища вырвалось раздраженное рычание. Живоглот готовился расправиться с обидчиком. Выстрел Таниэля его только разозлил, не причинив никакого видимого вреда, хотя охотник готов был поклясться, что пуля попала в невероятно толстую шею монстра.

Живоглот оттолкнулся от земли и бросился на него, наклонив голову, как разъяренный бык. Таниэль прицелился и выстрелил ему прямо в лицо. Чудовище резко дернулось, как если бы его ударили в переносицу тяжелым молотом, его подбросило вверх, и оно тяжело плюхнулось на холодные булыжники мостовой. Таниэль поспешил достать из кармана длинную связку амулетов: свернутая кольцом и укутанная в солому змеиная кожа, перья сокола, изображение дурного глаза на кусочке коры — всего десятка два магических оберегов. Набор этот являлся передним рубежом обороны любого истребителя нечисти и почти всегда срабатывал при столкновениях с неизвестным противником. Здесь были собраны амулеты, в прошлом принесшие существенный успех в сражениях с традиционными разновидностями чудовищ. Согласно теории, хотя бы один из множества этих предметов должен был оказать пагубное воздействие на любого прежде не встречавшегося врага.

К тому моменту, как Таниэль взял это оружие на изготовку, Живоглот успел подняться на ноги. Сердце выпрыгивало у охотника из груди, ладони стали липкими от пота. На лице чудовища не осталось никакого следа от пули. Но ярость монстра не знала границ. Как и при первой своей атаке, Живоглот наклонил голову и с ревом бросился вперед. Таниэль отступил в сторону, и враг пронесся мимо него. Но Таниэль недооценил быстроту реакции чудовища, а также и то какими скользкими стали булыжники от ночных испарений, принесенных ветром с поверхности Темзы. Нога охотника вдруг подвернулась и он со всего размаху полетел наземь, мысленно взмолившись, чтобы удача не отвернулась от него.

На сей раз она оказалась на его стороне: в падении он успел набросить на толстую шею Живоглота связку амулетов. Стоило только Таниэлю коснуться локтями твердой поверхности булыжников, как он почувствовал кожей лица и рук мощное теплое дуновение, услыхал негромкий шелест и увидел короткую вспышку яркого света. Амулеты не подвели и на сей раз. Послышался протяжный звериный вой, исполненный боли и ярости, который неожиданно и резко оборвался на самой высокой ноте. В следующую секунду Таниэль уже был на ногах.

На поблескивающих от влаги булыжниках валялась связка амулетов, некоторые из них потемнели и слегка дымились. От Живоглота не осталось и следа.

— Таниэль! — раздался из переулка крик Кэтлин, и вот она уже подбежала к нему в сопровождении Карвера. Следом за ними неслись двое подданных Кротта. Всех их привлек к месту сражения звук пистолетных выстрелов.

Охотник мотнул головой. Судя по тому, что его охотничья интуиция умолкла, поединок окончился гибелью Живоглота. И тогда наконец Таниэль бросился к женщине, о которой совсем было позабыл в пылу сражения. Он принялся проверять ей пульс, остальные обступили их.

— Ты как? — выдохнула Кэтлин. — Что это…

— Обо мне не беспокойся, — резко прервал её Таниэль. — Видишь, она пока еще жива. Значит, у нас есть надежда. Шакх-морг не может считаться завершенным, пока в ней теплится жизнь.

— Врача сюда! Быстро! — рявкнул Карвер, оборачиваясь к нищим. Тех словно ветром сдуло.

Таниэля начало трясти. Теперь, когда все было позади, он ощутил во всем теле предательскую слабость и еле держался на ногах. Кэтлин, бросив на него беглый взгляд, покачала головой и молча подставила ему плечо, на которое он тотчас же оперся.

— Это был Живоглот, — без всякого выражения произнес он.

— Живоглот?!

— Еще ребенком, когда мне случалось проснуться ночью и надо было… посетить ванную, я шел туда длинным темным коридором…

— Знаю, знаю! — перебила его Кэтлин. — Нельзя оборачиваться больше двух раз.

— Ребята распевают такую песенку-считалку, — кивнул он, — Живоглот, Живоглот за тобой идет, оглянешься в третий раз, он тебя убьет…

— …Зажмурься и замри, сочти до десяти, и ты его тогда заставишь прочь уйти, — с улыбкой Докончила Кэтлин.

Таниэль провел ладонью по лицу.

— Откуда он мог здесь взяться, Кэтлин? Он — персонаж сказок. Которые появились гораздо прежде, чем нечисть. Как он попал в реальный мир?

Прежде чем она собралась с ответом, позади него раздался звук шагов Карвера.

— Таниэль, — недоуменно произнес детектив. — Где же Элайзабел?

Охотник почувствовал, как почва уходит у него из-под ног. В пылу погони он совсем позабыл про девушку. Ему представлялось, что она последует за ним и будет держаться где-то рядом. И только теперь ему припомнилось, что он ни разу ее не видел с той самой минуты, как погнался за Живоглотом.

Элайзабел.

Она исчезла.


Леди в затруднительном положении | Элайзабел Крэй и Темное Братство | Бдение над обреченной