home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Звонок Майкрафту


Личные покои Кротта размещались в самом сердце лабиринта его владений. Путь к ним лежал сквозь полуразрушенные каменные арки, подвалы и подземные туннели, ворота, охраняемые бдительными стражами-оборванцами. Отыскать дорогу туда без провожатого было решительно невозможно. Таниэлю, Кэтлин и Элайзабел даже не стали завязывать глаз — они все равно никак не смогли бы запомнить дорогу, во всяком случае, с первого раза.

Сами покои являли собой образец пышной безвкусицы — этакая многокомнатная плюшевая пещера, до отказа набитая всякой всячиной. Кротт, по-сорочьи жадный до всего яркого, нарядного, блестящего, натаскал в свое логово немыслимое количество дешевых пестрых блюд, ваз и кубков, всевозможных статуэток, оружия, ламп, часов и помпезной мебели. Стены в анфиладе из четырех каменных залов были затянуты плюшевыми покрывалами и шкурами зверей. Отсутствие у короля нищих чувства меры привело к тому, что в его апартаментах буквально негде было повернуться. Таниэль никогда в жизни не видел ничего подобного, хотя у него и мелькнула тайная мысль, что при желании все же можно обнаружить некоторое сходство между этим варварским великолепием и чердаком Кэтлин. Разумеется, вслух он этого не высказал.

Посреди «гостиной» Кротта возвышался массивный дубовый стол в окружении нескольких громоздких кресел. Именно к нему провожатые подвели Таниэля, Элайзабел и Кэтлин. Кротт церемонно пригласил гостей садиться, а сам занял свое излюбленное место — необъятное кресло из полированного дуба с мягкими темно-зелеными подушками на сиденье и у спинки. Кэтлин и Таниэль опустились на небольшой диванчик, Элайзабел выбрала мягкий стул с зеленой обивкой, Дьяволенок Джек остался стоять. Стол был щедро уставлен бутылками с вином и крепкими напитками. Все, следуя примеру хозяина, подняли бокалы с рубиновым кьянти.

— За упокой Гриндла, — торжественно произнес Кротт. — Невосполнимая потеря.

Опорожнив бокалы, все вопросительно посмотрели на него, ожидая, что король нищих объяснит, зачем он срочно вызвал их к себе тотчас же после возвращения с охоты.

— А теперь к делу, — сказал он. — Похоже, настало время всем нам вместе кой о чем подумать, друзья. Боюсь, впереди нас ждут нелегкие деньки. Признаюсь вам, меня еще со времен Vernichtung не оставляла мысль, что испытания для Лондона не закончились. Выходит, я был прав: что-то носится в воздухе, и вот об этом я хочу держать с вами совет. Надобно поговорить, все обсудить честь по чести, составить план. — Он наполнил свой бокал, пригубил вина и заговорщицки подался вперед. — Даже для меня не секрет, что над Лондоном сгущаются тучи. За примерами не надо далеко ходить, они повсюду. А что плохо для Лондона, то плохо и для меня с моим народцем. Хочу, чтоб вы со мной поделились всем, что вам об этом ведомо, а после… Я, да будет вам известно, уговорился с одним своим приятелем, он вам расскажет все о происхождении мисс Крэй и ее родителях.

Элайзабел встревоженно вскинула голову.

— Завтра в пять он будет поджидать вас в трактире «Зеленый ангел», к югу от реки. Ты, Таниэль, можешь сопровождать туда мисс. Этот малый больно уж нервный, не любит заводить новые знакомства. Наверно, только потому он до сих пор еще жив. Вот и все. А пока — будьте как дома.


Вот так и случилось, что на следующий день Таниэль и Элайзабел шли по деревянному мосту через Темзу. Далеко внизу катила свои мутные зеленоватые воды сумрачная река. Погода выдалась ясная, солнечная, почти теплая, и матросы расхаживали по палубам своих пароходиков, тащившихся вверх по течению к докам, с закатанными по локоть рукавами. Ворота моста Баттерси стояли открытыми, как это всегда бывало в течение светлого времени суток, с обеих сторон их патрулировали пилеры в облегающих черных униформах.

Таниэль окинул критическим взглядом укрепления посередине моста — двойные решетки из прутьев с заостренными концами. Граница между северной частью Лондона и Старым Городом. Подобные ей были теперь установлены на каждом из мостов через Темзу. Пилеры, вооруженные револьверами и саблями, круглосуточно ее охраняли, но все без толку: волки избегали появляться на мостах, а монстры просачивались другими, им одним ведомыми путями. Таниэль склонялся к мысли, что они перемещались из одной части города в другую по туннелям подземки. Ну не смешно ли — когда оно только было построено, все в один голос называли метро чудом техники, шедевром градостроительства. А потом в городе завелись чудовища. И никто из здравомыслящих лондонцев больше не отваживается спускаться под землю после наступления темноты. Потому что для всякого, за исключением разве что истребителей нечисти, это равносильно самоубийству.

Миновав мост, они очутились в самом Баттерси. Таниэль не переставал удивляться тому оживлению, которое все еще царило в Старом Городе в светлые часы. Зато лишь только начинало смеркаться, район делался совершенно безлюдным. Лондонцев не так-то просто было выжить с насиженных мест, и то, что дома к югу от Темзы сдавались внаем за ничтожную плату, привлекало в эти места множество горожан с невысокими доходами. Вещи и съестные припасы стоили здесь дешевле, потому что арендная плата для торговцев также была невелика. Что до полицейских, которых теперь все звали пилерами по имени основателя городской службы правопорядка сэра Роберта Пила, то их здесь можно было встретить разве что изредка, не то что на северном берегу реки. И потому Старый Город сделался настоящим раем для тех, кто был не в ладах с законом. Что и говорить, ни респектабельным, ни безопасным для жизни этот район назвать было нельзя: в дневные часы здесь орудовали карманники, мелкие жулики и головорезы, а ночами их сменяла нечисть.

— Откуда взялись все эти чудовища? — неожиданно спросила Элайзабел, когда они с Таниэлем повернули в сторону Ламбета.

— Что вы имеете в виду? — Внимание Таниэля отвлек торговец яблоками, который весьма агрессивно пытался навязать ему свой товар, поэтому юноша не сразу нашелся с ответом.

— Они обитают здесь, сколько я себя помню. Но ведь когда-то прежде, в давние времена их не было. Я об этом где-то читала.

Они вышли на другую улицу, где было тихо и почти безлюдно. Да и крикливое, назойливое сословие уличных торговцев представлял один лишь булочник со своим лотком.

— Никто этого точно не знает, — сказал Таниэль. — Появились они не так давно. Лет двадцать тому назад.

— Всего-то?

Таниэль кивнул.

— Я сам толком не знаю, как все это началось. Был какой-то спор с Пруссией о морских границах. Со дня на день ждали начала войны. Потом…

Элайзабел хмуро кивнула.

— Vernichtung.

Слово это в Британии редко произносилось вслух, никто не хотел лишний раз вспоминать об унижении своей страны. Таниэль никогда не заговаривал о событиях той поры с малознакомыми людьми. И сейчас, когда это немецкое слово слетело с его губ, он поначалу напрягся, но Элайзабел, к счастью, это не рассердило, и он с благодарностью ей кивнул.

На языке победившего противника оно означало истребление. Ко времени этих тягостных событий Прусская империя, подмяв под себя Францию, стала чрезвычайно могущественным государством. Незначительная размолвка во взаимоотношениях с Британией, страной с куда меньшими возможностями, превратилась в неразрешимый конфликт. Историки склонны были считать, что канцлер Пруссии просто искал возможность для опробования новой разновидности вооружений, предмета гордости его многочисленной армии — воздушного флота. А точнее, дирижаблей.

Жители Британии впервые узнали об их существовании, когда однажды ночью над Лондоном появилась целая флотилия этих темных, отливающих серебром воздушных машин. Но тогда, впервые, испуганные люди не могли составить себе представления об их внешнем облике: было слишком темно. Они со страхом всматривались в черное небо, откуда раздавался оглушительный низкий гул.

А потом дирижабли стали сбрасывать на город бомбы, которые с протяжным воем неслись вниз и с грохотом разрывались, уничтожая порой целые дома и сотрясая кварталы. Уцелевшие жители в панике выбегали на улицы или забивались в самые дальние и темные углы своих жилищ. За всю историю существования Лондона горожане никогда еще не сталкивались с оружием такой разрушительной силы. Город дрогнул под натиском врага.

Двухнедельных бомбежек оказалось достаточно, чтобы вынудить парламент к капитуляции и признанию правоты Пруссии в том диспуте, с которого все началось. Британское национальное достоинство оказалось грубо попрано: страна не отважилась объявить Пруссии войну из страха быть подвергнутой дальнейшим, еще более массированным бомбардировкам. Дирижабли вернулись к местам своих стоянок, но шрамы на теле Британии так и не затянулись.

— Тогда же и появились первые чудовища?

Таниэль задумчиво потер ладонью затылок.

— Так принято считать. Существует мнение, что они прежде обитали глубоко под землей и бомбежки их высвободили. Но кое-кто полагает, что нашествие нечисти — это Божья кара за то, что город не пытался сопротивляться пруссакам и позволил им разбомбить собор Святого Павла.

— Но вы-то что об этом думаете?

— Неважно, откуда взялась нечисть, — нахмурился Таниэль. — Главное — это от нее избавиться.

— А по-моему, вы не совсем правы, — мягко возразила Элайзабел. — Чтобы успешней бороться с противником, надо знать его природу.

— Ну, как бы там ни было, все версии происхождения нечисти сходятся в одном — впервые она появилась именно тогда. Сперва в нее никто толком не верил. Врачи уверяли пациентов, что те попросту стали жертвами галлюцинаций, последние же являлись, по их мнению, естественным следствием пережитых бомбежек. Ведь подобные случаи впервые были зарегистрированы как раз в окрестностях Камберуэлла, от которого к тому времени оставались практически одни руины.

По пути к трактиру, где с ними должен был встретиться приятель Кротта, Таниэль продолжал рассказывать девушке о монстрах, о том, как невероятно быстро обжили они развалины Камберуэлла и насколько вольготно стали там себя чувствовать — тем более что парламент долгое время отказывался признать факт существования нечисти, а следовательно, для борьбы с нею ничего не предпринималось. Так было упущено время. Премьер-министр считал задачей первостепенной важности восстановление разрушенного центра города, его сердца. А южная часть, куда менее респектабельная, могла и подождать. Это была непростительная ошибка. Через год Камберуэлл в народе не называли иначе как «променадом мертвецов». Через два он полностью обезлюдел. А вслед за этим город подвергся страшному нашествию крыс, распространявших смертельную болезнь — бороздчатую лихорадку. У тех несчастных, кто ею заразился, пересохшая кожа лопалась и сквозь глубокие трещины на ней виднелась красно-розовая плоть. Эпидемия свирепствовала в Лондоне долгих полтора года, пока на редкость суровая зима не положила конец распространению болезни, прикончив крыс.

Ученые, занимающиеся изучением нечисти, до сих пор никак не могут прийти к единому мнению, были ли крысы как-то связаны с монстрами или почти одновременное появление в Лондоне тех и других следовало приписать простому совпадению. Возможно, если бы не чудовищная эпидемия, у парламента нашлись бы время и возможность организовать на должном уровне борьбу с нечистью и чудовищ удалось бы истребить. Но этого не случилось, и они плодились и множились и расселялись по югу Лондона. Ко времени прекращения эпидемии количество их стало просто ужасающим.

Но не один лишь Лондон подвергся нашествию нечисти. Он просто был первым и наиболее пострадавшим в ряду других городов. Манчестер, Ливерпуль, Ньюкасл и Глазго страдали от этой напасти, хотя и в значительно меньшей степени, чем столица. В каждом из этих городов проблема нечисти была под контролем властей. В Нью-Йорке, Филадельфии и Новом Орлеане, в свою очередь, появилось немало профессиональных охотников. У властей и населения почти каждой из мировых столиц были основания для беспокойства — монстры давали о себе знать. Vernichtung следовало признать либо причиной, либо случайно совпавшей по времени отправной точкой их появления, но с тех пор поголовье нечисти неуклонно росло, и быстрее всего — в городах, где плотность населения была высокой. Последнее остается для ученых неразрешимой загадкой. Почему чудовищ так притягивают большие города? Размножаются ли они подобно вирусам или появляются спонтанно? Никто не знает.

Названий для тварей, наводнивших Лондон, искать не пришлось. Исстари персонажей легенд, суеверных устных преданий, сказок именовали демонами, дьяволами, привидениями, злыми духами… Никто в точности не знал, какова была их подлинная природа, но все сходились в одном: эти сверхъестественные существа были воплощением нечистой силы. Кампания, развернутая против этих существ, к чести для Века Разума, ничем не напоминала средневековую «охоту на ведьм», какими в минувшие столетия баловались многие европейские страны. Хотя немало лондонцев, доведенных до отчаяния постоянным присутствием в их жизни столь грозной опасности со стороны сверхъестественных сил, в глубине души готовы были поддержать идею о том, что «охота на чудовищ должна быть чудовищной» и вестись подобающими средневековыми методами.

Нечисть. Название не хуже любого другого. Надо же было как-то называть этих тварей.

С воцарением в крупных городах этого нового ужаса возник спрос на новое ремесло. Требовались охотники за нечистью. В отличие от охотников на ведьм, живших в далеком прошлом, они не искали козлов отпущения, которых можно было бы объявить виновниками той или иной общей беды и торжественно сжечь на городской или деревенской площади. Они выслеживали и уничтожали не вымышленных, а реальных чудовищ, они были профессионалами, мастерами своего дела. Истребителями нечисти.


Трактир, куда направлялись Таниэль и Элайзабел, был приземистым деревянным строением с полинявшей вывеской у крыльца, на которой угадывалось изображение крылатой леди в светло-зеленом платье и с обнаженным мечом в руке. «Зеленый ангел» расположился на одной из узких, тесно застроенных складами и лавками улочек у северной окраины Баттерси, неподалеку от Темзы. Элайзабел с сомнением взглянула на его незашторенные окна, в которых беспрестанно мелькали темные тени посетителей, и прислушалась к шуму и гомону, которые доносились изнутри сквозь дощатые стены.

— Солнце скоро сядет, — сказал Таниэль, видя ее нерешительность. — К этому времени нам надо убраться из Старого Города. Долго мы здесь не задержимся.

Элайзабел взяла себя в руки и с напускной бодростью произнесла:

— Тогда давайте поторопимся. Я должна все о себе узнать, — ощущая при этом какую-то странную пустоту в душе. Неведение о своем прошлом ее нисколько не тяготило. Напротив, она скорее страшилась того, что должно было ей открыться.

В жарко натопленном общем зале трактира было сумрачно и душно от дыма и запаха пота. Посетители с небритыми, черными от грязи лицами поглощали неаппетитные яства и запивали их дешевым пивом. То и дело кто-нибудь из них отпускал грубую шутку, и это служило поводом к общему веселью. Хохоча во всю глотку, многие демонстрировали свои черные гнилые зубы, У других зубы и вовсе отсутствовали — полностью или частично. Недобрые, подозрительные и сальные взгляды со всех сторон устремились к Элайзабел, стоило ей только переступить порог трактира. Но она прошла по залу с гордо поднятой головой, не удостоив никого вниманием. Таниэль без колебаний подвел ее к небольшому круглому столу в самом дальнем полутемном углу зала, за которым в одиночестве восседал толстяк невысокого роста и вида почти столь же неопрятного, как большинство завсегдатаев «Зеленого ангела». Когда Таниэль и Элайзабел уселись за его стол, он и бровью не повел и продолжал с аппетитом обгладывать индюшачью ногу.

Элайзабел вопросительно взглянула на Таниэля, но тот легким кивком велел ей ждать и не произнес ни слова. Она перевела взгляд на соседа по столу. Подбородок его так и лоснился от жира, к которому прилипли крошки индюшатины, на одном из глаз виднелось бельмо Толстяк жевал и глотал, сопя от жадности, жир и мясной сок капали с его подбородка на грудь и живот. Элайзабел и раньше случалось видеть столь же отталкивающих субъектов, но никогда еще она не оказывалась на таком близком от них расстоянии.

— Что, не притащили за собой хвост? — сердито спросил мужчина, не глядя на них.

— Уверен, что нет, — невозмутимо ответил Таниэль.

Собеседник отхватил зубами изрядный кусок индюшатины и полувопросительно пробормотал с полным ртом:

— Это она самая и будет?

— Элайзабел Крэй, позвольте вам представить Перриса Борова, — сказал Таниэль. Он был понаслышке знаком с последним.

— Боров — то же, что и свинья, — прибавил толстяк.

— Это заметно, — вырвалось у Элайзабел.

— Ого, думает, она всех умней! — возмутился Перрис. — Считаете, поди, себя в полном праве нос передо мной задирать, да? — Он ткнул в ее сторону индюшачьей ногой. — А вот посмотрю я на вас, когда вы все от меня услышите до последнего словечка. По-другому запоете!

— Кротт платил вам вовсе не за намеки и угрозы в наш адрес, — осадил его Таниэль. — Вы располагаете информацией, о которой шла речь?

— А то! Только мне невдомек, почему бы этой расфуфыренной леди самой вам все не выложить?

— Не ваше дело, — отрезал Таниэль. — Говорите.

Перрис Боров швырнул кость на стол, отер нижнюю часть лица рукавом и, оглянувшись, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает, начал свой рассказ:

— Элисандра и Сэнфорт Крэй поженились совсем молодыми. Происходили они из небогатых семей, достатка особого не имели, к тому же обзавелись младенцем. Но у Элисандры был большой талант по музыкальной части, а Сэнфорт должен был со временем унаследовать судоходную компанию. В общем, оба молодые, жизнь только начиналась, но не очень-то их баловала. При всем ее таланте Элисандре никак было не пробиться куда повыше, и ей приходилось выступать за гроши с маленькими оркестриками, ни о какой славе речь не шла. А отец Сэнфорта наотрез отказался брать его в компаньоны. Тот должен был все заполучить только после смерти родителя. А покуда довольствоваться теми грошами, что отец ему выдавал на жизнь. Этого было слишком мало для такого кутилы и вертопраха, как молодой Сэнфорт. Надеюсь, вам приятно это слышать, мисс Крэй.

Элайзабел никак не отреагировала на его дерзкий тон. Она сидела неподвижно, словно фарфоровая кукла. Ей было ясно, что за отталкивающей внешностью этого человека скрывался прирожденный рассказчик, но то, о чем он с явным удовольствием говорил, будило в ее душе неприятные, тягостные воспоминания. И ей некуда было от этого деться.

Перрис с явным удовольствием продолжил:

— Но именно эти его качества пришлись по сердцу молодой Элисандре, так что супруги горячо и нежно друг друга любили. И когда наконец чахотка свела в могилу папашу Сэнфорта, они разбогатели… Так им казалось.

Таниэль испытующе взглянул на Элайзабел. Он подозревал, что в прошлом девушки есть какая-то мрачная тайна, но все же надеялся, что подозрения эти окажутся беспочвенными, что она будет счастлива узнать правду о себе. Ему больше всего на свете хотелось видеть ее счастливой.

— Какое-то время все у них шло превосходно. — Боров схватил со стола остывшую полуобглоданную индюшачью голень и впился в нее зубами. Лишь прожевав и проглотив откушенный кусок, он повел свой рассказ дальше: — Бизнес приносил хороший доход, и стоило нашему богатому судовладельцу шепнуть пару слов о своей жене кое-каким важным персонам, как талант Элисандры оценили по достоинству, и через год она уже играла на своей виолончели в Королевском оркестре. Мисс Крэй, вам тогда было лет семь или восемь.

— Я помню, — сказала она без всякого выражения.

— Но этим дело не кончилось. У Сэнфорта кишка оказалась тонка, чтоб заправлять бизнесом. Он доверил все дела помощникам, сам палец о палец не ударял. К богатству-то они оба быстро привыкли, стали играть по-крупному и всякие дорогие развлечения себе позволяли. Дочке наняли учителей и гувернанток, чтоб та получила воспитание не хуже, чем барышни из высшего света, хотя путь туда и был ей заказан.

Таниэль снова впился взглядом в лицо Элайзабел. Оно хранило бесстрастное, отстраненное выражение. Таниэлю было неловко оттого, что Перрис так свободно и развязно, словно ее здесь нет, разглагольствует о ее жизни. Как будто прилюдно ее анатомирует. Но что поделать, если больше неоткуда получить нужные им сведения? Нельзя было не отдать должное Борову — каким бы мерзким типом тот ни был, но дело свое знал.

— Это было примерно десяток лет назад, — с ухмылкой сказал Перрис. — А вскорости среди друзей и знакомых поползли об этой парочке нехорошие слухи. Темные истории, шепот и недомолвки: опиумные притоны, всяческие извращения, такое, о чем в приличном обществе и молвить совестно…

— Все, на этом закончим, — тихо и повелительно проговорил Таниэль. — Хватит вам злорадствовать, Перрис.

— Уж не хотите ли вы сказать, что вам не интересно узнать остальное? — ухмыльнулся Перрис. — Ведь дальше будет еще смешнее!

— Таниэль. — Элайзабел выдавила из себя подобие улыбки. — Я должна дослушать до конца.

Таниэль не знал, на что решиться. Он остро сожалел о том, что привел ее сюда. Получалось, что по его вине она принуждена была страдать, выслушивая все это.

— Мисс Элайзабел, я…

— Пожалуйста, дайте ему договорить. — В ее зеленых глазах читалась решимость. — Есть вещи, знать которые необходимо, как бы тягостно это ни было.

— Так мне говорить дальше? — с надеждой вопросил Боров. Было заметно, что ему не терпится продолжить свой рассказ. И потому, не дожидаясь ответа, он с ухмылкой принялся говорить дальше: — И таким-то вот манером оба они быстро потеряли все, что имели. Сэнфорт по своей лености, а Элисандра из-за испорченной, можно сказать, скандальной репутации. Сэнфорт, как я вам уже имел честь докладывать, не любил себя ничем утруждать и в дела судоходства не вдавался. Вот его управляющие и помощники и пустили все по ветру, бедняга даже оглянуться не успел. Ну а за Элисандрой слишком много водилось грешков, чтоб ее оставили в Королевском оркестре. Несмотря на талант. Ведь она и вправду была такой одаренной музыкантшей, что оркестровое начальство, надо думать, охотно закрыло бы глаза на иные из ее слабостей вроде там пристрастия к наркотикам или неразборчивости в связях с мужчинами. Да беда-то была в том что этим все не ограничилось, о нет! У этой парочки больно велика оказалась тяга к пороку, и вскорости то, что у нас принято именовать великосветским развратом, им прискучило. Их на другое потянуло. И стали поговаривать, что оба они вступили в тайную секту, где членами состояли аристократы, политиканы, законники и другие сильные мира сего.

Перрис Боров придвинулся к слушателям ближе и понизил голос:

— Это сборище называет себя Братством. Уверен, вы о нем оба слыхали.

Таниэль зажмурился, как от боли, и опустил голову. Меньше всего на свете ему хотелось верить этой информации. Но оснований сомневаться в словах Борова у него не было.

— Это правда, — неожиданно донесся до него голос Элайзабел. Он повернулся к ней, вопросительно подняв вверх брови. — Господин Перрис Боров рассказывает все как было. Я теперь вспоминаю. При мне это название не произносилось, и тем не менее… Они действительно вступили в Братство. Мне откуда-то это известно.

— Ну да, ну да, — с издевательской ухмылкой подхватил Перрис. — Простите, я ведь и позабыл про очаровательную Элайзабел. А она, пока ее родители погрязали в делишках, которых устыдилась бы самая распоследняя городская шваль, вела жизнь совсем другую. У нее с ними, можно сказать, не осталось ничего общего. А у Элисандры и Сэнфорта после вступления в Братство снова завелись деньжонки, и для девицы ничего не изменилось: нянюшки, гувернантки, Дорогие закрытые частные школы. Она была не очень-то уживчивой, у воспитателей и школьных наставниц от нее еще как головы болели, мороки с ней было будь здоров, но родители ничего этого попросту знать не желали. Вниманием, короче, они ее не баловали, как она ни старалась его к себе привлечь.

Таниэль с опаской покосился на Элайзабел: какова-то будет ее реакция на столь резкие суждения о ее характере? Но девушка снова застыла в безмолвной неподвижности, и он ничего не смог прочитать на ее отстраненно-равнодушном лице.

— Вот так у них все и шло, но неделю тому назад, — голос Перриса окреп и возвысился до мощного крещендо, — вся семейка Крэев исчезла из своего особняка в Кенте. Только их и видели. Редкий случай, когда они покинули дом все втроем, сообща, так сказать. Однажды вечером отправились на боковую, а на рассвете их уж и след простыл…

— А дальше? — спросил Таниэль. — Что же было дальше?

— Да ничего, — пожал плечами Перрис. — Ровным счетом ничего. В газетах про это не сообщалось, полиция их не искала. Довольно-таки известное в свете семейство вдруг исчезло без всякого следа, а шуму вокруг этого никто не поднял.

— Но как вы это объясните? — полюбопытствовала Элайзабел, только чтобы поддержать разговор. Ее охватило странное равнодушие, как если бы Боров вел рассказ не о ее жизни, а о ком-то постороннем.

— Так я ж ведь уже вам толковал об этом Братстве. — Перрис почесал грязными пальцами переносицу. — А в нем состоят полицейские, издатели газет, богатые бизнесмены… Поверьте мне, мисс, они-то и решают, что следует, а чего не следует знать публике… Широким, так сказать, слоям…

Элайзабел пытливо заглянула в его глаза. Тот, что был обезображен бельмом, не выражал ничего, здоровый же так и лучился хитростью и злорадством.

— Вы еще что-то хотели добавить.

— Ваша правда. — Перрис вздохнул с притворным сочувствием. — У моей маленькой истории есть еще печальное послесловие. Четыре дня назад тела Элисандры и Сэнфорта Крэев выудили из Темзы. Похоже, они прыгнули в реку с Тауэрского моста.


Инспектор Майкрафт тяжело плюхнулся в свое рабочее кресло. Его мутило, желудок так и покатывал к самому горлу, навязчивый запах свежей крови, казалось, теперь будет преследовать его неотступно. Вот ведь проклятье! Чего только он не повидал на своем веку, но это… В конце концов, ее-то он хорошо знал… Одно дело — обезображенные тела чужих, безликих людей, и совсем иное — оскверненный труп той, с кем ты говорил всего неделю тому назад, и пытался любезничать, и отпускал всякие невинные шутки по поводу своих коллег пилеров в тщетной попытке вызвать у нее улыбку…

Он зажмурился, но картина, которую он от себя гнал, еще резче выступила перед его мысленным взором. Тогда Майкрафт поспешно открыл глаза, вскочил с кресла и подошел к окну оставляя на полу влажные следы подошв, выглянул наружу, во мрак ночного Лондона и застыл в напряженной неподвижности, совсем как коллега Карвер. Вспомнив о сослуживце, он взялся за телефонную трубку. Надо позвонить Карверу и сообщить о случившемся.

Но Майкрафт тут же отбросил эту мысль, так и не успев еще снять трубку. Пусть утром обо всем узнает, успеется. Несколько часов ничего не изменят. Встречаться с Карвером — совершенно лишнее, решил инспектор. Не стоит, чтобы коллега, с его быстрым умом и восприимчивостью, видел его в таком состоянии. От Карвера вообще трудно что-либо скрыть, интуиция у него просто феноменальная.

Телефон вдруг зазвонил, и инспектор, который так и стоял с рукой на трубке, чуть не подпрыгнул от неожиданности. Он поспешно схватил трубку, чтобы прекратить пронзительный трезвон, в котором ему почему-то слышались зловещие нотки.

— Инспектор Майкрафт, — рявкнул он, отирая рукавом выступившие на лбу капли пота.

— Кто-то нас выследил, — ответили ему.

Инспектору потребовалось время, чтобы узнать голос звонившего.

— Это было предупреждение, — согласился он. — И нешуточное.

— Но кто мог осмелиться так поступить с нами?

Майкрафт после недолгой паузы уверенно произнес:

— Лоскутник.

— Лоскутник?!

— Он самый. На все сто. Кому, как не мне, знать его повадки.

— Но что ему за дело до нас?

— Понятия не имею. Теряюсь в догадках, так же как и вы.

На другом конце провода возникла пауза. Сосредоточенное молчание. Затем трубка ожила:

— Впрочем, это неважно. Даже если он о нас знает, это уже ничего не изменит. К Шабашу первая из церемоний будет завершена. А после этого девчонка нигде не сможет от нас укрыться.

— Воскресенье? Проклятье, всего два дня! Я думал, у нас целая неделя на подготовку!

— Два дня, Майкрафт. Надеюсь, вы позаботитесь о том, чтобы все ваши друзья и родственники, не входящие в наш тесный кружок, очутились к этому времени за пределами Лондона. Сами вы, разумеется, останетесь с нами и примете участие в развлечении.

Майкрафт счел за благо придержать рвущиеся с губ комментарии и вместо этого спросил:

— А что делать с Лоскутником?

— Делайте, что в ваших силах. Надеюсь, впрочем, что он останется столь же неуловимым, каким был всегда. Кстати, возможно, вам будет любопытно узнать, что я заручился дополнительной подмогой в деле обнаружения нашей леди Тэтч. Как по-вашему, кто может быть искусней в поимке монстра, чем охотник за монстрами?

— Вы обратились за помощью к нему?! — вскричал Майкрафт. — Надеюсь, ему известно, что девушка нужна нам живой?


Перрис по прозвищу Боров | Элайзабел Крэй и Темное Братство | Меры предосторожности