home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Крысиный король


Пиршественный зал короля Кротта представлял собой огромное помещение из голого камня с массивными колоннами и арочными сводами. Пол был выложен широкими плитами, входные двери отсутствовали, отчего зал казался бесконечным, дальние его углы, куда не доставал свет факелов, тонули во мраке.

Зато в центре, вблизи колонн, было светло и жарко — здесь над жаровнями, полными углей, витали сказочные ароматы жареной говядины, свинины и птицы. А рядом в бурлящих котлах — именно в котлах, у здешних обитателей они еще не вышли из употребления, — варились всевозможные овощи. У жаровен и котлов сновали повара, проверяя готовность блюд.

По всему периметру освещенного пространства стояли столы, за которыми сидели, поглощая свой ужин, мужчины, женщины и дети — профессиональные нищие Кривых Дорожек. Грязные и неухоженные, почти все они имели тот или иной выраженный физический недостаток: во многих бедных семьях родители нарочно калечили своих ребятишек, чтобы, выставив их затем на обозрение жалостливых прохожих, заработать на этом зрелище лишнюю монету. Несмотря на свои недуги, все собравшиеся были веселы, оживленно переговаривались друг с другом, уснащая свою речь грубыми шутками, обменивались дружескими тумаками и воздавали должное нехитрой пище, запивая ее вином из глиняных кружек. Огромный зал гудел от взрывов хохота, эхом отдававшихся от высоких сводов.

Мужчина, которого Гриндл представил как короля Кротта, сидел за одним из общих столов между широкоплечим великаном с туповатым выражением плоского лица и маленьким мальчиком, глаза которого были крепко зажмурены, а худенькое личико обрамляли пряди грязных и спутанных волос. Когда трое усталых путников вошли в зал, ребенок звонко рассмеялся над какой-то шуткой и шлепнул великана по спине, что побудило того также издать подобие сдавленного смешка.

Гриндл подошел вместе с ними к столу, за которым сидел Кротт, и поклонился. Король нищих, худощавый мужчина лет сорока, выглядел бы настоящим красавцем, если бы не шрам, который шел через всю его щеку и уродовал губу, придавая лицу с полуобнаженными верхними зубами презрительно-хищное выражение, и не глубокие оспины, которые отчетливо виднелись среди негустых волосков коротко подстриженной бороды. «Он мало похож на нищего, — отметил про себя Таниэль. — Его скорей можно было бы принять за благородного разбойника, этакого современного Робин Гуда». Подумав так, он тут же мысленно выбранил себя за неуместные фантазии.

Таниэль перевел взгляд на лицо мальчика и едва сдержал возглас изумления, готовый сорваться с губ: во внешности ребенка была удивительная деталь, которую невозможно было разглядеть издалека, от входа в огромный зал, и только теперь она бросилась ему в глаза. Мальчик вовсе и не думал жмуриться ради забавы: по кромке его век сверху и снизу шли ряды коричневых точек, соединенных стежками. Глаза ребенка были наглухо зашиты, причем вместо ниток для этого использовали тонкую проволоку.

— Таниэль Фокс! — с искренней радостью воскликнул Кротт. — Сколько лет, сколько зим, а? Мы в последний раз встречались, когда ты был вдвое меньше ростом, чем теперь!

— Эзекиен Кротт, — с улыбкой и вежливым поклоном отвечал ему Таниэль. Кротт поднялся и пожал охотнику руку. — Вы по-прежнему в замке король, как я погляжу.

— Еще бы, а как же ты думал! — усмехнулся Кротт и приказал Гриндлу: — Пусть принесут еды для наших гостей. — Царственным мановением руки он повелел нищим, занимавшим места напротив него, удалиться, и те беспрекословно подчинились, прихватив свои тарелки. Скамейка, на которой они сидели, опустела, и король Кротт любезно предложил Таниэлю: — Прошу садиться. А-а, очаровательная мисс Беннет. — Он с улыбкой поклонился Кэтлин. — Для меня большая честь принимать вас за моим столом.

Кэтлин наклонила голову и улыбнулась ему в ответ.

Гриндл вскоре возвратился с одним из подданных Кротта. Они поставили перед гостями тарелки с жареным цыпленком, картофелем и капустой. Яства эти были щедро политы ароматным коричневым соусом. Только теперь Таниэль и обе девушки поняли, насколько они голодны. Кэтлин без церемоний набросилась на еду, Таниэль и Элайзабел стали дожидаться, пока к трапезе приступит хозяин. Гриндл сел за стол справа от мальчика с зашитыми глазами.

— Имею честь представить вам моих помощников, — сказал Кротт. — Старину Гриндла вы уже знаете. По правую руку от меня Дьяволенок Джек, прошу любить и жаловать. Он мой советник в самых важных делах. А эта гора мускулов слева — Арман. Он француз, но в остальном — отличный парень.

Арман, уловив в голосе своего господина насмешливые нотки, произнес свое привычное «хур-хур-хур» и, выполнив этот долг вежливости, подхватил с тарелки цыплячью ногу и принялся ее обгладывать.

— Полагаю, у тебя, Таниэль, возникли затруднения и ты нуждаешься в моей помощи, — без обиняков заговорил Кротт, когда гости утолили первый голод. — Мы с твоим отцом были добрыми друзьями. Во имя его памяти я готов сделать для тебя все, что в моих силах.

— Я также готов оказать вам любую посильную для меня услугу, — кивнул Таниэль. Он по-прежнему не сводил глаз с Дьяволенка Джека.

— Вот и расскажи мне, что у тебя за беда, я тоже с тобой поделюсь своими заботами, — предложил Кротт. — А там посмотрим.

Таниэль рассказал ему все, опуская лишь самые мелкие и несущественные детали.

Когда он умолк, Кротт перегнулся к нему через стол. Шум и веселье в зале не смолкали ни на минуту, но король нищих, казалось, даже не замечал этого, хотя порой взрывы хохота заглушали его собственные слова и мешали ему расслышать голос Таниэля.

— В хорошенький же переплет вы попали, друзья мои.

— Мне представляется, — возразил Таниэль, — что эта история чревата куда более серьезными последствиями не только для нас, но для многих и многих. Братство стремится во что бы то ни стало завладеть девушкой. Но все происходящее касается не только ее.

— Таниэль Фокс прав, — произнес вдруг Дьяволенок хриплым, свистящим шепотом.

Все, кто сидел за столом, повернули головы в его сторону, ожидая продолжения, но мальчик не прибавил ни слова. Только Кротт, даже не взглянув на своего юного помощника, задумчиво свел вместе кончики указательных пальцев и прикоснулся ими к носу.

— Ты хочешь, чтоб я предоставил вам убежище, — медленно подытожил он. — Вам надо, чтоб я укрыл девушку, когда эти явятся за ней. И еще чтоб я разузнал об ее прошлом и о том, во что она нынче оказалась втянута. Верно?

— Да, — подтвердил Таниэль.

— Ты хочешь многого.

— Знаю, — последовал бесстрастный ответ.

Над столом повисла напряженная тишина. Кротт положил ей конец, хлопнув в ладоши. Арман, подражая ему, проделал то же самое и рассмеялся счастливым смехом идиота.

— Ладно, довольно об этом, — буркнул Кротт. — Поговорим теперь о том, что вы можете сделать для меня.

— Тени сгустились над Кривыми Дорожками, — неожиданно произнес Джек. Кротт мгновенно смолк, жадно ловя слова слепого ребенка. — Я вижу, как под каменными сводами наших жилищ клубится губительный туман, как в сточных канавах водворяются темные сущности, порожденные гением зла, как зло пронизывает жизнь каждого из нас и отнимает ее. — Он обратил свои незрячие глаза к Элайзабел. — Вы разве не чувствуете предсмертных судорог города? Грядут страшные, зловещие дни. А ключ ко всему — древний дух внутри тебя, Элайзабел Крэй. Это та, что в тебе, должна призвать тьму, которая все поглотит.

— Но кто она такая? — спросила Элайзабел.

— Имя ее тебе известно, а что касается ее цели…

— То она будет тебе открыта со временем, — перебил его Кротт. — После того, как вы окажете мне небольшую услугу.

Таниэль, на которого слова ребенка произвели гнетущее впечатление, без всякого энтузиазма спросил:

— Что мы должны будем сделать?

Кротт взял остывшее, покрытое слоем жира куриное крыло и оторвал от него зубами кусок мяса.

— В наших сточных канавах объявился незваный гость, — ответил он, жуя. — Так вот, избавьте нас от него.

Таниэль кивнул.

— Конечно.

Он хотел еще что-то прибавить, но этому помешал пронзительный вопль, долетевший до них из дальнего конца зала. Нищие тотчас же повскакали на ноги, но проворнее всех оказался сам Кротт. Арман лишь немного отстал от своего господина. Откуда-то принесли факелы, и когда Кротт, взяв один из них, приблизился к тому месту, откуда раздался крик, там уже собралось немало его подданных. Они расступились, давая дорогу королю и его гостям.

На щедро залитом светом участке каменного пола у самой стены лежали пять мертвых крыс, каждая размером с небольшую собаку. Рты у них были полуоткрыты, обнажая мерзкие желтые резцы, а хвосты всех пятерых оказались сплетены в сложный причудливый узор наподобие кружевной салфетки, по краю окружности которой, словно украшения, на равном расстоянии один от другого располагались трупы.

— Господи, что это? — испуганно выдохнула Элайзабел.

Все нищие до единого таращились на мертвых грызунов с суеверным ужасом.

— Крысиный король, — ответила Кэтлин.

— Предвестник несчастий, — произнес Дьяволенок Джек своим свистящим шепотом. — Знак беды. Катастрофа приближается. Тьма вступает в свои права.


Аудиенция у Кротта | Элайзабел Крэй и Темное Братство | Загадочная смерть Алисты Уайт