home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Как принято в Америке


Многоголосый свирепый лай донесся до них издалека, и все члены маленького отряда сразу поняли, что это не просто сторожевые псы, а нечто гораздо более страшное.

— Их не меньше нескольких дюжин, — уверенно произнесла Кэтлин.

Карвер молча проверял, полностью ли заряжен его пистолет. У Таниэля начало ломить в висках. Его природное чутье на нечисть безошибочно подсказывало, что им придется иметь дело с чудовищами.

Они остановились в прямоугольном зале, стены которого были украшены тонкими и острыми, словно лезвия ножей, деревянными рейками, покрытыми красным лаком и тянувшимися к высокому сводчатому потолку. Поперек зала рядами стояли длинные деревянные скамьи и массивные столы. Судя по всему, помещение это служило сектантам столовой. В него вели две полукруглые арки — сквозь одну из них только что вошли охотники и их спутники, другая располагалась напротив нее, в каждой из стен справа и слева имелось по небольшой затворенной двери.

Жуткий, леденящий кровь лай слышался со стороны дальней арки, с каждой секундой все громче и отчетливей.

— Опрокидывайте столы! — скомандовал Карвер. — Будем строить баррикады.

Два массивных стола подтащили к арочному проходу и загородили его почти полностью, лишь вверху остался узкий полукруглый просвет. Затем все оставшиеся столы и скамьи опрокинули набок или поставили на попа, превратив зал в сплошную череду препятствий. На все это маленькому отряду понадобилось меньше минуты. Теперь им оставалось только ждать нападения. По всей длине зала они установили три высоких барьера из перевернутых столов и скамей, с тем чтобы обеспечить себе несколько рубежей обороны. Между массивными столешницами оставили узкие проходы, которые при отходе всего отряда за очередной рубеж можно было быстро задвинуть. В ожидании нападения все укрылись за первым рядом перевернутых столов, устремив взгляды на отверстие в арке, зиявшее над их самодельной баррикадой.

Таниэль снял со своего пояса и протянул Элайзабел короткий меч с узким лезвием.

— На случай, если они подберутся к нам совсем близко, — сказал он ей. Элайзабел молча взяла оружие. Ее тонкие пальцы сомкнулись на металлическом эфесе.

А в следующий миг зал атаковали. Двое псов вспрыгнули на опрокинутые столы, загораживавшие арку, один за другим втиснулись внутрь сквозь узкий проем и плюхнулись на каменный пол. Кэтлин при виде них смачно выругалась. Монстры, которые ворвались в зал, имели лишь поверхностное сходство с собаками: бочкообразная грудная клетка, неестественно изогнутая спина, уродливо выпирающие из-под шерсти тугие узлы мускулов на передних и задних лапах, кривые когти. Чудовищные зубы их были настолько огромны, что челюсти и десны оказались неспособны их вместить, отчего с языков монстров капала кровавая пена. Все это безошибочно указывало на принадлежность обеих тварей к числу тех чудовищ, которыми в последние два десятка лет был наводнен Лондон. Черные как угли, лишенные зрачков глаза прятались под тяжелыми надбровными дугами. Иссиня-черная шерсть сверкала и лоснилась в красноватом свете свечей, и казалось, что псы-монстры явились прямо из ада.

Таниэль выстрелил первым. Остальные, словно очнувшись, также пустили в ход свое оружие. Два самых торопливых пса были убиты наповал, но остальные уже карабкались на баррикаду из перевернутых столов, истекая кровавой слюной и оглашая зал истошным воем. Таниэль прицелился и метким выстрелом разнес голову еще одному из монстров, который уже поставил передние лапы на их баррикаду. Карвер и Кэтлин уложили еще двух чудовищ, и еще двух, что спешили следом. Но на смену погибшим уже спешили другие монстры. Четверо псов разом бросились на первую из баррикад, и та рухнула под их огромным весом. Снова раздались выстрелы, и две твари свалились замертво, но следом спешили все новые и новые чудовища. Они наступали со всех сторон, бросаясь на барьеры из столов, за которыми укрывались оборонявшиеся. Один из псов вспрыгнул на ребро столешницы и был тотчас же отброшен назад пистолетным выстрелом в упор, снесшим ему половину черепа.

Но гибель предшественников не останавливала псов-монстров. Еще одно чудовище появилось словно из-под земли, протиснулось сквозь узкую щель в барьере и рванулось к Элайзабел, но девушка вонзила ему в бок свой меч, держа оружие двумя руками, как кинжал. Раненый монстр оскалил зубы и нацелился вцепиться ей в ногу, но Карвер мгновенно усмирил его метким выстрелом. Детектив вытащил меч из тела поверженного врага и молча бросил клинок Элайзабел. В следующее мгновение Карвер уже снова нажимал на курок своего пистолета, целясь в очередного монстра, который сумел прорваться через баррикаду. На этот раз детектив промахнулся, и пуля попала в столешницу. Кэтлин громко вскрикнула: отколовшаяся щепка вонзилась ей в верхнее веко. Таниэль прикончил пса своей саблей.

— Отступаем! — крикнула Кэтлин.

Все бросились в оставленные между столами проходы и, очутившись за вторым по счету барьером, тесно сдвинули столешницы.

Таниэль стал поспешно перезаряжать свой пистолет. Кэтлин тем временем, отерев кровь, сочившуюся из века, хладнокровно вела огонь по монстрам, которые все прибывали и наступали теперь со всех сторон.

Самые сообразительные из них не пытались вскарабкаться на баррикады или проскользнуть в проходы между столешницами, а забегали с флангов. Таниэль боковым зрением заметил, как Дьяволенок воткнул короткую стрелку-дротик с ярким оперением в загривок одного из таких смышленых монстров, который широко разинул клыкастую пасть и наверняка рассчитывал, что мальчик окажется для него весьма легкой добычей. Едва острие стрелы соприкоснулось с кожей пса, как тот с диким предсмертным воем свалился на пол. Все его уродливое тело охватило желто-лиловое пламя. Остальные чудовища на миг оцепенели, с ужасом и изумлением глядя на своего собрата, который на глазах превращался в пепел. По залу поплыл удушливый запах паленого мяса. И тут Кэтлин метнула в псов какой-то предмет. Он описал в воздухе дугу и вдруг взорвался, оглушив и ослепив всех, кто находился в зале. Не иначе как одна из оставшихся петард, подумал Таниэль.

Выстрелы раздались снова, но на этот раз — в тылу оборонявшихся. Таниэлю понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что стреляли не Кэтлин и Карвер, а кто-то чужой, кто действовал заодно с псами-монстрами. Он повернулся к арке у себя за спиной и увидел четверых мужчин, из которых двое были одеты в строгие темные костюмы, третий — в малиновую рясу до пят с опущенным на плечи капюшоном, а четвертый щеголял в кожаном наряде для верховой езды и широкополой шляпе. Самая дальняя из баррикад служила этой четверке укрытием от выстрелов. Таниэль и остальные оказались в ловушке: с одной стороны наступали псы, с другой — четверо сектантов.

— Сомкнитесь тесней! — крикнула Кэтлин и метнула очередную петарду, на сей раз — в представителей Братства.

— Вам надлежит биться до самого конца, тебе и Таниэлю, — просипел вдруг Дьяволенок, который, как всегда неожиданно, очутился вплотную к Элайзабел.

— Что? А ты куда собрался?!

— Мое время кончилось. Я не смогу…

Он не успел договорить: пуля, выпущенная Блейком, попала точно в цель. Дьяволенок повалился на Элайзабел, залив кровью ее лицо и волосы, столешницу, за которой они укрывались, и каменный пол у их ног. Элайзабел вскрикнула и отшатнулась. Таниэль, поддержав ее свободной рукой, выстрелил в пса, который прорвался к ним с фланга.

— Вперед! — скомандовал Блейк.

Вместе с двумя оставшимися спутниками он обогнул барьер из столешниц и бросился на оборонявшихся.

Эгмонт, человек в малиновой рясе, стал к этому моменту жертвой очередного меткого выстрела Кэтлин и лежал возле арки с пулей в сердце. Дарстона, одного из двоих соратников Блейка, которые еще не принимали участия в церемонии птау-эс-майк и потому не сменили вечерние костюмы на ритуальное облачение, Таниэль уложил одним выстрелом, едва тот высунулся из укрытия. Но Блейк точно рассчитал время для своего броска: он ринулся вперед как раз в тот миг, когда с противоположной стороны баррикаду атаковали последние уцелевшие псы-монстры. Таниэль и Карвер были вынуждены стрелять по чудовищам, против Блейка и его собрата было теперь обращено лишь оружие Кэтлин, но спустить курок она не успела — американец выстрелил навскидку, и пуля пробила охотнице кисть.

Кэтлин вскрикнула от боли и выронила пистолет. Блейк и его уцелевший соратник, Ходж, тем временем успели обогнуть столы и приблизиться к оборонявшимся. Карвер стремительно обернулся к ним, но Блейк был начеку: прогремел выстрел, и детектив пошатнулся, перевалился через столешницу-баррикаду и с грохотом рухнул на пол, где и затих. На этом перестрелка закончилась: Ходж уткнул дуло своего пистолета в висок Таниэля, а Блейк взял на мушку Кэтлин, которая сидела на полу, придерживая здоровой рукой свою раненую кровоточащую кисть. Элайзабел застыла на месте и смотрела на эту сцену расширившимися от ужаса глазами.

— Стрелять в леди против моих правил, мэм, — развязно и вместе с тем почтительно обратился к охотнице Кюриен Блейк. — Но вы не оставили мне выбора.

— Ублюдок, — прошипела Кэтлин, безуспешно пытаясь пошевелить пальцами раненой руки, которая была прострелена навылет, и сквозь кровь, хлеставшую из раны, виднелась обнаженная плоть. В красноватом свете, заливавшем зал, кровь казалась почти черной.

— Мерси. Вот уж не думал, что английские леди знают такие словечки, — с шутовским поклоном и издевательской усмешкой сказал Блейк.

Со стороны противоположной арки раздалось рычание, и через несколько секунд на баррикаду взобрался последний из псов-монстров. Блейк молниеносным движением выхватил из-за пояса второй пистолет и прострелил ему голову.

— Дьявольские отродья. Не слушаются никаких команд. Не могу ж я им позволить сожрать моих пленников!

— Я вас знаю, — сказал Таниэль.

Блейк стремительно повернулся к нему, сунул за пояс один из пистолетов и отсалютовал, коснувшись полей своей ковбойской шляпы.

— Кюриен Блейк, лучший истребитель нечисти во всех треклятых Штатах. Вас я тоже узнал, сэр, — вы не кто иной, как Таниэль Фокс. Сын лучшего охотника за нечистью во всей Англии. Так, во всяком случае, мне его аттестовали.

— Мистер Блейк, с ним надо кончать, да побыстрее, — поторопил его Ходж.

— Заткнись-ка подобру-поздорову, Ходж, — сказал американец. — У меня к ним есть одно дельце. Никто из них с места не сдвинется, так что ваш Пайк может больше не опасаться, что его драгоценную церемонию прервут на самом интересном месте. А я заслужил право немного позабавиться.

Ходж скорчил недовольную мину, но промолчал.

— Итак, сэр, — сказал Блейк, взглянув на Таниэля со своей обычной нагловатой ухмылкой, — я хотел просить вас оказать мне большую честь.

— Вряд ли в данном случае уместно упоминание о чести, — нахмурился Таниэль. — Вы состоите в сговоре с моими врагами.

— Ну и что ж с того, если я служу тем, кто платит больше, — осклабился Блейк. — Но не упускать же мне такую возможность, в самом деле: величайший в Штатах против величайшего в Британии. Я всегда мечтал померяться силами с вашим родителем, юноша. Но поговаривают, сынок нисколько не хуже отца и хватка у него такая же крепкая. Я и вы, Таниэль Фокс. Давайте-ка поглядим, кто из двоих выйдет отсюда живым.

— Вы предлагаете поединок?! — не веря своим ушам, воскликнула Кэтлин.

— Ну а коли не хотите, то могу вас обоих пристрелить вот из этого пистолета, — и Блейк сопроводил свои слова широчайшей ухмылкой. — А заодно и эту юную особу, — он мотнул головой в сторону Элайзабел, которую Ходж успел подвести к остальным и теперь держал за локоть. В другой руке сектанта был пистолет, дуло которого по-прежнему смотрело в голову Таниэлю.

— Я решительно против вашей безумной затеи, мистер Блейк! — вмешался Ходж.

— А я сказал, заткнись, английская крыса! — рявкнул американец. — Там, откуда я родом, мужчина выполняет то, что должен, ясно?! Закон Уильяма Кидда гласит: ты не можешь считаться лучшим, пока не победил того, кого считают лучшим все остальные. Ну так вот, лучший в нашем ремесле — это я, и доказать это я намерен сейчас! Что скажете, мистер Таниэль Фокс?

— Только не на пистолетах, — ответил Таниэль. — На клинках.

— Идет, — ухмыльнулся Блейк. — Я знал, что вы откажетесь от пистолетов. Да и кто в здравом уме стал бы состязаться в стрельбе с парнем из Кентукки? Теперь надо расчистить место.

Ходж взял на прицел Кэтлин, Блейк же тем временем обыскал Таниэля и разоружил его почти полностью, оставив ему лишь длинный кинжал с эфесом, испещренным магическими знаками и рунами. Блейк и Таниэль освободили середину зала от столов и стульев, оттащили в сторону трупы псов-монстров и тело Дьяволенка, и в результате посредине зала образовалось нечто наподобие арены, щедро политой кровью. Ходж и его пленницы — Кэтлин и Элайзабел — остановились возле одной из стен, на безопасном расстоянии от места будущей схватки. От бессильной злобы и все нараставшего страха за исход поединка Ходж обливался потом и бросал злобные взгляды в сторону сумасбродного янки.

— Надеюсь, вы простите мне мою бестактность, — с ухмылкой произнес Блейк, вытаскивая собственный кинжал. — Я всяко буду с вами биться, но прежде я хотел бы уточнить, вы в самом деле сын своего отца или?..

— Посмотрим, — ответил Таниэль.

Он обнажил свое оружие, и поединок начался. Несколько секунд противники кружили по середине зала, делая легкие финты и нащупывая слабые места в обороне друг друга. Из них двоих реакция была лучше у Блейка, но у Таниэля в запасе имелось несколько хитроумных приемов, к тому же за его внешним бесстрастием скрывались точный расчет и огромное самообладание.

— Мне любопытно, — сказал Блейк, которому, по-видимому, нравилось слышать собственный голос. — Правда ли, что ваш отец убил своего первого монстра заговоренным кинжалом и с тех пор предпочитал это оружие любому огнестрельному? Мне, во всяком случае, доводилось такое о нем слыхать.

— Он убил первого в своей жизни монстра вот этим кинжалом, — с гордостью ответил Таниэль. — И подарил его мне, когда мне было всего восемь. С тех пор этот клинок меня еще ни разу не подвел.

— Но против моего клинка ему не устоять! — с торжеством воскликнул американец, на которого слова противника явно произвели сильное впечатление, и бросился в атаку.

Он сделал выпад, метя острием своего кинжала в подбородок Таниэлю, но тот парировал удар молниеносным круговым движением. Таниэль пошел в контратаку и чуть было не полоснул Блейка по щеке, но тот увернулся, одновременно попытавшись толкнуть противника ногой в грудь. Таниэль отскочил назад, успев, однако, полоснуть Блейка по голени, и едва не потерял равновесие. Блейк подался в сторону и мельком взглянул на ногу, которую Таниэль задел клинком. Скользящий удар пришелся большей частью на ботинок, так что американец получил лишь легкую царапину. И тем не менее это была первая кровь в поединке.

— Благослови шкуру янки, добрый боженька, — с напускной серьезностью промолвил Блейк, не сводя глаз с Таниэля.

Кэтлин очень хотелось подбодрить своего бывшего ученика, поздравить его с первым успехом, но она боялась привлечь внимание Ходжа. Сектант увлеченно следил за поединком и все меньше присматривал за пленницами. Вот уже и дуло его пистолета переместилось немного в сторону от виска Кэтлин. Это давало ей надежду на спасение. Но следовало выждать еще немного, прежде чем начать действовать. Поэтому она лишь мысленно обратилась к Таниэлю, от всего сердца желая ему успеха. Элайзабел, стоявшая по другую сторону от Ходжа, была целиком поглощена поединком, на ее лице застыло выражение ужаса.

Таниэль перешел в наступление. Он попытался нанести рубящий удар в корпус, затем скользящий — по глазам. Блейк от выпада ушел и ответил комбинацией из трех быстрых ударов, которые без труда парировал Таниэль. Фехтовальщики все еще примеривались друг к другу, ища уязвимые места, ни один из них пока не бился в полную силу, и Таниэль не горел желанием переходить к серьезной драке. Он знал, что, обрати Блейк против него все свое мастерство, физическую силу и стремительность, долго ему, Таниэлю, не продержаться. Но молодой охотник уже знал, как поступит, и теперь ему лишь требовалось время. Время решало все. Потому-то он и старался всеми силами затянуть поединок.

И с этой мыслью он снова атаковал американца. Противника его стремительность и напор застали врасплох, он неточно парировал удар, и в результате кинжал Таниэля рассек тыльную сторону ладони Блейка. Американец выбранился и отпрыгнул назад, но рана оказалась не глубока, нервы не задеты, так что он по-прежнему мог держать оружие. Тем не менее Таниэль решил закрепить успех и снова пошел в наступление. Противники кружили по залу, со звоном сталкивались клинки: выпад, уход, защита, ответный выпад…

— А вы умеете драться, мистер Таниэль Фокс, — осклабившись, признал Блейк. — Надо отдать вам должное. Приятно иметь с вами дело, право слово.

— Очень любезно с вашей стороны, — угрюмо пробормотал Таниэль.

Он отбил в сторону клинок американца и ухитрился ударить его левой в переносицу. Блейк снова выбранился и отпрянул назад, схватившись за лицо.

— Нос мне сломал, урод этакий! — взвизгнул он.

Таниэль провел несколько крайне рискованных атак, пытаясь пробить защиту американца. Поединок на кинжалах требует максимальной осторожности, наносить удары можно лишь наверняка, малейшая ошибка грозит поражением. Но Таниэль то и дело нападал, когда Блейк меньше всего ожидал этого, он словно напрашивался на ответный удар ножом в горло, но именно это безрассудство и давало ему необходимое преимущество. Он бился как человек, который нисколько не дорожит жизнью.

Однако и дальше прибегать к такому рискованному способу ведения боя было нельзя. В следующий раз застать Блейка врасплох уже не удастся. Американец достаточно хорошо изучил тактику противника. Еще одна ошибка — и все будет кончено.

Таниэль мельком взглянул на Кэтлин, и охотница поняла, что взгляд этот был неспроста, что ее бывший ученик хотел что-то сказать ей. У него наверняка был план, но какой? Дуло пистолета Ходжа уже не смотрело больше ей в висок, но все же, если она шевельнется, это будет стоить ей жизни. Кэтлин умела двигаться быстро, но не настолько…

— Парень, это было очень некрасиво с твоей стороны, — сказал Блейк.

Вся веселость американца улетучилась. Нос его распух и стал похож на перезрелый помидор, под глазами образовались синие полукружья. Блейк поднял свое оружие. Глаза его горели злобой, плясавшие в зрачках блики красного света, который затоплял зал, придавали его лицу какое-то чудовищно кровожадное выражение. Он наклонил голову и бросился на Таниэля, прорычав:

— Довольно! Я сыт по горло этими финтами!

— Я тоже.

И с этими словами Таниэль, подавшись в сторону, пропустил противника мимо себя, как тореадор разъяренного быка, повернулся к Ходжу и воткнул свой клинок ему в лоб почти по самую рукоятку. Кинжал Блейка вскользь задел бок Таниэля, но американец вложил в удар слишком много силы, не успел среагировать, по инерции пронесся мимо, и рукоять клинка вывернулась из его руки. Кэтлин, изогнувшись, выхватила пистолет из рук Ходжа, который так и стоял столбом, между глаз его торчала рукоять кинжала, а на лице навек застыло тупое изумление.

Блейк в считанные мгновения выпрямился и выхватил из поясной кобуры пистолет.

Но как ни была стремительна его реакция, он опоздал: Кэтлин прицелилась и выстрелила с левой руки. Блейк тоже успел нажать на курок, но уже в падении. Пуля ушла куда-то в сводчатый потолок, и американец рухнул, убитый наповал.

Кэтлин удовлетворенно кивнула и оглядела поле боя. Элайзабел не вполне еще осознала происшедшее. Она стояла и с приоткрытым ртом смотрела на убитого Блейка. Таниэль зажимал ладонью рану в боку.

Лишь через несколько секунд взгляд Элайзабел остановился на нем.

— Таниэль! — Она бросилась к юноше и сжала его в объятиях.

Таниэль поморщился от боли. Элайзабел отпрянула от него и всплеснула руками.

— Ты ранен! — Она отвела в сторону полу его плаща, чтобы осмотреть рану.

— Не беспокойся, — через силу улыбнулся он. — Рана неопасная, всего лишь царапина.

Кэтлин из-за плеча Элайзабел подмигнула своему ученику и коллеге.

— Ну что ж, Таниэль Фокс, ты, похоже, и впрямь сын своего отца… — Она умолкла на середине фразы и с внезапной тревогой взглянула куда-то в сторону.

— Что такое? — забеспокоился Таниэль.

— Вон там, — сказала Кэтлин, указывая пальцем в глубину зала, — что-то шевельнулось. Только что. — Через секунду она подбежала к тому месту и склонилась в проем между рядами столов, где заметила движение.

— Ах-х, — просипел Карвер, силясь улыбнуться окровавленными губами. — Мисс Беннет! Прошу прощения, но я, кажется, подставился под пулю.


Псы-монстры | Элайзабел Крэй и Темное Братство | Галерея