home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 10

– Эй, Серый! Еда остывает! – окликнули меня.

Не отрываясь от занятия, я кивнул, показывая, что слышал. Закончил обновлять оплетку на рукояти короткого легкого меча и только после этого отправился к кухне.

Возле горячих, пышущих паром, аппетитно пахнущих котлов, толпились люди. Я встал в общую очередь. Не люблю пользоваться привилегиями командира, когда сидишь вместе со всеми в одной выгребной яме. Лезть по головам товарищей, с которыми сражаешься плечом к плечу – это свинство.

Кашевар, хмурый, как день поздней осенью, навалил мне в деревянную миску каши с кусочками бараньего мяса.

– Твой друг жрать будет?!

– Вот так, собака! – пискнул вертевшийся под ногами Юми.

Я счел это за согласие, кивнул и получил в руки вторую миску. Мы отошли подальше от толпы, пристроились на поваленном дереве, недалеко от шатров лазарета, и я отдал вейе его порцию.

– Вот так, собака! – сказал он и аккуратно принялся за трапезу.

– И тебе приятного аппетита, – усмехнулся я, берясь за ложку.

Вокруг все еще лежал снег, но было по-весеннему тепло, и ветер, дующий со стороны озер, пах свежей зеленью и капелью. Я жевал, жмурился на ярком солнце и думал, что еще недавно мне казалось, будто зима никогда не кончится.

С тех пор как мы покинули Катугские горы, прошел месяц. Но ничего не забылось. Стоило мне остаться наедине с собой, отвлечься от войны, и память вновь возвращала меня в тот черный день. Я искренне считал себя виновным в смерти Шена и Роны. Если бы тогда я был упорнее, я смог бы их удержать.

Гибель Ходящей и Целителя стала для меня почти такой же серьезной утратой, как потеря Лаэн. Я даже не ожидал, что меня настолько подкосит их смерть. На моих глазах навсегда ушли те, кого я считал своими друзьями. А последних у нас с Лаской никогда не было много.

Кроме того, с их кончиной «искра» потеряла многое, а мечты Лаэн – последнее, что у меня оставалось – оказались разбиты в прах. Я не смог уберечь даже этого.

Не знаю, как Проклятая меня тогда не убила. Кажется, в тот раз она была близка к этому как никогда. У нее были серьезные причины не видеть смысла в продолжении моей жизни – она потеряла последнюю надежду вернуть себе тело. Да и краеугольный камень новой, серой, школы, казалось бы уже заложенный в ее основание, превратился в пыль.

Но Убийца Сориты так и не швырнула плетение. Мы разошлись в разные стороны, и с тех пор я ее больше не видел.

Спустилась ночь, одна из самых долгих и мучительных в моей жизни. Было слишком холодно, чтобы останавливаться, и мы шли до перевала, а потом вслепую спускались, пока не нашли расщелину, где смогли укрыться от ветра. Мне так и не удалось заснуть – в ушах звенел крик Роны и… крик Лаэн. Я не мог избавиться от странного наваждения, пока совсем не сошел с ума.

Лаэн «пришла» под утро и провела со мной долгих три нара в бесконечных разговорах, пытаясь хоть как-то ободрить и утешить. Иногда я забывался и начинал говорить с нею вслух. Не знаю, что в те моменты обо мне думали милорд Рандо и Юми.

К утру ее голос стал тихим, начал пропадать, а затем и вовсе исчез. Я едва успел услышать «прощай», и через несколько наров уже не понимал – спал я или же бодрствовал.

К обеду, когда мы спускались по серпантину в залитую светом долину, нас нашел Йалак. Его лицо было красным, опухшим и обветренным от полета на холоде.

– Северянин нашел дорогу. Отряд продвигается на восток, – доложил он милорду Рандо.

Я знал, что хочу слишком многого, но все равно попросил его проверить пропасть. Летун не стал возражать и вернулся еще более уставший, чем прежде.

– Ничего ни видно, – сказал йе-арре. – Я не рискнул добраться до дна. Едва не ударился о стену в тумане. Извини. Когда улетал, сошла еще одна лавина. Теперь их наверняка похоронило…

Мы помолчали.

– Больше я не смогу к вам прилетать. Слишком большие расстояния и тяжелые перелеты.

– Останешься с отрядом Га-нора?

– Да. Разведчик им сейчас нужнее, чем вам.

Это было правдой. Мы практически вышли на равнины, а нашим товарищам еще предстоит плутать по ущельям в поисках другого перевала, и помощь зоркого йе-арре будет не лишней.

– Спасибо и прощай, – сказал милорд Рандо, пожимая Йалаку руку.

Я сделал то же самое, Юми пожелал «собаку».

– Берегите себя! – улыбнулся летун, ударил рыжими крыльями о воздух и, подняв ветер, исчез за горой.

Через четыре дня, спустившись ниже ледников, пережив нападение голодного снежного барса и миновав густой хвойный лес, мы вышли к предгорьям. А еще через день оказались в небольшом поселке…

– Вот так, собака!

Юми слопал свою порцию, закусил сосулькой и, довольный, убежал.

– Серый, командир зовет! – ко мне подошел Лентяй.

Высоченный, грубоватый, но неплохо разбирающийся в людях и отлично чуявший ветер, он быстро получил от меня повышение и теперь являлся моим заместителем.

– Поесть не дадут, – буркнул я. – Что стряслось?

– Бездна знает... Я без тебя не стал лезть. Ты бы это… поспешил что ли? Все сотники уже в сборе.

– Иду.

Я отставил пустую миску, взял лук и, сунув его под мышку, потопал за ним.

– Ходит слух, что нас ждет ночной переход, – сказал Лентяй, на ходу кивая кому-то из северян, собравшихся возле костра.

– Старый Хорек слишком умен, чтобы впустую драть шкуры, – отозвался я. – Ночь нас выжмет досуха. Вот увидишь – выступим утром, и к Хальварду придем поздно вечером. У нас будет время выспаться перед очередным этапом отступления.

– Если будет куда отступать, – проворчал воин. – Говорят, на юго-востоке жарко. Полки поредели вдвое и едва сдерживают Проклятых.

Говорят! Каких только слухов я не наслушался за то время, пока находился в армии. Из-за отсутствия информации солдаты порой сочиняли невероятные небылицы. Впрочем, когда в войне участвуют носители Дара, чудес, в том числе и не слишком приятных, хоть отбавляй.

Хотя если отмести всякие непроверенные байки, ситуация была примерно следующей.

Имперские войска за зиму хорошо укрепились на рубеже между Лодкой, Святым Гиршоу и Айзербергом – тремя городами, находящимися напротив выхода с Лестницы Висельника. Силы сюда стянули со всего севера, оставив на западе, вдоль границы с Морассией, всего лишь несколько полков.

Проклятые поторопились с ударом, атаковав эти позиции еще до наступления весны, надеясь на то, что наши, как всегда, все проспят.

Не проспали, слава Мелоту.

И началась настоящая мясорубка. Бои шли по всей линии фронта. Корь, Оспа и Чума, разделившись, ударили по трем разным направлениям. Каждый вел за собой целую армию.

Несмотря на сокрушительную магию отступников и некромантов, Ходящим, хотя и с трудом, удалось держать рубеж целых полторы недели. Люди костьми ложились, но враг не мог пройти. А мы, тем временем, снимали часть сил, перекидывая их на следующую линию обороны.

Наконец, Чуме удалось прорвать фронт у Святого Гиршоу, разбить наши войска на этом рубеже, а затем, спешно развернувшись, ударить в тыл тем, кто находился под Айзебергом. Но армии Империи удалось отойти, перегруппироваться и продолжить сопротивление.

Митифа с боями рвалась на запад, к Брагун-Зану, за которым открывалась прямая дорога к Клыку Грома и торговым городам на границе с Морассией, откуда в страну поступала помощь. Чума вел самую крупную часть армии Проклятых на Корунн, а Аленари маршем продвигалась на северо-запад, чтобы обогнуть Великие озера, пройти мимо лесов и болот, ударить по столице с юга и вместе с Леем взять ее в кольцо.

Вести с юга были скудны. Лишь о том, что Гаш-шаку пал, а Альсгара все еще держится.

Солдаты уже знали о смерти Проказы и Чахотки. Но, на мое счастье, никто не догадывался, кто приложил руку к гибели последнего. Людям, разумеется, нужны свои герои, но моя кандидатура явно не подходит для такой роли. Однажды, при Сандоне, я уже совершил свой подвиг и спас ребят, но в итоге угодил за это на виселицу. Теперь лишнее внимание мне точно не нужно.

Ветеран, давший зарок больше никогда не воевать, решил еще раз послужить своей стране.

Жаль, что Шена не было рядом, когда я вербовался в регулярную армию. Целитель бы наверняка ухохотался, вспоминая все наши разговоры, посвященные долгу, верности и отечеству. Да я и сам, признаться, горько смеялся, после того, как вступил в отряд. Тьма знает, зачем. Наверное, сама Бездна меня толкнула.

Впрочем, я не жалел. В сражениях я мог вымещать свою ярость. К тому же терять мне теперь, действительно, было нечего. Кроме того, здесь я был гораздо ближе к Проклятым. Я все еще горел желанием увидеться с Митифой и Аленари и выплатить им долги.

Мы с милордом Рандо оказались в одном полку. Первое боевое крещение на новом месте службы получили под Ежгом, когда наш арьергард удерживал мосты через безымянную реку, пока основные силы отходили восточнее, к плоскогорью и дремучим лесам.

Драка вышла «веселой». Моя кровь кипела. Авангард сдисцев – легкие всадники вперемешку с мортами – устроил нам несколько жарких наров, пару из которых я думал, что у нас не выйдет отбиться. Но, когда пришло время, нам все-таки удалось разрушить мосты и смыться, истратив весь запас стрел.

Моим напарником был Юми. Он все время держался рядом, визжал про «собаку», и лез под ноги противнику с таким видом, словно собирался его сожрать. Те, кто сражался рядом с нами, смотрели на странного зверька с недоумением, но когда вейя уложил отравленной иглой некроманта, «белку» приняли в ряды воинов.

После боя, на первой же остановке, едва мы дали возможность лошадям перевести дух, ко мне подошел командир арьергарда и напрямик спросил:

– Где раньше воевал?

– Сандон. «Стрелки Майбурга».

Это всегда было хорошей рекомендацией среди военных людей. «Алые стрелы» давно стали эталоном имперских лучников. На следующий день я стал десятником, хотя и не просил о таком грузе на шею.

Каждый день нам приходилось отступать, затем укрепляться, влезать в очередную безнадежную битву, терять людей, вновь ползти на северо-запад, с каждым разом все дальше и дальше удаляясь от гор. Армия Митифы шла за нами по пятам. Брамм, Хлюпик, Аускард, Эйгторп, Пряные Холмы, Двулесье, Жонг и еще десяток городов и деревень, названия которых я даже не запомнил.

Мы проходили через них, мимо них и дрались за них. За каждую победу набаторцам приходилось платить многими жизнями, но южане не ослабляли натиск и в итоге раскололи наши силы под Жонгом на две части, вбив между нами клин тяжелой кавалерии и закрепив его с помощью Сжегших душу.

Наш полк оказался среди тех, кто отступил на юго-запад, к Оставленным болотам, возле которых проходила ближайшая дорога до Ргеша – самого крупного из городов, что оставались близко к предгорьям.

Война лишила нас встречи с отрядом Га-нора. Городок, где мы должны были встретиться, теперь находился на территории, занятой набаторцами. Я волновался, так как с товарищами была Тиф. Бездна знает, что могло прийти ей в голову. Она могла и убить, и предать их. Эти люди были ей ни к чему, а я не верил в доброе сердце Убийцы Сориты.

Я просыпался, ел, спал, командовал, сражался, отражал нападение, убивал, отступал, бежал, падал с ног, дремал в седле урывками, вновь просыпался и опять пытался выжить и убить. Дни слились в бесконечный марш, в поспешное бегство, перемежающееся чередой сражений и схваток. Мне сопутствовала удача, и я выходил из горнила войны целым и невредимым, словно меня кто-то берег. Даже под Пряными Холмами, где нас раздолбали некроманты, и в живых остался лишь каждый десятый, я не получил ни царапины.

Спустя три недели после моего вступления в армию, я стал сотником. В этом не было ничего удивительного, особенно с такими потерями командного состава. После каждой сцепки с врагом кто-то уже не вставал с земли. Продвижение по службе, когда ты то и дело рубишь и колешь, защищаясь то от кавалерии, то от панцирной пехоты – дело обычное. Утром ты солдат, в полдень десятник, вечером сотник, а на следующий день уже кормишь червей, а твое место занимает кто-то другой.

Со мной произошло то же самое. Я все время был на острие атаки и делал то, что умел лучше всего, то, чему меня научили еще в Сандоне – убивал.

В Двулесье мне дали пять десятков и отправили держать дорогу возле кладбища. В итоге я стал сотником арьергарда, получив под свое начало неполную сотню разношерстной публики, в разной степени способной управляться с луками.

После Пряных Холмов под моей командой осталось всего сорок стрелков, а от бывшей армии – не больше восьми сотен душ. Капля в море, особенно, если тебе противостоит пятнадцать тысяч, пускай и разбитых на несколько отрядов.

Мы дрались и днем, и ночью. Эти бои отличались от тех, к которым я привык за годы войны с Высокородными. Никаких партизанских вылазок, никаких засад и нападений из-за кустов. В общем масштабе здесь мало что решали стрелы, и все заканчивалось либо страшной рубкой стенка на стенку, либо схваткой носителей «искры». Это была новая, необычная война. Но крови в ней лилось гораздо больше, чем в лесах остроухих.


Капитан отряда, прозванный солдатами Старым Хорьком, собрал всех командиров в доме за колодцем. Я толкнул рассохшуюся дверь плечом, придержал ее и вошел внутрь.

Обсуждение грядущего сражения под Ргешем уже началось. Я кивнул Рандо, которого не видел последние четыре дня, пожал руки двум знакомым воинам, с которыми приходилось драться плечом к плечу, и занял свободное место на лавке. Юми устроился у меня в ногах. Капитан заметил мой приход и тут же повернулся в нашу сторону:

– Серый, для твоих ребят есть дело. Бери два десятка лучших стрелков и хороший запас стрел. За деревушкой, рядом с храмом Мелота, есть тропа. Я дам тебе провожатого из местных. Как оказалось, к Ргешу ведет еще одна, лесная дорога. В обход наших позиций. Вам придется присмотреть за ней до темноты. Потом уходите. К тому времени я уже выставлю кордоны вдоль кромки леса. Поторопись. Оставшихся людей отдай Лентяю.

– Двадцати будет мало.

– Поэтому с вами отправятся еще три десятка Квелло.

Я довольно кивнул. Уже разговор. Мечники, если придется жарко, нам не помешают.

– Кто командир отряда?

– Ты. Слышал, Квелло?

– Да, милорд, – отозвался совсем еще молодой парень с сильно изуродованным лицом.

– Велик шанс, что враги не пойдут этим путем. Он отнимет у них слишком много времени. Но я не хочу сюрпризов у себя на левом фланге во время движения. Так что срочно поднимайте людей и выходите.

– Вот так, собака? – спросил Юми, когда мы оказались на улице.

– Куда же я без тебя? – усмехнулся я.


Тропа, зажатая между двумя стенами могучих дубов, лежала передо мной, как на ладони – участок ярдов в восемьдесят, появляющийся из рощи и исчезающий за ручьем, в густом кустарнике. Разведчики проверили ближайшую местность и сказали, что здесь давно никто не ходил. Они обнаружили лишь следы мелкого зверья.

Снег был старым, порядком подтаявшим, посеревшим и изъязвленным. Несколько дней назад ночью вновь похолодало, и он покрылся плотной коркой. Мы подбирались к месту засады напрямик, через лес, потратив на дорогу несколько наров. Лошадей пришлось оставить на небольшой прогалине, под присмотром двух деревенских мальчишек.

Троих лучников и четверых рубак я отправил вперед по тракту, приказав расположиться в пятидесяти ярдах от основного отряда. Если враг пробьется вперед, то будет кому его встретить. Еще тремя стрелками пришлось пожертвовать, чтобы перекрыть возможному противнику отступление. Или хотя бы задержать его до того, как подоспеет помощь.

Заканчивался первый месяц весны, почки еще не распустились – лес стоял совершенно голый. Спрятаться в нем было тяжеловато, и нам повезло, что здесь росли широченные дубы, а не какие-нибудь худосочные осины.

Мы торчали в засаде уже пятый нар, солнце медленно ползло по небосводу, пока не скрылось за корявыми толстыми ветвями. Тени тут же загустели, выползли на открытое пространство, стало сумрачно и еще более неуютно, чем прежде. Поднялся сильный ветер, и лес перестал быть безмолвным. Он шумел сердито и страшно, словно старик, которого побеспокоили забравшиеся в огород мальчишки.

– Кому нужна эта тропа? – спросил Трехглазый, крепко сбитый, уже начавший лысеть мужчина. – Армия здесь все равно не пройдет, а от мелкого отряда – толка чуть.

Я лишь пожал плечами. Старому Хорьку виднее. Его нюх не раз и не два помогал нам избежать серьезных неприятностей.

Ветер продолжал надсадно шуметь в кронах. Многие солдаты расслабились, отложили луки. Кто-то привалился к дереву, кто-то был занят негромкой беседой, один из мечников даже умудрился задремать. На ветку дерева, под которым я находился, сел рябинник, взъерошил пестрые перышки, посмотрел на меня черными бусинками глаз и, решив, что здесь слишком многолюдно, упорхнул.

– Командир, до темноты меньше нара. Не пора привести лошадей? – спросил у меня подбежавший солдат.

– Рано, – негромко ответил я ему, снимая с рук теплые перчатки. – Недолго осталось. Потерпите с ребятами.

Он кивнул и отошел на свое место.

Прошло еще несколько минок. Вернулся Юми, следивший за дорогой.

– Вот так, собака!

– Кто-то идет?

Он дал понять, что именно об этом и говорит:

– Вот так, собака!

– Трехглазый. Скажи, чтобы все были готовы.

– Проклятье, – пробормотал тот, подхватывая лук, – все-таки полезли…

Я посмотрел на бледное небо. Еще десять-пятнадцать минок, и станет настолько темно, что эффективность стрельбы снизится вчетверо. Возможно, бить придется почти вслепую. Бездна знает, прорвется ли через облака луна.

Они показались, когда сумерки стали почти непроглядными, а наши нервы натянулись до предела. Всадников оказалось больше двух десятков. Трое из них носили белое, и как только я это увидел, в животе у меня тут же заскреблась кошка. Некроманты могут причинить массу неприятностей, оказавшись в тылу нашей армии. А уж если мы сейчас допустим промашку – нас сровняют с землей вместе с этим лесом.

Белые ехали рядом, капюшоны скрывали их лица. В груди больно закололо, и я понял, что перестал дышать.

Спустя еще несколько ун, я и мои лучники отпустили тетивы. Воздух пронзили четырнадцать стрел. Двое некромантов тут же превратились в подушечки для иголок, но третий успел выставить мерцающую ярко-голубым стену. Воцарился всеобщий хаос. Попавшие под обстрел люди орали, мы продолжали стрелять.

Некромант взмахнул рукой, что-то пролетело ярдах в пятнадцати от меня, разорвалось с сухим треском, раздались крики боли. Загудел ловчий рожок Квелло, и, прекратив опустошать колчаны, мы, сменив луки на клинки, бросились помогать мечникам. Сразу пятеро насели на некроманта и стянули его с седла, но прежде он успел убить троих.

На меня выскочил всадник с копьем, но ударить не успел. Кто-то ловкий, так и не расставшийся с луком, всадил набаторцу стрелу в горло. Я отпрыгнул в сторону, избежав лошадиных копыт, и поймал на клинок удар кавалерийского меча одного из спешившихся южан. Пырнул его в грудь кинжалом с левой руки, рубанул по лицу.

Рядом ребята Квелло рвали врагов, словно сторожевые псы лиса. Через несколько минок все было кончено. Уцелевших под стрелами добили мечами.

– Юми, – сказал я вейе, с ликованием прыгавшему по одному из мертвецов, – беги проверь, нет ли кого еще на дороге.

– Вот так, собака! – кивнул он и умчался.

Я вытер рукавом вспотевший лоб, убрал клинок в ножны.

– Где Трехглазый?!

Он тут же откликнулся, выступив из мрака:

– Здесь, командир.

– Зажгите факелы!

Из леса вернулся запыхавшийся Квелло, преследовавший южанина, пытавшегося убежать.

– Не ушел, – улыбнулся воин.

Я кивнул.

Воины стали проверять мертвецов и добивать тех, кто еще дышал.

– Слишком просто, – пробормотал я, принимая из рук Трехглазого свой лук.

– Радоваться надо! – улыбнулся тот. – Белые твари могли бы даться нам не так просто!

– Эй! Сотник! – крикнули мне. – Этот еще жив!

По тону я понял, о каком «этом» идет речь. Солдаты молча столпились перед лежащим на боку сдисцем, но никто не подходил ближе, чем следует. Человек тихо стонал. Я обнажил нож.

– Поднесите факел ближе! Почему не добили? Совсем сдурели?!

Я склонился над Белым и с тоской выругался.

Симпатичная девчонка. Совсем еще молоденькая.

– Ого! – свистнул один из мечников, подавшись вперед. – А я думал, что они все страшные, как Смерть.

– Перед тобой и есть смерть, – буркнул я.

Повисло недолгое молчание, затем какой-то тупица неуверенно спросил:

– А может того..? Развлечемся с ней?

Война есть война. Здесь нет хороших и плохих. Кровь, грязь и то, о чем в мирной жизни мы стараемся не вспоминать. Оно приходит к нам только в кошмарах, когда кажется, что все уже навсегда осталось в прошлом. Я знаю, о чем говорю. Сандон до сих пор со мной.

Я не стал дожидаться, когда их ненависть преодолеет их страх, и они распалятся настолько, что озвереют. Погрузив клинок ей в сердце, выдернул его, вытер нож о белую мантию и только после этого встал, пронзив взглядом мечника из отряда Квелло, предлагавшего маленькое развлечение:

– При виде смазливой девки лишился последних мозгов? Или забыл, кто перед тобой? Стоит ей только на мгновение очнуться, и от твоего стручка мокрого места не останется! Проверьте двух других. Если живы – не мне вам говорить, что следует сделать. Не касайтесь посохов – они опасны. Приводите лошадей. Пора уносить ноги.


Постоянные бои и марши изматывают. Усталость медленно копится – поначалу ты не замечаешь ее вовсе, но с каждой пройденной лигой, с каждой стрелой, выпущенной в набаторца, и каждым осознанием, что ты все еще жив вопреки всем правилам и вероятностям, она берет над тобой верх. И ты все чаще начинаешь совершать ошибки, либо просто валишься с ног, уже не в силах держать оружие.

К Ргешу наши отряды подошли вымотанными до предела, и тех двух дней, что генералы Митифы медлили, нам не хватило, чтобы прийти в себя. Против наших восьми сотен, загнанных, мертвецки уставших, но все еще готовых огрызаться, и примкнувших к нам пяти сотням из городского ополчения – противник выставил шесть отборных тысяч.

Мы вцепились в землю и держались, пока была жива Ходящая и трое Огоньков. Но когда они погибли – некромантов больше ничто не сдерживало. Нас разбили в пух и прах. Немногочисленные выжившие попали в окружение и с трудом отражали наскоки летучей кавалерии, пытавшейся отрезать нас от болот.

Уцелевшие в бойне сто тридцать шесть человек, окровавленных, но все еще живых, не желали сдаваться, но и подыхать никому из нас не хотелось.

Мы решили рискнуть и отступили в Оставленные болота, надеясь на чудо.


ГЛАВА 9 | Искра и ветер | ГЛАВА 11