home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

В Лондоне стояла жара. От горячего неподвижного воздуха, пропитанного гарью и пылью, першило в горле. С приходом в город лета жизнь в нем словно бы замерла.

Двадцать второго июля произошло два знаменательных события. Виктория Истон подарила мужу здорового сына. А Итана снова призвали на военную службу.

Прознав об этом, к нему приехал Корд.

– Я пришел попрощаться с тобой, дружище! – сказал он, войдя в кабинет.

Итан встал из-за стола и шагнул к нему навстречу, чтобы пожать руку.

– Я ждал тебя, старина! Тебе, очевидно, сказал Пендлтон?

– Да, – кивнул Корд. – Он упомянул о подозрительной активности французских судов возле английских берегов. Тебя будет сопровождать Макс Брэдли?

– Да, – ответил Итан. – Мы выходим в плавание уже в конце этой недели. Макс привез из командировки тревожные вести. Французы оживились. Нашему правительству вновь потребовалась помощь экипажа «Морского дьявола», лучшего британского разведывательного судна. Признаться, я не ожидал.

О том, что он даже обрадовался, получив приказ выйти в море, Итан умолчал.

С момента разговора с бывшим вторым помощником Итан сторонился жены, но постоянно ощущал ее присутствие в доме и скучал по ней. Когда же они все-таки виделись, сердце его сжималось от боли. Наблюдая за тем, как Грейс занимается на террасе с Фредди, он с трудом подавлял желание подойти к ним и обласкать ее. Желание обладать ее телом лишало Итана сна, однако он стоически терпел и воздерживался от интимной близости с Грейс.

Итан взглянул Корду в глаза и сказал:

– Моя шхуна и моя команда в данном случае незаменимы.

– Итан, ты всегда был лучшим в своем деле, – сказал Корд.

– Я слышал, что в твоем семействе прибавление. Тебя следует поздравить, – улыбнулся Итан.

– Да. Виктория подарила мне сына, я не могу передать, как я этому рад, – сказал Корд.

Итан отвел взгляд, пытаясь скрыть боль. Как ни старался он не вспоминать о ребенке, которого вынашивает Грейс, только о нем постоянно и думал.

– Надеюсь, твоя супруга чувствует себя хорошо, – произнес Итан сдавленным голосом.

– Да, слава Богу, теперь у нее все в порядке. – Корд смерил его испытующим взглядом. – А как чувствует себя Грейс?

– Прекрасно! – воскликнул Итан, пряча глаза.

– Откуда тебе это знать? Виктория утверждает, что вы почти не разговариваете.

– Мне докладывает ее служанка. Грейс немного располнела, естественно, однако привыкает к своему положению. Кстати, рождение у тебя наследника следует отметить. Не выпить ли нам бренди? – Итан встал из-за стола и, подойдя к буфету, достал хрустальный графин с янтарным напитком.

– Благодарю за угощение, но я воздержусь: еще не вечер.

– Как угодно. А вот я выпью глоток за рождение твоего малыша. – Итан наполнил рюмку бренди и залпом осушил ее.

Корд покачал головой и промолвил:

– Ты сам вскоре станешь отцом, Итан. Но похоже, что тебя это абсолютно не волнует. А ведь еще недавно ты был преисполнен благородным намерением со всей ответственностью отнестись к своим обязанностям.

– Ты же знаешь, что ситуация изменилась. Я должен исполнить свой долг перед родиной, – ответил Итан, расправив плечи. – Ты, Корд, конечно, старше меня, но читать мне нотации прав не имеешь. Я как-нибудь и сам разберусь со своими семейными делами.

– Твой отец перевернулся бы в гробу, если бы узнал, как ты обращаешься со своей молодой беременной супругой! – воскликнул кузен Итана. – Я знаю, что у Грейс очень живой темперамент и порой она перечит тебе. Возможно, ты был не готов стать мужем женщины с таким трудным характером. Известно мне также и то, что ты не одобряешь некоторых ее поступков, особенно совершенных в недавнем прошлом, однако…

– Более дерзкой женщины, чем Грейс, мне еще не доводилось встречать, – сказал Итан, не дослушав Корда. – Она способна на безрассудство, даже готова рисковать жизнью и свободой ради спасения близких. Она умна, отважна и решительна в не меньшей мере, чем прекрасна и великодушна. Эти свойства ее натуры и толкнули Грейс на отчаянный шаг, когда ее отцу угрожала виселица…

Он осекся, сообразив, что наговорил лишнего, и густо покраснел.

Корд с изумлением посмотрел на него и произнес:

– Боже мой, Итан, да ты в нее влюблен!

– Не говори ерунды! – пробурчал Итан и повернулся к нему спиной, якобы для того, чтобы налить себе в рюмку еще бренди. Рука у него при этом предательски дрожала.

– Вот что я тебе посоветую, – вздохнув, сказал Корд. – Откажись от задания военного министерства. Ты уже исполнил свой долг перед Англией. Теперь пора позаботиться о беременной жене. Останься с Грейс, окружи ее вниманием и лаской. Она будет нуждаться в тебе, когда подойдет время родов. Ей нельзя волноваться. Откажись от своей миссии.

Итан и сам уже размышлял об этом, ему было больно даже подумать о предстоящей разлуке с женой. Но чувство долга пересиливало все прочие его благородные порывы. Поэтому он покачал головой и произнес:

– Это невозможно. Я уже дал согласие. Не в моих правилах нарушать однажды данное слово.

– Имей в виду, что, отправляясь в плавание, ты теперь рискуешь не только жизнью, но и вашим с Грейс будущим. Если ты оставишь ее в трудную минуту без своей поддержки, ваша дальнейшая совместная жизнь вряд ли будет благополучной.

– Какими бы сильными ни были мои чувства к Грейс, мой долг перед Англией их все равно перевешивает. Сейчас я нужнее своей стране, и, если удача будет на моей стороне, я вернусь в Лондон еще до рождения ребенка.

– А может быть, ты просто стремишься любой ценой отделаться от угнетающей тебя мысли, что Грейс – дочь предателя? – без обиняков спросил Корд.

Итан промолчал.

Не дождавшись ответа, Корд с тяжелым вздохом продолжил:

– Лучше бы ей было вообще не знать, кто ее родной отец. Жила бы себе спокойно и дальше в счастливом неведении.

К этому Итан мог бы только добавить, что и ему самому было бы лучше не знать истинного положения вещей.


Июль сменился августом. Грейс уже чувствовала настойчивые толчки ребенка в животе и умилялась этим интригующим сигналам. После ухода в море Итана она целиком посвятила себя подготовке к предстоящим родам и обустраиванию детской, покупала все необходимое для младенца, украшала комнату, в которой будет стоять колыбелька.

Много времени Грейс проводила также с Викторией и ее славным сыночком Джереми. К ним частенько наведывалась и Клер. Гостившая в доме своего брата милашка Харриетт Шарп всячески выказывала Грейс свое дружеское расположение и помогала ей в ее приятных хлопотах. Иногда их навещал и обаятельный новый друг Харриетт Уильям Уэнтуорт, состоятельный сквайр, имевший усадьбу неподалеку от Белфорд-Парка и приехавший в Лондон по своим коммерческим делам.

– Мы всего лишь добрые друзья, – говорила Грейс Харриетт. Грейс была рада, что золовка наконец-то покончила с затворничеством и начала вести светскую жизнь.

Другая сестра Итана, Сара, тоже частенько проведывала ее и даже гостила в их доме по нескольку дней вместе со всей своей семьей. Несколько раз приезжал выразить свое почтение Мартин Тулли, но маркиза была с ним подчеркнуто холодна, и вскоре он перестал наносить ей визиты.

В один из жарких августовских дней к Грейс внезапно приехала с младенцем на руках Виктория. Вид у нее был очень озабоченный.

– Что случилось? – встревоженно спросила Грейс.

– У меня для тебя скверные новости, – ответила Виктория. – Давай пройдем в гостиную и поговорим с глазу на глаз.

У Грейс захолонуло сердце. Едва лишь они с гостьей уединились в зеленой комнате, как она спросила:

– Это касается Итана? С ним стряслась беда? – Виктория покачала головой:

– Нет, дело совсем в другом. – Она положила укутанного в одеяльце ребенка на диванчик рядом с собой и пояснила: – Это касается не Итана, а твоего отца. Родного, разумеется.

– И что же с ним случилось? – упавшим голосом спросила Грейс, присев на диван.

– Вчера вечером к нам неожиданно приехал полковник Пендлтон, старинный приятель Корда.

– Насколько мне известно, он содействовал освобождению Итана из французского плена, – сказала Грейс.

– Да, – кивнула Виктория. – Совершенно случайно я подслушала их разговор. Из него явствовало, что недавно твоего отца видели в графстве Лестершир. А до этого он был замечен секретным правительственным агентом в Йоркшире. Все это наводит на мысль, что он пробирается в Лондон.

У Грейс снова похолодело в груди.

– Это опасное заблуждение, – сказала она, поборов волнение. – С какой стати он стал бы подвергаться такому риску? Ведь в Лондоне его узнают и арестуют, и тогда виселицы ему уже не избежать.

– И тем не менее полковник уверен, что все обстоит именно так, – вздохнув, сказала Виктория. – Послушай, Грейс! Не вздумай встречаться с отцом, даже если он и попытается с тобой связаться. Если обнаружится, что ты его пособница, тебя упрячут за решетку. И надолго. Не забывай, что ты ждешь ребенка, подумай о нем.

– Мне трудно поверить, что отец хочет сюда вернуться, – сказала Грейс, качая головой. – Скорее всего его давно нет в Англии, возможно, он укрылся в одной из колоний.

– Такая версия выглядит более правдоподобной. Что ж, будем надеяться, что так оно и есть, – сказала Виктория. – Я даже рада, что Итан сейчас в море и ничего об этом не знает.

Грейс побледнела. Она поняла тайный смысл ее слов: никто так не желал увидеть отца повешенным, как Итан.

– Это верно, но я все равно скучаю по нему, – прошептала Грейс. – Я люблю своего мужа, Виктория! В то роковое утро, когда в нашем доме внезапно объявился Феликс Анстер, я наконец-то поняла, какие противоречивые чувства переживает Итан. Его мучит, что он остался в живых в той жуткой морской баталии, в которой погибли все его матросы. Вдобавок он женился на дочери человека, которого считает виновным в гибели своих товарищей. Вот почему он уверен, что совершит предательство по отношению к ним, если позволит себе меня любить. Однако я знаю, что он меня любит.

– У него тяжелый характер. Будем надеяться, что за время плавания он определится со своим отношением к прошлому и поймет, что для него сейчас действительно важно, – промолвила Виктория, пожимая ей руку.

Грейс едва сдерживалась, чтобы не заплакать. Она ежедневно молилась, чтобы Господь образумил ее супруга и направил его на истинный путь. И вот теперь, когда распространился слух о намерении ее родного отца пробраться в Лондон, Грейс была вынуждена молиться еще и за его благополучие. Но хватит ли у нее сил на все это в ее нынешнем положении?

Жаркие августовские дни тянулись томительно медленно, духота и влажность не лучшим образом отражались на самочувствии Грейс. Не радовали ее и противоречивые сообщения газет о ходе войны с французами. Грейс переживала за Итана, который находился в самой гуще опасных событий. Французская армада прорвала английскую блокаду у берегов Испании, в связи с чем ей навстречу выдвинулся отряд английских боевых кораблей. Утешало только то, что полковник Пендлтон, лично нанесший Грейс визит, заверил ее, что пока и сам Итан, и его шхуна целы и невредимы.


К концу августа страницы всех английских газет пестрели репортажами о решающем сражении у Кадиса, в котором погиб адмирал лорд Нельсон. Газета «Ньюс кроникл» ежедневно публиковала списки убитых моряков, и Грейс с замиранием сердца искала среди них Итана. Она отказывалась разделять ликование прессы в связи с тем, что победа у мыса Трафальгар над франко-испанским флотом стоила англичанам относительно малой крови, унеся жизни всего пятисот британских героев, тогда как французов погибло более пяти тысяч.

Грейс лишилась сна и покоя, тревога за мужа не покидала ее ни днем, ни ночью. Немного успокаивали ее только уроки астрономии и навигации Фредди. Он уверял ее, что с Итаном все будет в порядке, он осторожный и опытный моряк, с ним ничего плохого не может случиться.

Грейс было даже страшно подумать, что станет с ней и малышом, если предсказание Фредди не сбудется.


Глава 20 | Ожерелье дьявола | * * *