home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Нью-Йорк. Февраль 1934 г

Войдя к Хоуку в контору, Гурьев спросил прямо с порога:

– Ну, как, Шон? Есть новости?

– Есть. Уж и не знаю, как они понравятся вам, Джейк!

Из рассказа детектива вырисовывалась картина, которая Гурьеву и в самом деле совершенно не понравилась. Под Чезаре Карлуччо, или, как его называли в семье, «старым Доном», ощутимо закачалось кресло. Прежние заработки на контрабанде спиртного канули в прошлое, а с переориентацией семьи Карлуччо запоздал. В результате семья, а в особенности её молодая поросль, двоюродные братья и племянники, подняли ропот. Семья, можно сказать, бедствовала. Перебивалась, прости Господи, с хлеба на квас. Особенно это не нравилось Джованни, старшему из племянников, – не нравилось особенно ему, потому что именно он претендовал на титул нового главы семьи. Чезаре решил, что ему следует укрепить своё положение вожака. Вот он и придумал это похищение.

– Старый болван, – выругался Хоук. – Не удивлюсь, если он хочет устроить резню, заодно разделаться с наиболее ретивыми из молодёжи!

– Ну, так поддержим молодёжь, Шон.

– Джейк…

– Мэгги, есть такая замечательно познавательная книжка Николо Макиавелли, «Государь» называется. Он тоже был итальянцем, поэтому к его советам стоит внимательно прислушаться. Кроме того. То, что нельзя либо невероятно сложно предотвратить – необходимо возглавить. И направить туда, куда нужно – для достижения желаемого результата.

– Ну, однако…

– Давайте сделаем вот что. Я немного подумаю в одиночестве, а потом мы обсудим созревший у меня план. И будем следовать ему неукоснительно, чтобы он увенчался успехом.

– Мне до чёртиков не нравится эта авантюра, Джейк. Ведь это именно авантюра!

– Вам это только кажется.

– А вы в самом деле командовали отрядом рейнджеров, Джейк? – тихо спросила девушка, как-то по-новому разглядывая Гурьева. – Или это была контекстная шутка?

– Какие там шутки, Мэгги, – усмехнулся Гурьев.

– А где?

– Многие знания рождают печаль. Не стоит вам с Шоном углубляться в это, Мэгги. Честное слово.

– Вы позволите мне поговорить с Шоном с глазу на глаз?

– Мэгги, чёрт…

– Конечно, – Гурьев поднялся.

– Спасибо. Буквально пару минут, и мы вас снова позовём.

Подождав, пока за Гурьевым закроется скрипучая дверь с окошком, задёрнутым простенькими жалюзи, Мэгги повернулась к Хоуку:

– Шон, поверь мне. Этот парень очень хорошо знает, что делает.

– Ты что-нибудь выяснила о нём?

– Ничего, Шон. Никаких следов. Идеальный мистер Никто.

– Ну, хоть что-то?!

– Ничего, Шон, – отрицательно помотала головой девушка. – Ровным счётом ничего. Свалился с неба и исчезнет так же внезапно и бесследно, когда выполнит то, что задумал.

– Я всегда доверял твоей интуиции…

– Доверься ей и сейчас. Мы действительно вляпались в дерьмо со всей этой историей, Шон. А Джейк в самом деле хочет нам помочь. И нам, и Расселам. И я думаю, он единственный, у кого это получится.

– Почему мы не можем просто отойти в сторону, чёрт побери?! Пусть этим занимается полиция!

– Если с этой женщиной и с её детьми что-нибудь случится, мы до конца наших дней не сможем спать спокойно, Шон. И ты знаешь это так же хорошо, как и я.

– А деньги?!

– Посмотрим.

– Ты спятила, детка. Я понимаю, что это заразно, но…

– Дело не в этом, Шон. Совсем не в этом, хотя Джейк… Шон, ты когда-нибудь убивал человека?

– Мэгги, да что с тобой?! Ты прекрасно знаешь – я, даже будучи полицейским…

– Вот, Шон. А Джейк делал это.

– Откуда тебе это известно?!

– Ох, Шон, – Мэгги улыбнулась и покачала головой. – Я ведь женщина. Я чувствую. Он делал это, поверь мне. Много, много раз. И потому с Карлуччо справится он, а не мы. Он может и умеет убивать, а мы с тобой вряд ли на это способны. Нам ведь не нужно притворяться друг перед другом, правда?

– Мэгги, чёрт тебя подери. Существует закон.

– Законы существуют для честных людей, Шон. Для нас с тобой. Не для Карлуччо. Карлуччо плюёт на закон, и закон не успевает за ним. Почему, отчего – это долгая история, и нашей с тобой жизни не хватит, чтобы стало по-другому. Поэтому нам не обойтись без помощи таких, как Джейк. Джейк разделается со всякой мерзостью вроде Карлуччо, а мы будем молиться о том, чтобы Господь смилостивился над Джейком и спас его бессмертную душу. Во всяком случае, я буду молиться.

– Чем он тебя приворожил?!

– Ты говоришь глупости, Шон, и ты это знаешь. Ты мой единственный мужчина… и всегда будешь им. А Джейк просто помог мне осознать это так чётко, как я прежде и представить себе не могла.

– Я… я тоже тебя люблю, Мэгги, – краснея, пробормотал Хоук. – Чёрт возьми! Позови его, он уже, наверное, Бог знает что о нас думает!

– Ничего он не думает, Шон, – Мэгги вдруг улыбнулась и, убрав со лба непокорную прядь волос, поднялась и шагнула к двери.

– Ладно, Джейк, – сопя, проговорил Хоук, когда Гурьев вошёл и снова уселся на диван. – Всё равно, мне, конечно, это не нравится, но…

– Мне тоже, Шон. Но мне нравятся мои миллионы, которые я собираюсь непременно заполучить.

– Зачем вам деньги, Джейк? Только честно. К тому же… таким способом? Вы явно не нуждаетесь, да ещё и…

– Шон!

– Подожди, Мэгги. Я хочу знать, правда. Я бы предпочёл отказаться от этих проклятых денег, только бы не рисковать жизнью миссис Рассел и детей. Но вы… У вас что-то на уме, Джейк. Что?

– Жизнь миссис Рассел и мальчиков – в любом случае вне опасности. Я сумею вмешаться, если события начнут принимать нежелательный поворот, на любом этапе. Ребята, – Гурьев посмотрел на детектива и Мэгги, вздохнул. – Мне не хочется нагружать вас сведениями, которые отнимут ваш покой надолго. Вот совершенно. Просто поверьте мне, пожалуйста, что ничего страшного не случится ни с вами, ни с Расселами. Разумеется, пока я пребываю в роли командующего парадом.

– Вы так и не ответили, для чего вам деньги, Джейк.

– Уж точно не затем, чтобы играть на них в бильярд, – попытался отшутиться Гурьев.

– Не может быть, чтобы деньги играли здесь ключевую роль. Для вас, во всяком случае, точно.

– Я считаю, что это будет справедливым вознаграждением за наши усилия по спасению миссис Рассел и мальчиков от неминуемой гибели. Кто знает, может, кому-то из этих малышей суждено стать будущим президентом этой страны, – во всяком случае, я не удивлюсь. Вы ведь понимаете, что возвращать заложников живыми Карлуччо не собирается.

– Догадываюсь, – Хоук помрачнел ещё больше.

– Получается, альтернативы нет. А испуг пройдёт. И мистер Рассел поймёт, наконец, что деньги – далеко не самое важное в жизни.

– А, так вот в чём дело… Наставник заблудших, – ухмыльнулся детектив. – Это из-за того, что Рассел крутит шашни с большевиками? Хотите как следует проучить его?

– Не стану вас разубеждать, дружище, хотя, руководствуясь одним лишь этим мотивом, я вряд ли решился бы на то, что собираюсь сделать, – серьёзно кивнул Гурьев. – Однако, время. Давайте оставим философические экскурсы и займёмся деталями операции. Потому что это крайне важно и от этого зависит успех. А потом я побеседую с Джованни Карлуччо.

– Это ещё как вы собираетесь провернуть?!? Нет, вы всё-таки определённо сумасшедший!

– Ну, не без этого, – покладисто наклонил голову набок Гурьев. – Мы же не можем всё делать сами. Нам должен помогать кто-нибудь на той стороне. Так что без Джованни нам никак не обойтись.

– А как же с деньгами?

– Предоставьте это мне. Чем меньше вы будете знать, тем лучше для вас. Да и мой сон будет спокойнее.

– Не представляю, как можно управиться с такой суммой без риска загреметь за решётку на следующий день. Тем более, что миссис Рассел…

– Шон, старина, не морочьте себе голову догадками и предположениями. Всё равно вы ничего правдоподобного не придумаете. Давайте лучше займёмся нашими делами. Время не терпит.

Детективу не оставалось ничего другого, как согласиться с этим предложением.


Нью-Йорк. Февраль 1934 г | Предначертание | Нью-Йорк. Февраль 1934 г