home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Покажите лицо, господин янычар!

Савелий думал, что, придя домой, он сразу рухнет в кровать и заснет мертвым сном. Но какое-то смутное предчувствие подсказывало ему, что из этого ничего не получится. Своим ощущениям Родионов привык доверять, они, как правило, его не подводили.

Под утро он почувствовал, что в комнате находится кто-то посторонний. Когда он открыл глаза, то с неприязнью увидел жизнерадостную физиономию комиссара Лазара.

– Бог ты мой, вы уже проснулись? – восторженно поинтересовался полицейский. – Ну, вот и славненько, ведь уже утро. А вам все нипочем! – погрозил он пальцем. – Спите сколько хотите, живете в свое удовольствие, в полнейшем достатке, совершенно не думаете о хлебе насущном.

– Как вы здесь оказались? – хмуро спросил Савелий, чувствуя полнейшую беспомощность.

В двух шагах от комиссара сидели двое крупных полицейских и флегматично посматривали в окно. В прошлый раз они тоже сопровождали комиссара. И так же на их лицах было полнейшее равнодушие. Такое впечатление, что каждый из них успел прожить пару сотен лет и вряд ли что-либо сможет удивить их. Опыт Савелию подсказывал, что такому напускному равнодушию доверять не стоит. Эти парни напоминают дремлющие вулканы, способные мгновенно взорваться раскаленной магмой.

– Ха-ха-ха! – весело расхохотался комиссар. – Вы меня принимаете за мальчишку? Ну, конечно же, через дверь! Стал бы я, по-вашему, залезать в окно? Что подумают соседи, я ведь при исполнении.

– Вы так и ходите всегда втроем?

Комиссар погрозил пальцем:

– А вы шутник! Я ведь сначала к вам один приходил. Но пусть эти господа не очень-то и разговорчивы, все равно компания!

– Что вы делаете в моем доме?! – сорвался Савелий на крик, чувствуя, что его душит злоба.

Смутить комиссара было трудно.

– Ну, право, не стоит так переживать. Я пришел к вам по делу. В дверях мы столкнулись с вашей... невестой. Вот так я и вошел. Надеюсь, вы не сильно огорчились?

Предчувствие не обмануло. Вот они, ужасы! Пожалуй, пострашнее, чем кладбищенские упыри. Те хотя бы в прошлом, а эти сидят себе за столом и не желают отправляться восвояси.

– Огорчился?! – все более свирепел Савелий. – Да я вас сейчас вышвырну из своего дома!

– Ну, право, не стоит так волноваться. Вон у вас даже щеки покраснели.

– Вы что, издеваетесь надо мной, что ли?!

– Вовсе нет! – серьезно ответил комиссар. – Я подумал, не навестить ли мне моего старинного приятеля. Тем более что у нас есть о чем поговорить. Я рассчитывал, что мадемуазель Елизавета тоже останется, но она, к сожалению, очень торопилась. – На лице комиссара промелькнуло нечто похожее на огорчение. – Знаете, хочу сказать, что вам очень повезло, она у вас просто очаровательна! Во Франции такие девушки теперь встречаются крайне редко.

– Хорошо. Что вам от меня нужно? – сдался наконец Родионов.

– Странно все-таки устроена жизнь. – Комиссар Лазар никуда не торопился и, похоже, был склонен немного пофилософствовать. – Вот вы сейчас лежите в теплой постели. А на улице погода портится, все больше хмурится. – Выглянув в окно, он жизнерадостно констатировал: – Вот, пожалуйста, уже и дождь пошел. У вас, наверное, сейчас настроение расслабляться дальше. Как говорится, послать весь белый свет к черту и наслаждаться жизнью. Вы совсем не подозреваете, что через каких-то несколько минут вам придется подняться и, невзирая на холод и слякоть, идти по улице.

– О чем это вы? – настороженно спросил Савелий и перевел взгляд на верзил, которые кривились шуткам патрона.

– Сегодня я вас все-таки арестую! Такова жизнь! Простите за банальность.

– А у вас есть на это ордер?

– Какой вы щепетильный и недоверчивый. Неужели вы думаете, что я стал бы беспокоить человека... Где же он у меня? – стал рыться Лазар в карманах. – Ага, нашел, – вытащил он ордер. – Обычно нужные вещи отыскиваются всегда в последнем кармане.

Савелий взял бумагу, прочитал. Все правильно. Печати, подпись. Городская тюрьма его уже ждет.

Глаза комиссара Лазара сделались грустными. Интересно, он так жалеет каждого своего клиента или подобная честь выпала только ему? В силу какого-то особого расположения? Насколько Савелий успел узнать комиссара, тот не страдал сентиментальностью. Скорее, обворожительный и ласковый, господин Лазар напоминал огромного африканского крокодила, который лежит на берегу Нила и могучими челюстями рвет истекающую кровью антилопу, плача при этом. Несведущему зрителю может показаться, что зверюга горюет над растерзанной жертвой. Только вся хитрость заключается в том, что через глаза у кровожадной рептилии вытекает желудочный сок.

– Одевайтесь! У меня нет времени на разговоры.

Отговариваться было бесполезно. Он уже хорошо успел познакомиться с комиссаром Лазаром, который почему-то считал, что Савелий должен нести ответственность за каждый чих, прозвучавший в Париже.

– Что ж, как вам будет угодно, – пожал плечами Савелий, поднимаясь. – Я, конечно, не барышня, но, поверьте, мне очень неприятно, когда на меня пялятся три мужика в тот момент, когда я натягиваю штаны.

Комиссар Лазар фыркнул:

– Можете не переживать. Мы никуда не уйдем, но и смотреть на вас не станем. – Отвернувшись, он достал сигарету и закурил: – Я давно за вами наблюдаю, господин Савельев. Знаете, почему вам не повезло?

– Просветите, – попросил Савелий, надевая рубашку.

Отвернувшись, комиссар выпустил тоненькую струйку дыма под потолок. Один его спутник, закинув ногу на ногу, сосредоточенно вертел в руках спичечный коробок. Другой – широколицый, с густыми длинными бакенбардами, криво заползавшими на щеки, и не думал отворачиваться, пялился на Савелия с какой-то нездоровой заинтересованностью.

Савелий лишь хмыкнул. Что ж, разглядывайте, сударь, коли душе угодно. Авось зенки повылазят!

– Все дело в Доле! – энергично произнес комиссар Лазар. – Дело в том, что, кроме черта и ангела-хранителя, человека сопровождают весьма капризные женщины, имя которым Доля и Недоля. Так вот, тот человек, у которого Доля сильная, всю жизнь остается счастливым. А если побеждает Недоля, то его всю жизнь преследуют неудачи.

– Вы хотите сказать, что я родился с Недолей?

Савелий заправил рубашку, затянул ремень.

– Да, любезный, – охотно согласился комиссар. – Надеюсь, вы закончили свои приготовления? – Он жестко смял сигарету в пепельнице. – Недоля победила, она посмеялась над вами. Знаете, что вас ожидает в самое ближайшее время?

– Любопытно узнать.

– Двадцать лет каторги.

Савелий усмехнулся.

Комиссар покачал головой:

– Очень жаль, что остаток жизни вам придется провести с грабителями и убийцами. А теперь давайте к выходу. Надеюсь, обойдется без глупостей. Хочу предупредить: мы будем стрелять. Уж слишком много непонятного связано с вашей личностью. Да еще на кладбище в Булонском лесу обнаружена милая парочка трупов.

– И какое же отношение к этому делу имею я?

– Нашлись очевидцы, которые видели там человека, очень похожего на вас. Мне бы хотелось, чтобы вы внесли ясность в этот вопрос. А потом, это ведь не единственный ваш грех. Мне сначала было непонятно, как вас, такого опытного медвежатника, мог перехитрить какой-то Чернопятов? Признаюсь, мне за вас было даже как-то неудобно, что ли. Затем я догадался, что дело обстояло совсем иначе. Вы уже давно присматривались к этому банку и наверняка знали и о картинах, и о драгоценностях, которые находились в хранилище. Просто вы очень удачно воспользовались случаем. Так вот, хочу сказать, в банк вы проникали трижды. Первый раз для того, чтобы убедиться, действительно ли там хранятся немалые ценности. Убедившись в этом, вы посетили его во второй раз. Но пришли уже подготовленным, потому что теперь у вас была более конкретная цель – вы подменили бриллианты на обыкновенные стекляшки, и у меня есть основания полагать, что оригиналы картин вы тоже поменяли на фальшивки.

Савелий улыбнулся:

– Раз я мог так беспрепятственно входить в банк и выходить из него, почему же я не забрал драгоценности и картины в первый же раз? И больше там не появлялся. К чему мне устраивать всю эту комедию?

Комиссар покачал головой:

– Трудный вопрос... Впрочем, я ожидал его. И, знаете, – приободрился Лазар, – я нашел на него ответ. Мое предположение такое. Вы почувствовали, что Чернопятов ведет с вами какую-то свою игру, и захотели его переиграть. Это в вашем характере! Вы романтик, деньги для вас ничего не значат, вам важна острота ощущений.

– Почему же тогда Чернопятов не обнаружил подмены?

– Вот и мне сначала было невдомек, как это Чернопятов не обнаружил подмену сразу. Ведь он не однажды видел камни и картины, – улыбнулся комиссар Лазар. – А потом я более детально обследовал помещение банка и обратил внимание на белесый пепел у сейфа. И тут меня осенило. Ведь вы фотографировали бриллианты! А пепел не что иное, как следы сгоревшего магния. Вот по этим фотографиям ювелир и сделал копии. Судя по количеству пепла, вы провели в хранилище достаточно много времени.

Савелий улыбнулся:

– У вас богатая фантазия!

– Без нее в нашем деле нельзя, – охотно согласился комиссар. – Только здесь не все фантазия. Я нашел человека, которому вы заказывали эти стекляшки. Это было несложно, в Париже хороших ювелиров не так уж и много. Мастер был очень рад такому необычному заказу, выполнил все в точности и в очень короткие сроки. Расплатились вы с ним весьма щедро!

– Если это так серьезно, тогда, может быть, проведем очную ставку с вашим ювелиром? – предложил Савелий.

Комиссар Лазар кивнул:

– Понимаю, к чему вы клоните. Вы предполагаете, что он вас не узнает, потому что вы были в гриме – с бородой и с усами? Как знать...

– Я к вашим услугам, – направился Савелий к двери. – Вы же сами знаете, что всех ваших так называемых доказательств будет недостаточно, чтобы посадить меня за решетку.

Верзилы поднялись одновременно. Вроде бы и не спешили, но дверной проем перекрыли загодя, крепко стиснув Савелия могучими плечиками.

– Прошу извинения, – в дверях неожиданно появился какой-то молодой мужчина. Отыскав глазами Лазара, он негромко обратился к нему: – Господин комиссар, у меня к вам срочное дело.

Савелий увидел, что Лазар нахмурился:

– Вот как? Давайте отойдем в сторонку.

Минуты две молодой человек что-то терпеливо втолковывал озабоченному комиссару, потом протянул ему листок бумаги. Мельком взглянув на Савелия, он ушел. Так же быстро, как и появился.

Комиссар Лазар выглядел слегка смущенным.

– Вы знаете, кто это был? – И, махнув рукой, сказал: – Впрочем, неважно! Однако я ошибался на ваш счет.

– Что вы имеете в виду?

– У вас все-таки сильная Доля. Выходит, что женщины вам покровительствуют. Вы знаете, о чем сообщил мне этот молодой человек?

– Как же я могу знать, господин комиссар?

– Отпустите его, – кивнул комиссар двум громилам. Те отступили, но всего лишь на шаг, с тем расчетом, чтобы в случае необходимости оказаться рядом. – Так вот, этот молодой человек сообщил, что прокурор решил отменить свое постановление об аресте. Моих доказательств, как он считает, недостаточно. Придется поработать еще. Обещаю вам, что эта наша встреча не последняя.

Савелий улыбнулся:

– Я очень надеюсь на это.

– И не пытайтесь бежать, я уже отдал соответствующее распоряжение.

– Вы очень добры, – хмыкнул Савелий.


Глава 25 Кладбище булонского леса | Король медвежатников | * * *