home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

СМОТРЯЩИЙ ПЕЧОРСКА

Свою карьеру смотрящего Печорской колонии вор в законе Орех, а в миру Михаил Петрович Орешин, начал после разговора с капитаном Беспалым. В то время Орех был «гладиатором» у одного из авторитетов беспаловской зоны, и в его обязанности входило душить всякое сопротивление в стане мужиков.

Несмотря на то что Орех был среднего роста и имел щупловатую фигуру, его побаивались – он был резок, злобнонепредсказуем и одним ударом мог опрокинуть двухметрового верзилу.

Самое большее, чего он желал, впервые загремев на зону, так это стать одним из авторитетов или, во всяком случае, добраться до подпаханника и жировать вместе с блатными за одним столом. О роли смотрящего он и мечтать не мог!

С мусорами, как и всякий вор, Орех всегда держался на стреме и общался с ними исключительно по делу, прекрасно сознавая, что более близкое знакомство может закончиться не только поломанной воровской карьерой, но и преждевременной кончиной. Если когда и возникали между вертухаями и зэками какие-то приятельские отношения, то прочие уголовники посматривали на них косо, полагая, что от такой дружбы веет ядовитым запашком измены.

Однако с Александром Беспалым у Ореха вышло по-другому. Беспалый сумел найти ключик к Ореху и скоро завербовал его, пообещав серьезные поблажки. Он контролировал каждый его шаг, и первое, что присоветовал Ореху, так это стать отрицалой.

В то время Беспалый уже был кумом. Он держался просто, заразительно хохотал и лихо рассказывал похабные анекдоты. Позже Орех убедился в том, что правильно говорили в лагере, будто бы в каждом отряде у Беспалого были свои люди и о жизни на зоне он был осведомлен не хуже, чем сам пахан. За маской простака скрывался необыкновенно изворотливый, расчетливый и гибкий ум. Александр Беспалый способен был благодаря необыкновенному обаянию обратить в свою веру любого зэка, выманить у человека из кармана последний рубль. Если бы не знать, что он носит форму офицера МВД, то его вполне можно было бы принять за блатного, который чалился едва ли не во всех зонах Сибири-матушки.

В облике Беспалого проскальзывало что-то от авторитетного вора, знающего себе цену и силу сказанных им слов. Возможно, воровские жесты и слова к нему пришли при общении с подопечным контингентом, но, всего вероятнее, будучи потомственным тюремщиком, он неосознанно скопировал линию поведения блатных еще в далеком детстве. И, даже надев погоны, не сумел избавиться от въевшихся привычек.

Орех был уверен, что если бы судьба у Александра надломилась в середине его пути, то вместо ретивого офицера внутренних войск из него вышел бы крепкий пахан. Угоди он под статью, даже для блатных стал бы крепким орешком. Именно такие, как он, верховодят в ментовских зонах, «поносят» судей и держат за баб бывших прокуроров.

«Сотрудничество» Ореха с кумом не осталось незамеченным блатными. О делах Ореха поползли слухи. Но, правда, доказать никто ничего не мог, а Орех жестоко наказывал любого, кто поднимал на него хвост. И все же ему приходилось все время быть настороже...

Первое настоящее испытание выпало на долю Ореха на втором году его работы на Беспалого, когда к ним в колонию перевели пацана, с которым он чалился когда-то на малолетке. Звали парня Рябина. Кликуху свою он получил за красный цвет лица – яркий румянец на щеках делал его похожим на школьника-старшеклассника, прибежавшего в теплую квартиру с ядреного январского мороза. Пробыв положенный месяц в карантине, Рябина сразу заявился к Ореху.

– Привет, земеля! Едва на зону попал, а о тебе мне уже все уши прожужжали. Никогда бы не подумал, что ты в отрицалы подашься. А ведь я тебя совсем другим знал! – доброжелательно скалился Рябина. – Потом Рубан мне кое-что порассказал... Слыхал о таком? Будто ты у него в «шестерках» бегал? Косяков на тебе груда. Даже запомоить хотели. Чего же ты так расстроился, Орех? Я вижу, что ты даже в лице переменился. А говорили, что ты ничего не боишься и что будто бы для тебя карцер домом родным уже стал. Неужели, земеля, зэки врут?

Когда Орех услышал о Рубане, своем заклятом враге, он едва удержался, чтобы не всадить «вилку» из растопыренных пальцев Рябине в оба глаза. Но, вспомнив наказ Беспалого, сразу остыл: начальник колонии предостерегал его от необдуманных шагов и подсказывал, что путь наверх легче преодолеть не через мордобой, а с помощью тонкой интриги. Да и что это за вор, если он при первом удобном случае машет кулаками!

Орех через силу улыбнулся:

– Видно, врут.

Рябина по-приятельски потрепал кореша по плечу и объявил:

– Я так и думал, дружище!

И, насвистывая, не спеша отошел в сторону.


* * * | Воровская правда | * * *