home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Мысленное присутствие Покойника я ощутил задолго до того, как увидел дом. Логхир бодрствовал, что являлось тревожным признаком.

– Торопись! – буркнула пташка. «Торопись! Торопись!» – повторило эхо у меня в голове.

Я бросился бежать. Меня по-прежнему мутило при мысли, что от Покойника, оказывается, не скрыться и на другом конце города.

Над Макунадо-стрит клубился дым. Из соседних домов доносились возмущенные возгласы: «Какого хрена? Что за лабуда?» Если это и есть отвлекающий маневр Покойника, зря он старался. Боги, даже из разряда свинцовых, как выразился Пройдоха, наверняка способны видеть сквозь дым, и физически, и метафорически. Впрочем, я быстро обнаружил, что в дыму снуют некие фантомы, призраки из детских кошмаров, вызванные к жизни чьей-то злой волей.

Едва я вскарабкался по ступеням крыльца, дверь распахнулась. Где-то поблизости послышалось жужжание. Я ввалился внутрь, и дверь тут же захлопнулась; надеюсь, проклятый карапуз не успел ничего заметить. Впервые на моей памяти Дин справился с порученным делом.

– Надо было тебе приехать на пару дней позже, – сказал я. – К тому времени все бы уладилось.

Бледный, перепуганный Дин судорожно сглотнул.

– Ужин скоро будет готов, – выдавил он. – Его милость хочет вас видеть.

Какое совпадение! Я бы тоже не отказался его повидать.

Войдя в комнату Покойника, я произнес заранее приготовленную фразу:

– Слушай, старый хрыч, мы по уши в дерьме и, судя по всему, вылезем не скоро.

– Я прекрасно сознаю всю сложность...

– Да перестань ты мучить птицу! Давай говорить как обычно. Эй, погоди, не засыпай!

– Твой сарказм неуместен, Гаррет. Такой способ общения тебя устраивает?

– Вполне. Насколько я понимаю, как прошел мой день, ты знаешь. У тебя, надеюсь, дела обстоят получше.

– Да. Я провел весьма познавательный вечер с твоей подругой Линдой Ли. Отбросив свои предрассудки, она оказалась вполне разумной девушкой. Одобряю твой выбор, Гаррет.

Так. Впервые слышу, чтобы Покойник одобрил женщину.

– Смотри, не увлекайся. Она просто задурила тебе голову. У нее это ловко получается.

– Не вижу смысла в твоих инсинуациях. Линда Ли – редчайшее из мифических существ, женщина, наделенная разумом и...

Я разразился хохотом.

– Не верю, слышишь? Она тебя обдурила. – Пожалуй, стоит приглядеться к Линде повнимательнее. Если она охмурила Покойника, с ней надо держать ухо востро. – Естественно, ты не видишь смысла. У тебя же нет чувства юмора. Ладно, что там насчет богов? Они действительно боги? И как нам с ними быть?

– Ты прав, у нас серьезные неприятности. Я бы сказал, наисерьезнейшие. По тому размаху, какой приняли события, мы вправе предположить, что игра идет по-крупному.

– Скажите на милость.

На сей раз он не заметил моего сарказма. Или пропустил мимо ушей. С него станется.

– Это не розыгрыш. Даже у правительства не хватит средств, чтобы организовать нечто подобное.

– Да что ты такое говоришь? По-твоему, никакое правительство не захочет меня разыгрывать?

– Не в таком масштабе. Здесь нужны огромные деньги.

– Не говоря уж о том, что я не представляю для правительства ни малейшего интереса. Подумаешь, пустое местечко по имени Гаррет.

– Не говоря уж о том, что никто не стал бы прилагать такие усилия, чтобы тебя одурачить. Достаточно пары стройных ног, длинных волос, желательно рыжих для вящей убедительности, и...

– Надо же, какой догадливый. – Я вздохнул. – Короче, старина. Нас что, и впрямь осаждают боги?

– Они верят в свою божественность. А с точки зрения твоих первобытных предков, вполне подпадают под весьма расплывчатое определение богов.

– Ясненько. В общем, с ними лучше не связываться, так? Я чувствую себя как муха, которую вот-вот прихлопнут. Что ты предлагаешь? Стойко переносить невзгоды или попытаться что-то предпринять?

– Есть несколько вариантов. Самый привлекательный, пожалуй, – лечь на дно и затаиться до тех пор, пока все не уладится само собой. Если бы это было возможно, я бы не стал обвинять тебя в трусости. Твой мир в целом и Квартал Грез в частности ничуть не обеднеют, если шайиры исчезнут вместе с годоротами.

– Беда в том, что они не желают уходить тихо.

– Вот именно. А поскольку у тебя есть возможность спасти одну из сторон, этому дому грозят неприятности вне зависимости от того, узнают они о твоем возвращении или нет.

– Им нужен какой-то ключ. А я понятия не имею, где его искать. И даже как он выглядит. Линда Ли нам тут не поможет?

– С ее неоценимой помощью – эта девушка оказала мне поистине королевскую услугу – я изучил все доступные литературные источники, в которых упоминаются оба пантеона, а также способы получить место в Квартале Грез.

– Замечательно. Отсюда следует, что ты что-то выяснил?

– Угомонись, Гаррет. Ты не можешь чувствовать себя в безопасности, и у нас нет времени на пустую болтовню.

Я закатил глаза и подавил желание отправиться спать прямо сейчас, как мне ни хотелось плюхнуться в кровать.

– Между прочим, не я заговорил о возвышенных материях.

– На основе полученных мной сведений и по зрелом размышлении я пришел к выводу, который наполняет меня отчаянием. Искомый ключ – это ты. Кстати сказать, замешанные в конфликте стороны вряд ли успели об этом догадаться.

– Чего? – пискнул я.

– Ключ – это ты, Гаррет. Они пока не знают. Можешь считать, что тебе повезло.

– Да уж. – Если Покойник прав... Нет, он не может быть прав! Я не хочу, чтобы он был прав!

Они переломают мне ноги, чтобы я не сбежал, закуют в кандалы и посадят в клетку, на которую наложат охранительные чары, а для надежности еще запаяют.

– У меня нет ни малейших сомнений.

– Черт. – Когда тебя вот так чем-нибудь оглоушат, поневоле перейдешь к односложным словечкам. – Черт. Я? Ключ? Интересно, каким образом меня вставят в замок?

– Не забывай, что, когда речь идет о религии, а также о магии, многое следует понимать метафорически и символически. Любая религия – ожившие метафоры и символы.

Обычно такая болтовня доводит меня до исступления. Но я слишком устал, чтобы лезть на рожон.

Дин принес поднос с едой. Я окинул взглядом гигантскую телячью отбивную, овощи, громадный вишневый пирог, кружку пива под стать одному из аваров – и тяжело вздохнул.

– А нет какого-нибудь метафорического способа надрать символам задницу, чтобы они оставили меня в покое?

– Сомневаюсь. Сколь жалкими они бы ни были – это боги. А ты – простой смертный. История этого мира, населенного множеством народов, учит, что богов можно либо умилостивить, либо одурачить.

– Тоже мне, новость! Скажи лучше, как я ухитрился стать ключом? И когда успел?

– У меня есть теория, но озвучивать ее, на мой взгляд, несколько преждевременно.

– Бред какой-то! – Друг называется. Настолько гордится своей непогрешимостью, что не скажет ни слова, пока не будет уверен на все сто. – Я же не требую от тебя...

– Несмотря на то, что времени в обрез, тебе необходимо отдохнуть. Некоторое время я еще смогу поддерживать иллюзию твоего отсутствия. Ложись спать. Да, кстати, постарайся впредь не пользоваться той веревкой, которую позаимствовал у своей Магодор.

– Я и сам сообразил.

– Рад, что у тебя хватило ума. Иди спать, Гаррет.

Кровать показалась мне кусочком небес со взбитыми сливками вместо простыни.


предыдущая глава | Жалкие свинцовые божки | cледующая глава