home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 80

Среда, 09 часов 00 минут, Алмазные горы

Спуск с вершины холма отнял гораздо больше времени, чем рассчитывал Роджерс. Он с двумя солдатами прошел ярдов четыреста поверху, чтобы уйти от расположенного внизу поста зенитчиков. Потом все трое стали спускаться на животах ногами вперед, стараясь ни на дюйм не отрываться от земли. Они натыкались на острые камни, кусты с шипами кололи им руки, и чем ниже они спускались, тем более крутым становился спуск. Каждый не раз терял опору под ногами, цеплялся пальцами за скалу и с трудом удерживался, чтобы не скатиться прямо в северокорейский лагерь. Роджерс был вынужден признать, что место для командной палатки выбрано удачно – подобраться к ней незамеченным днем было трудно, а ночью, даже с приборами ночного видения, практически невозможно.

Роджерс полз первым, за ним – Мур, за Муром – Пакетт. Генерал жестом приказал солдатам укрыться за валуном, который отделяло от палатки командира ракетной части ярдов двадцать. Роджерс остановился, пытаясь уловить хоть какие-то признаки жизни.

Наконец он услышал очень тихие, нарочито приглушенные голоса, но не заметил ни малейшего движения.

Чертовски странно, подумал Роджерс. Наведение ракет на другую цель – это далеко не рутинная операция. Если «нодонги» разбужены и нацелены на новый объект, то командир ракетной части должен быть рядом с ракетами, да и приказ о запуске никто не стал бы отдавать по телефону, подобные распоряжения даются только лично. Роджерс досадовал, что не может разобрать, о чем говорят в палатке. Впрочем, сейчас это не имело большого значения. Остановить запуск ракет можно было одним-единственным способом – ворваться в палатку и убедить того, кто командовал «нодонгами», отменить приказ о запуске. Роджерс был готов биться об заклад, что предпринять ракетную атаку на Японию собирались не северокорейские офицеры. Он повернулся к своим солдатам.

– В палатке два-три человека, – прошептал генерал. – Мы спустимся здесь и остановимся за палаткой. Вы, Мур, прорежете полотно и отступите влево. Все нужно проделать очень быстро. Я войду первым, потом Пакетт, вы – последним. В палатке я поворачиваю налево, Пакетт – направо, а Мур прикрывает фронт. Мы войдем не с ножами, а с автоматами, нам вовсе не нужно, чтобы у кого-то из них появилась мысль позвать на помощь.

Солдаты кивнули. Мур вытащил нож и, прижимаясь спиной к скале, ногами вперед осторожно преодолел последние ярды спуска. Роджерс взял наизготовку «беретту» и последовал за Муром. Пакетт замыкал группу.

Внизу Мур остановился, поджидая товарищей. Все трое укрылись в тени палатки, и Роджерс прислушался. Кто-то негромко говорил:

– ., поймите, у нас здесь много сторонников. Без помощи ваших офицеров эта операция была бы невозможна. Объединение, подобно второй свадьбе, может показаться красивой мечтой, но по сути дела лишено практического смысла.

Очевидно, здесь тон задают уже южнокорейские террористы, подумал Роджерс. Он перевел взгляд на Мура, который медленно встал во весь рост рядом с палаткой и занес длинный нож, зажатый в левой руке. Роджерс и Пакетт, готовые в любую минуту ринуться в палатку, на цыпочках подбежали к Муру.

Если бы только знать, кто из них офицер армии КНДР, а кто – южнокорейский террорист, подумал Роджерс. Он бы убил террориста, не колеблясь ни секунды.

Мур кивнул. Острое лезвие легко прошло сквозь ткань. Мур провел ножом до земли, сделал шаг влево и оттянул на себя полосу палатки. Роджерс прыжком ворвался в палатку, повернулся налево и направил автомат на лысого полковника, который, сидя на койке, прижимал к руке окровавленную тряпку. Раненый полковник был безоружен, и Роджерс сразу понял, что это – северокорейский офицер, взятый в плен двумя террористами. Вслед за генералом в палатке оказался Пакетт. Он направил автомат на офицера, стоявшего справа, схватил пистолет модели 64, прежде чем его владелец успел выстрелить, и упер ствол «беретты» в лоб офицеру.

Через долю секунды в палатке был и Мур. Стоявший у входа адъютант поднял левую руку и бросил пистолет 64. Мур, нацелив «беретту» на крупную голову адъютанта, нагнулся, чтобы подобрать пистолет.

Правой рукой Конг выхватил из-за пояса ТТЗЗ и выстрелил. Пуля попала Муру в левый глаз, он упал, а Конг уже целился в Пакетта.

Роджерс не упускал Конга из поля зрения и, когда адъютант сунул правую руку за спину, перевел ствол автомата на него. Реакция генерала была не настолько мгновенной, чтобы спасти жизнь Мура, но все же Конг получил пулю в лоб, прежде чем успел выстрелить в Пакетта. Скользнув по входному клапану палатки, адъютант мешком свалился на пол, придавив клапан к земле.

Пакетт выдвинув подбородок, сверкая глазами, коротко приказал:

– Не вздумай шелохнуться, мешок с дерьмом. Снаружи донеслись крики солдат. Роджерс перевел взгляд на раненого полковника.

– Мне приходится довериться вам, – сказал генерал, не вполне уверенный в том, что северокорейский полковник его понимает. – Нам нужно остановить эти ракеты.

Роджерс опустил ствол автомата и, сделав шаг назад, жестом предложил Ки-Су встать.

Ки-Су слегка поклонился.

– Вы – предатели! – выкрикнул полковник Сун. Смотрите, как умирает патриот! Сун резко подался вперед, схватил Пакетта за руки и потянул к себе. Пакетт отреагировал так, как его учили действовать в подобных ситуациях в бою – он выстрелил. Сун застонал, согнулся и упал к ногам Пакетта.

Роджерс опустился на колени, попытался нащупать пульс.

– Готов, – сказал он и повернулся к Муру. Конечно, Роджерс видел, что рядовой Мур мертв, но он все же долго держал его за запястье. Потом взял с койки одеяло, протянул его Пакетту, и тот прикрыл тело товарища.

– Полковник, – спросил Роджерс, – вы говорите по-английски?

Ки-Су покачал головой.

– Пу'так хамнида, – вспомнил Роджерс немногие известные ему корейские слова. – Пожалуйста. «Нодонг» – Токио.

Ки-Су кивнул солдатам, появившимся у палатки командира. Поднятой рукой он успокоил их, отдал приказы и показал на тела.

Потом Ки-Су повернулся к Роджерсу и что-то сказал. Роджерс не понял ни слова. Тогда полковник на минуту задумался и медленно произнес:

– Иль ха-на, и туль, сам сэт...

– Один, два, три, – перевел Роджерс. – Вы считаете. Начался отсчет? Нет, тогда вы считали бы в обратном порядке.

– Чиль иль-гоп, са нэт, иль ха-на... – продолжал полковник.

– Семь, четыре, один.., это код? Пароль? – Роджерс похолодел. Он показал на мертвого южнокорейского офицера. – Вы хотите сказать, что он изменил код. Поэтому он предпочел самоубийство – чтобы мы не смогли вытянуть из него цифры.

Роджерс ненадолго задумался. В «нодонгах» система наведения немедленно запускала ракету, если кто-то пытался вывести ее из строя. Если неизвестен код, остановить ракеты невозможно.

– Сколько у нас времени? – спросил Роджерс. – Он-чэ-им-ника?

Ки-Су перевел взгляд на одного из стоявших возле входа солдат и задал ему тот же вопрос. Солдат ответил.

Роджерс понял лишь одно слово: шип йолъ.

Десять.

Через десять минут все три «нодонга» взлетят и возьмут курс на Токио.

Роджерс, воспользовавшись радиостанцией Ки-Су, вызвал Скуайрза и попросил его установить связь по системе ТАС SAT.


Глава 79 Среда, 06 часов 17 минут, Оперативный центр | Оперативный центр | Глава 81 Среда, 19 часов 20 минут, Оперативный центр