home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Вторник, 7 часов 45 минут, Национальное бюро аэрофотосъемки

Это был один из секретнейших и наиболее тщательно охраняемых отделов в одной из самых скрытных организаций мира.

В Пентагоне Национальное бюро аэрофотосъемки занимало сравнительно небольшую комнату без потолочного освещения. Достаточно освещения давали сто компьютеров, расположенных, как в центре управления НАСА, десятью ровными рядами. Сто недремлющих глаз смотрели из космоса на Землю, и каждый из них передавал в бюро в реальном масштабе времени шестьдесят семь черно-белых изображений различной степени увеличения в минуту. Время регистрации каждого изображения записывалось с точностью до сотой доли секунды, так что, сравнивая несколько последовательно сделанных снимков или учитывая другие данные, например сейсмологические, бюро могло определить скорость ракеты или мощность ядерного взрыва, произведенного в любой точке земного шара.

Каждый компьютер был оборудован телевизионным монитором, клавиатурой и телефоном. Один ряд – десять компьютеров – обслуживали два оператора; они вводили координаты новых заинтересовавших кого-то объектов, готовили твердые копии изображений для Пентагона, Оперативного центра, ЦРУ или для союзников США. Для работы в Национальном бюро аэрофотосъемки мужчин и женщин отбирали не менее тщательно, чем для центров управления баз ракет с ядерными боеголовками. Кроме того, всех сотрудников бюро тщательно проверяли на психологическую устойчивость – их не должны усыплять бесчисленные мелькающие черно-белые изображения; они обязаны в течение нескольких секунд точно сказать, что изображено на экране, – киприотский самолет, танк свазилендской армии или солдат в украинской форме; они должны устоять перед соблазном проверить, как идут дела на ферме их родителей в Колорадо или в балтиморском особняке. Космический глаз может осмотреть квадратный фут поверхности планеты в любой ее точке, он способен прочесть заголовки в газете, заглянув через чье-то плечо в парке, и операторы должны удержаться от естественного желания немного поиграть, хотя после многочасового контроля за одной и той же горной грядой, долиной или акваторией океана такое искушение может быть очень велико.

Из застекленной конторки, занимающей одну из стен, за работой наблюдали два инспектора. Они передавали операторам поручения других ведомств, лишний раз проверяли малейшие изменения в ориентации спутников.

Инспектор Стивен Вайенз был давнишним, еще со студенческой скамьи, приятелем Матта Столла. Они закончили Массачусетский технологический институт первым и вторым в своей группе, вместе получили три патента на применение синтетических нейронов для создания искусственного интеллекта, а в захватившей всю страну телевизионной игре «Тревор Макфер» набрали больше всех очков, заняв первое и второе места. Столл не разделял лишь увлечения Вайенза тяжелой атлетикой, что дало их женам повод присвоить мужьям клички Софтвер и Хардвер.

Сообщение Столла поступило по электронной почте в тот момент, когда Вайенз, готовясь к восьмичасовому рабочему дню, удобно устроился в кресле с чашкой кофе и булочкой, обсыпанной шоколадной стружкой.

– Я приму сам, – сказал Вайенз ночному инспектору Сэму Калвину.

Вайенз подъехал на кресле к монитору и забыл про булочку и кофе. Столл сообщал:

Чужой добился своего.

Работает и сейчас.

Пришли 39/126/400.

Проверь, нет ли Чужого и у вас.

– Ну и дела, – пробормотал Вайенз.

– Что случилось? – спросил Калвин. К Вайензу подошли также заместители ночного и дневного инспекторов.

– Что за «Чужой»? – спросил заместитель дневного инспектора Фред Ландвер. – Что это такое?

– Это из фильма «Чужой». Такое существо, которое откладывает свои зародыши в организм человека и использует его как" инкубатор. Матт Столл говорит, что они подхватили вирус. Значит, он может быть и у нас. Еще он хочет взглянуть на Пхеньян. – Вайенз взялся за телефонную трубку. – Моника, бросьте взгляд на точку с координатами долгота 39, широта 126, сделайте снимок с увеличением 400 и сразу перешлите Матту Столлу в Оперативный Центр. Твердой копии не нужно. – Он положил трубку. – Фред проверьте наши программы. Убедитесь, что они в порядке.

– Искать что-нибудь конкретное?

– Не знаю. Просканируйте все подряд и посмотрите, не запищит ли где-нибудь сигнал тревоги.

Вайенз повернулся к компьютеру и набрал ответ Столлу:

Ищу Чужого.

Отправляю на охоту Рипли.

Посылаю 39/126/400 без записи на носитель.

Вайенз осмотрелся, пробежал взглядом по рядам мониторов. Сообщение Столла никак не укладывалось у него в голове. Столл всегда говорил – и Вайенз был с ним согласен, – что у него самая устойчивая к вирусам компьютерная сеть. Если кому-то удалось проникнуть и в такую сеть, это целое событие. Вайенз сочувствовал другу, но в то же время понимал, что Столл, как и он сам, должен быть заинтригован и полон решимости докопаться до сути, разобраться, каким образом это было сделано.


Глава 25 Вторник, 7 часов 35 минут, Оперативный центр | Оперативный центр | Глава 27 Вторник, 21 час 55 минут, Сеул