home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Вторник, 6 часов 03 минуты, база ВВС США Эндрюз

– Сэр, вам действительно будет наплевать, если босс выйдет из себя?

Подполковник Скуайрз и генерал Майк Роджерс бежали по летному полю. Не прошло и минуты после того, как вертолет приземлился на базе, а он уже снова набрал высоту, возвращаясь в Квантико. Вслед за двумя офицерами трусили все бойцы отряда «Страйкер», направляясь к военно-транспортному самолету С-141В, который, стоя на взлетно-посадочной полосе, уже ревел двигателями. Кроме обычной экипировки, Скуайрз нес портативный компьютер «Тошиба сателлайт» с особым лазерным принтером. В памяти компьютера хранились все детали маршрутов полета в двести тридцать семь точек, которые находились в самых разных уголках земного шара, а также подробные карты и примерные планы операций.

– Собственно говоря, с чего Худу выходить из себя? вопросом на вопрос ответил Роджерс. – Я никому не причиняю лишних хлопот.., всегда выслушиваю мнение руководства. Собственное мнение высказываю вежливо и почтительно.

– Прошу прощения, сэр, но вы приказали Кребсу захватить второй комплект обмундирования, а у него тот же размер, что и у вас. Все наши планы рассчитаны на отряд из двенадцати человек. Следовательно, вы заняли место Джорджа, не так ли?

– Вы правы.

– И готов спорить на месячное жалованье, что сделали вы это без санкции Худа.

– Зачем отвлекать его по мелочам? У него и без нас много дел.

– Но, сэр, вы сами назвали по меньшей мере две веских причины, которые могут вывести босса из себя. Сейчас возникла сложная ситуация, а люди находятся не там, где должны быть. Я хочу сказать...

Роджерс нетерпеливо дернул плечом.

– Конечно, поначалу он будет в ярости. Но надолго его не хватит. В Оперативном центре у него идеальная команда, а мы с ним часто не находим общего языка. Он не станет страдать без меня.

– Тогда у меня еще один вопрос, сэр. Разрешите говорить без обиняков?

– Валяйте.

– Здесь у меня тоже идеальная команда. Вы хотите командовать спектаклем или займете место рядового Джорджа?

– Чарли, я не собираюсь сверкать своими звездами. Отрядом командуете вы, и я буду выполнять все ваши приказы. У вас и вашего маленького отряда будет двенадцать часов, чтобы ввести меня в курс всех дел.

– Значит, так вы начинаете рабочую неделю. Представился удобный случай выбраться из-за письменного стола.

– Что-то в этом роде, – согласился Роджерс. Уже у черной громады военно-транспортного самолета он добавил:

– Сами знаете, Чарли, как это бывает. Если оборудование не используется, оно ржавеет.

Скуайрз засмеялся.

– Вы, сэр? Заржавеете? Не думаю. Страсть к сражениям заложена в генах рода Роджерсов – с испано-американской войны, если я не ошибаюсь?

– Да, – поддакнул генерал. – Это был мой прапрадедушка капитан М. Т. Роджерс.

Скуайрз и Роджерс встали по сторонам люка, и под команду подполковника солдаты, не останавливаясь ни на секунду, вбежали в самолет.

У Роджерса радостно забилось сердце. Он всегда испытывал чувство гордости, когда видел американских солдат в деле. Менялась форма, менялись сами солдаты, но это чувство не проходило. Он был среди таких солдат во время своего первого контракта во Вьетнаме, потом служил в форте Дике, получил степень доктора философии в Темплском университете и вернулся в действующую армию, а во время войны в Персидском заливе вел батальоны в атаку.

Теннисон писал, что один взгляд на леди Годиву делал старика молодым. Такое же впечатление производил генерал Роджерс на женщин. Но сейчас он и сам снова чувствовал себя молодым. Когда он поднимался в самолет, ему казалось, что последних двадцати шести лет не было вообще, что ему снова девятнадцать. Скуайрз вошел вслед за генералом.

Роджерс понимал, что, отвечая Скуайрзу, он немного покривил душой. Подполковник был прав. Можно было не сомневаться, что Худа не обрадует самовольный отъезд генерала. При всем своем уме и удивительном таланте посредника и примирителя, Худ терпеть не мог, когда что-то выходило из-под его контроля или делалось без его ведома, а действия генерала Роджерса при выполнении операции в другой части света Худ контролировать никак не мог. Больше того, для Худа превыше всего были интересы всей его команды, и если возникала необходимость послать отряд «Страйкер» в горячую точку, то директор без лишних разговоров посылал солдат; тогда им – а значит, и Роджерсу – доставалась вся слава.., или вся горечь поражения.

Солдаты и офицеры заняли места вдоль борта почти пустого отсека, а наземная служба закончила приготовление самолета к полету. Военно-транспортные «старлифтеры» С-141В были выпущены компанией «Локхид» в 1982 году взамен устаревших С-141А, которые летали с 1964 года и завоевали славу надежнейшего транспортного самолета после вьетнамской войны, когда они ежедневно совершали беспосадочные полеты в Индокитай. Ни в какой другой армии мира не было столь надежной машины.

Фюзеляж «старлифтера» имеет длину 168 футов 4 дюйма (на 23 фута 4 дюйма больше, чем у его предшественника); на фюзеляже лежат крылья размахом 159 футов 11 дюймов. Самолет вмещает 154 солдата, 123 парашютиста, восемьдесят носилок и шестнадцать сидячих мест для раненых или для дополнительного груза. В хвостовой части имеются запасные емкости для горючего, которые позволяют на пятьдесят процентов увеличить обычную дальность полета при полной полезной нагрузке в 70847 фунтов. Если нагрузку уменьшить, то дальность полета возрастает. «Старлифтер» без проблем долетает до Гавайских островов, где его может встретить и дозаправить в воздухе летающий танкер КС-135. От Гавайев самолет долетит до Японии, а от нее до Северной Кореи всего полчаса лету.

Пока экипаж заканчивал предполетную проверку систем, солдаты «Страйкера» занялись инвентаризацией собственного имущества. Помимо личных вещей – камуфляжной форменной одежды без знаков различия, девятидюймового ножа и автомата «беретта 92-F» калибра 9 миллиметров – каждый понесет и долю того имущества, которое принадлежит всему отряду – от картонных коробок с ветчиной и плитками шоколада до полевых телефонов, связанных с радиостанцией ТАС SAT, которая через складную параболическую антенну обменивается сигналами со спутником.

Оставив подчиненных, Скуайрз и Роджерс направились в кабину экипажа самолета. За ними последовал сержант Чик Грей. В полете отряд «Страйкер» ни в чем не нуждался, но сержант должен был справиться у экипажа, нет ли у них пожеланий к его людям, например, расположиться в отсеке по-иному, чтобы равномернее распределить нагрузку (в этом полете таких проблем не возникало, отсек был почти пуст), или помочь в использовании электронного оборудования.

– Вы будете проводить инструктаж? – спросил Скуайрз у Роджерса.

Генералу показалось, что в голосе Скуайрза проскользнула нотка раздражения. Впрочем, возможно, ему просто приходилось напрягать голос, чтобы перекричать рев четырех мощных турбовинтовых двигателей TF33-P7 компании «Пратт энд Уитни».

– Чарли, я вам уже сказал: командуете операцией вы. Я просто забежал на огонек.

Скуайрз усмехнулся. Через распахнутую дверь они вошли в кабину пилотов и представились капитану экипажа, второму пилоту, штурману и радисту.

– Капитан Харрихаузен? – повторил сержант Грей фамилию. Тем временем подполковник стучал по клавишам компьютера, а штурман поглядывал на экран через его плечо. – Вы случайно не тот капитан Харрихаузен, который на прошлой неделе посадил на Аляске DC-10?

– Я тот самый капитан Харрихаузен, офицер запаса ВВС США.

И без того широкое лицо сержанта еще больше расплылось в улыбке.

– Ну и дела! Сэр, на том самолете летел и я со всей своей семьей. Черт!... Так какие у нас были шансы?

– Очень хорошие, сержант, – ответил капитан. – Я семь месяцев летал по маршруту Сиэтл – Ном и согласился на это задание, чтобы наконец-то погреться под теплым солнцем, там, где лед найдешь разве что в чае.

Потом капитан сообщил сержанту давно ему известные правила поведения на борту самолета – что его солдаты должны воздержаться от любимой музыки, пока не будет дано особое разрешение. Тем временем Скуайрз подсоединил свой компьютер к приборной панели штурмана, нажал клавишу и перевел свои данные в систему навигации бортового компьютера С-141В. Перевод занял шесть секунд: не успел Скуайрз закрыть «тошибу», как бортозой компьютер начал сопоставлять маршрут полета с сообщениями синоптиков, которые в течение всего полета будут поступать каждые пятнадцать минут с ближайших к маршруту военных баз США. Скуайрз повернулся к капитану и легонько похлопал по компьютеру.

– Сэр, я был бы вам очень признателен, если бы вы дали мне знать, когда снова включите эту штуку. Капитан кивнул и отдал подполковнику честь. Через пять минут «старлифтер» вырулил па взлетно-посадочную полосу, а еще через две минуты тяжелая машина оторвалась от земли и, повернувшись хвостом к восходящему светилу, взяла курс на юго-запад.

Сидя под раскачивающейся лампочкой в широком, почти пустом отсеке, генерал Роджерс невольно задумался о возможных последствиях своего самовольного участия в операции. Оперативный центр существовал только полгода, а его не очень щедрый бюджет в двадцать миллионов долларов в год черпался из денег ЦРУ и Министерства обороны. Формально такой организации вообще не было, и, случись крупная неприятность, президенту будет проще простого прекратить деятельность центра.

Правда, первая операция Оперативного центра, в ходе которой удалось обнаружить и обезвредить взрывное устройство на борту космического челнока «Атлантис», если не потрясла Лоренса, то по крайней мере доставила ему большое удовольствие. В сущности, тогда всю работу сделал их компьютерный гений Матт Столл, а директор Худ был горд и недоволен одновременно, потому что, питал глубокое недоверие к электронике и компьютерам. Возможно, причина этой недоверчивости крылась в том, что сын неизменно оставлял его в дураках при игре в «нинтендо».

Но когда в Филадельфии погибли два заложника, президент был вне себя, хотя выстрелы прогремели со стороны местных полицейских, которые приняли заложников за террористов. Президент расценил инцидент как неудачную попытку Оперативного центра взять ситуацию под свой контроль, и в какой-то мере был прав.

Теперь им предстояла новая операция, но в чем будет заключаться ее суть, оставалось неизвестным. Нужно ждать инструкций от Худа. Впрочем, Роджерс знал наверняка, что если отряд «Страйкер» отклонится от выполнения приказов хотя бы на шаг и это случится в тот момент, когда с отрядом будет второй человек Оперативного центра, то их центр прикроют так быстро, что Худ не успеет разозлиться.

Щелкнув пальцами, Роджерс вспомнил бессмертные слова астронавта Алана Шепарда, когда он ждал запуска «Меркурия» в космос: «Господи, пожалуйста, не дай мне опозориться»


Глава 17 Вторник, 6 часов 02 минуты, Оперативный центр | Оперативный центр | Глава 19 Вторник, 20 часов 19 минут, Сеул