home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6. НОЧНЫЕ УБИЙЦЫ

– Ну, и что я сделал не так? – с горечью спросил Рикус. – Почему эти беглые рабы не захотели присоединить к нам? Почему я не смог их уговорить?

– Это не их война, – коротко ответила Ниива.

– А должна быть наша общая, – настаивал Рикус. – Они могли бы перестать прятаться и поселиться в Тире.

– Не все хотят жить в большом городе, – Ниива откинула в сторону очередной камень и добавила: – Не все хотят сражаться с урикитами. Не все мечтают отомстить роду Лубар.

– Ты права, – кивнул Рикус, по-своему понимая слова партнерши. – Они трусы. Если им хочется дрожать от страха в своем гнездышке, то чего ради я поведу их к свободу?

– Точно.

– Глупцы… – печально покачал головой мул.

Этот вечер Рикус и Ниива решили провести вдвоем, в стороне от

легиона, на вершине небольшого холма из бурого известняка. Из предгорий веяло прохладой. Впереди раскинулось желтое песчаное море. Висящее над самым горизонтом солнце заливало алым светом в грани барханов, между которыми легли густые аметистовые тени. Вдали река выплескивалась из устья узкого ущелья. Она извивалась по песку и исчезала под неумолимыми желтыми барханами.

Там, недалеко от устья, росла маленькая рощица деревьев заал. Голые стволы и похожие на фантастические веера кроны отчаянно стремился Рикус. Качались на ветру зеленые кроны, словно приглашая гладиаторов наполнить бурдюки и окунуть усталые ноги в прохладную чистую воду.

К сожалению, Рикус мог больше не спешить. К тому времени, как его легион вышел из ущелья Кес'трекел, К'крик уже вернулся из разведки.

– Хафлинги урикитов ушли от озера, – сообщил он, – а Маетан так и не появился.

В общем, противник бесследно растворился в песках.

– Если ты думаешь, что поспишь тут, как в поместье Агиса, – сказала Ниива из-за спины мула, – то здорово ошибаешься.

Рикус оглянулся. Его партнерша тщетно пыталась расчистить от камней маленький пятачок земли. Увы, сколько бы камней она ни отбрасывала, на их месте оказывались новые.

– Я рад, что мы нашли время побыть вдвоем. – Рикус взял женщину за руку. – Здесь нет урикитов. – Он показал на далекую рощу деревьев заал. – И как только Маетан догадался, что в оазис лучше не соваться?

– Каилум говорит, что других оазисов поблизости нет, – заметила Ниива, разглаживая бугры мускулов на спине гладиатора. – Даже если бы мы и не преследовали его, Маетан не мог не догадаться, что мы выйдем к этому оазису.

– Возможно, – пожал плечами мул. – Но как он узнал, что мы хотим его поймать? Я думаю, его кто-то предупредил.

Ниива заставила мула повернуться к ней. Остатками воды она смыла пыль и грязь со своего тела и теперь осталась в одном зеленом нагруднике и набедренной повязке – такое же одеяние было на ней, когда они убили Калака. Заходящее солнце окрашивало одну половину ее грациозной фигуры нежным румянцем, оставляя вторую в загадочной тени.

– Если даже кто-то и впрямь нас предал, – сказала она, – то как он связался с Маетаном?

– С помощью Пути, – ответил Рикус. – Маетан ничуть не слабее Агиса. А может, даже сильнее. И не забывай о Хаману. Если Маетан и не в силах напрямую связаться со своими шпионами, он всегда может воспользоваться чем-нибудь вроде вот этого… – мул вытащил из-за пояса кристалл оливина, который забрал обратно у поверженного Врога.

– Все возможно, – неохотно согласилась Ниива. – Но кто способен на такую подлость?

Рикус повернулся лицом к ущелью, из которого они так недавно вышли. В предвечерних сумерках оно выглядело черной тенью, прорезавшей сплошную гряду холмов.

– Беглые рабы.

– Кес'трекелы? – поразилась Ниива. – С чего ты взял?

– Они все время старались нас задержать, – объяснил мул. – Сперва поймали наших разведчиков. Затем решили взять в плен нас самих. Даже после того, как я убил Врога, они продолжали сопротивляться. И как я сразу не догадался – их подкупил Маетан.

– Если они не захотели присоединиться к армии Тира, это еще не значит, что они шпионы Маетана, – заметила Ниива.

Взяв мула за руку, она потянула его к импровизированной постели.

– Все сходится, – настаивал Рикус, не двигаясь с места. – Пока мы не прошли мимо гнезда Кес'трекелов, Маетан, похоже не подозревал о логове. И чего ради рабы стали бы сражаться с нами? По-моему, все ясно.

– Они сражались потому, что хотели сохранить в тайне расположение своей пещеры, – сказала Ниива. – А нам они не доверяли, – обреченно вздохнув, она отпустила мула и, подойдя к сделанному ею ложу, положила на него свою накидку. – И знаешь, я их не виню. Особенно после того, что сделал Тихиан.

– Может, и так, – снова вздохнула Ниива, – камень все еще у тебя. Свяжись с Тихианом. Спроси, правду он сказал Врогу или нет.

От подобного предложения Рикус на мгновение даже опешил. Потом, поняв, что ведет себя глупо, мул усмехнулся.

– И все-таки – это Кес'трекелы, – проворчал он.

Вытащив из-за пояса Кару Ркарда, Рикус уселся. Стоило руке мула коснуться рукояти, как ночь ожила бесчисленными, прежде неразличимыми звуками. Сверху доносилось приглушенное хлопанье кожистых крыльев летающей ящерицы. Совсем рядом шуршала по камням змеиная чешуя, а в стороне какой-то грызун отчаянно рылся в каменистой почве, то ли прячась от хищника, то ли в поисках ужина. Рикус не стал прислушиваться: с заходом солнца многие жители пустыни выходили на охоту.

– Положи меч, – приказала Ниива, – и иди сюда.

Она крепко поцеловала Рикуса, одновременно расстегивая его Пояс Ранга. Щелкнула пряжка, и мул ощутил, как в нем просыпается безумное и жгучее желание, разбудить которое могла одна лишь Ниива.

Небрежное движение руки, и пояс со стуком упал на камни. Желание растаяло, словно сон.

– Осторожнее! – воскликнул мул, поспешно поднимая пояс.

– Ну, знаешь, – возмутилась Ниива. – Или эта никчемная кожа, или я!

– Это не просто «никчемная кожа», – возразил Рикус. – Это моя судьба.

– Судьба?! – переспросила она. – Знаешь, Рикус, мне кажется, ты принял слова выжившего из ума гнома слишком близко к сердцу.

– Нет, нет, – замотал головой мул, осторожно укладывая пояс на землю рядом с мечом. – Я действительно так думаю. Люди сами творят свою судьбу. Мне суждено вести легионы к свободе.

– Может, тебе стоит подумать еще немного? – ехидно спросила женщина. – Пока что у тебя только один легион, да и тот ты несколько раз чуть не потерял.

– Когда это? – нахмурился Рикус.

– Ну, например, в Кледе. Если бы Каилум не спас тебя от Маетана, от твоего разума остались бы одни воспоминания, а мы все сейчас вкалывали на обсидиановых копях Урика.

– Но Каилум же мне помог. Не так ли? Мы убили более пятисот урикитов…

– И потеряли Книгу Королей Кемалока, – прервала его Ниива. – Что касается Врога и его племени… хорошо еще, что там не началась настоящая битва. Один жрец солнца не смог бы разрушить их скальную крепость.

– Но этого же не потребовалось, – заметил Рикус, стараясь не показать, как сильно задели его слова Ниивы. – Послушай, что ты хочешь доказать? Мне казалось…

– Я говорю тебе правду, – снова прервала его женщина, – потому, что люблю тебя. Потому, что люблю Тир. – Она плотно завернулась в свою накидку. Ее романтическое настроение исчезло вслед за скрывшимся за горизонтом солнцем. – Мне больно тебя слушать. Раньше ты говорил по-другому.

– Ну, разумеется, – легко согласился мул. – До того, как мы убили Калака, у меня была одна цель в жизни: стать свободным. – Он поправил набедренную повязку, чтобы хоть немного защитить себя от обжигающего жара раскалившихся за день камней. – Теперь я свободен. И у меня появилась новая цель. Да и не только у меня – у всех нас – у меня, у тебя, у Садиры, и даже у Агиса.

– Меня можешь не впутывать, – нахмурилась Ниива.

– Да нет, ты послушай, – покачал головой Рикус, кладя руку женщине на колено. – Агис и Садира защищают Тир изнутри, например, от Тихиана. Мы же с тобой должны справиться с опасностью извне – с врагами вроде Маетана и урикитов.

Ниива повернулась к мулу.

– Рикус, – начала она, и в ее зеленых глазах загорелась надежда, – Что ты хочешь этим сказать?

Такое выражение лица у своей партнерши мул видел и раньше. И теперь чувствовал себя так же неуютно, как и тогда.

– Я не совсем тебя понял, – протянул он, догадываясь, что Ниива усмотрела в его словах больше, чем он в них вкладывал.

– Давай я тебе помогу, – предложила женщина, глядя мулу прямо в глаза. – Ты хочешь сказать, что наконец-то сделал выбор между мной и Садирой?

Рикус отвел глаза. Он мог только гадать, каким образом разговор о его судьбе превратился в допрос на его самую нелюбимую и болезненную тему. С того дня, как они убили Калака, Ниива донимала Рикуса, чтобы он прекратил любовную связь с Садирой. Она утверждала, что теперь, когда они свободны, настало время подумать о будущем и вверить свои сердца друг другу. Рикусу все это, однако, весьма напоминало карцер. Он любил Нииву, но расставаться даже с каплей завоеванной свободы ему вовсе не улыбалось… Особенно если при этом надо отказаться от Садиры.

– Просто скажи: да или нет, – не услышав ответа, сказала женщина.

– Как тут можно…

– Да или нет, Рикус.

– Нет, я не сделал выбора, – ответил мул.

– Я возвращаюсь в лагерь, – Ниива встала и плотнее запахнулась в накидку. – Посиди тут один, поразмышляй о своем предназначении.

Подхватив с земли свой тяжелый боевой топор, она быстро пошла обратно к бивуаку легиона. Сгущались сумерки, и ничего не видевшая в темноте Ниива спотыкалась на каждом шагу. Но это ее не остановило. Вполголоса ругая Рикуса, словно это он был виноват в окутавшем пустыню мраке, женщина, не разбирая дороги, спешила к лагерю.

– Подожди, Ниива! – закричал Рикус, застегивая Пояс Ранга. – Если ты сломаешь ногу, то задержишь продвижение всей армии!

В ответ он услышал только разухабистую ругань.

Рикус подобрал меч и двинулся было за своей партнершей, но внезапно замер. Вместо хлопанья крыльев и шелеста змеиной чешуи по камням – тишина. Только еле слышные посвистывания и пощелкивания. Странные звуки. Если бы не Кара Ркарда, Рикус никогда бы их не услышал.

– Стой, Ниива, – зашипел мул, устремляясь в погоню.

– Это еще зачем?

– Там кто-то есть! – ответил мул.

Ниива замерла, подняв свой топор.

– Надеюсь, ты не хитришь со мной?

– Нет, – заверил ее гладиатор.

Встав рядом с женщиной, он пристально вглядывался в сумрак, пытаясь заметить какое-либо движение. Но кругом – только неподвижный песок, тут и там утыканный столь же неподвижными камнями. И зрение гнома сейчас не могло помочь. Только что скрывшееся за кольцевыми горами солнце оставило в небе красную полосу заката. Слишком темно для человека и слишком светло для гнома.

– Они где-то между нами и лагерем, – прошептал мул, беря Нииву за руку.

– Кто «они»? – спросила она, сбрасывая с плеч накидку.

– Не знаю, – покачал головой мул, – я слышу их с помощью Кары, но пока не вижу.

Внезапно посвистывание и пощелкивание смолкли.

Рикус чертыхнулся.

– Приготовься, – сказал он, решив больше не шептаться.

Они начали понемногу отступать, и вскоре вернулись на вершину холма, где собирались провести ночь.

– Может, это стая диких трикринов? – предположила девушка.

В отличие от К'крика, большинство трикринов не знали цивилизации. День и ночь они рыскали по пустыне в поисках добычи. Порой, в особо голодную пору, они не брезговали и разумными созданиями.

Мул вертел головой, но ничего не мог разглядеть. Цвета смешались, однако поблизости он не видел ничего большого и угловатого, вроде трикрина.

– Вряд ли это они, – засомневался Рикус.

Мул еще не договорил, когда его усиленный волшебным мечом слух уловил шорох песка у них за спиной. Стукнулись друг о друга сдвинувшиеся под чьей-то ногой камни. Мул круто повернулся и успел заметить, как маленький трехфутовый человечек нырнул в тень под большим камнем. Страх железной лапой жал сердце.

– Хафлинги, – прошептал он.

– Лучше бы ты сказал трикрины, – отозвалась Ниива. Она мгновение помолчала и добавила. – Если я упаду, не дай им меня съесть… во всяком случае, живой.

– Ты лучше не падай, – посоветовал мул. – Когда ты упадешь, боюсь, мое положение будет не лучше.

Рикус и Ниива уже встречались с хафлингами. Тогда они вместе с Агисом и Садирой отправились в лес полуросликов за волшебным копьем, необходимым для убийства Калака. Маленькие охотники легко одолели тирян, не помогло ни колдовство Садиры, ни мастерство Пути Агиса. Лишь с большим трудом аристократу удалось убедить вождя хафлингов отказаться от царского пира из свежих путешественников.

Спина к спине гладиаторы ждали атаки. Прошла, наверно, целая вечность – и ничего…

– Может, они передумали? – предположил Рикус.

– Ты серьезно так думаешь? – с насмешкой спросила Ниива. – Это не обыкновенные охотники. Это убийцы из Урика.

Мул был вынужден согласиться со своей партнершей. Хафлинги редко покидают родные леса. Случайная встреча с лесными охотниками посреди пустыни… нет, это явная нелепица.

Внезапно мул услышал шорох ног по камням, а сразу вслед за этим – звон тетивы маленького лука.

– Ложись! – заорал он, падая сам и валя на землю Нииву.

Крохотная стрела врезалась в камень рядом с Рикусом. Она была не длиннее ладони, но мул на собственном горьком опыте знал, что она смазана сильным ядом, способным за несколько секунд свалить с ног кого угодно.

– Ну, и как мы отсюда выберемся? – сдавленным голосом спросила Ниива. Иначе она говорить не могла: мощная рука Рикуса плотно прижимала ее голову к земле.

Рикус огляделся. В дюжине ярдов справа он слышал оживленно пересвистывающуюся пару хафлингов. И это все.

– Придется ползти, – решил мул.

Неохотно оставив свой громоздкий стальной топор, Ниива поползла за Рикусом. Они продвигались вперед дюйм за дюймом, в кровь раздирая кожу об острые камни. Уже через несколько ярдов за гладиаторами тянулся кровавый след.

Мул изо всех сил старался ползти осторожно, не задевая мечом о камни. Но несмотря на все усилия, совсем бесшумно тиряне двигаться не могли. Они тяжело дышали – и тут уж ничего нельзя было сделать. Время от времени они случайно сдвигали камешек, и тогда в ночи раздавался стук. Рикус ничуть не сомневался, что хафлинги без труда следят за их продвижением. И тем не менее, мул полз дальше – он просто не знал, что еще делать.

Откуда-то слева послышался звон тетивы, потом еще раз. Две стрелы ударили в камни перед самым носом гладиатора, Рикус выругался. Острием меча он аккуратно откинул стрелы в сторону. Он подозревал, что даже от ничтожной царапины они с Ниивой потеряют сознание.

– Почему они не показываются? – шепотом спросила Ниива. Не дождавшись ответа, она задала другой вопрос. – Как ты думаешь, сколько их?

– Не меньше двух, но не больше десятка, – отозвался мул. – Трудно сказать наверняка. Давай, ползи.

– Зачем? – В голосе Ниивы послышался страх – такого Рикус еще никогда не слышал.

– Возможно, они нас и слышат, – объяснил мул, – но пока мы лежим, им в нас не попасть. Во всяком случае, если мы их не видим, то и они нас, скорее всего, тоже. Одному из нас надо добраться до легиона и поднять тревогу.

– Хафлинги хотят прикончить нас, – прошептала женщина. – Они вовсе не собираются нападать на легион. Даже мне ясно: их слишком мало, чтобы атаковать две тысячи воинов. А вот для того, чтобы прикончить командира, хватит двух убийц.

– Ты права, – согласился мул и еще раз мысленно проклял Кес'трекелов, надоумивших, как ему казалось, Маетана устроить западню. – Ты права, но это ничего не меняет. Ползи… Чего ждать, пока они нас найдут.

Гладиаторы ползли и ползли, а хафлинги двигались за ними следом. Они непрерывно пересвистывались, видимо, уточняя местоположение друг друга и своих жертв. Изредка то один, то другой хафлинг стрелял в гладиаторов. Несколько раз крохотные стрелы попадали в камни буквально в каком-то футе от головы Рикуса.

– Может, позвать на помощь? – спросил мул, когда позади осталось ярдов пятьдесят каменистой пустоши.

– Ты что, спятил? – прошипела Ниива. – Все равно никто не услышит. Только хафлинги.

– Да это так, шальная мысль… – сам понимая, что сморозил глупость, отозвался мул.

Время от времени гладиаторы останавливались отдохнуть. Во время одной из таких пауз мул услышал едва заметный стук камней далеко за пределами сомкнувшегося вокруг них с Ниивой кольца хафлингов. Сперва мул решил, что это еще один полурослик, но потом, прислушавшись, понял, что это не так.

– Там кто-то еще, – прошептал он на ухо Нииве. – За хафлингами…

– Кто-то из легиона? – с надеждой в голосе спросила девушка.

– Мы же ясно сказали, чтобы нас не беспокоили, – покачал головой мул. – Скорее всего это урикит.

– Тогда давай найдем его и прикончим, – Ниива повернула туда, откуда, как утверждал Рикус, доносился новый звук. – Может, это командир хафлингов.

Не споря, Рикус последовал за своей партнершей. Как и Нииве, ему ничего так не хотелось, как найти противника, с которым можно по-настоящему сразиться. Полурослики, разумеется, будут держаться на расстоянии, но если повезет, тот, кто за ними присматривает, может оказаться менее осторожным.

Изменение направления движения вызвало настоящую бурю пересвистываний и пощелкиваний. Рикус засек не меньше девяти хафлингов. Обычно он не считал девять противников серьезной опасностью. Мул видывал и не такое. Но при мысли о скрывающемся в ночи десятки полуросликов у мула даже мурашки бежали по спине. На всякий случай он решил ничего не говорить Нииве.

Они проползли не больше десяти ярдов, когда совсем близко Рикус услышал шорох накладываемой на тетиву стрелы. В каком-нибудь ярде от них из-за камня поднялась маленькая фигурка полурослика.

– В сторону! – крикнул мул.

Тренькнул лук. Ниива едва успела откатиться в сторону, как туда, где она только что лежала, вонзилась крохотная стрела.

Рикус ринулся на хафлинга. Мощный прыжок – острие его меча вонзилось полурослику точно в живот. Кара Ркарда вошла в тело с поразительной легкостью. Глаза хафлинга широко раскрылись, но он не издал ни звука. Вместо этого, выхватив из колчана за спиной новую стрелу, он повалился вперед, стараясь задеть мула острием.

Рикус отшатнулся. Потом с силой ударил хафлинга свободной рукой по голове. Череп хрустнул. Безжизненное тело полурослика свалилось на песок.

Звон тетивы впереди. Две стрелы вонзились Рикусу в широкий кожаный пояс. Вскрикнув от неожиданности, мул как подкошенный, повалился на землю.

– Рикус! – услышал он крик Ниивы.

Еще одна стрела со звоном отскочила от большого камня рядом с головой женщины. Она поспешно откатилась в сторону.

– Ты ранен? – шепотом спросила она.

К неописуемому облегчению мула, ни одна из стрел не пробила толстую кожу.

– Они попали в пояс, – сообщил он, осторожно выдергивая стрелы и откидывая их подальше.

Он пополз было к Нииве, но опять заговорили луки, и его партнерше опять пришлось откатываться в сторону.

– Они хотят разделить нас, – воскликнула Ниива.

– Ну и пусть, – ответил Рикус.

Он понял, что, пытаясь держаться вместе они только облегчают хафлингам их работу.

– Ползи дальше. Сделаем круг и снова встретимся. Там, впереди…

Звон тетивы – и теперь уже Рикусу пришлось поспешно откатываться в сторону.

Мул полз быстро как только мог. Ниива вполне могла сама за себя постоять. А даже если нет, то не имело особого смысла погибать вдвоем – этим никому не поможешь. Он все дальше удалялся от убитого им хафлинга. Все реже тренькали маленькие луки, все тревожнее становился посвист полуросликов.

Небо стало совсем черным, растаял багрянец заката. Луны еще не поднялись, лишь холодные звезды безразлично мерцали в ночи. Мул с облегчением вздохнул. Теперь, когда наконец-то стало по-настоящему темно, его зрение гнома рисовало светящиеся силуэты камней, земли и хафлингов. Теперь у них с Ниивой появился пусть и небольшой, но шанс. Хафлинги в отличие от гномов и эльфов, не обладали ночным зрением. Рикус надеялся, что ему удастся подобраться к своей партнерше, не превратившись при этом в мишень.

Но буквально через несколько секунд его оптимизму пришел конец. Откуда-то со стороны Ниивы донесся удивленный крик полурослика. Затем – звон тетивы, ругань Ниивы, глухие звуки ударов.

– И не тыкай в меня этой дрянью! – услышал мул голос женщины.

Громкий треск, словно сломалось древко копья, или, скажем, спинной хребет полурослика. Что-то мягкое упало на камни. Затем тяжелые шаги Ниивы заторопились куда-то вбок, подальше от места столкновения.

Стук камней и треньканье луков – несколько хафлингов, светящихся мягким красным светом на фоне оранжевых камней, бросились в сторону Ниивы. Вскочив на ноги, Рикус издал боевой клич и ринулся на помощь. К сожалению, он не знал, где точно она находится. Даже его ночное зрение не могло пронзить тьму больше, чем на десяток-другой ярдов.

Но вот впереди показалось красное свечение живого тела. Полурослик. Надеясь использовать ночную слепоту хафлингов, мул тихонько поднял меч. Он подобрался уже совсем близко, когда хафлинг встрепенулся, наклонил голову, словно прислушиваясь и, повернувшись, нацелил свой лук прямо в грудь Рикусу.

Мул ничком бросился на землю. Он мог только поражаться тому, с какой точностью, по еле слышному шуму шагов, хафлинг вычислил местоположение противника. Падая, гладиатор пребольно ударился коленом об острый камень. Мул даже закусил губу, чтобы не закричать.

Зазвенела тетива, и стрела голубой молнией пронеслась над головой Рикуса. Осторожно поднявшись, мул взглянул на полурослика, зажавшего в руке еще одну стрелу словно кинжал. Хафлинг даже глаза закрыл, полагаясь только на слух.

Нагнувшись, Рикус тихонько подобрал увесистый камень. Прицелившись, он метнул его в полурослика и сразу же бросился в атаку. Камень угодил маленькому стрелку точно в лоб. Мул уже занес меч для удара, но тут хафлинг совершенно неожиданно прыгнул на гладиатора.

Проклиная все на свете, мул поспешно отскочил и, поскользнувшись на камнях, тяжело повалился на землю. Хафлинг тоже не сумел удержаться на ногах. Не пытаясь встать, мул вслепую рубанул мечом. Промах. Рикус повернулся. Он двигался очень быстро, но его противник чуть не оказался быстрее.

Рикус едва успел отбить вооруженную отравленной стрелой руку.

Короткий взмах меча – и голова полурослика покатилась по земле. Все кончено.

За спиной Рикуса, там, куда убежала Ниива, послышался громкий треск. На миг вспыхнуло ослепительно красное пламя. Мул решил, что его партнерша нарвалась на одного из урикитских темпларов.

– Ниива! – закричал мул, вскакивая.

Острая боль пронзила поврежденное колено, и мул чуть не упал. Но тут, к неописуемому облегчению Рикуса, Кара Ркарда донесла до его ушей голос Ниивы:

– Рикус еще жив, – говорила она. – Пошли!

Не особенно задумываясь, с кем, собственно, она разговаривает, гладиатор захромал ей навстречу.

Но буквально через несколько шагов ему пришлось остановиться. Прямо перед ним стояли четыре хафлинга с натянутыми луками. Все четверо целились в Рикуса и выстрелили практически одновременно.

Проклиная свое невезение, Рикус нырнул в сторону.

Его ноги еще не оторвались от земли, когда четыре стрелы вонзились (странное совпадение) в пояс Ранга.

Ужасающий громовой удар разорвал ночь. Все кругом озарилось обжигающим оранжевым светом. Ночное зрение растаяло, словно мираж. Огненный ураган пронесся над головой Рикуса. Ослепленный оранжевой вспышкой, оглушенный громом, обожженный ветром, он, закрыв глаза, вжался в землю.

Перед глазами плыли круги. В ушах звенело. Рикус понимал, что сейчас он отличная мишень для хафлингов. Мул не сомневался, что ему уже не суждено узнать, что произошло. Каждую секунду он ожидал почувствовать острие кинжала, входящего ему под ребра, или ощутить десятки маленьких стрел, вонзающихся в незащищенную спину. Инстинкты требовали: вставай и сражайся. Но мул, понимая, что движение только привлечет к нему внимание, не двигался с места. Пока силы не вернулись, он беспомощен.

Каково же было его удивление, когда он услышал рядом голос Ниивы:

– Рикус, ты в порядке?

Мул поднял голову. Как сквозь туман, он увидел силуэт женщины на фоне стены оранжевого пламени, бушевавшего там, где минуту назад стояли четыре хафлинга.

– Ниива! Ты жива!

– Ну разумеется, – пожала плечами его партнерша. – Они же пытались убить не меня, а тебя!

– Меня? – нахмурился Рикус.

– Когда ты закричал, они обо мне и вовсе забыли, – пояснила Ниива. – Скажи-ка лучше, ты не ранен?

– Не знаю, сейчас нет времени выяснить, – Рикус попытался подняться. – Пошли…

– Не волнуйся, – поспешила успокоить его Ниива. – Хафлингов больше нет. Ну, так что, ты ранен?

Рикус еще больше нахмурился, но потом решил не спорить. В конце концов, если бы вокруг еще оставались полурослики, они бы уже давно напали.

– В меня попало наверно с полдюжины отравленных стрел, – сказал Рикус, – но они все угодили в Пояс Ранга. – Он указал на четыре крохотные стрелки, застрявшие в толстой коже. – Иначе я был бы уже мертв.

– Дайте-ка я посмотрю, – раздался за спиной мула хорошо знакомый голос. Бывает, что раненый не замечает своих ран…

Оглянувшись, Рикус увидел направляющегося к нему гнома.

– Каилум? – удивился он.

– А кто, по-твоему, вызвал огненную стену, которая спасла тебе жизнь? – спросила Ниива.

– Что ты здесь делаешь? – прорычал Рикус, не обращая внимания на ее слова. – Я же ясно сказал, чтобы нас с Ниивой никто не беспокоил.

– Это чистая случайность, – потупился гном. – Я совершал свой ежевечерний ритуал солнечного заката.

– Ни разу не видел тебя исполняющим какие-то ритуалы, – проворчал мул. Прищурившись, он окинул гнома оценивающим взглядом. – По-моему, ты лжешь.

– Да зачем ему врать? – вмешалась Ниива.

– Может, это не Кес'трекелы предупредили Маетана о наших замыслах? – процедил мул, хватая гнома за горло. – Может, это был Каилум?

– Ты с ума сошел! – рявкнула Ниива, вырывая гнома из цепких рук гладиатора.

– Вовсе нет, – не сдался Рикус. – Он пошел вслед за нами, чтобы показать хафлингам, где мы ляжем спать.

– Нет, – прохрипел Каилум, потирая шею. – Я уже сказал, это просто совпадение. Ты никогда не видел, как я совершаю ритуалы, потому что я должен выполнять их в одиночестве.

– Ерунда, – фыркнул Рикус.

– Во всяком случае, это больше похоже на правду, чем твои обвинения, – заметила Ниива. – Если Каилум предатель, то зачем он спас нас от хафлингов?

– А я почем знаю?! – воскликнул Рикус, не в силах найти достойный ответ. – Он шпион, и все тут.

– Что бы ты ни думал о моих ритуалах, – сказал гном, – ты должен понимать, что у меня есть все основания ненавидеть Маетана. Я не шпион. А теперь дай-ка я осмотрю твой живот. Если стрелы все-таки тебя задели, сила солнца выжжет яд из твоей крови.

– Тебе дожидаться, – язвительно сказала она, – до рассвета к легиону так мы не вернемся.

Каилум немедленно принялся осматривать своего недоверчивого пациента. Ниива расстелила на камнях Пояс Ранга и Рикус увидел еще две стрелы помимо тех четырех, о которых уже знал. Судя по всему, они должны были вонзиться мулу в спину, когда он полз между камней. Тогда Рикус их даже не заметил.

– А ты говорила, что это никчемная штука, – напомнил мул, показывая на пояс.

Ниива только растерянно покачала головой.

– Все стрелы попали точно в Пояс, – поразилась она. – Как может так везти?

– Причем тут везение? – удивился Каилум. – По-моему, это обычное колдовство.


5. КОЛЬЦО ВРОГА | Алый легион | 7. ВОЗВРАЩЕНИЕ УМБРЫ