home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. ВОРОТА РАБОВ

Удар кнута обжег плечи Рикуса.

– Ниже голову, мальчик! – хрипло приказал надсмотрщик.

Гладиаторы явно вошли в роль. Десяток тирян, одетых в туники стражников Маклы, гнали к воротам Урика большую группу рабов, тащивших тяжелые тюки с обсидианом. Внутри тюков было спрятано оружие.

Несмотря на приказ надсмотрщика, Рикус оглядывался по сторонам. Как и прочие ворота Урика, Ворота Рабов были квадратными и без каких-либо украшений. Они стояли в конце узкой улочки, мощеной булыжником. По бокам ее высились стены с барельефами, изображавшими идущих на задних лапах львов. С одной стороны львы выходили из ворот с мечами и копьями, с другой – возвращались, нагруженные трофеями, добытыми в покоренных ими городах. Красные зубцы в форме львиной головы, шли по верху стены, а из-за них на процессию глядело более сотни лучников.

– Объясни-ка мне еще раз, зачем мы сюда пришли, – шепотом обратилась к Рикусу Ниива.

– Во-первых, чтобы спасти легион. Во-вторых, чтобы найти Книгу Королей Кемалока – отозвался мул.

– И как мы этого добьемся? – поинтересовалась она, хмуро глядя на тяжелые каменные ворота.

– Когда мы окажемся внутри, Джасила поведет легион в город. Мы освободим рабов Урика и встанем во главе восстания. Тогда Хаману придется отозвать свои легионы из пустыни. Вот тут-то мы и захватим Книгу и вместе с рабами, которые пожелают к нам присоединиться, вернемся домой.

– Как-то непохоже, что легионы Урика покинули город, – заметила Ниива, с опаской поглядывая на усыпавших стены лучников.

– Ни один король не рискнет остаться совсем без охраны, – успокоил ее Рикус. – Это всего лишь небольшой гарнизон. Когда мы его перебьем, бери Каилума с гномами и отправляйся искать книгу. А я займусь городом…

– Боюсь, это будет не так просто, – нахмурилась Ниива. – Может, Хаману как-то прознал о нашем плане? Такая мысль не приходила тебе в голову?

– Последние мгновения не приходила, – отозвался Рикус. – Но если он все знает, зачем пускать нас в город?

– Может, он считает, что это проще, чем гоняться за нами по пустыне, – ответила Ниива. – Кроме того, когда мы окажемся внутри, спрятаться нам будет уже негде.

– Нет-нет, – покачал головой мул. – Хаману не может знать о нашем замысле. Я ведь даже вам ничего не говорил до самого последнего момента…

Ниива предпочла не возражать.

Дальше они шли молча. Цепочка гладиаторов исчезала в приоткрытых воротах в крепостной стене. Кто-то упал, и колонна смешалась. Мгновение спустя Рикус и Ниива оказались рядом с упавшим воином. К неописуемому удивлению мула, им оказался никто иной, как Каилум.

Быстрым движением Ниива подняла гнома на ноги и втолкнула обратно в ряды «рабов».

– Что здесь делает гном? – схватил Нииву за руку Рикус, как только они прошли ворота и оказались в городе.

– Ты же сам сказал, что я за него отвечаю, – сердито оправдывалась женщина.

– Я также приказал ему оставаться с Джасилой и остальными, пока легион не пойдет в атаку, – прорычал мул. – Если он сейчас поднимет тревогу…

– Каилум не шпион, – вскинулась Ниива. – Кроме того, если ты действительно хочешь, чтобы твой безумный план сработал, нам понадобится его колдовство.

– Рикус, – сказал Каилум, – я никогда не сделаю ничего такого, что причинило бы вред Нииве. И я хочу найти Книгу Королей Кемалока ничуть не меньше тебя.

Рикус не стал спорить. Глядя поверх голов, он увидел, что они приближаются к узкому проходу с белой мостовой. По обеим его сторонам высились желтые стены, утыканные острыми кусками обсидиана. Кое-где в них были сделаны ворота. В центре прохода находилась огромная гранитная глыба, готовая в любой момент сорваться вниз по крутому каменному желобу. Она была установлена на больших деревянных катках. На месте ее удерживал толстый, как ствол дерева, канат. Рядом стояли темплар Хаману и двое великанышей, вооруженных стальными топорами. От возможной атаки их защищал небольшой отряд городской стражи в кожаных панцирях и с длинными обсидиановыми мечами.

Гладиаторы медленно продвигались вперед… И тут в сознании Рикуса появилась Тамар. Ее внешний вид быстро менялся: из раскосой женщины с длинными волосами она прямо на глазах мула превратилась в него самого. Вот только глаза остались рубиново-красные. У гладиатора даже мурашки побежали по спине. А потом призрак что-то сказал. Мул сперва даже не понял, что именно.

«Каилум, это последний раз, когда ты не выполнил мой приказ!»

Рикус почувствовал, как его губы двигаются вслед за губами его призрачного двойника. Он услышал свой собственный голос, повторяющий слова Тамар.

Оставаясь мулом, призрак сжал кулак и сделал шаг в сторону. Не в силах ничего с собой поделать, Рикус тоже сжал руку в кулак и шагнул к гному.

«Тамар! Прекрати немедленно! – возмутился гладиатор, тщетно пытаясь вернуть себе контроль над собственным телом. – Ты погубишь нас всех!»

«Ты посылаешь Каилума и его гномов за Книгой, – услышал он в ответ. – Этого я не потерплю.»

Тамар замахнулась. Мул послушно повторил ее жест.

– Рикус! – возникла перед ним Ниива. – Ты что, хочешь привлечь к нам внимание стражи?

Тамар сделала небрежный жест рукой, и Рикус почувствовал, как он оттолкнул Нииву. Тюк обсидиана с грохотом упал с ее плеч на мостовую. Ничего не понимающий Каилум отступал от Рикуса. Он вскинул одну руку к солнцу, собирая энергию для заклинания.

– Ты что, с ума сошел?

Гладиаторы, видя, что Ниива бросила свой тюк, поспешно следовали ее примеру. В их руках появилось оружие.

«Клянусь светом Рал!» – взревел Рикус.

Тамар все еще держала под контролем его тело, и потому он не мог даже оглянуться посмотреть, как реагируют на происходящее урикиты. Впрочем, в этом не было особой необходимости. Он и так прекрасно слышал крики стражников, зовущих на подмогу лучников.

Рикус представил себя рядом с созданным призраком двойником. Он кинулся на Тамар с такой яростью, что та даже слегка растерялась.

«Остановись! – приказала она. – Гном собирается нас убить!»

«Пусть убивает! – прорычал мул. Он изо всех сил ударил Тамар ногой под ребра и тут же новым ударом свалил ее на землю. Из-за тебя мы проиграем этот бой – все остальное неважно!»

Двойник Рикуса внезапно растаял, словно туман. Мул приготовился, ожидая, что сейчас Тамар появится в обличье какого-нибудь страшного чудовища, но ничего подобного не произошло.

«Битва еще не проиграна, – услышал он голос призрака, – я готова подождать…»

И снова мул стал хозяином своего тела. Он находился посреди прохода, а вокруг гремели боевые кличи гладиаторов. А напротив стоял Каилум, гневно сверкая глазами. Одна его горящая красным пламенем рука была нацелена на солнце, и лишь цепко державшая его за руку Ниива не давала ему направить другую на Рикуса.

– Все прошло, Каилум, – сказал Рикус, сбрасывая с плеч свой тюк. – Не беспокойся.

Не обращая внимания на режущие руки острые грани обсидиана, Рикус нашел внутри тюка рукоять Кары.

– Пока ты не извинишься перед Ниивой… – начал гном.

– Мне не нужны извинения, – рявкнула женщина, выхватывая из своего тюка пару коротких мечей. – Сейчас надо драться.

С Карой в руке Рикус повернулся к темплару и великанышам, стоявшим возле громадного гранитного блока. Под напором гладиаторов охранявшие его стражники падали один за другим.

– Руби! – закричал темплар, и стальные топоры впились в толстый канат.

Сам темплар уже бежал к ближайшему выходу из прохода. С оглушительным звоном канат лопнул, и гранитная глыба быстро набирая скорость, с грохотом покатилась вниз.

Каилум, не раздумывая, указал на нее рукой. Огненная молния, вырвавшись из кончиков пальцев гнома, в единый миг превратила в пепел катки под тяжелым камнем. Скрежеща по каменному желобу, глыба замерла. Тиряне торжествующе заревели.

Но их торжество оказалось недолгим. На стене зазвенели луки, и на столпившихся внизу гладиаторов посыпался дождь длинных черных стрел. Послышались крики раненых. Несколько тирян упало.

– Эй, вы, – крикнул Рикус, обращаясь к небольшой группе гладиаторов рядом с ним, – за мной!

Он бросился к ближайшим воротам в стене, но буквально через несколько шагов понял, что бежит один.

– За мной! – повернулся к гладиаторам мул.

Кое-кто неохотно двинулся к Рикусу, но большинство сделали вид, будто не слышат приказа. Страшная ярость охватила мула. Крепко сжав меч, он шагнул к ослушникам, но на пути у него возникла Ниива.

– Не сейчас, – сказала она. – Разберемся после битвы… Кроме того, их нельзя особо винить. Ведь половина легиона считает тебя некромантом, – она указала на грудь Рикуса, – а вторая уверена, что ты сошел с ума.

Снова зазвенели луки на стенах. Новая туча стрел, и новые жертвы среди тирян.

– Пусть делают, что им говорят, – проворчал Рикус, – а думать могут что угодно. – Он снова повернулся к воротам. – Попробуй ты заставить их пойти за мной.

За квадратными воротами Рикус обнаружил двух растерянных стражников, вооруженных обсидиановыми мечами. Увернувшись от неуклюжего выпада, Рикус двумя ударами прикончил обоих.

Он очутился на улице, среди совершенно одинаковых трехэтажных домов из обожженных глиняных кирпичей. Здесь было чисто и пустынно.

– Где это мы? – спросила Ниива.

Оглянувшись, мул увидел свою партнершу. За ней следовало около пятидесяти воинов.

– Наверно, район темпларов, – пожал плечами мул. Он показал на знаки, начертанные над дверями домов. – Похоже, тут что-то написано. А читать ведь умеют только темплары и знать.

– Аристократами здесь и не пахнет, – заметила Ниива. – Они бы никогда не согласились жить в домах, похожих друг на друга, как две капли воды.

– Может, поискать другой путь? – предложил Каилум. – Вряд ли Маетан жил вместе с темпларами…

– Наверно, тебе не следует идти вместе с нами, – проворчал Рикус. – Я могу снова нечаянно… рассердиться.

– Я готов рискнуть, – ответил гном, вставая рядом с Ниивой. – Мое место здесь.

– Как хочешь, – пожал плечами мул и отвернулся.

Настороженно оглядываясь по сторонам, он свернул в ближайший проход, идущий вдоль стены. Каждые пятьдесят футов выбранная им улочка пересекала улицы пошире. Но лестницы на стену нигде не было. И тем не менее Рикус не сомневался, что отсюда, из района темпларов, он найдет путь к засевшим на стене лучникам.

Стоявшие по обеим сторонам улочки дома были даже выкрашены одинаково: нижние два этажа желтые, третий – кроваво-красный. Мул мог только гадать, как темплары отличают свой дом от дома соседа.

На улицах – ни темпларов, ни стражников, ни рабов. Никого. И однако, Рикус знал: кругом полным-полно урикитов. Кара Ркарда доносила до его слуха приглушенный шепот и шум их шагов.

Через несколько ярдов после, наверно, сотого перекрестка, голоса внезапно стали такими громкими, что мул готов был поклясться: темплары совсем рядом.

Он услышал, как сразу несколько голосов призвали Хаману, и понял: сейчас начнется.

– Колдовство! – крикнул он.

И в тот же миг, казалось, сам воздух засиял ослепительным белым светом. Страшный удар в спину швырнул мула на мостовую. Сверху посыпались обломки глиняных кирпичей.

Мул не мог поверить своим глазам. Там, где еще секунду назад ничего не было, теперь загораживала проход колючая стена высотой мулу почти до подбородка. Из-за нее выглядывали одетые в желтые рясы темплары Хаману. Некоторые держали в руках арбалеты.

– Откуда они взялись?! – услышал он голос Ниивы.

– Они были невидимы, – бросил Рикус через плечо.

Краем глаза он успел заметить, что заклинания темпларов ударили в перекресток. Там среди развороченной мостовой лежали разорванными на куски почти два десятка гладиаторов.

С громким треском выстрелили арбалеты. Рикус успел заметить несколько летящих в него стрел, а в следующее мгновение они уже вонзились в Пояс Ранга. Видя, что мул не падает, стрелки ошарашенно переглянулись и поспешно начали перезаряжать оружие.

– Нет, Каилум, не надо! – услышал Рикус у себя за спиной крик Ниивы. Повернув голову, гладиатор увидел гнома, сжимающего в руке сотканный из оранжевого пламени кинжал.

«Маленький поганец! – воскликнула Тамар. – Ты был прав. Он и впрямь шпион».

Мул резко ударил ногой назад и попал Каилуму точно в грудь. Глаза гнома раскрылись, словно громадные красные луны. Пролетев мимо Ниивы, он рухнул на мостовую ярдах в двух от мула. Его рука разжалась, и огненный кинжал выкатился на камни. Постепенно он превращался из оружия в огненный шар.

Еще миг – и шар взорвался обжигающим пламенем, до краев заполнившим узкую улочку.

– Ты обманул меня! – закричал Рикус, пытаясь не слушать крики своих гибнущих в огне воинов.

«Гном должен умереть! – приказала Тамар. – Иначе будут новые жертвы.»

– Нет! – крикнул мул.

Круто повернувшись, он ринулся на баррикаду урикитов. Впереди двое темпларов, призвав короля Хаману, швырнула в него какими-то странными светящимися камешками. Дымя и разбрасывая искры, камни устремились к мулу.

Рикус похолодел от страха. Он уже знал, что Пояс Ранга способен защитить от стрел и копий, но спасет ли он от колдовства…

Камни попали точно в пряжку пояса. Страшный удар сбил Рикуса с ног, поднял в воздух и, пронеся десяток шагов, швырнул на мостовую. Рикус открыл рот, чтобы закричать, но стена золотого огня возникла перед самым его носом.

Желтое пламя забушевало над головой. Накидка мула, сгорев в единый миг, рассыпалась в прах. Рикус закрыл глаза, уверенный, что открыть их снова ему уже не суждено. Сейчас он сам вспыхнет, как факел…

Однако пламя утихло, и Рикус с удивлением обнаружил, что даже не потерял сознания. Спина буквально раскалывалась от удара о мостовую, кожа горела, словно ее отдраили точильным камнем, легкие болели от горячего сернистого воздуха. Но для Рикуса эта боль ничего не значила. Пояс защитил его если не от всего колдовства темпларов, то, во всяком случае, от большей его части.

С боевым кличем Рикус снова устремился в атаку. Ошеломленные урикиты не успели поднять свои арбалеты, как мул головой вперед нырнул через барьер. Еще в полете он взмахнул мечом, и голова ближайшего темплара покатилась по мостовой. Еще миг – и мул, сделав кувырок, нанес удар по ногам другого темплара. Гладиатор взревел от боли, когда его больное плечо задело камни. Он вскочил. В глазах плыли цветные круги. От боли он ничего не соображал. Но это было уже не так важно: он сражался, ведомый инстинктом и ненавистью.

Впереди мелькнуло что-то желтое. Рикус сделал выпад, и желтое рухнуло на землю. Кто-то зашевелился у него за спиной. Рикус, не поворачиваясь, нанес удар. Урикит вскрикнул и умер.

– Именем Хаману…

Удар ногой. Хруст ломающихся ребер, и заклинание прервалось. Темплар упал, судорожно схватившись за грудь.

Какое-то мгновение Рикус не мог найти последнего темплара, но потом Кара донесла до него судорожное дыхание убегающего. Перекинув меч в больную руку, Рикус вытащил из-за пояса только что убитого им темплара кинжал. Взвесил его на ладони, повернулся и метнул. Стальной клинок по рукоять вошел между лопатками одетой в желтую рясу женщины.

С другой стороны баррикады послышался громкий треск. Обернувшись, мул заметил конец огненного кнута, пробившего в колючем заграждении большую брешь. Сквозь нее, настороженно озираясь, проскользнула Ниива.

– Рикус, ты не ранен?

– Все в порядке, – ответил мул, сам не веря своим словам.

Но действительно, не считая покрасневшей от жара кожи, никаких новых ран у него не было.

– Что с тобой случилось? – спросила Ниива. – Казалось, ты внезапно сошел с ума.

Рикус не знал, что именно имеет в виду Ниива: его стычку с гномом или прыжок через баррикаду. Но в обоих случаях ответ у него был один.

– Наверно, так оно и было, – кивнул мул. – Но теперь уже поздно об этом думать. Как Каилум?

– Будет жить, – ответила женщина. – Он ждет с той стороны. Вместе с остальными. Мне показалось, ему не стоит здесь появляться, пока…

– Пока ты не выяснишь, собираюсь я его убить или нет, – закончил за нее Рикус.

– Точно, – кивнула Ниива. – Ты можешь сказать, что произошло? В Макле мы вроде бы договорились, что Каилум не шпион. А теперь ты пытаешься убить его, хотя он явно на нашей стороне!

– Я же сказал тебе оставить его с Джасилой, – рявкнул мул. И отвернувшись, добавил: – Позови его сюда, только пусть держится от меня подальше.

– Об этом можешь не беспокоиться, – заверила его Ниива.

Один за другим гладиаторы проскальзывали в сделанную Каилумом брешь. На Рикуса они глядели, словно на страшное чудовище. Последним шел гном. Одной рукой он держался за грудь, куда пришелся удар Рикуса. В другой Каилум сжимал скрученный кольцами кнут шипящего огня. Ремень кнута был свит из трех языков пламени – красного, белого и желтого. Костяная рукоятка светилась, как раскаленные уголья костра. Судя по гримасе Каилума, держать ее в руке было очень больно.

– Скажи ему, – обратился Рикус к Нииве, – пусть поджигает этой штукой все, что только сможет. Чем больше у урикитов проблем, тем лучше.

Прислушиваясь, чтобы не налететь на новую засаду темпларов, Рикус направился к стене. Вскоре он уже стоял у подножия ведущей наверх лестницы. Но буквально через пролет ее перегораживали ворота из костей мекилота. Лестница тут проходила сквозь небольшую башенку с десятком бойниц, из которых выглядывали вооруженные арбалетами урикиты.

На вершине стены лучники продолжали обстреливать находившихся в узком проходе тирян. Уже пора было подтянуться и основным силам под командованием Джасилы. С той стороны стены до Рикуса доносились крики раненых. Мул понимал, что если не очистить стену от урикитов, легион обречен.

– Ниива, подождите здесь, пока я взломаю ворота. А пока я буду занят, может, Каилум сумеет разобраться со стрелками в башне? – и он показал на бойницы.

Рикус побежал к башне. Защелкали арбалеты, и мул инстинктивно отпрыгнул в сторону. Он и сам понимал, что Пояс дарует ему куда более надежную защиту, но ничего не мог с собой поделать. Большинство стрел пролетело мимо, несколько бессильно скользнули по Поясу, две застряли в его толстой коже.

Над головой Рикуса свистнул кнут Каилума. Запахло горелым человеческим мясом. Кто-то пронзительно закричал, и мул содрогнулся. Снова щелкнул кнут…

Достигнув ворот, Рикус принялся рубить их мечом. С каждым ударом волшебная сталь глубоко вонзалась в твердую кость. Уже через несколько секунд мул откинул в сторону первое ребро. По-прежнему громко щелкал кнут. Из башни валил густой черный дым.

Срубив третье ребро, мул проскользнул внутрь. Он с опаской посмотрел на смертоносные бойницы у себя над головой, но не увидел ничего, кроме дыма и языков пламени. Облегченно вздохнув, гладиатор прошел под башней и на другой ее стороне остановился подождать своих соратников.

Когда все были в сборе, Рикус повел отряд вверх по лестнице. Они почти достигли вершины, когда группа лучников, заметив грозящую им опасность, развернулась в их сторону. Нииве и остальным гладиаторам пришлось спрятаться возле стены, а Рикус, прыгая через ступеньки, продолжил подъем. Еще несколько стрел угодило ему в пояс, а потом Каилум, щелкнув своим кнутом, разрезал одного из лучников пополам. Пользуясь удобным моментом, Рикус выскочил на стену.

Два лучника, выхватив короткие мечи, попытались его остановить. Рикус расправился с ними двумя быстрыми ударами. Видя судьбу, постигшую их товарищей, лучники, стоявшие дальше, бросились наутек.

Глянув вниз, мул увидел, что выбрался на стену почти у самых ворот. Под ним на мостовой лежали сотни мертвых тел – гладиаторы, гномы, рабы из Маклы и даже темплары. Но все новые и новые отряды тирян вливались в узкий проход, навстречу убийственному шквалу черных урикитских стрел. Несмотря на тяжелые потери, они прорывались к выходу и устремлялись в город.

– За Тир! – закричал Рикус, подняв над головой меч.

Воины внизу подняли головы. Увидев на стене мула, они дружно завопили «За Тир!» и с новыми силами рванулись вперед. А гладиатор, во всю глотку вопя свой боевой клич, мчался по стене. Кто-то из лучников замахнулся на него незаряженным арбалетом. Увернувшись от удара, Рикус пронзил сердце урикита точным ударом Кары. Сбросив мертвое тело со своего клинка, он хотел было продолжить атаку, но его остановила Ниива.

– Подожди, – крикнула она. – У Каилума есть более быстрый способ.

В запале мул хотел вырваться, но женщина не отпускала.

– Ладно, пусть попробует, – наконец сказал Рикус.

А Каилум уже швырнул свой кнут на пол. Огненные жгуты, словно живые, поползли по камням в сторону урикитов. Вот они добрались до первого лучника. Язык жаркого пламени лизнул его ногу. Красный, белый и желтый огни поползли дальше, а урикит вспыхнул, словно головешка на ветру. Мгновение спустя горящая змея расправилась со второй жертвой. Потом с третьей. Видя, что происходит, урикиты кинулись врассыпную.

Рикус послал своих гладиаторов вдогонку с приказом никого в живых не оставлять. Каилум пошел за ними следом – чтобы управлять своим живым огненным кнутом. Вход в город был свободен. Войска тирян широким потоком текли в Урик.

– Ты все еще думаешь, что это ловушка? – спросил Рикус у Ниивы.

– Не знаю, – ответила она. – Посмотрим, что мы увидим в районе рабов…


14. ПЕРЕГОВОРЫ | Алый легион | 16. АЛЫЙ ЛЕГИОН