home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

– Нас встречает Изабель, – сказал сеньор Габриель, но Кристин уже видела подругу, стоящую у ограды. На ее лице сияла тысячеваттная улыбка во все тридцать два зуба, но и этого ей показалось мало, и Изабель принялась приветственно махать обеими руками.

Не успела Кристин вылезти из машины, как Изабель заключила ее прямо-таки в медвежьи объятия.

– Как я рада, что ты наконец-то приехала! – закричала она. С объятиями возникли некоторые трудности, поскольку Изабель за два года, что они не виделись, очень сильно выросла, и теперь Кристин едва доставала макушкой до ее носа. – Я почти час топчусь здесь, ожидая твоего приезда! Пойдем скорее в дом.

Изабель потянула Кристин за собой, и та со смехом подчинилась.

Ничего не изменилось, и какое это было счастье: она словно вернулась домой после долгого и утомительного путешествия по дальним странам и континентам...

Краем глаза Кристин заметила, что какой-то мужчина остановился посреди двора и пристально смотрит на нее. Когда Кристин рассмотрела его, бедное сердечко девушки дрогнуло.

– Изабель, кажется, это Алекс?..

Если Алекс здесь, значит, и Рик... Неужели она уже сегодня увидит его?!

– Да, это Алекс. – Изабель пожала плечами, словно ничего особенно здесь нет, а потом спохватилась: – Да ты же ничего не знаешь! Алекс теперь работает на ранчо помощником управляющего. Мартин стал совсем стар и постоянно все забывает.

Испытывая приступ жестокого разочарования, Кристин вполуха слушала историю появления Алекса на ранчо.

– Конечно, Алекс хотел работать на собственном ранчо, но, пока он пытался развернуть бизнес в Далласе, его младший брат успел окончить колледж и занять место управляющего. И вот Алекс так ничего не сумев добиться – в отличие от Риккардо! – возвращается в отчий дом и обнаруживает, что и там ему нет места... Впрочем, я не так выразилась: место ему, конечно, было, но не было работы, которую бы Алекс посчитал достойной для себя. Христиан отказался что-либо менять и оставил младшего сына управляющим. Алекс разозлился: еще бы, ведь он считал, что эта должность по праву принадлежит ему. Он даже повздорил со своим отцом, однако это ничего не изменило. И тогда Рик попросил папу помочь. И вот Алекс здесь...

Час спустя Изабель и Кристин уже сидели в кухне, по просьбе сеньоры Августины занимаясь приготовлением обеда. Как в старые добрые времена. С непривычки от болтовни Изабель у Кристин уже слегка кружилась голова, но она бы лучше отрезала себе язык, чем призналась в этом. Изабель успела рассказать о своих успехах в школе, о планах на ближайшее будущее, о нескольких мальчиках, которые удостаивались ее внимания, и о подруге Джули, которую Кристин так ни разу не удалось увидеть, но в курсе чьих дел она была всегда.

– Я так много хотела бы тебе рассказать, но из-за того, что ты долго не приезжала, половина всех новостей либо потеряла актуальность, либо просто забыта, – посетовала Изабель и в притворном отчаянии покачала головой.

Но Кристин слишком хорошо знала все уловки подруги.

– Что ж, если тебе больше нечего рассказать...

– Кто сказал, что нечего?! – возмутилась Изабель.

– Тебя просто распирает от избытка информации, – пошутила Кристин.

– Неужели это так заметно? – с деланой озабоченностью поинтересовалась Изабель, и они рассмеялись.

– Теперь расскажи, как дела на ранчо, – попросила Кристин.

– На ранчо почти все по-прежнему – изменений здесь не бывает годами. Зимой были сильнейшие снегопады, и старый амбар рухнул, едва не свалив наше дерево с качелями, но, слава богу, обошлось. Папа болел после Рождества... Про Алекса ты уже знаешь и, кстати, будь с ним поосторожнее: в отсутствие развлечений, к которым он, видно, привык в Далласе, Алекс волочится за каждой юбкой! Хелен сходит по нему с ума – ты ведь помнишь Хелен? – и еще пара-тройка девчонок, дочерей наших арендаторов, при виде Алекса испускают восторженный писк. Он, конечно, ходит нос задравши, но я-то знаю, что папа не слишком доволен его работой...

Кристин знала, чьей работой был бы доволен сеньор Габриель.

– Я до сих пор не понимаю, почему Рик не остался на ранчо, – вырвалось у нее. – Бизнес – это замечательно, но разве родовое поместье и семья не дороже желания самоутвердиться?!

– Я поначалу тоже так думала, но потом поняла, что Рику было тесно здесь. Конечно, папа хотел передать ему дела, он видел Рика на своем месте... И если бы папа стал настаивать, Риккардо бы послушался. Видишь ли, на самом деле Рик серьезно относится к таким вещам. У него очень развито чувство долга и ответственность. Но папа в свою очередь просто не захотел давить, он сказал, что Рик волен сам выбирать свою судьбу и поступать по велению сердца. Папа сказал, что нельзя заниматься тем, к чему не лежит душа, иначе можно загубить свою жизнь...

– Сеньор Габриель очень мудрый человек, – тихо проговорила Кристин, и Изабель кивнула.

– Да, это так. Рик сделал, как хотел, и в результате добился успеха. Очень большого успеха. Как-то он мне сказал, что в сравнении с его империей ранчо кажется ему теперь просто детской забавой.

– Империей? – удивилась Кристин. – Рик успел сам себя произвести в императоры?

– Вроде того. – Изабель усмехнулась. – Его компания развивается стремительными темпами, а он как верховный главнокомандующий сидит на вершине своей пирамиды и решает стратегические проблемы по всем возможным направлениям: как заработать еще больше, куда вложить, как обогнать конкурентов... Ох, это так увлекательно! Пожалуй, я все-таки поступлю в колледж, стану гениальным стратегом и аналитиком, и Рик возьмет меня в свою компанию!

– А что Антонио?..

– Антонио сказал, что его место здесь. Он папина опора и надежда – папа сам так говорит. Антонио теперь в состоянии справиться с большинством проблем. Ох, погоди, да ты его еще не видела! Он стал таким красавчиком, что это просто сводит меня с ума!

– От зависти? – пошутила Кристин.

– Конечно нет! Сама я тоже ничего – говорю без лишней скромности – но, к сожалению, все же не пользуюсь такой популярностью у противоположного пола, как он... – Изабель вздохнула с притворным огорчением.

– Ты преувеличиваешь, Изабель, – включилась Кристин в игру.

– Преувеличиваю?!

– О! То есть преуменьшаешь свои достоинства. Думаю, тебе не приходится страдать от отсутствия внимания со стороны противоположного пола.

Изабель фыркнула, что могло означать что угодно, от возмущения до одобрения.

– Кое в чем ты, конечно, права. Не то чтобы я совсем не вызывала интереса, но опять же Антонио!

– Антонио?

– Мои потенциальные поклонники боятся его как огня. Он, видите ли, заботится обо мне! Знаешь, теперь я поняла смысл выражения «двойной стандарт»: заботясь о моем моральном облике, он напрочь забыл о собственном! Все мои подружки сходят по нему с ума и требуют, чтобы я пригласила их на ранчо. А этот негодяй – конечно, я говорю об Антонио – нисколько не смущается от такого повышенного внимания. Это ему льстит, а уж самомнения моему братцу всегда было не занимать. Так что теперь у него мания величия с сильнейшими осложнениями в виде ужасной гордыни и приступами самолюбования!

– Неужели все так плохо?

– Просто ужасно! Он вообразил себя настоящим мачо, создал культ и требует тотального поклонения! Так что я тебя предупредила, и, если вопреки всему ты все-таки им увлечешься, выпутывайся сама.

Изабель первая не выдержала и прыснула, Кристин подхватила, и они весело и беспечно расхохотались.

– После твоего рассказа мне не терпится увидеть Антонио, – отсмеявшись, сказала Кристин.

– Помни мои слова и не говори потом, что тебя не предупреждали.

– Обещаю держать себя в руках, не совершать поползновений в сторону твоего брата и даже не вступать в секту его имени, – обязалась Кристин, которую здорово позабавило описание Изабель.

– А почему? – неожиданно спросила Изабель, и на этот раз она не шутила.

– Боже, помоги мне. – Кристин воздела руки к потолку в жесте отчаяния. – Ты только что сама предупредила меня, чтобы я держалась от твоего братца подальше!

– О, но ты же поняла, что это шутка.

– Изабель, не пойми меня неправильно. Антонио мне очень нравится, но он мне как брат, понимаешь?

– Думаю, ты изменишь собственное мнение, когда увидишь его... О, тебя ждут нелегкие времена! – Изабель схватила со стола металлическую миску и деревянную лопаточку и изобразила танец пророчествующего шамана. – О, духи, скажите мне, сколько дней продержится эта несчастная, прежде чем падет жертвой обаяния Антонио?

– Изабель, перестань! – Хохочущая Кристин отняла у подруги деревянную лопаточку, которой та немилосердно дубасила по миске.

Изабель плюхнулась на стул.

– И Антонио так ждал твоего приезда. И знаешь... – Изабель помолчала, словно собираясь с духом, и выпалила: – Я была бы не против, если бы ты и Антонио... В общем, ты мне как сестра, и я была бы безумно счастлива, если бы ты по-настоящему вошла в нашу семью. И папа с мамой тоже не против!

Кристин обомлела.

– Изабель... – пролепетала она, не зная, как ей реагировать.

– Прости, если я тебя смутила! Я не собираюсь становиться свахой, но ты подумай над моими словами! Только не обижайся, хорошо? – произнесла Изабель умоляюще.

– Я не обижаюсь. – Голос Кристин стал хриплым от волнения.

Признание Изабель почти до слез тронуло ее... если, конечно, не принимать во внимание сватовство подруги! Здесь ее любили и всегда ждали. Кристин попыталась улыбнуться, но в носу подозрительно защипало, а в глазах стало совсем горячо.

– Ты ведь не думаешь расплакаться? – точно таким же хрипловатым голосом спросила Изабель, и Кристин увидела, что кончик носа у нее слегка порозовел, а глаза подозрительно блестят. – Потому что я расплачусь следом за тобой, а это просто недопустимо, ведь у меня накрашены глаза!

– Нет, Изабель, никаких слез! Я только хочу сказать огромное спасибо за твои слова.

– Всегда рада.

В этот момент в кухню буквально ворвался высокий и умопомрачительно красивый молодой человек, в котором Кристин не сразу признала Антонио.

– Кристин, ты приехала!

– Антонио!.. – выдохнула она.

– И это все? Разве так встречаются старые друзья? – Он подхватил Кристин за талию и закружил ее по кухне.


– Ты и в самом деле осталась равнодушна к чарам моего братца, – сказала Изабель.

Вечерело, и они сидели на старых качелях, подвешенных к толстому суку огромного дерева, которое, к счастью, уцелело после разрушения амбара.

– Я чуть было не дрогнула, – пошутила Кристин.

– Но все же устояла. Кто-то уже успел занять твое сердце?

– Вроде того, – пробормотала Кристин.

Не может же она признаться Изабель, что уже несколько лет безнадежно влюблена в Риккардо?!

– А какой он? – глаза Изабель были прикрыты, но Кристин знала, что подруга не упустит ни единой мелочи.

Кристин подняла лицо к небу, на котором загорались первые звезды.

– Если я сейчас начну описывать его, ты не услышишь ничего нового. Я не буду оригинальной и начну говорить, что мой принц из сказки высок, красив, умен, самостоятелен. Он лучше всех... Господи, Изабель, я уже это сказала!

– А может, и не нужно быть оригинальной? Ведь для тебя все так и есть: мужчина, в которого ты влюблена, должен быть для тебя самым лучшим. Ты ведь по-настоящему влюблена, Кристин?

– Да, – тихо подтвердила Кристин. – Я готова на все, лишь бы просто быть с ним рядом.

– А он?

– На самом деле он даже не догадывается об этом, – с грустным смешком призналась Кристин.

Этот разговор становился опасным. Изабель редко упускала случай дать дельный совет, и сейчас она вполне способна начать обучающий курс молодого бойца любовного фронта «Как привлечь внимание понравившегося тебе мужчины и добиться взаимности». А еще Изабель могла поинтересоваться, как зовут ее принца, и тогда Кристин придется солгать. Она никогда не лгала Изабель и не хотела даже начинать. Но ничего подобного не произошло, и некоторое время девушки просто молча сидели на тихо покачивающихся качелях и изучали темное небо.

– Ты знаешь, Рик обещал приехать, – через некоторое время сказала Изабель. – Бизнес идет хорошо, и он намерен устроить себе отпуск.

– Правда? – Кристин постаралась спрятать волнение.

– Мне показалось, что голос у него бодрый. В последнее время у него был ужасный голос, очень усталый и какой-то серый... Мне кажется, он уже оправился после всего этого...

Изабель не могла бы придумать лучшей приманки, чем эта, и Кристин тут же попалась.

– После чего этого?

Сердце было готово ухнуть куда-то вниз, словно прыгун с трамплина, и от безмятежности Кристин не осталось и следа. Неужели у Рика были какие-то неприятности?

– Ох, прости, я тебе не рассказала. Это случилось почти два года назад. Я хотела написать, но не смогла. Получалось как-то сумбурно. Да если честно, подробностей я не знаю. Частично восстановила ход событий по отрывочным разговорам родителей... В этом замешана женщина.

– Он... влюбился? – дрогнув, предположила Кристин, чувствуя себя так, словно ей на голову свалился здоровенный булыжник.

Почему-то она решила, что у Рика была большая, но несчастная любовь, в результате которой он потерял покой и сон, а потом стал циником. Разочаровавшиеся в любви обязательно становятся циниками – Кристин знала это совершенно точно. А еще они могут сломаться, как ее отец. Эту мысль Кристин отмела как несостоятельную. Рик не может сломаться!

– Рик – влюбился? Ничего невероятнее я не слышала! Конечно, он мой брат, но я еще никогда не видела такого... Даже не знаю, как сказать, – призналась Изабель после паузы. – Он не равнодушный и холодный в полном смысле этого слова. Скорее... рациональный? Нет, не то... В общем, его любовь начинается и заканчивается родственными привязанностями, семьей, а остальное он считает лишним! – Было видно, что Изабель не удовлетворена своим объяснением, но другого у нее, как видно, не было. – А после того, как с ним случилось это... Какая-то женщина, которой он совершенно искренне симпатизировал, пыталась использовать его, втянуть в какие-то махинации. Рик потерял много денег и еще больше нервов...

Нет, это не большая любовь! Но не успела Кристин облегченно перевести дыхание, как ее накрыла новая волна липкого холода.

– ...И теперь Ирена ни на минуту не отходит от него. Когда я спросила Рика о его намерениях, он только улыбнулся и сказал, что еще ничего не решено. Но я знаю, что эта крашеная стерва уже почти уверена в своей победе. Она обязательно притащится за ним. Вот увидишь! У

– Ах да, прости... – пробормотала Кристин: Изабель неисправима, но не это сейчас беспокоило Кристин, совсем не это. – А что говорит сеньора Августина? – спросила она, чувствуя только холод и чувство потери.

– Мама? Что она может сказать?! Она сказала, что Ирена из хорошей семьи и они с папой примут любую невестку, потому что это выбор Рика. Только мне все это не по душе. Не нравится мне все это! – Изабель от досады хлопнула рукой по стволу дерева и невольно чертыхнулась – в пальце осталась заноза. – Ну вот, теперь еще и это, – пробормотала она. – Кристин, с тобой все в порядке?

– Что?

– Выглядишь как-то странно, даже, по-моему, побледнела.

– Наверное, я просто устала, – попыталась вывернуться Кристин, – сегодня был долгий день и масса впечатлений.

– Конечно, – согласилась Изабель.

Но Кристин почему-то показалось, что подруга не просто видит ее насквозь – она точно знает, почему вдруг Кристин побледнела и стала выглядеть несчастной и подавленной. Изабель всегда понимала ее лучше, чем кто-либо.


предыдущая глава | В ожидании чуда | cледующая глава