home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПИТЕР

Город: Санкт-Петербург

Клуб: «Зенит»

Крупнейшие группировки: «Music Hall», «Коалиция», «Jolly Nevsky», «Beagle Boys», «Бригадиры»

Политическая окрашенность: разная

Главная фишка: перформанс на трибунах

Друзья: нет

Враги: все московские клубы

Поддержка/ хоровое пение: *****

Баннеры: *****

Силовые акции: ***

Авторитет в России: ****


Москва – это необъятных размеров мегаполис. Санкт-Петербург – это мегаполис с явной и вполне четко обоснованной претензией на культовость. Конфронтация между Москвой и Питером всегда давала возможность Северной столице проявить некую харизматическую составляющую, которая у Санкт-Петербурга, безусловно, наличествует. Это старый и красивый город, и что особенно важно – Питер обладает красотой не легкой и курортной, а суровой. Тяжелая, испепеляющая, сражающая наповал красота старой имперской столицы ярко контрастирует с московской суетностью.

В 1977 году на ленинградский стадион имени Кирова приехали фанаты московского «Спартака», только разворачивающие организованное саппорт-движение на территории Советского Союза. Воочию увидев спартаковский саппорт, «зенитчики» решили не оставаться в стороне, в результате чего была создана бригада активистов, поддерживающая команду на 33-м секторе стадиона имени Кирова. В городе, где за «Зенит» болеют 99,9 процента всего дееспособного населения, организованный фанатизм развивался высокими темпами. В 1980 году около двадцати болельщиков «Зенита» отправились на первый выезд – в Москву, на матч со «Спартаком». Московские болельщики очень удивились появлению гостей из Ленинграда, всячески их поддерживали, и между саппортерами команд вскоре установились теплые и дружеские отношения. В том же 1980 году «Зенит» выиграл бронзовые медали Чемпионата СССР, и болельщиков на трибунах стало еще больше. Бум пришелся на 1984 год, когда «Зенит» стал чемпионом СССР, после чего наступили времена стагнации и регресса. В первую очередь это было связано с тем, что в 1987 году из ленинградского клуба был уволен замечательный тренер Павел Садырин, в котором местные фанаты души не чаяли. В конце концов клуб пал так низко, что в 1990 году покинул высшую лигу, а в 1991-м – и первую. Футбол в городе на Неве поразили упаднические настроения. Естественно, касались они и организованного саппорта.

В 1995 году мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, дабы возродить питерский футбол, вновь пригласил на мостик главного тренера Павла Садырина. Этот шаг вернул фанатов на трибуны. В феврале 1996 года был создан питерский союз фанатов – «Невский фронт», который затем стал общественной организацией.

«Фронт» не был фирмой в полном смысле этого термина. Скорее, это было объединение саппортеров, представлявших разные «грядки» (так в Питере именуют преступные криминальные группировки, и такое же наименование получили бригады футбольных хулиганов, располагавшиеся по территориальному принципу).

«Зенитчики», в отличие от многих московских фирм, пошедших по британскому пути, выбрали «итальянскую» («южную») модель поведения. Саппорт по-итальянски подразумевает, прежде всего, красочную и яркую поддержку команды со множеством файеров и транспарантов. Именно так осуществлялась в Санкт-Петербурге организованная поддержка команды.

Под эгидой «Невского фронта» в Питере появлялись и исчезали группировки футбольных хуллз, однако московским фан-движением они не воспринимались всерьез.

Самой старой из них были «Питерские волки», которую составляли фанаты, еще в восьмидесятых годах отправлявшиеся на выезды. Состав этого моба с самого начала был не очень велик. Да и остальные бригады были настолько малы и локализованы, что не представляли серьезной угрозы для заезжих саппортеров. Например, в женскую группировку «Бабс хулиганз» входило всего трое девушек-саппортеров. В «Невских жабах» было два человека. В известной всему Питеру «группировке» «Банда Паука» и вовсе состоял один болельщик. Естественно, о том, чтобы проводить какие-то акции, не могло быть и речи,

Зато перформанс в городе на Неве всегда поддерживался на высоком уровне. Санкт-Петербург отличался тягой к фольклору – по мнению фанатов, лишь людям, пропитавшимся Питером насквозь, было дано в своем творчестве отразить дух истинного невского фаната. Так появилась музыкальная группа «Бивни», исполнявшая песни исключительно о футболе.

Если сначала можно было услышать лишь скандирование «Зе-нит! Зе-нит!» и традиционное русское «Шай-бу! Шай-бу!», то вскоре появились целые речевки, первой из которых стала: «Умберто, унито, „Зенито“ победито!» Этот достаточно необычный заряд возник как переделка клича латиноамериканских революционеров «El pueblo unido Jamas sera vencido!» («Единый народ никогда не будет побежден»). Однако долго речевка не просуществовала и была заменена на дожившую до наших дней: «Раз, два, три! „Зенитушка“, дави!»

В середине девяностых на трибунах Санкт-Петербурга впервые прозвучал заряд, без которого в данный момент невозможно представить ни один прыжок невских футбольных группировок. Скандирование: «Пи-тер! Пи-тер!» – пожалуй, наиболее популярно в среде «зенитчиков».


Но не перформансом единым жив футбольный хулиганизм. На почве боев «зенитчики» особенно высоко не котировались. Если в Питере и были какие-то стычки с заезжим футбольным хулиганьем, то в основном это было прерогативой гоп-группировок, а не футбольных фанатов. Молва о том, что саппортеры Санкт-Петербурга чрезвычайно мирные, а в плане драк – даже несколько трусоваты, мгновенно облетела все фанатские веси России. Это дало свои плоды – спартачи, чья дружба с «зенитчиками» началась еще в далеком 1977 году, начали давить на питерских фанатов, чтобы те отказались от дружбы с армейцами. В ту пору у фанов «Зенита» вообще не было врагов, но вскоре все изменилось. Точкой отсчета стал приезд в Питер хуллз-бригад ЦСКА, которые рассказывали местным хулиганам о том, как гоняют «мясо» по всей столице.

30 августа 1997 года «Невский фронт» выдвинулся в Москву в количестве семисот бойцовых единиц, чтобы провести свою первую по-настоящему массированную хуллз-акцию. Группировки «Фронта», замученные постоянным давлением красно-белых и их учащающимися издевками, хотели атаковать фанатов московского «Спартака». Завершилось все это, как известно, полным крахом. На Щелковском шоссе в Москве «зенитчиков» атаковали объединенные бригады «Спартака». Несмотря на то что спартаковцев было всего двести человек, гости из Питера дрогнули и побежали. В фанатской истории России эта победа считается одной из самых выдающихся – победителей было почти в четыре раза меньше! Репутация «Невского фронта» упала так низко, что в Питере поняли – надо что-то срочно делать!

Таким образом, в 1999 году была создана «Коалиция», в состав которой вошли достаточно взрослые люди, трудящиеся в охранной фирме Санкт-Петербурга. «Коалиция» задумала объединить всех радикальных фанатов с берегов Невы, чтобы дать достойный отпор приезжающим в Питер фанатам, в первую очередь – «окончательно охреневшим» спартачам. «Коалиция радикальных сил» должна была представлять большую фирму, включающую лучших бойцов Питера. Но задумка не увенчалась успехом – группировки «Jolly Nevsky» и «Gremlins» достаточно скоро покинули этот союз из-за внутренних противоречий. Таким образом, «Коалиция» осталась «Коалицией» с только своими бойцами. Долгое время эти парни являлись ферстлайнерами всего питерского движа.

Первой организацией в Санкт-Петербурге, которая проявила себя в ОФ, стали бойцы моба «Jolly Nevsky» («Веселый Невский»). Бригада изначально являлась региональной «грядкой» «Невского фронта» – в нее входили жители Веселого поселка Невского района. Группировка организовывала множество молодежных филиалов, расположенных, в основном, в пригородах Санкт-Петербурга. В 2000 году этот моб потряс переворот, после которого множество саппортеров покинули группировку.

Молодежная фирма «Crazy Fans» («Безумные фанаты») после достаточно активной, но крайне непродолжительной деятельности развалилась в 1998 году. Основные бойцы, бывшие карланы, образовали моб «Gremlins Firm», названный так в честь, собственно, гремлинов – маленьких и чрезвычайно злобных тварей.

«Бригада Че», сколоченная в 1998 году парнями из Московского района Санкт-Петербурга, а также города Кировска, вскоре, как и подавляющее большинство небольших питерских банд, развалилась. Однако осталось ее детище – «Z-44». На новорожденный моб возлагали большие надежды, которые, к сожалению, не оправдались. Аббревиатура «Z-44» возникла просто: буква «Z» была выбрана как первая в написании слова «Зенит» латиницей; а цифры «44» – как напоминание о далеком 1944 годе, когда «зенитчики» впервые стали обладателями Кубка СССР. Некоторое время наряду с «Коалицией» «Z-44» представляли хардкор питерского хулиганства. Кроме того, по среднему возрастному цензу «зеты» являлись одной из старших бригад Санкт-Петербурга.

От «Z-44» вскоре отпочковался немногочисленный моб «Old City Firm», являвшийся ранее филиалом «зетов». Деятельность новой бригады многие питерцы не понимали – вместо того чтобы воевать с фанатами из других городов, члены OSF враждовали с местными группировками.

«Snake City Firm», более известные как «Сестрорецкие», являлись носителями ультраправой идеи «white power». Централ фирмы проживал в Сестрорецке, а в Санкт-Петербурге находился крупный по численности филиал. Для «Сестрорецких» важнейшими акциями являлись махачи в Москве. Кроме того, эта банда поддерживала близкие отношения с «гремлинами».

«Beagle Boys» (или «Крымские») появились в 1999 году для проведения силовых акций в Санкт-Петербурге.

Кроме этих группировок существовало множество других, малочисленных, образованных по сугубо территориальному признаку – «Купчинские» («Купчино Old Best»), «Колпинские» («Колпино»), «Всеволожские» («Vsevolojsk Regional Group»), «Пушкинские» («Tsarskoye Selo Fans Group»). Было объединение представительниц прекрасного пола «Валькирии», где, как и во всех женских образованиях, вскоре вспыхнул совершенно непонятный конфликт интересов, в результате чего подавляющее количество бойцов моб покинуло, оставив там около десятка фанаток.

Словом, фанатская палитра Санкт-Петербурга была чрезвычайно многоспектральной и интересной. Но в то же время фанатское движение было крайне разобщеннным. Питерские фаны не понимали друг друга, враждовали сами с собой и, вместо того чтобы противостоять внешним соперникам, грызлись в локальных схватках на невских проспектах.

Естественно, без большого движения и нормальной организации питерцы не могли противостоять сильным московским бригадам, отношения с которыми год от года становились все хуже. В 2000 году во время инцидента с «динамиками» в Санкт-Петербурге был зарезан 15-летний саппортер «Зенита». Армейская группировка «Kids» развязала с Питером войну, хотя сама в ней и не преуспела, зато другие мобы ЦСКА постоянно прыгали на небольшие питерские хуллз-объединения. Дело дошло до смешного – одно время лучшей фирмой Санкт-Петербурга считались бойцы из «Aliens», представляющие очень немногочисленную в городе трех революций прослойку… фанатов «Спартака». Зенитовский фан-сектор захлестнул тяжелейший ОФ-кризис. Верхи не хотели, а низы не могли: в Питере происходила фанатская смена поколений, старые лидеры уже не хотели участвовать в движении футбольных хулиганов, потому что не были к этому приучены, а молодые банды обладали слишком небольшим опытом, чтобы противостоять бригадам из других городов.

Было очевидно, что, если сине-бело-голубые не реорганизуют движение хулиганов, с Питером перестанут считаться. В фанатском движении Санкт-Петербурга намечался переворот.

Вот как ситуацию с фанатами «Зенита» на рубеже тысячелетий описывает фанзин «Sabotage», принадлежащий питерским фанатам «Спартака» – людям, которым, как никому другому, известна ситуация в местном ОФ:

Во втором номере «S», ставшем ныне раритетом, была, помнится, такая статейка «Обзор питерского фанатизма». В общем и целом, там было дано наше видение того переломного момента, когда движение «бомжей», на вид совершенно мертвое, вдруг принялось дрыгать ногами, шевелить ушами и вообще корчить рожи, пробуждаясь ото сна. О чем пойдет речь ниже, думаю, ясно уже всем. Следуя традиции появляться редко, но в нужное время, мы не можем проскочить мимо назревшего в «бомж»-обществе очередного «великого перелома», а точнее сказать, передела. Расклад у «бомжей» на данный момент хитрый, и всем нам интересно осмотреть те ниточки и веревочки, что, хитро извиваясь, привели к запутанному узлу взаимоотношений и противостояний. Ясно лишь одно: подобно озеру Байкал, в который, как известно, впадает множество рек, а вытекает лишь одна, вывести из этого узла может только одна веревочка. Но вот что это будет за веревочка, и кто ее найдет?.. Итак, в городе на Неве наметился раскол. Состояние дел напоминает разгул анархических групп на Украине во время Гражданской войны, со своими батьками Махно и прочими Тютюниками. Полное отсутствие общей сплоченности и субординации, обилие склок, ссор, разделений и ответвлений – словом, пауки в банке. Какой-то, пусть даже относительной, объединенностью во имя общих целей и не пахнет, что убедительно доказывает полное отсутствие этих самых целей. Каждая группа стремится что-то доказать, и доказать делом, ну а так как похвастаться этим могут немногие (в большинстве своем те, кто пересекался с нами, что, понятное дело, по статусу положено далеко не всем), то они начинают доказывать это друг на друге. Поначалу, в целях тренировки, максимально приближенно к боевым условиям, были придуманы так называемые «зарницы», на которых изнывающие от безделья «бомжи» могли вдоволь поколотить друг друга пластиковыми бутылками из-под джин-тоника (завода «Браво») и пива «Медовое» (по нашим достоверным источникам, к использованию на «зарницах» допускались бутылки исключительно из-под этих напитков). Забегая вперед, скажем, что подобная практика до сих пор сохранилась в отдаленных уголках Южной Америки и Бенгалии. Неизвестно, кому первому пришла в голову мысль, что если на «зарнице» вдруг прыгнуть на ничего не подозревающих спарринг-партнеров и хорошенько отлупить их, то авторитет тут же возрастет до неимоверных высот. Вскоре этот фокус освоили практически все. Правда, поступить так можно раз или два, а затем все остальные резко начинают врубаться в тему – и вуаля! – тренировки в почти уже совсем настоящих условиях обеспечены. Что и требовалось доказать. Избив пару раз группы единомышленников раннеподросткового возраста, любая «группа друзей» немедленно начинала считать себя вполне сложившейся фирмой, которой по плечу многое, если не все. Однако есть несколько «но». Во-первых, закаленная в таких «боях» молодежь немедля принималась в состав «больших и настоящих» фирм, благодаря чему численность некоторых банд стала достигать таких цифр, что могла в полном составе укомплектовать мотострелковую роту ВС РФ. Реальные же бойцы в этой массе растворялись и в попытках избежать этой горькой участи переползали из фирмы в фирму, а то и вовсе пытались образовать свою. Поток молодежи, жаждущей крови, не иссякал и косяками вливался в мобы. Те, кому было тесно в таких условиях, опять-таки образовывали свою группировку. Сейчас этот поток наконец-то перестал походить на весеннее половодье и стал как-то регулироваться, но поздно: фирмочки новоиспеченных хулиганов уже слепились, и те, кто был изгнан из рядов основных фирм в результате партийных чисток, тоже поспешили взять себе название. В результате возникло множество молодых и, честно скажем, неопытных шаек, стремящихся завоевать место под солнцем и беспрерывно сливающихся, рассоривающихся, распадающихся, возрождающихся, вновь объединяющихся… Дело дошло до абсурда: на guestbook’е «бомжей» начали появляться объявы типа:

Объявляется набор в создающуюся фирму

«78 region». Условия: три выезда за сезон.

Можно не hools (но лучше hools).

Видать, совсем уже никого не осталось. Смех, да и только. Во-вторых, в итоге всех этих кадровых перестановок существенно изменился и состав многих основных фирм. Некоторые из них и вовсе оказались не готовы к происходящему и вскоре распались («Z-44»). Состав других сменился на 50–99 процентов, что по-разному на них отразилось. Одни, впитав привнесенные молодыми принципы, начали жестоко избивать конкурентов в борьбе за место под солнцем. Другие, сохранив состав, ушли на дно, что позволяет предположить, что их рано или поздно постигнет та же участь. Третьим все это бурление все же пошло на пользу: умная селекция, осваивание нужных фишек – и вот доказательство того, что вперед можно двигаться – «Gremlins Firm». Но это все присказка, а вот – сказка. В результате этих взлетов и падений среди ранее соблюдавших паритет фирм возникли серьезные разногласия. Из-за многочисленных конфликтов многие излишне амбициозные люди, неудовлетворенные политикой партии, стали искать счастья на стороне. Итогом стала потеря авторитета одними бандами и приобретение его другими. Естественно, фирмы, обозленные этим, начали выгрызать его друг у друга зубами. Интересно, что авторитет здесь – понятие эфемерное. Речь идет, скорее, о попытке заявить: «Мы есмь самые ваабче крутые!!!», ничем не обосновав такие заявления. Но за право считаться (что не значит БЫТЬ) лучшими фирмы готовы на многое. Ради этого можно, например, не раздумывая, сломать представителю конкурирующей фирмы несколько лицевых костей за плевое дело. А ведь реальное уважение завоевывается не совсем так, даже, можно сказать, совсем не так, и подобные вещи лишь обнажают навалившиеся проблемы и вскрывают кроющуюся под ними гниль, не говоря уже о том, что, согласно законам физики, действие равно противодействию, и расплата рано или поздно придет. Каждый тянет одеяло на себя, считая свою банду самой великой, а себя – самым умным и авторитетным. В противостояние вступили «Джолики» и «Коалиция». Набрав в свое время бивней (большинство из которых не считает футбол делом всей жизни), «Коалиция» зависла в воздухе, не зная, что делать дальше. Как итог – супершифр (чтобы никто не догадался), следствие шифра – малоизвестность коалиционеров в фанатских кругах, доходящая до отчужденности. Сказывается и распространенный среди «бомжей» минус: отсутствие толковых организаторов. Тем не менее бойцы в «Коалиции» есть, и они тоже хотят славы, что и спровоцировало их войну с «джолями», которые по коэффициенту мышечной массы единственные могут составить «Коалиции» конкуренцию. В спор тут же вмешались остальные банды, чутко следящие за раскладами. Подлые поступки «Jolly Nevsky» вызвали в «бомж»-среде недовольство политикой многолетнего лидера питерского фанатизма (теперь уже с приставкой «бывший»), и против них как-то сама собой сложилась коалиция во главе с «Коалицией» (каламбурчик!). Впрочем, последние как-то сразу дистанцировались от конфликта, предоставив решать вопрос более легким на подъем «гремлинам» с «Крымскими», которые являются дружественными бандами и зачастую выступают единым блоком. Обе банды после реорганизации поднялись как в физическом, так и в идейном плане, хотя пока этого недостаточно для того, чтобы подхватить флагманский штандарт. С другой стороны также наметилась своеобразная Антанта. «Джолики» сумели склонить на свою сторону небезызвестных «зетов», которые к этому моменту уже находились в стадии исчезновения вида: как массовый уход набранных в свое время людей, отсутствие единого, грамотного руководства, недовольство многими членов фирмы пассивной генеральной линией фирмы, что в итоге и ударило «зетов» по спине. Агония продолжается, но к моменту выхода журнала, думается, можно будет говорить о том, что одно из самых сильных объединений «бомжей» приказало долго жить. Правда, перед тем как развалиться, «Z-44» успела «передать эстафету» своей дочерней фирме – «Бригадирам», которые в последние полгода заявляли о себе как о самостоятельной группе и куда в конечном итоге перебегут некоторые «зеты», принеся с собой не только мышцы, но и амбиции. Однако и у «Бригадиров» все далеко не безоблачно: их портит деревенская непродвинутость в идейном плане, что, однако, вполне исправимо. Возможно, тут им поспособствует общение с «Jolly Nevsky». Понятное дело, водоворот раскола прихватил с собой и остальных. «Гобы» имеют в своем активе мощное количественное окружение из «Mobile Group», «Snake Firm», «Nord Side» и прочих малоизвестных фирмочек вроде «Old City Firm», вылившихся когда-то из филиала «зетов». До какого-то момента они пытались существовать самостоятельно, развлекаясь многочисленными «зарницами» с несметным количеством «оппонентов». Однако последняя встреча с нами определенно подкинула им проблем, и их рейтинг свалился в минус. Вероятно, фирму ожидает массовое бегство тех, кто хоть на что-то способен, в другие, более мощные банды. Впрочем, у них есть необходимое для развития ядро, но общая некомпетентность лидеров и отсутствие работы с молодежью еще сыграют свою роль в развале хозяйства. «Гремлины», проводящие достаточно умную селекцию и почти лишенные внутренних конфликтов, вкупе с минимальной текучкой кадров, уже сейчас занимают одно из первых мест среди бомжей. Действуя единым блоком с «Крымскими» («Beagle Boys»), которые обладают набором бойцов, но, по сути, не имеют идейной направленности, «гобы» наращивают мускулы, предпочитая работать «вторым номером». Тем не менее именно они занимают центральное положение, вокруг которого кучкуются те, кто недоволен «старой гвардией». Чувствуя, что почва уходит из-под ног, «джолики» предприняли в прошедшем сезоне ряд шагов. Избиение «гремлинов» на фанатском футбольном чемпионате, уход с традиционного тринадцатого сектора на шестой, драки с «Коалицией» и избиение одного из крымских на Дне «Зенита» – все это определило недовольство «оппозиции», уступающей по качеству, но превосходящей соперников по численности. В такой ситуации недалека ночь длинных ножей, при умелом планировании которой «джоли» рискует от нее не оправиться.

JN по-прежнему остаются на плаву, хотя их положение напоминает не сбор хулиганов, объединившихся вокруг футбола, а районных драчунов, любящих просто почесать кулаки. Впрочем, лидеры «джоли» давно в хулиганстве, очень амбициозны и прекрасно знают быстрые методы, которые помогут и дальше считаться сильнейшими в бомжовском движняке, несмотря на кардинальную смену состава и серьезные внутренние свары. Итог: раскол в движении подвел «бомжей» к той черте, за которой начинаются резкие изменения. Каждая из сторон обладает сильным потенциалом, но реализовать его мешает ряд факторов: с одной стороны, недостаток опыта, но большие физические возможности; с другой – последовательное движение в сторону сплоченности и организованности; с третьей – отсутствие хороших организаторов, что вызывает хаотичные рывки из стороны в сторону и разброд внутри коллективов. Осознавая это, «джоли» и K° наметили объединение в некий союз под рабочим названием «Rats United», что, скорее всего, будет означать принятие «Бригадиров» и некоторых неприкаянных «зетов» в JN и реорганизацию остальных прорабов в молодежную дочернюю фирму, на этот раз – «джоликов».

Насколько жизнеспособно будет новое образование – покажет жизнь.

В противоположном стане полным ходом идет вербовка молодежи, и наверняка скоро в сферу влияния «гремов» попадут все юные фулюганы, включая таких, как «Young Lads», или недавно вылупившихся из «Крымских» – «Dark Side». «Коалиция» же рискует остаться не у дел и повторить участь «Z-44». Сейчас наблюдается хрупкое равновесие, но вряд ли оно продлится долго. А пока можно добавить, что составы фирм наконец устаканились, время пошло, а развитие событий предсказать возьмется разве что Павел Глоба.


Поблагодарим авторов этой статьи за ликбез по питерскому движу и выразим респект изданию «Sabotage» – на самом деле замечательному фанзину.

Во времена питерского раскола, который, с разными осложнениями, продолжался почти три года (2000–2002), многие фирмы реорганизовались, а некоторые – приказали долго жить. «Jolly Nevsky» после внутреннего раскола сохранили в своих рядах только лидеров, которые были вынуждены набирать новых бойцов в бригаду. «Гремлины» канули в Лету, после чего павшее знамя группировки пытались поднять новые бойцы. Наиболее известные хулиганы из «Gremlins Firm» основали команду «Music Hall», которая взялась за дело столь резво, что практически послужила причиной распада спартаковской банды «Flint’s Crew», нанеся последним сокрушительное поражение в битве при Санкт-Петербурге. «Z-44», как и было предсказано авторами материала, окончательно развалились. Большинство бойцов перешли в дочернюю фирму «Бригадиры».

Вот этим бандам и предстояло писать новую историю фанатского хулиганства в Питере – историю, в которой, как они ожидали, за мышечную массу и боевые действия саппортеров из Санкт-Петербурга уже никому не будет стыдно.


Глава седьмая ПИТЕРСКИЙ ФЕНОМЕН | Я - фанат | Хроника последних акций