home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. ДОКТОР

— Ну? — спросил король. Доктор наклонилась, чтобы получше разглядеть рану. Тело герцога Валена лежало на длинном столе в той самой комнате, где совершилось убийство. Остатки еды, находившиеся на столе, когда мы внесли тело в комнату, были сброшены на пол с одной стороны стола. На тело герцога набросили скатерть, так что его ноги, живот и голова были прикрыты, обнаженной осталась только грудь. Доктор объявила, что он мертв, но прежде сделала совершенно невиданную вещь.

Незадолго до этого, когда герцог лежал, истекая кровью и сотрясаясь в судорогах на балконе, доктор, казалось, целовала его. Она стояла на коленях сбоку от него и вдыхала в него воздух, сначала надувая собственные щеки, а потом закачивая воздух из себя в него, отчего грудь герцога вздымалась и опускалась. В то же время она пыталась остановить кровь, текущую из раны в груди, с помощью куска ткани, который оторвала от своего платья. Потом она поручила это дело мне, дав чистый платок, а сама сосредоточилась на вдувании воздуха в рот герцогу.

Спустя немного времени, когда пульс уже довольно долго не прощупывался, она покачала головой и в изнеможении уселась на пол.

Вокруг нас выстроилось кольцо слуг с мечами или длинными ножами. Когда мы с доктором подняли глаза, то увидели герцога Кветтила, двух начальников стражи, Адлейна, Полчека и короля — все они смотрели на нас. За нами, в темной комнате тихонько плакала девушка.

— Внесите его внутрь и зажгите все свечи, — сказал герцог Кветтил вооруженным слугам. Он посмотрел на короля — тот кивнул.

— И что, доктор? — снова спросил король, когда тело положили на стол.

— По-моему, это ранение кинжалом, — сказала доктор. — С очень тонким и острым лезвием. Удар нанесен под острым углом, и лезвие, вероятно, дошло до самого сердца. Кровотечение было в основном внутренним, вот почему кровь еще сочится. Чтобы говорить с полной уверенностью, мне нужно вскрыть тело.

— Я думаю, главное нам известно, а главное — то, что он мертв, — сказал Адлейн. Из-за шеренги слуг у окна доносился плач женщины.

— Кто был в комнате? — спросил Кветтил своего начальника стражи.

— Эти двое, — ответил Полчек, кивая на молодых мужчину и женщину: оба довольно красивые, едва ли старше меня, одежда в беспорядке. Каждого сзади держали за руки по двое вооруженных слуг.

Только теперь я начал понимать, что присутствие на балу такого большого числа слуг имело свои причины, как имело причины и то, что многие из них казались слегка неуклюжими для слуг. На самом деле это были стражники, поэтому-то у них и оказалось оружие, как только возникло малейшее опасение.

Лицо молодой женщины покраснело и распухло от слез, и на нем застыло выражение неприкрытого ужаса. Ее внимание привлек вой за окнами, и она поглядела в том направлении. Лицо молодого человека рядом с ней было таким же бескровным, как и тело герцога Валена.

— Кто вы такие? — спросил Адлейн молодую пару.

— У-У-Улджевал, сударь, — сказал молодой человек, с трудом проглотив слюну. — Адвокат на службе у герцога Валена, сударь.

Адлейн посмотрел на молодую женщину, которая вперила взгляд в пустоту перед собой.

— А вы, мадам?

Молодая женщина вздрогнула и перевела взгляд, но не на Адлейна, а на доктора. Она так и не произнесла ни слова.

Наконец снова заговорил молодой человек.

— Ее зовут Дройтир, сударь. Она из Мизуи. Горничная госпожи Джилсеон. Мы с ней обручены.

— Государь, можем мы впустить сюда герцогиню? — спросила короля доктор; тот отрицательно покачал головой и поднял руку.

Начальник стражи Адлейн задрал голову, словно указывая на девушку подбородком, и спросил:

— И что же вы здесь делали, мадам?

Молодая женщина посмотрела на него так, будто он говорил на совершенно чужом для нее языке. Мне пришло в голову, что она и в самом деле иностранка. И тут молодой человек заговорил, всхлипывая:

— Это делалось только ради его удовольствия, господа, прошу вас! — Он сквозь слезы поглядывал то на одно, то на другое лицо вокруг него. — Господа, он сказал, что ему нравятся такие развлечения и он вознаградит нас. Мы ни о чем не подозревали. Ни о чем, пока не услышали его крик. Он был здесь. Вот здесь, стоял и смотрел на нас отсюда. Из-за ширмы. Он ее опрокинул, когда… когда он… — Молодой человек оглянулся на ширму, лежащую в углу комнаты, дыхание его участилось.

— Успокойтесь, — оборвал его Адлейн.

Молодой человек закрыл глаза и обмяк в руках стражников. Они посмотрели друг на друга, потом на Адлейна и на Полчека, у которых, как мне показалось, был бледный и усталый вид.

— И еще тут была темная птица, — внезапно сказала женщина странным, глухим голосом. Она напряженно глядела прямо перед собой, лицо было бледным и блестящим от пота.

— Что-что? — сказал Полчек.

— Темная птица, — сказала девушка, глядя прямо на доктора. — Она была очень темная, потому что господин хотел, чтобы нас освещала только одна свеча, но я видела эту птицу. Темная, чернокрылая.

У доктора был недоумевающий вид.

— Темная птица? — переспросила она, нахмурившись.

— Полагаю, от вас, мадам, мы узнали все, что нам было нужно, — сказал Кветтил доктору. — Вы можете идти.

— Нет, — сказал ей король. — Доктор, останьтесь.

У Кветтила отвисла челюсть.

— Так вы занимались тем, о чем я подумал? — спросил король молодую женщину. Он бросил взгляд на доктора. Оркестр в танцевальном зале сбился и замолк.

Молодая женщина медленно повернула свое лицо с пустым взглядом к королю.

— Сударь, — сказала она, и я осознал, что она не понимает, с кем разговаривает. — Да, сударь. Вот здесь, на кушетке. — Она показала на кушетку в центре комнаты. Рядом лежал упавший подсвечник с погасшей свечой.

— И герцог Вален смотрел из-за ширмы, — сказал Адлейн.

— Он получал от этого удовольствие, сударь. — Молодая женщина посмотрела вбок, на мужчину, плачущего стоя на коленях. — Мы не видели в этом никакого вреда.

— Но вред-то был, мадам, и немалый, — тихо сказал Кветтил голосом едва ли громче, чем дыхание.

— Мы какое-то время занимались этим, сударь, — сказала молодая женщина, устремив свой пустой, неподвижный взгляд на доктора, — а потом послышался шум, и я подумала, что кто-то пытается снова открыть оконные двери, сударь, но тут старый господин вскрикнул, ширма упала, и я увидела черное крыло.

— А герцога вы увидели? — спросил ее Полчек. Она повернула к нему голову.

— Да, сударь.

— А кого-нибудь еще?

— Только его, сударь, — сказала она, снова устремив взгляд на доктора. — Он был в сорочке. И руку держал здесь. — Женщина приподняла одно плечо и, повернув голову, посмотрела на свою левую ключицу. — Он стал кричать, что его убили.

— А вот эта дверь позади, — сказал Адлейн. — Вот здесь, за ширмой. Она была открыта?

— Нет, сударь.

— Вы уверены?

— Да, сударь.

Кветтил наклонился к королю.

— Мой умелец Ралиндж выяснит, что тут правда, а что — ложь, — пробормотал он.

Доктор, услышав это, метнула взгляд на герцога. Король только нахмурился в ответ.

— А эта дверь заперта? — спросил Адлейн Полчека.

Полчек нахмурился.

— Должна быть заперта, — сказал он. — А ключ должен быть в замке. — Он подошел к двери, увидел, что ключа нет, несколько мгновений шарил глазами по полу, потом подергал дверь. Он порылся в своей бездонной поясной сумке, вытащил оттуда связку длинных ключей, нашел нужный и вставил его в скважину. Замок щелкнул, дверь открылась внутрь, и в комнату заглянули удивленные стражники, одетые слугами. Увидев начальника, они подтянулись, а тот, обменявшись с ними парой слов, снова закрыл и запер дверь. Потом вернулся к столу. — Стражники встали там почти сразу же, как началась тревога, — сказал он Адлейну. Его большие неловкие пальцы возились со связкой ключей, пытаясь снова сунуть ее в поясную сумку.

— А сколько всего ключей от этой двери? — спросил Адлейн.

— Один у меня, один у дворцового сенешаля и еще один, вероятно, в дверях с этой стороны, — перечислил Полчек.

— Дройтир, где была эта ваша темная птица? — спросила доктор.

— Там же, где и этот господин, мадам. — Лицо ее внезапно словно опало, и на нем появилось выражение неуверенности и тоски. — Может быть, это была только тень, мадам. Ведь свеча и ширма упали. — Женщина опустила глаза. — Тень, — пробормотала она себе под нос.

— Впустите сюда герцогиню, — сказал король, когда один из стражников, одетый слугой, приблизился к Кветтилу и что-то шепнул ему на ухо.

— Герцогиня в обмороке, государь. Ее отнесли в ее комнату, государь, — сказал Кветтил королю. — Но мне сообщают, что тут один молодой паж хочет что-то сообщить о случившемся.

— Тогда впустите его, — раздраженно сказал король.

Стражники, державшие Дройтир и Улджевала, оттащили их на середину комнаты. Молодой человек, с трудом поднявшись на ноги, продолжал тихонько рыдать. Девушка молча смотрела перед собой.

Фолечаро, точно уменьшившийся, появился в дверях и приблизился к нам. Лицо его было почти прозрачным, глаза выпучены.

— Фолечаро? — сказал Адлейн. Он перевел взгляд на других присутствующих. — Паж покойного герцога, — пояснил он для тех, кому это требовалось.

Фолечаро откашлялся. Он нервно оглядел всех, заметил нас с доктором и улыбнулся мне одними губами.

— Ваше величество, — сказал он, поклонившись королю. — Герцог Кветтил, господа, дамы. Мне известно кое-что — хотя и очень немного — о том, что здесь случилось.

— Известно? — прищурился Кветтил. Король переступил с ноги на ногу, потом благодарно кивнул доктору, которая подала ему стул.

Фолечаро кивнул в дальний конец комнаты.

— Я был в коридоре за той дверью, господа.

— И что же вы там делали, да позволено нам будет узнать.

Фолечаро проглотил слюну. Он бросил взгляд на Дройтир и Улджевала, которых стражники снова подвели к столу, по-прежнему продолжая держать их за руки сзади.

— Герцогиня просила меня… — Фолечаро облизнул губы. — Посмотреть, чем занят герцог.

— И вы последовали сюда за ним? — спросил Адлейн. Он немного знал Фолечаро и говорил, хотя и строго, но без злобы в голосе.

— Да, сударь. С двумя вот этими молодыми людьми. — Фолечаро посмотрел на Дройтир и Улджевала, но никто из них не откликнулся на его слова. — Герцогиня думала, что герцог встречается с этой молодой дамой. Я видел, как они вошли сюда, и пробрался в коридор. Я думал, может, мне удастся услышать что-нибудь или увидеть в скважину. Но скважина была перекрыта.

— Ключом? — спросил Адлейн.

— Думаю, нет, сударь. Скорее какой-то вставочкой с другой стороны, — сказал Фолечаро. — Но у меня с собой было металлическое зеркальце, и я думал, что мне удастся разглядеть что-нибудь из-под двери.

— И удалось?

— Только свет, похожий на пламя свечи, герцог Кветтил. Я слышал, как этот молодой человек занимается любовью с молодой женщиной, чувствовал какое-то движение. Но не больше.

— А когда герцога закололи?

Фолечаро глубоко вздохнул.

— Перед тем как это случилось, сударь, меня, я думаю, ударили по голове, и я ненадолго потерял сознание. — Он повернулся и, приподняв волосы на затылке, показал запекшуюся кровь и здоровенную шишку.

Король посмотрел на доктора — та подошла к пажу и обследовала рану.

— Элф, — сказала она, — мне нужна вода. И какая-нибудь салфетка. Эта бутылка на полу — там крепленое вино? Дай мне ее.

Пока доктор осматривала и промывала рану на затылке, Фолечаро сидел на стуле. Адлейн подошел, чтобы получше рассмотреть рану.

— Да, похоже, от такого удара он отключился на какое-то время, — сказал Адлейн. — Вы согласны, доктор?

— Да.

— А когда вы пришли в себя, что увидели? — спросил Полчек у Фолечаро.

— Я слышал, что в комнате происходит движение, слышал крики. В коридоре, кроме меня, никого не было. У меня кружилась голова, и я пошел в уборную, и меня вырвало. Потом я нашел герцогиню, и вот тогда-то узнал, что герцога убили.

Адлейн и Полчек обменялись взглядами.

— И вы никого не видели сзади, когда вас ударили? — спросил Адлейн.

— Нет, сударь, — сказал Фолечаро и поморщился, когда доктор промокнула его рану крепленым вином. — Я был поглощен зеркалом.

— Зеркалом?… — начал было Полчек.

— Вот оно, сударь. Я догадался поднять его, прежде чем пойти в туалет. — Фолечаро залез в карман и вытащил отполированный кусочек металла размером с монету. Он протянул его Полчеку, который передал металлический кружок другим.

— А что, Фолечаро, герцогиня Вален очень ревнива? — спросил Адлейн, крутя зеркальце в пальцах.

— Да вообще-то не очень, сударь, — сказал Фолечаро. Говорил он с трудом, хотя, возможно, это объяснялось тем, что доктор, заканчивая обработку раны, наклонила вперед его голову.

— Вы рассказали нам всю правду, Фолечаро? — мрачно спросил король.

Фолечаро, насколько то было возможно в его позе — голова по-прежнему была наклонена вперед, — поднял глаза.

— Да, ваше величество.

— А когда вас ударили, — спросила доктор, отпуская голову Фолечаро, — вы упали вперед, на дверь, или на пол?

Кветтил прошипел что-то себе под нос. Фолечаро на мгновение задумался.

— Когда я пришел в себя, я лежал, прислонившись к двери, мадам, — сказал он, потом посмотрел на Адлейна и других.

— Значит, если бы кто-нибудь открыл дверь, вы ввалились бы в комнату, — сказала доктор.

— Наверное, мадам. После того как ее закрыли, меня нужно было вернуть на прежнее место.

— Вы ничего от нас не скрываете, молодой человек? — спросил Кветтил.

Фолечаро, казалось, хотел что-то сказать, но задумался на мгновение. Я считал его умнее, но, может, удар по голове повредил ему мозги.

— Что вы хотели сказать? — строгим голосом сказал король.

— Ваше величество, господа, — сказал Фолечаро, голос его звучал сухо, напряженно. — Герцогиня думала, что герцог встречается здесь с молодой дамой, и это пробудило в ней ревность. Но она бы не очень возражала, а может, не возражала бы вообще, если бы знала, что… что он только наблюдает за другими. — Фолечаро оглядел мужчин в комнате, избегая смотреть в глаза доктору. — Да она бы рассмеялась, узнав о том, что здесь происходит, господа. Только и всего. А мне она верит как никому. Я ее знаю, господа. Она бы ни за что не стала так мстить. — Он облизнул губы и снова с трудом проглотил слюну, а потом испуганно посмотрел на укрытое скатертью тело герцога, лежащее на столе.

Кветтил открыл рот, собираясь что-то сказать, но его опередил король, смотревший на Адлейна и Полчека.

— Спасибо, Фолечаро.

— Я думаю, Фолечаро должен остаться здесь, государь, — сказал Адлейн королю. — Может быть, начальник стражи Полчек пошлет в его комнату своих людей, чтобы те поискали там оружие или пропавший ключ от этой двери. — Король кивнул, и Полчек обратился к нескольким стражникам. — Может быть, — добавил Адлейн, — начальник стражи откроет снова эту дверь, и мы посмотрим, не осталось ли там следов крови Фолечаро.

Стражники отправились обыскать комнату Фолечаро. Полчек и Адлейн вернулись к двери. Король посмотрел на доктора и улыбнулся.

— Спасибо за помощь, Восилл, — сказал он, кивнув. — Это все.

— Как прикажете, государь.

Позднее я узнал, что стражники обыскали покои герцогини и комнату Фолечаро. Ничего подозрительного там обнаружено не было. Немного крови было найдено на наружной поверхности двери, ведущей в коридор, и на полу под ней. Вскоре обшарили большую часть дворца в поисках орудия убийства, но его так и не нашли. Недостающий ключ обнаружился, как мне сказали, совершенно невинным образом — в ключарне дворцового сенешаля.

Хозяин, я знал Фолечаро и не думал, что он способен на убийство герцога. Наверное, король проявил излишнюю снисходительность — он не позволил Ралинджу подвергнуть допросу двух любовников, Дройтир и Улджевала (хотя, кажется, им показали камеру и объяснили, как действуют инструменты дознания), но я не думаю, что от них была или могла быть получена какая-нибудь дополнительная информация.

Полчек, вероятно, предпочел бы найти козла отпущения, а Кветтил, говорят, еще несколько лун спустя кипел и бесился из-за этого события, но единственное, что он смог сделать, это отобрать у Полчека два небольших имения. Полчек наводнил бальные помещения стражниками и по любым меркам сделал все, чтобы избежать новых неприятностей.

Фолечаро, я думаю, повезло — он был третьим сыном одного из зажиточных баронов Валена. Будь он более низкого рождения и не отделяй его от наследования звучного титула всего лишь два хилых брата, возможно, ему и пришлось бы познакомиться с гостеприимством мастера Ралинджа. Но всеобщее мнение было таково, что высокое происхождение исключает его участие в убийстве герцога, а его действия сводились к тому, о чем он сам рассказал.


14.  ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ | Инверсии | 16.  ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ