home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая

Лорд Ральф так крепко стиснул шнурок, что Гвинет едва дышала. Лицо его побелело, губы сжались в тонкую линию.

— Где ты это взяла? — повторил он, дёрнув шнурок так сильно, что тот порвался и больно обжёг Гвинет шею. Она закашлялась, судорожно пытаясь вдохнуть.

— Скажи мне — где ты это взяла — что ты рот разеваешь!

— Мне Бедвин… дал… — выдавила, наконец, Гвинет.

Толпа глухо зароптала и вытолкнула могучего каменщика в середину.

Лорд Ральф поднял янтарный кулон повыше.

— Где ты это взял?

Бедвин испуганно затряс головой.

— Скажи мне правду, слышишь? Ты отрицаешь, что отдал эту вещь Гвинет?

Бедвин снова покачал головой, и Гвинет глубоко вонзила ногти себе в ладонь. Хоть она и знала, что Бедвин не может говорить, но со стороны всё выглядело так, будто он отказывается отвечать лорду Фиц-Стивену. А вдруг он действительно знает, где искать девочку?

— Тогда скажи мне, что ты знаешь об Элеонор!

Лорд Ральф схватил Бедвина за руки. Казалось, ещё немного — и он набросится на каменщика, которому едва достаёт до плеча.

— Где она? Что ты с ней сделал?

— Спокойно, спокойно!

Между Бедвином и разъярённым лордом Ральфом втиснулся Финн Торсон.

— Он не может говорить, милорд. Так что вопросы не любые годятся, сейчас я… Бедвин, ты давал это ожерелье Гвинет?

Бедвин кивнул, и толпа подалась вперёд.

— Он украл девочку! — крикнул кто-то.

Гвинет подумала, что каменщик, может и не понимать, как опасно для него происходящее. Она обернулась к Герварду, но взгляд его был прикован к Бедвину и шерифу.

— Где ты взял… нет, не так, — говорил Финн Торсон. — Ты это ожерелье нашёл?

Бедвин кивнул.

— Где? В аббатстве?

Бедвин покачал головой.

— В деревне?

Бедвин опять покачал головой.

— В лесу? — сделал мастер Торсон третью попытку. Но в тот же миг лорд Ральф, который не мог уже больше терпеть, крикнул:

— Ты видел Элеонор?

Бедвин кивнул, и толпа возмущённо взревела.

— Где? — крикнул лорд Ральф. — Где видел?

Лицо Бедвина покраснело от напряжения, словно он мучительно пытался что-то сказать, но не мог.

— Вздёрнуть его! — крикнули из толпы. — Он убил малютку, кому ж ещё!

— Нет!

Гвинет бросилась к каменщику, словно пытаясь загородить его от толпы.

— Бедвин не сказал, что видел Элеонор! Он кивнул, потому что нашёл ожерелье в лесу — верно, Бедвин?

Великан яростно закивал, но никто, кроме Финна Торсона, уже не обращал на это внимания. Толпа гудела, как растревоженный улей, казалось, ещё минута — и они набросятся на Бедвина и растерзают его. Каменщик глядел на них исподлобья, а рука его словно сама собой потянулась к поясу.

«Что он там ищет? — удивилась Гвинет. — Меч?»

Не найдя ничего, Бедвин уронил руки и замер, повесив голову.

— Нет, так не пойдёт! — заявил Финн Торсон. — Бедвин, ты арестован! А остальные, — он окинул толпу суровым взглядом. — Остальные продолжают поиски! Мы ещё не нашли Элеонор!

Толпа начала расходиться, но несколько крикунов не двинулись с места, и среди них — Дикон Карвер, деревенский плотник.

— Мы пойдём с вами, мастер Торсон! — заявил он. — Просто, чтобы убедиться, что этот тип действительно под замком, и можно спать спокойно.

— Хорошо, — согласился шериф. — Но если кто из вас хоть пальцем к нему притронется, он тоже будет арестован. Я никому не позволю нарушать закон!

— Закон! — взвился мастер Карвер. — Какой ещё закон! Мы все знаем, что он сделал! Почему не вздёрнуть его и не покончить с этим?

— Подумай головой, Дикон Карвер! — разозлился шериф. — Если Бедвин виновен, то он — единственный, кто знает, что случилось с Элеонор. А ты хочешь повесить его, ни о чём не спросив! Ты вообще соображаешь, что говоришь?

На лице плотника появилось глуповатое выражение.

— Ну, может и так… — признал он неохотно. — Но мы все равно пойдём с тобой и убедимся, что ты его запер! У нас жены и дети!

— Да на здоровье! — ответил шериф. Крепко взяв Бедвина за локоть, он зашагал по улице, ведя арестованного за собой. Гвинет бежала рядом, стараясь не отставать.

— Пожалуйста, мастер Торсон, не забирайте его! — взмолилась она. — Я уверена, он даже не видел Элеонор. Он просто сказал, что нашёл янтарь в лесу!

— Может, и так, но никто из нас не знает этого наверняка, — возразил шериф, который, похоже, и сам не очень-то верил в виновность Бедвина. — Мой долг — запереть его покрепче, а не позволять разгуливать по деревне! Кроме того, — добавил он, наклонившись к уху Гвинет, — это для его же безопасности. Как ты думаешь, что с ним будет, если эти люди до него доберутся?

Гвинет вынуждена была признать правоту шерифа. Повернувшись, она пошла обратно к воротам аббатства, где заканчивали делиться по группам последние добровольцы. И тут в тени монастырской стены мелькнула знакомая фигура в коричневой рясе.

— Урсус! — ахнула Гвинет.

Но отшельник её не видел: с ошеломлённым видом он смотрел вслед Бедвину. Гвинет хотела окликнуть Урсуса снова, но тут он пришёл в себя, повернулся и быстро зашагал прочь.

— Урсус, подождите!

Отшельник свернул за угол. Когда Гвинет добежала до перекрёстка, там уже никого не было.

— Что случилось?

Гвинет чуть не подскочила, когда Гервард похлопал её по плечу.

— Я видела Урсуса, но он исчез!

— Опять!

Гервард был расстроен не меньше.

— А мы так и не попросили у него лекарство для Эдмунда!

— И я уверена, Урсус бы мог подсказать, где искать Элеонор, — добавила Гвинет.

— Может, он сам её ищет, — предположил Гервард. — Если он был в деревне, значит, знает, что случилось. Может, пойдём на болото?

Гвинет покачала головой. После утренней суматохи она наконец-то почувствовала себя совершенно разбитой. Кроме того, она была уверена, что Элеонор вовсе не в болоте. Разгадка тайны в голове у Бедвина, а тот заперт в камере у шерифа, и никто не может выведать у него правду.


Гвинет переложила поднос в левую руку и осторожно открыла дверь в комнату Марион ле Февр. На подносе лежал холодный цыплёнок, немного белого хлеба и кубок французского вина — Айдони Мэйсон пыталась пробудить у больной аппетит.

Марион ле Февр полулежала на кровати, откинувшись на груду подушек. Её роскошные чёрные волосы рассыпались по плечам, лицо было бледным и усталым, но улыбка, которой она встретила Гвинет, оставалась такой же чарующей.

— О, спасибо! — воскликнула она, когда Гвинет поставила поднос ей на колени. — Как вы добры ко мне!

— Я рада, что вы поправляетесь, — улыбнулась Гвинет.

— Да, мне немного лучше.

Марион прижала руку ко лбу.

— Голова все ещё побаливает, и горло тоже, но, думаю, я всё-таки съем капельку этого восхитительного цыплёнка!

— Может всё-таки позвать брата Патрика? — предложила Гвинет. — Он наверное знает, как вам помочь.

— Брата Патрика? — переспросила вышивальщица. — Нет, нет. Не надо. Само пройдёт.

— Как там дела, уже нашли несчастную крошку?

Маленькая энергичная женщина с блестящими, как у птицы, глазами, устанавливала у окна вторые пяльцы. Это была Анна Мэйсон, родная тётя Гвинет.

Гвинет смущённо покосилась на вышивальщицу, но та её успокоила:

— Не волнуйся, дитя моё, я знаю про Элеонор. Кто бы мог подумать, что такое случится! Только я успела купить ткани ей на платье…

Она вздохнула.

— Нет, мы её не нашли, — ответила Гвинет тёте. — Все считают, что это Бедвин украл Элеонор. Шериф Торсон его арестовал.

Марион ле Февр рывком села на постели. Вопрос уже готов был сорваться с её губ, но тут вмешалась тётя Анна.

— Так я и знала! — воскликнула она, и её птичьи глаза засверкали от ярости. — Так я и знала, что без него тут не обошлось!

— Но тётя, откуда вы могли это знать? — возразила Гвинет.

— Откуда?

Тётя Анна даже покраснела от негодования.

— Как это — откуда? Да твой же дядя сказал мне вчера вечером, что Бедвин остался работать до ночи! Шлифовку, он, видите ли, заканчивал — такой, мол, старательный!

Тётка презрительно фыркнула.

— Старательный! Как бы не так! Это был только предлог, чтобы остаться в аббатстве на ночь! Он выкрал несчастное дитя прямо из кроватки, вот что я вам скажу!

— Да, похоже на то, — вздохнула Марион и снова откинулась на подушки. — Хотя мне очень горько думать о ком-либо дурно.

— Но кто-то же украл дитя! — настаивала тётя Анна. — И теперь мы знаем, кто именно. Боюсь только, несчастной крошке уже ничем не помочь.

Она отложила кусок рамы, который пыталась приладить и решительно повернулась к Марион ле Февр.

— С вашего позволения, госпожа, я сбегаю к Финну Торсону и перескажу ему все, что узнала вчера вечером от Оуэна. Пусть шериф примет меры!

— Но тётя Анна, это же ничего не доказывает! — запротестовала Гвинет. Бесполезно — тётка вихрем пронеслась через всю комнату, взметнулись шуршащие юбки, хлопнула дверь… Огорчённая Гвинет обернулась к вышивальщице:

— Госпожа ле Февр, я уверена, что это не Бедвин!

— Но ведь больше некому!

Марион отхлебнула вина и откинулась на подушки, сочувственно глядя на Гвинет.

— Никто в Гластонбери и волоса бы не тронул на её золотой головке! А что мы знаем об этом каменщике? Ничего!

— А я все равно не верю!

Гвинет даже представить себе не могла, что слова прекрасной Марион могут вызвать у неё такую ярость.

— Бедвин добрый!

— Ох, дитя, твоя вера достойна восхищения, — вздохнула Марион. — Но я сомневаюсь, что этот человек достоин её.

Гвинет стоило больших усилий удержаться от резкого ответа. Она стиснула зубы, сделала несколько глубоких вдохов и только после этого сказала:

— Я знаю, что Бедвин нечасто появлялся в деревне, но дядя Оуэн говорит, что бояться его не надо. И я не поверю, что он обидел Элеонор, пока этому нет доказательств!

И Гвинет, хлопнув дверью, вылетела из комнаты.

— Гвинет, дорогая… — ахнула Марион.

Но Гвинет уже неслась вниз по лестнице. Скатившись по ступенькам, она влетела в кухню и едва не столкнулась с матерью.

— Вот ты где! — обрадовалась Айдони Мэйсон. — Мой скорее руки — пора вымешивать тесто.

В тёплой кухне пахло хлебом, пряностями и вкусной материнской стряпнёй. Гвинет немного полегчало. Она с наслаждением лупила и мяла тесто, представляя себе, будто это те глупцы, что безоговорочно поверили в виновность Бедвина. А ведь не известно даже, что каменщик вообще видел Элеонор!

— Надо что-то делать, — вздохнула она про себя.

— Ты о чём?

Гвинет обернулась и увидела Герварда с корзиной свежих яиц, которые он только что принёс со двора. Гвинет кивком предложила брату подойти ближе и осторожно покосилась на мать. Но Айдони Мэйсон было не до них — она размешивала пряности в огромном горшке с булькающей кашей.

— Все из-за Бедвина переживаешь? — спросил Гервард, опуская корзину.

— Кто-то же должен о нём позаботиться, — ответила Гвинет. — Если мы не докажем, что он не при чём, его повесят!

Гервард нахмурился, и сердце Гвинет стиснула ледяная рука. Она поняла, что сейчас скажет брат — и, увы, угадала.

— Но Гвинет, а мы уверены, что он в самом деле невиновен?

— И ты туда же! — в отчаянии воскликнула она.

— Мы ничего не знаем о Бедвине, — продолжал Гервард. — До вчерашнего дня он ни разу не появлялся в аббатстве. А может, он как раз из тех людей, что убивают маленьких девочек!

— Нет, я уверена, что он не такой! — выкрикнула Гвинет дрожащим голосом. Проглотив подступивший к горлу ком, она продолжила уже спокойнее:

— Не дело это — вешать человека, не доказав, что он виноват.

— А как же ожерелье Элеонор? — напомнил Гервард.

— Бедвин сказал, что нашёл его в лесу. Это вполне может быть правдой. Гервард, мы должны сделать хоть что-нибудь!

Гвинет так набросилась на ни в чём не повинное тесто, что оно белыми червяками полезло у неё между пальцев.

— Мы же нашли кости короля Артура и крест! Значит, можем выяснить, что случилось теперь.

— А вдруг выяснится, что виноват как раз Бедвин?

Вопрос привёл Гвинет в ярость.

— Если мы найдём доказательства вины Бедвина, я в неё поверю, но мы их не найдём! Не найдём, потому что он не виноват! — выкрикнула Гвинет. Айдони Мэйсон удивлённо обернулась, и ей пришлось снова понизить голос.

— Гервард, ну разве ты не видишь, что это неправда? Неужели ты не хочешь помочь бедняге?

— Только если он не убийца! — огрызнулся Гервард. — А для начала надо найти Элеонор.

— Все ищут Элеонор! — возразила Гвинет. — И никто даже не пытается выяснить, что же произошло на самом деле! Даже тебе наплевать! Что ж, если ты мне не поможешь, я сама справлюсь!

Она ещё раз врезала кулаком по тесту и вылетела из кухни.


Глава четвёртая | Заклятие монастырского котла | Глава шестая