home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвёртая

— Элеонор пропала?

Гвинет не верила своим ушам.

— Мы же только вчера её видели!

— Пропала, — подтвердил Айво. Он сильно запыхался и остановился передохнуть.

— Лорд Ральф сказал отцу, а он послал нас предупредить всех в деревне.

— А что с ней случилось? — спросил Гервард.

— Никто не знает, — вздохнула Амабель. — Лорд Ральф говорит, нянька уложила её вечером в постель, а когда утром пришла будить, девочки не было. Сначала искали в покоях лорда Ральфа, потом по всему аббатству. Её нигде нет.

— Да найдётся она!

Несмотря на уверенный тон, Гервард выглядел встревоженным.

— Зашла к кому-нибудь, лопает сласти… Да, мало ли, где. Пойду, отцу скажу!

Гервард уронил корзину и метнулся в дом.

— Если найдёте Элеонор, отведите её в аббатство и скажите лорду Ральфу.

Амабель с братом помчались дальше, не дав Гвинет даже слова сказать. Гвинет подняла корзину и вошла в дом. Старшие Мэйсоны вполголоса совещались у дверей общего зала.

— Бедняжка! — говорила Айдони. — Она, наверное, потерялась и перепугалась!

— Здесь её нет, — ответил Джефри. — Но для верности лучше обыскать дом. Я сам этим займусь. Гвинет! Бегите с Гервардом в деревню, поможете искать там. Уот и Хенкин, — он поискал взглядом мальчишек, прислуживавших в зале, — тоже могут пойти. Что нового, сынок?

Гервард, запыхавшись, ввалился в дом.

— Я проверил конюшни, Элеонор там нет. Может, она пошла навестить госпожу ле Февр?

— Не думаю, — ответила ему Гвинет. — Ты же видел, как она стеснялась Марион.

— Госпожа ле Февр лежит наверху с закрытыми ставнями, — сообщила Айдони Мэйсон. — Я отнесу ей поссет и заодно осмотрю комнату. Но ничего ей пока не рассказывайте! Не надо расстраивать больную.

Айдони скрылась в кухне и энергично загремела горшками. Джефри вернулся в зал.

— Пойдём, поищем, Гвинет, — позвал Гервард. — Как ты думаешь, куда могла пойти Элеонор?

Гвинет беспомощно развела руками.

— А куда можно пойти, чтобы никто не увидел?

Малышку Элеонор любили все. Но любой, к кому бы она ни пришла, обязательно послал бы весточку лорду Фиц-Стивену, ведь до сих пор девочка никуда не ходила одна.

— На прошлой неделе лорд Ральф брал её с собой в кузницу, — вспомнил Гервард. — Том Смит подковал лошадь, девочке понравилось. Давай оттуда и начнём.

Гвинет понимала, что Мэри Смит обязательно отвела бы Элеонор домой. Но других идей все равно не было, и они повернули к кузнице. Возбуждённый гул на рыночной площади подсказал Гвинет, что близнецы там уже побывали, и они с Гервардом пошли прямо, мимо дома шерифа. У двери Финн Торсон беседовал с монастырским экономом братом Барнабасом. Появился Годфри де Массар верхом на чёрном жеребце. Он подъехал к шерифу и наклонился, чтобы поговорить. Даже высокомерный отец Годфри не мог скрыть беспокойства.

— Я проеду подальше по дороге в Уэллс, поищу там, — сказал он. — Думаю, Элеонор все ещё в деревне, но кто знает, куда может забрести ребёнок?

— Верно, отец Годфри, — кивнул брат Барнабас. — Примите нашу благодарность.

Годфри де Массар помахал рукой на прощанье и послал коня в бодрую рысь. Вскоре Гвинет и Гервард потеряли его из вида.

— Не думала, что отец Годфри предложит свою помощь. Наверное, он не такой уж плохой человек, — неохотно признала Гвинет.

Гервард что-то неразборчиво пробурчал. Зазвонили к третьему часу[7], и брат Барнабас, торопливо распрощавшись с шерифом, зашагал к монастырским воротам.

— Как поздно! — прошептала Гвинет. — Элеонор уже несколько часов, как пропала!

Завернув за угол, к кузне, они с Гервардом увидели, что новости дошли сюда раньше них. Том и его брат Хауэлл осторожно разбирали кучу нераспиленных дров.

Увидев их, Хауэлл выпрямился и поздоровался. В его голубых глазах застыла тревога.

— Мы подумали, вдруг девчушка туда залезла, — объяснил он.

— Но она, слава Богу, не залезла, — закончил его брат, отбрасывая последнее бревно, и с отвращением оглядел образовавшуюся свалку. — Надо бы все это обратно сложить.

Из окна второго этажа высунулась Мэри Смит.

— Её здесь нет, Том! — крикнула она мужу.

Оставаться не имело смысла, и Гвинет с Гервардом двинулись вдоль монастырской стены, чтобы, обойдя аббатство слева, выйти к рыночной площади с другой стороны.

По всей округе люди искали Элеонор. Гвинет с Гервардом слышали, как её то и дело окликали по имени, но никто не отзывался. Сами они обыскали каждый кустик и трещину в стене аббатства, заглянули во все проулки между домами… Девочки нигде не было.

У дверей мастера Фримена они столкнулись с Айво и Амабель. Двойняшки выходили из лавки, а за ними, ругаясь, следовал хозяин.

— Кто дал вам право копаться в моих вещах? Я же сказал: не было тут девчушки!

— Мы просто проверили, — ответил Айво.

Гвинет поёжилась. Рис Фримен всегда был скользким типом — а что, если это он спрятал Элеонор? И у него есть подвал, в котором не так давно хранились фальшивые мощи и украденный из аббатства скелет короля Артура…

— Может, нам стоит и погреб ваш обыскать, — добавил Айво, будто прочитав её мысли.

— У, дьявольское отродье! — выругался лавочник, но всё же отстегнул от пояса ключ и отпер дверь. — Бросить все это к чёртовой матери и уехать в Лондон, — пробурчал он про себя.

Гвинет и Гервард подошли поближе. Айво скатился вниз по лестнице, выкрикивая:

— Элеонор! Элеонор!

Но уже через несколько минут он вылез обратно, с отвращением отряхиваясь от пыли и паутины.

— Одни пауки, — сообщил он. — Мастер Фримен, вы там что, вообще не подметаете? Хоть раз бы метлой прошлись!

— Вот сейчас я по тебе метлой пройдусь! — разозлился Рис Фримен. — Не видел я вашу Элеонор и не знаю, где она!

Он запер погреб и скрылся в лавке, громко хлопнув дверью. А Гвинет, Гервард и двойняшки отправились домой. У Гвинет ком в горле стоял. Раз Элеонор до сих пор не нашли, значит, случилось что-то действительно серьёзное. Девочка заблудилась, или поранилась, или…

У ворот аббатства лорд Ральф Фиц-Стивен инструктировал группу мужчин с длинными шестами. Хотя лицо его было бледным от волнения и усталости, он продолжал энергично раздавать указания, показывая рукой поочерёдно на все выходящие из деревни дороги. Одна группа уже шагала по дороге к мосту, другая двинулась к Тору.

— Скоро полдень, — сказал Гервард, взглянув на солнце. — Надо отнести еду каменщикам.

Они с сестрой ежедневно таскали в аббатство тяжёлые корзины с едой. Ещё месяц назад эти обеды были почти единственным источником дохода семьи.

— А как же Элеонор? — огорчилась Гвинет.

— Работа сама не делается, — разумно возразил Гервард. — А Элеонор и так все ищут.

— А мы пойдём домой, узнаем что нового, — предложила Амабель. — Если что — придём, расскажем.

Друзья простились у дверей «Короны». Айдони Мэйсон уже сложила еду для рабочих в корзину и поставила её у дверей кухни вместе с мехом вина.

— Скажите лорду Ральфу, — попросила она, — что новостей пока нет. Но мы продолжаем поиски.

Когда зазвонил колокол к шестому часу[8], Гвинет уже втаскивала свою корзину в ворота аббатства. Гервард с элем не отставал ни на шаг. Первым, кого они увидели, оказался брат Тимоти. Гвинет поставила корзину и бегом бросилась догонять юного монаха, пока тот не скрылся в дверях часовни.

— Брат Тимоти, новости есть?

— Ты про Элеонор? — уточнил брат Тимоти, мрачно глядя на неё с высоты своего роста. — Нет, никаких новостей. Мы молимся за неё, Гвинет.

Он скрылся в часовне, оставив Гвинет в состоянии близком к отчаянию.

— Тихо как! — Гервард мотнул головой в сторону строящейся церкви. — Может, рабочие ушли искать Элеонор?

Гвинет прислушалась и поняла, что он прав. Не слышно было привычного стука молотков и лязга зубил — будто и не было последних бурных недель. Ведь ещё месяц назад, пока не нашлись на монастырском кладбище останки короля Артура, у аббатства не было денег для покупки камня, и рабочие сидели, сложа руки…

Но, пройдя сквозь недостроенный проем двери, Гвинет увидела, что рабочие все ещё в храме. Все они столпились вокруг лорда Ральфа, в спину которого она чуть не уткнулась. Рядом с хозяином, спрятав заплаканное лицо в чёрной шёрстке котёнка, стояла Хильда.

— Надо обыскать реку и ближние болота.

Голос лорда Ральфа был ровным, но Гвинет понимала, каких усилий это ему стоило.

— Я приказал всем, у кого есть лодки, собраться на пристани. Вы нам поможете?

Рабочие зашумели. Наконец, вперёд выступил Оуэн Мэйсон.

— Мы с вами, милорд. Только рано ещё искать на дне реки. Я уверен, Элеонор найдётся.

— Господи, помоги бедной крошке! — всхлипнула Хильда. — В лесах полно разбойников, диких зверей и…

— Нет нужды говорить об этом, — отрезал лорд Ральф. Он круто развернулся и увидел Гвинет с братом. Лицо его на мгновение просветлело, но тут же померкло, когда он увидел, что Элеонор с ними нет.

— Ешьте быстрее, я буду ждать вас у ворот, — приказал он каменщикам и зашагал прочь, сопровождаемый всхлипывающей нянькой.

— Худо ему, — вздохнул дядюшка Оуэн.

Гвинет не нашлась, что сказать на это. Она молча принялась раздавать рабочим хлеб, сыр и холодную говядину. Каменщики торопливо жевали, Гервард разливал эль в подставленные рога. Никто даже не присел.

— Да не могла она залезть в болото! — с полным ртом пробормотал Мэтт Грин. — Элеонор — послушная девчушка, она не пошла бы гулять одна!

Гвинет похолодела. Мастер Грин прав: Элеонор, может, и озорница, но она никогда не стала бы так огорчать тех, кого любила. Она не могла уйти без разрешения. Значит, или она лежит где-нибудь раненая — Гвинет даже думать не хотела, что девочка может быть мертва — или… Или кто-то её похитил.

Гвинет обернулась в поисках брата и увидела Бедвина. Великан подошёл прямо к ней, поклонился и протянул кусок янтаря на прочном кожаном шнурке. Осеннее солнце мягко светилось в его тёплой глубине.

— Какая красота! — ахнула Гвинет.

Бедвин указал на свою перевязанную руку, потом на янтарь и снова протянул его Гвинет.

— Мне? — удивилась она. — Ох, Бедвин, но я не могу это взять!

Ласковая улыбка осветила лицо великана, и Гвинет вдруг поняла, что несмотря на спутанные волосы и грубую простую одежду, Бедвин совсем не тот, кем кажется. Или он раньше был кем-то не тем? Но тогда что же с ним случилось? Что довелось пережить этому человеку, почему он потерял дар речи и стал таким мрачным, что люди от него шарахаются?

Бедвин, осторожно приподнял волосы Гвинет, повесил шнурок ей на шею и поклонился, отступив. На мгновение она почувствовала себя королевой и грациозно присела в реверансе.

— Спасибо, сэр.

Вокруг каменщики торопливо дожёвывали хлеб с сыром и бежали к воротам. Бедвин тоже ушёл, а к Гвинет подошёл Гервард.

— Давай оставим здесь корзину и мех до вечера, — предложил он. — Вряд ли сегодня отец будет возражать. А сами пойдём, поможем искать в болоте.

Гвинет кивнула и побежала к воротам, где уже собралась толпа. В центре её стояли лорд Ральф Фиц-Стивен и шериф Торсон. Туда же подъехал на своём чёрном жеребце вернувшийся Годфри де Массар. Все, даже Айво и Амабель, с напряжёнными лицами ждали, что скажет шериф.

Наконец, все каменщики собрались.

— Разбиваемся на три группы! — громко скомандовал Финн Торсон. — Первая — на пристани садится в лодки и обыскивает реку вниз по течению, вторая отправляется на болота возле Тора, третья — поднимается вдоль реки вверх. Возьмите шесты, чтобы обыскивать омуты и кустарник. Если кто-то что-нибудь найдёт, немедленно возвращайтесь сюда и доложите лорду Ральфу…

— Нет-нет, — хрипло возразил лорд Ральф. — Я пойду с одной из партий.

— Хорошо, тогда я останусь, — предложил Годфри де Массар.

Лорд Ральф ответил ему полным благодарности взглядом. Гвинет, однако, подумала, что гордый священник принёс эту жертву не без умысла — ведь теперь ему не придётся пачкать болотной грязью свою новую дорогую рясу.

— Значит, договорились, — подвёл итог шериф Торсон. — Возвращаетесь сюда и докладываете отцу Годфри, если найдёте хоть что-нибудь: саму Элеонор, её одежду или…

— У неё с собой кукла, — перебил его лорд Ральф. — Она никуда не ходит без куклы…

Финн Торсон положил ему руку на плечо.

— Мы найдём её, обязательно, — обещал он негромко. И снова крикнул, обращаясь к толпе:

— А теперь вперёд — и до темноты искать не прекращаем!

— И да пребудет с вами Господь, — добавил отец Годфри и воздел руки, благословляя толпу.

Люди высыпали из ворот и начали делиться на группы. Гвинет толпой прижало к лорду Ральфу.

— Гвинет, — начал он, — не могли бы вы с Гервардом…

Лорд Ральф вдруг застыл, глядя на кусок янтаря у неё на груди.

— Где ты это взяла? — хрипло прошептал он.

Гвинет даже не успела ответить, как лорд Ральф вцепился в кулон мёртвой хваткой. Голос его сорвался на крик

— Это ожерелье Элеонор! Где ты его взяла?


Глава третья | Заклятие монастырского котла | Глава пятая