home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

— Вы слышали новости, госпожа ле Февр?

Утром Гвинет принесла вышивальщице вино и медовые коржики. Марион, совсем одетая, снимала с вешалки плащ, а тётя Анна наносила на крой разметку узора. После того, как Элеонор вернулась вчера ночью домой из Хардвика, Марион ле Февр уже успела выкроить ей платье из той самой голубой ткани.

— Бедвина освободили! Только что прибегали Айво и Амабель Торсоны.

Обе женщины подняли головы и посмотрели на неё.

— Слава тебе, Господи! — с жаром произнесла Марион, молитвенно сложив руки на груди. — Наверное, — добавила она, нахмурившись, — он теперь уедет из Гластонбери. Вряд ли ему захочется оставаться там, где его обвинили в убийстве.

— Не думаю, — возразила Гвинет. — В аббатстве ещё много работы.

— Возможно, — пробормотала Марион ле Февр. Её тонкие пальцы потянулись к застёжке плаща, но почему-то замерли в воздухе.

Гвинет поставила поднос едой на стол, за которым работала тётя Анна.

— Красивое будет платье, — произнесла она, любуясь чистым голубым цветом ткани. — Элеонор обязательно понравится!

— Будем надеяться, это поможет малютке забыть о выпавших на её долю испытаниях, — заявила тётя Анна. — Бедняжка! А ведь все считали, что это Бедвин её похитил.

Тётушка неодобрительно прищёлкнула языком, будто сама не была в числе первых обвинителей.

— Ну, зато теперь все хорошо, — бодро произнесла Гвинет.

Марион кивнула и подошла к окну.

— Похоже, будет дождь, — произнесла она задумчиво. — Мне нужно сходить на рынок за нитками, а я боюсь снова простудиться…

— Давайте, я схожу, — предложила тётушка Анна.

— Спасибо вам.

Марион ле Февр сняла плащ и повесила его обратно на вешалку.

— Лучше я завтра выйду.

Гвинет оставила их искать ткань, к которой надо было подобрать нить, и спустилась вниз. У двери во двор она столкнулась с братом.

— Вот ты где! — обрадовался Гервард. — А я как раз доделал все, что отец велел. Давай сходим, поищем Урсуса. Он будет рад, что Бедвина освободили!

Гвинет забежала на кухню за плащом и заодно проверила, не забыла ли она сделать что-нибудь.

— Нет-нет, можешь идти, — улыбнулась Айдони Мэйсон. — Только вернись вовремя, ты должна будешь помочь мне с обедом.

Гвинет помахала матери рукой и выскочила во двор, где её уже дожидался Гервард.


Бедвин покупал на рынке хлеб. На ещё него косились, но обслуживать не отказывались. Видимо, люди просто не понимали, как им держать себя с тем, кого они ещё вчера были готовы обвинить в убийстве. Гвинет и Гервард горделиво выпрямились. Кто, как не они, помог доказать невиновность добродушного великана! А уж когда к Бедвину подошла извиняться миссис Флэкс, Гвинет с Гервардом совсем раздулись от гордости.

— Простите, мастер Бедвин, за то, что мы о вас плохо думали, — выпалила дородная ткачиха. — Теперь вы желанный гость у нас в Гластонбери!

Бедвин вежливо поклонился в ответ, и тут же отвёл глаза. Лицо его было красным от смущения. Том Смит положил миссис Флэкс руку на плечо.

— Оставь его лучше, хозяюшка, — посоветовал он. — Пусть побудет один. Может, сумеет забыть, в какую передрягу он попал из-за злых языков.

— Но…

Миссис Флэкс хотела сказать ещё что-то, но Бедвин уже быстро шагал к аббатству.

— Том Смит прав, — тихонько сказал сестре Гервард. — Бедвин не любит лишнего шума.

Когда они вышли к болоту, стал накрапывать дождь — холодная осенняя морось. Зато Урсус нашёлся на удивление быстро. Они обнаружили его в зарослях терновника у подножия Тора. На плече отшельник нёс вязанку хвороста.

— Доброго вам утра, — поздоровался Урсус. — Вижу по вашим лицам, что вы принесли мне новости. Что там с каменщиком?

Он опустил вязанку и присел рядом на корточки, а Гвинет и Гервард, перебивая друг друга, рассказывали ему, что произошло.

— Вы были правы! — говорил Гервард. — Рыбный садок брата Майлза — это котёл Брана Благословенного! И лорд Роберт Хардвик хотел окунуть туда своего сына, чтобы исцелить его от падучей.

— Вот он и похитил Элеонор Фиц-Стивен, — подхватила Гвинет, — для того, чтобы потребовать у лорда Ральфа котёл!

Урсус кивнул, будто уясняя для себя что-то важное.

— Но Элеонор уже дома?

— Да, теперь все в порядке, — подтвердила Гвинет.

— А брат Майлз получил обратно свой рыбный садок, — добавил Гервард.

— В поварне ему самое место, — объяснила Гвинет. — Нам очень жаль лорда Роберта, но Эдмунду он бы ничего хорошего не принёс.

— Вы проявили больше мудрости, чем отец мальчика, — кивнул Урсус. — Сила котла опасна для обычных людей. Но что же Бедвин? Его освободили?

— Да-да, — кивнул Гервард. — Он снова работает в аббатстве.

— В таком случае вы можете оказать мне услугу, — заявил Урсус.

— Какую услугу?

— Приведите Бедвина ко мне.

Гвинет удивлённо уставилась на отшельника.

— Привести — сюда? Сейчас? А если он не пойдёт?

— Думаю, пойдёт, — серьёзно ответил Урсус.

— Хорошо, мы попробуем, — неуверенно сказал Гервард. — Вы нас дождётесь?

— Я буду здесь, — обещал отшельник.


Бедвин работал. Молотком и зубилом он выравнивал стороны огромного каменного блока, который потом мастер-каменщик уложит в кладку стены. Увидев Гвинет и Герварда, великан разогнул спину и поклонился. Лицо его осветила улыбка.

— Мы так рады, что вас освободили, — сказал Гервард. — А у нас к вам дело.

— Кое-кто хочет вас видеть, мастер Бедвин, — добавила Гвинет. — Один отшельник с Тора. Он просил, чтобы мы привели вас к нему прямо сейчас.

Бедвин нахмурился и снова склонился над камнем. Зазвенело зубило. Гвинет подумала, что он отказывается идти, но тут великан задумчиво погладил рукой выровненную поверхность и отложил инструменты. Затем он снова поклонился и жестом предложил Гвинет и Герварду показывать дорогу.

По счастью их ухода никто не заметил. Оуэн Мэйсон и Мэтт

Грин обсуждали какие-то важные камнерезные проблемы, каменотёсы, не разгибаясь, работали. Гвинет подумала, что им повезло, ведь иначе пришлось бы объяснять, куда это Бедвин направился среди рабочего дня.

Дорога обошлась без приключений. Гервард без труда разыскал нужную тропинку в густом кустарнике у подножия Тора. Урсус ждал их на том же месте — сидел на поваленном дереве, обхватив руками колени. Увидев каменщика, он встал и простёр к нему обе руки.

— Добро пожаловать, Бедвин.

Голубые глаза отшельника лучились добротой. Бедвин заглянул в эти глаза и вдруг к изумлению Гвинет упал на колени и закрыл лицо руками. Гвинет обернулась к брату, но тот лишь недоуменно пожал плечами.

Урсус протянул руку и дотронулся до плеча каменщика.

— Встань, друг мой, — сказал он. — Идём.

Он повернулся и зашагал вверх по тропинке, петлявшей в зарослях терновника. Бедвин шёл за ним, словно во сне. Гвинет и Гервард не отставали. Оба чувствовали, что что-то должно произойти. Всё было как в тот раз, когда Урсус показал им вход в подземный туннель, тот, где они отыскали пропавший крест короля Артура. Чего же им ждать теперь?

Тропинка вынырнула из кустов где-то на склоне Тора. Над головой у них была отвесная стена, тянувшаяся почти до самой вершины исполинского холма. Урсус оглянулся через плечо:

— Идём же.

Он вскарабкался чуть выше и остановился на узком карнизе возле огромной плоской каменной плиты. Бедвин, Гвинет и Гервард забрались следом. Бедвин вопросительно взглянул на Урсуса. Тот кивнул, и каменщик принялся очищать плиту от наросшего на ней мха. Гвинет, разинув рот, смотрела, как появляются на свет глубокие борозды, образующие какой-то странный узор. А потом она увидела весь узор целиком и ахнула. С каменной плиты на неё смотрела голова дракона.

— Что происходит? — воскликнула Гвинет. — Что это за место?

Урсус не ответил. Бедвин, похоже, без слов понимал, что делать. Изо всех своих могучих сил он толкал каменную плиту. Лицо его покраснело, жилы на шее вздулись от напряжения. Но старался он не зря — в конце концов камень с грохотом отъехал в сторону.

А за ним открывался проход высотой в полный человеческий рост. И проход этот вёл в тёмные глубины Тора.


Глава двенадцатая | Заклятие монастырского котла | Глава четырнадцатая