home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Твердой рукой Даин отметил на карте маршрут. Этот длинный и опасный путь вел прямо в сердце йотунских владений, да еще и вначале путникам предстояло пересечь земли, принадлежавшие Свартару, — Дунхавн, Драугаркелл и Варгрфелл.

— Только чтобы добраться до границ Йотунсгарда, вам понадобится вся магия и удача, какие только у вас есть, — заключил Даин.

— Именно то, чего нам не хватает, — уныло заметил Скапти.

Они склонились над картой, изучая место, где, по словам Даина, находится Лабиринт. Он был расположен удручающе далеко на юге, близ побережья, и, судя по редким значкам, составители карты мало что знали о тех краях. Огромная река Дрангарстром на всем своем протяжении была почтя не изучена, и лишь в нескольких местах ее очертания были четко обозначены на карте. Ивар провел по диагонали карты на северо-восток линию, которая должна была привести их к ближайшему известному притоку реки.

— Я и не думал, что Дрангарстром так велик и неизведан, — заметил он. — Там, должно быть, тысячи водопадов, а под каким из них таится Андвари — неизвестно.

— Надеюсь, вы отыщете нужный водопад, — сказал Даин. — Без мага вам не обойтись — нельзя же тратить время, заглядывая под каждый водопад Дрангарстрома.

Скапти вынул из кармана палочку, покрытую зарубками, и высек кинжалом еще одну.

— Чтобы покрыть шкуру золотом, у нас осталось ровно двести тридцать четыре дня. От души надеюсь, что нам этого хватит. Прежде такой срок казался вечностью… а теперь мне чудится, что двести тридцать пятый день наступит на будущей неделе. Трудненько нам придется… И это притом, что никто из нас не владеет Силой.

— Но, может быть, овладеет, — сказал Даин. — К тому времени, когда вы добудете Глим, сразите Фафнира и умиротворите Свартара, сколько-нибудь магии к вам да пристанет.

Флоси встал с кресла и облокотился о стол:

— Откуда же взять Силу, если ее отроду не было? Я не представляю даже, что такое эта Сила, как же мы сумеем распознать ее и удержать при себе? И что мы можем сделать, чтобы подманить к себе Силу? Нельзя же ее привить, точно хорошие манеры?

Даин только головой покачал:

— Ты распознаешь Силу, когда встретишься с Силой, а я не могу внятными словами объяснить, как удержать ее. Это все равно что протянуть руки и ждать, что на ладони упадет слиток золота.

Уныние и озадаченность альвов после этих слов только усилились.

— Не тревожьтесь о Силе, — успокоил их Гизур. — Извольте только следовать за мной туда, куда я вас поведу, не задавать лишних вопросов, не задираться и… не падать духом. — Он опять склонился над картой. — Итак, Йотунсгард, огненные йотуны, горячие источники, вулканы, гейзеры и все такое прочее, горячее… Между нами говоря, — шепотом обратился он к Даину, покуда альвы громко спорили, как разделить припасы, которыми щедро одарил их кузнец, — ты и в самом деле уверен, что мы, со всеми нашими недостатками, сможем добиться успеха?

Старик поглядел на Финнварда, Эгиля и Флоси — и кивнул:

— А разве есть другой выход? Гизур со вздохом покачал головой:

— Смерть и там и здесь, смерть от руки Лоримера, смерть от руки Свартара, или же вечное покровительство Эльбегаста… в угольной шахте. Нет, в сравнении со всем этим скитаться среди огненных йотунов — не так уж плохо, может, наше вечное злосчастье потеряет бдительность и мы уцелеем.

Даин торжественно пожал руку Гизуру, затем Ивару и Эйлифиру и всем прочим. Путники взвалили на плечи дорожные мешки.

— Удачи вам, друзья мои! Да сохранят вас стихии, духи земли и боги пусть объединятся, чтобы поразить ваших врагов! Пускай ваш чуткий слух и острые глаза вовремя распознают опасность. И помните: будьте едины и твердо стремитесь к своей цели. А теперь — прощайте! — Даин опустился в кресло и подал знак слуге, который проводил их к небольшой дверце, почтя скрытой за грудами сломанных колес и прочего хлама, предназначенного для переплавки.

— Этот коридорчик ведет прямо наружу, — сообщил он шелестящим шепотом. — Прощайте, герои. Вот фонарь, он осветит вам путь. Оставьте его у выхода, я после его подберу. Удачи вам!

Путники по очереди пожали ему руку и нырнули в низкий туннель.

— Йотунсгард! — крикнул вслед им слуга, и эхо его голоса прокатилось по туннелю, как прощальное предостережение.

Снаружи поджидал зябкий ветреный рассвет. Гизур остановился, устремив взгляд на юг и не обращая внимания на холодный ветер, трепавший его бороду.

— В Двергарфелле-то мы так и не побывали, — заметил Флоси.

— Ну это легко объяснить, — отозвался Гизур. — Даиннскнип находится отнюдь не там — Двергарфелл, на наше счастье, лежит куда севернее. Неужели я бы бросил вас одних, если бы предполагал, что вы можете забрести в Двергарфелл и там спрашивать дорогу на Даиннскнип?

Ивар с подозрением глянул на мага:

— Ну-ка, объяснись. Ты хочешь сказать, что бросил нас намеренно?

— Мальчик мой, никогда не расспрашивай огненного мага, почему он поступил так, а не иначе, — раздраженно ответил Гизур, вынимая из перчатки кристалл плавикового шпата и поднимая его повыше, чтобы определить расположение солнца. — В моем присутствии вы чересчур ленитесь принимать решения, так что несколько дней самостоятельного путешествия были вам только на пользу. Я знал наверняка, что ничего плохого с вами не случится.

— Ничего плохого! — воскликнул Ивар. — Хорошенькое «ничего» — Лоример едва нас не настиг!

— «Едва», говоришь ты? Но ведь не настиг же! А это, по-моему, самое главное. — Камень исчез из его руки, уступив место ломтю хлеба, оставшемуся от завтрака. — И потом, справились вы отменно. Я собирался перехватить вас в окрестностях Даиннскнипа и указать вам вход, однако, по какому-то причудливому случаю, вы не только отыскали нужную гору, но и нашли вход, которым не пользовались несколько столетий. Поразительная, я бы сказал, удача. Как это у вас вышло?

— Безо всяких хлопот, — вмешался Скапти, который не отставал от Ивара, едва не наступая ему на пятки. — Ивар запросто отыскал — нам дорогу с помощью маятника. В добрый час послала нам его Бирна!

— Подумаешь! — фыркнул Флоси. — Дуракам везет. Эйлифир, если помнишь, тоже отыскал вход во владения Даина.

— Уймись, Флоси, — беззлобно огрызнулся Скапти. — Ты ведь, если помнишь, обещал исправиться.

Это исправление длилось неделю и потребовало ото всех изрядных сил. Нашлась Путевая Линия, и это их подбодрило, но от необходимости все время держать себя в руках настроение у альвов менялось, как весеннее солнышко.

В конце концов вымученное согласие разразилось небывалой сварой, и дело кончилось тем, что на ночлег остановились неподалеку от каких-то полуобвалившихся камней, стоявших кругом в безжизненном и голом месте. Флоси попросту уселся на землю и отказался даже пальцем шевельнуть.

— Отлично! — пожал плечами Гизур. — Отсюда, во всяком случае, открывается прекрасный вид на Драугаркелл. Вон в том ущелье, что прямо перед нами, некогда погибли страшной смертью тысячи гномов — так говорят предания. Болтают, что по Скарпсею бродит немало упырей-драугов, но если б все эти россказни были, правдой, Скарпсей под их тяжестью погрузился бы в море; так что, Финнвард, можешь не трястись от страха. Если здесь и были упыри, они, верно, разбрелись куда попало пугать честной народ.

Скапти пытался убедить Флоси оставить дурацкое упрямство, чтобы они могли отыскать для ночлега местечко побезопаснее, но Флоси нынче явно не был склонен к согласию. Финнвард при малейшем шуме дергался и взвизгивал, а когда Эгиль со стуком выронил чайник, толстяк подскочил с воплем: «Упыри! Спасайтесь!» — и осел на землю, лишившись чувств.

— Пф-ф, ну и ничтожество! — процедил Флоси. Тотчас завязалась ссора, и все альвы ринулись в нее с величайшим облегчением. Только Эйлифир, как обычно, остался в стороне и двинулся в обход стоянки, покуда, по чистой случайности, не оказался рядом с Иваром.

— Я хотел бы присмотреться поближе к этому каменному кругу, — сообщил он вполголоса. — Не желаешь ко мне присоединиться?

— Ты заметил что-нибудь подозрительное? — осведомился Ивар, но Эйлифир лишь пожал плечами.

Они вскарабкались наверх, к полуразрушенному кругу, где вечерний ветер печально свистел сквозь выщербленные зубы камней — они кренились, точно пьяные, в разные стороны или вовсе валялись на земле. Судя по тому, как мхи и лишайники дюйм за дюймом отвоевывали себе местечко на камнях, вряд ля чья-то нога ступала здесь за последнее столетие. Вершина холма казалась совершенно заброшенной, забытой теми таинственными силами, которым некогда служил этот круг.

— Пройди мы еще полмили, и могли бы заночевать на застывших лавовых потоках, — заметил Ивар, изучая окрестности. — Или даже вон на тех низких холмах. Там бы, верно, нашлось и дерево для костра. Видишь, склоны вроде поросли кустарником.

Эйлифир, разглядывавший дорогу, по которой они пришли сюда, обернулся и подтвердил, что склоны холмов действительно покрыты какими-то зарослями. Ивар спросил, не заметил ли он чего-нибудь неладного, но Эйлифир уклонился от ответа.

Они вернулись к стоянке, и Флоси тотчас накинулся на них:

— Знаю, знаю, что вы сейчас скажете! Свернуть лагерь и перебраться на застывшую лаву или на холмы? И думать нечего! Лично я от этого костра шагу не ступлю. — Он уселся у огня, протянув руки к теплу.

— Раз уж ты первым заговорил об этом — и впрямь недурно бы перенести лагерь, — ответил Ивар. — Там, наверху, мы слышали каждое ваше слово, а уж костер виден на несколько миль вокруг.

— У меня недоброе предчувствие насчет этого места, — сварливо вмешался Финнвард, — и никто меня не слушает, мол, Финнвард — старый болван…

— Точно! — отрезал Флоси. — Никуда мы отсюда не пойдем.

Скапти переводил встревоженный взгляд с Ивара на Гизура:

— По-моему, мы все порядком устали и изголодались, и отдых нам не повредит. Может, наши недобрые предчувствия только от усталости?

— Да ну вас с вашими предчувствиями! — фыркнул Эгиль. — Я устал, и все тут.

Ивар пристально поглядел на мага. Тот сидел на камне, погруженный в размышления, и задумчиво покусывал навершье посоха.

— Ладно, — сказал Ивар, — лично я намерен сторожить всю ночь. И он занял сторожевую позицию, приняв как можно более мрачный и бдительный вид.

В полночь его сменил на посту Эйлифир. Ивар, казалось, едва успел смежить глаза, как Эйлифир толкнул его в бок.

— Гномы, — прошептал он.

— Где? — Ивар тотчас вскочил на ноги, ошалелый, точь-в-точь как Флоси, когда его будили не вовремя.

Эйлифир указал на север:

— По-моему, это та же шайка, что преследовала нас у Даиннскнипа. Только что я видел, как шестеро из них проехали у самой линии горизонта. Единственное, что меня удивляет, — как это они до сих пор не застигли нас врасплох.

Ивар поглядел туда, куда указывал Эйлифир, — время шло к рассвету, и все было видно как на ладони.

— За этим холмом у них выгодная позиция, верно? В любую минуту они могут вынырнуть из укрытия и наглухо окружить нас. А где Гизур?

Он увидел бесформенную фигуру, завернутую в плащ, — при ближайшем рассмотрении ею оказалась груда камней, прикрытых запасным плащом Скапти.

— Исчез! — прошептал Ивар. — Знает ли он о гномах?

Эйлифир кивнул:

— Я думаю, он на вершине холма, в каменном круге.

— Разбудим остальных. — Ивар потряс Скапти и ткнул посохом Флоси, который вскочил с безумным рычанием и схватился за первое попавшееся под руку оружие, готовый к бою.

— Гномы! — прошептал Ивар не без мрачного злорадства. — Берите мешки, надо спешить.

— Маг опять исчез, — проворчал Эгиль.

— Удрал! — тотчас застонал Финнвард.

— Не совсем, — отозвался голос Гизура из черной тени на вершине холма. — Быстро за мной, и будете в безопасности, точно блохи на плеши у Тора.

По счастью, мешки были уже уложены — Ивар еще вечером настоял на этой предосторожности. Ворча, альвы последовали за Гизуром, который повел их прямо в древний каменный круг, не слушая никаких протестов.

— Я туда не пойду! — объявил вдруг Финнвард, шлепаясь на камень. — Можете идти дальше сами, а меня оставьте здесь — я терпеть не могу этих колдовских мест.

Эгиль тоже заколебался, и всем пришлось остановиться. Флоси метнулся к толстяку, в ярости сгреб его за ворот:

— Вечно одно и то же! Если ты еще раз это скажешь…

Что-то просвистело в воздухе, и удар высек искры из камня рядом с Иваром.

— Стрела! Бежим! — Гизур подтолкнул вперед альвов, включая и мгновенно ожившего Финнварда, и выпрямился, вскинув посох над головой, точно хотел защитить других, сделав мишенью себя.

Финнвард первым достиг круга и нырнул под защиту поваленного камня. Ивар и Гизур, добежавшие последними, спрятались за двумя стоячими камнями, осторожно выглядывая наружу. Скапти велел альвам приготовить луки и стрелы.

— Если я попаду в гнома, не знаю, кто больше удивится, — простонал Финнвард, вертя лук в непривычных к оружию руках. — Чего бы я ни отдал, только б оказаться сейчас в Сноуфелле, в уютной моей кухоньке, печь пирожные и…

Град стрел заклацал вдруг по вершине и склонам холма, и одна стрела, ударившись о стоячий камень, ослепительно вспыхнула. Снизу донесся стремительный топот приближающихся коней.

— Э-гей! — прокричали из тьмы. — Эй, Гизур, ты здесь?

— Здесь, Лоример! Чего ты хочешь? — Навершье посоха вспыхнуло ярким пламенем, и Гизур выступил из-за камней.

Конь Лоримера двинулся к холму и посреди склона остановился, нервно приплясывая. Лори-мер крикнул со смехом:

— Да ты спятил, приятель, если забрел сюда! В Драугаркелле занятного мало. Бьюсь об заклад, в Даиннскипе вам было куда веселее! Что, удалось вам отыскать шелудивого пса? Что вы клянчили у него — меч?

— Расспросы, Лоример, сейчас не ко времени, — отозвался Гизур. — Почему бы тебе не убраться в какую-нибудь темную уютную пещерку и перестать пугать честной народ?

Лоример захихикал:

— Ну-ну, Гизур, или ты не можешь понять, что дело проиграно? Эти пятеро тупиц нипочем не заплатят виры Свартару. Пойди вы дальше — и вам не миновать гибели в руках огненных йотунов. Мы ведь следим за вами от самого Даиннскнипа! Вы направляетесь в Йотунсгард? Так, Гизур? Что вам нужно там, в Йотунсгарде?

Опередив ответ Гизура, из Лоримерова кармана подал голос Грус:

— Да меч же, меч, ты, болван! Или я не говорил тебе? Волшебный меч Элидагрима, погребенный с ним в могиле. Даин-кузнец — последний из живущих, кто знает, где находится могила. Я-то знаю это потому, что мне доступны все знания мертвых! — Грус так зловеще хихикнул, что Финнвард замычал от страха.

— Это правда, Гизур? — осведомился Лоример. — Неужели ты и впрямь докатился до такой глупости? — Он говорил, а между тем десятка два гномов стягивались к подножию холма. — Ну же, Гизур, будь благоразумен. Ты мог бы мне пригодиться, а я взамен прибавил бы тебе могущества. Ты же знаешь, что альвы не выстоят против моих гномов — их слишком мало. Для Эльбегаста они — просто обуза, для тебя — обуза опасная. А скиплинг, которого ты зовешь героем? Безоружный мальчишка с одним только ножиком. И на что же вы надеетесь?

Ивар коснулся кинжала Бирны. Значит, Лоример запомнил этот кинжал и даже придавал ему какое-то значение?

— Во всяком случае, отомстить за Бирну! — храбро крикнул он. — Лоример, ты — трус и убийца! Я не забыл про гибель Бирны и никогда не забуду! Знай, что моя месть настигнет тебя!

— Клянусь моей пророческой душой! — возопил Грус. — Он решил тебя убить, Лоример. Я костями это чую. Ничего чудеснее я не встречал в самых чудных видениях. Лоример, спасибо тебе за развлечение! Это зрелище я не пропущу ни за какие блага в мире.

— Чтоб ты провалился со своими видениями! — огрызнулся Лоример, оборачиваясь, чтобы подать знак гномам. — Живой и могущественный чародей может не опасаться мертвого скиплинга. А живым он, боюсь, отсюда не уберется. Уж я об этом позабочусь — предосторожности ради.

Гномы окружали холм, старательно держась вне досягаемости стрел.

— Мы не беззащитны, — предостерег Гизур. — Если кто-нибудь из твоих гномов посмеет коснуться этих камней, он в момент изжарится, как цыпленок. Заря, между прочим, недалеко, Лоример, — или ты одним словом превратишь ее в ночь?

Лоример развернул коня, собираясь спуститься с холма.

— Это твое последнее слово, Гизур? Предпочитаешь погибнуть вместе с этими чурбанами?

— Лучше гибель, чем рабство в твоих руках, Лоример, — отрезал Гизур и вдруг, вскинув посох, метнул молнию в самую середину отряда гномов, подбиравшихся к холму. Два гнома погибли на месте, а прочие отступили на безопасное расстояние и в отместку принялись осыпать стрелами осажденных.

— За дело, балбесы! — велел Гизур альвам, которые распластались под сомнительным укрытием поваленных камней. Только Эйлифир пускал ответные стрелы с убийственной точностью.

— Что нам делать? Мы обречены! — проскулил Финнвард.

— Без чар не обойтись, — заявил Гизур.

— О нет, только не сейчас! — взвыл толстяк. — Я и на ногах-то не устою! Бросьте меня…

— Да заткнись ты, студень ходячий! — взревел Флоси, пихнув локтем Эгиля. — Лично я с места не сдвинусь.

— Да уймись ты! Едва мне глаз не выколол стрелой! — возмутился Скапти, отвесив Флоси затрещину.

Эйлифир, целившийся из лука, оглянулся:

— Думаю, мы сумеем возродить круг, если заполним все щели между камнями. Я встану вот в этом провале; кто со мной?

Альвы в ответ упорно молчали, лишь теснее прижимаясь к земле.

Однако Эйлифир был не из тех, кто легко сдается.

— Скапти, подойди к этим двум камням, встань между ними и положи руки на камни, чтобы заполнить щель. Вреда тебе от этого не будет — разве только польза.

— Особенно если я стану торчать там, как последний болван, и меня нашпигуют стрелами, — огрызнулся Скапти.

— Если круг действует, все это займет лишь мгновение. Если нет… что ж, нам так и так погибать. — Эйлифир уже стоял меж двух камней, упираясь в них раскинутыми руками. — А вы все сядьте на землю и соедините руки в круг. Сосредоточьтесь на пятом разделе магии, а ты, Гизур, будь поосторожней, не то вскипятишь кому-нибудь мозги. Ивар, держись подальше на случай, если что-то пойдет не так. Ну, все готовы? Начали!

Несколько мгновений Ивар не замечал никаких признаков магии. Скапти одним глазом жадно следил за гномами, кружившими у подножия холма. Ивару совсем не пришлись по вкусу эти черные фигуры, мельтешащие на серебристом фоне светлой северной ночи.

Он попятился — и вдруг что-то сильно обожгло ногу. Резко обернувшись, Ивар увидел, что основание ближнего к нему стоячего камня раскалилось докрасна и прожгло дыру в его штанине. Не веря собственным глазам, Ивар протянул руку и осмелился коснуться поверхности камня подальше от багрово-жаркого свечения. Тотчас он отдернул руку, но успел ощутить, что камень дрожит и колеблется. И обжигает. Юноша обернулся к Эйлифиру и Скапти, ожидая увидеть лишь кучки пепла, — но оба альва были живы. Диковинное сияние окутало их, волосы и бороды вздыбились, потрескивая от избытка энергии. На лице Скапти застыло озабоченное изумление; Эйлифир, сосредоточившись, закрыл глаза. Воздух, облекавший снаружи каменный круг, сиял и переливался бледно-оранжевым свечением, словно бы тончайшая пленка огня.

Финнвард первым лишился чувств, но пламя не исчезло. Один за другим падали без чувств те, кто составил круг, и наконец остался только Скапти. Он открыл глаза, точно спящий, что пробудился от живительной дремы, и одобрительно огляделся.

Вопли гномов привлекли их внимание. Около десятка Лоримеровых приспешников рысцой устремились к холму. Ивар вновь обнажил кинжал Бирны, диковинно сверкнувший в его руке.

— Гизур, они приближаются! — крикнул он.

— Не тревожься, — скрестив руки на груди, хладнокровно отвечал маг. — Просто смотри, что будет.

Первые гномы, корча кровожадные гримасы, уже взбирались по склону. Гном, скакавший первым, размахивал мечом, явно избрав своей мишенью Ивара, и послал коня в разрыв каменного круга. Раздался нестерпимый грохот, коня и всадника отшвырнуло прочь, они сбили с ног еще двоих коней, и клубок из тел с воплями покатился вниз по склону. Еще один гном с разгона налетел на тончайшую пленку пламени — и шарахнулся, взметнув горящий плащ. Прочие враги повернули и кубарем ссыпались вниз; иных сбросили перепуганные кони, иные сами спешились и опрометью мчались прочь, пробросав коней.

Эгиль, Эйлифир и Финнвард уже очнулись и сидели, с разинутыми ртами любуясь картиной бегства, а Флоси вопил и приплясывал, размахивал мечом и выкрикивая угрозы и проклятия. Поток стрел дугой обрушился на осажденных, но каждая стрела тотчас же сгорала в огненном слое, облекавшем камни. Флоси хохотал и ликовал, пока Гизур силой не заставил его сесть.

Гномы окружили холм. Они больше не пытались продвинуться вперед и не тратили стрел зазря. Ивар с волнением глядел на юго-восток, зная, что примерно через час взойдет солнце и гномам придется прятаться от его света. Теперь, в серых предрассветных сумерках, он хорошо разглядел гномов: коренастые, низкорослые, неистовые воины в полном боевом снаряжении — искусной работы шлемы, нагрудники, мечи.

— Бьюсь об заклад, они ожидают, пока у нас недостанет сил держать круг, — торжествующе хмыкнул Гизур. — Пусть себе солнце выжжет их мозги и испарит тела — мы и не пошевельнемся.

В этот миг Скапти зашатался и рухнул ничком, разбросав негнущиеся руки. Тотчас же пламенный ореол исчез. Эйлифир поспешно перевернул Скапти на спину, заглянул в широко раскрытые глаза.

— Я бы сказал, что он попросту перегрелся, — заметил он. — Как ты себя чувствуешь, Скапти? Скапти несколько раз неуверенно моргнул.

— Удивительно, — пробормотал он. — Просто удивительно. Через эти бренные телеса прошло столько Силы, что хватило бы с лихвой половине альвов Сноуфелла. Все мои кости точно превратились в огонь. — Он со всех сторон оглядел кисти рук и начал растирать их, точно онемевшие.

Ивар поглядывал то на Скапти, то на черных гномов. Враги подъехали ближе на своих резвых скакунах и, глядя на каменный круг, жестикулировали все оживленней, а затем рысью двинулись вперед с оружием в руках.

— Они знают, что заклятие исчезло, — мрачно сказал Ивар. — Боюсь, теперь они окончательно потеряли к нам всякое почтение — если только таковое у них когда-нибудь имелось.

— Всем лечь! — велел Гизур, и Финнвард тотчас с готовностью рухнул в обморок, как проколотый пончик, из которого вышел пар. — Пусть только подберутся поближе, а уж я не из одного вышибу дух. Эй, Скапти, ты что это делаешь? Ляг немедля, пока Лоример не превратил тебя в подушечку для булавок!

Скапти стоял, пошатываясь, и одной рукой опирался на стоячий камень. Флоси, припавший к земле, со злостью дернул его за край плаща:

— Ты что, старый осел, оглох? Гизур, у него мозги сварились! Эйлифиров древний круг совсем вышиб из него осторожность.

Гизур не сводил глаз с черных гномов, которые добрались уже до подножия холма. Сдерживая раздражение, Ивар подобрался к Скапти, который, на его взгляд, вот-вот должен был обрасти стрелами, как еж иглами. Но едва он схватил альва за руку, как вспышка света ослепила его и мощный удар швырнул навзничь. Безмерно изумленный, Ивар помотал головой и, осторожно откатившись вбок, глянул, не пострадал ли от этой вспышки Скапти.

Альв стоял все там же, опираясь о камень и вытянув руку в жесте, отгоняющем силы зла. Внизу, у подножия холма, гномы рассыпались в беспорядке, за исключением двоих, которые возглавляли отряд и теперь превратились в дымящиеся груды пепла. Лоример отъехал на безопасное расстояние и, с трудом удерживая на месте перепуганного коня, впился яростным взглядом в каменный круг.

— Ивар-скиплинг, я еще доберусь до тебя! — прорычал он полным бешенства голосом, — Не думай, червяк, что если ты прополз в этот мир, то сумеешь разрушить мои замыслы! Я завладею Свартарриком, а Эльбегаст и его альвы будут стерты с лица земли! Само солнце сгинет от моей руки! А ты, козявка, надеешься помешать мне? — Он презрительно захохотал.

— Я остановлю тебя! — гневно крикнул Ивар. — Во имя Бирны, остановлю!

Лоример мгновение колебался, затем резко развернул коня и поскакал вослед удирающим гномам.

Долгое время в круге никто не шевелился. Все бессильно глазели на Скапти, который и сам был изумлен до предела. Наконец он медленно опустил руки. Все, как один, громко заговорили, засмеялись, отвешивая Скапти такие дружеские тычки, что он едва удерживался на ногах.

— Он обрел Силу! — восклицал Финнвард.

— Как тебе это удалось? — в десятый раз допытывался Гизур.

— И почему это я не додумался встать в круг? — завистливо подвывал Флоси. — А что, если нам всем сейчас попробовать?..

— Слишком рискованно, — остудил его пыл Эйлифир. — Следующий, кто замкнет круг, может превратиться в пепел. Если мне не веришь, погляди на эти камни.

В самом деле, камни все еще были горячи на ощупь. Ивар теперь заметил, что их основания на вид сильно отличаются от верхушек. Камень стал стеклянистым, точно подтаял.

Скапти уселся на камень, потирая лицо и посмеиваясь себе под нос:

— Кто бы мог подумать? Чтобы я, старик, и вдруг обрел Силу? Просто голова кругом. Подумать только, ведь я могу теперь делать что угодно! Зажигать огонь, отыскивать разные вещи, летать, видеть мыслью… пожалуй, даже становиться невидимкой и менять облик в мгновение ока!

— Будь осторожен! — предостерег Гизур. — Мы ведь пока еще не знаем, что в точности с тобой произошло, надолго ли эта перемена и насколько ты можешь владеть собственной Силой, — так что лучше уж не исчезай и ни в кого не превращайся, пока мы не будем уверены, что ты вернешься.

Скапти кивнул с блаженным видом:

— Что за дивное ощущение! Я обрел Силу. Когда вернемся в Сноуфелл, потребую назначить меня на новую службу.

— Поздравляю! — Ивар потряс ему руку. — Теперь ты здорово нам пригодишься, когда надо будет убить Фафнира и добыть золото.

— Фафнира… ах да, конечно… — Блаженная самоуверенность Скапти на миг поблекла.

— Ну это ненадолго, — завистливо проворчал Флоси с видом кислым, точно выдохшееся пиво.

Как ни были они измотаны, но сочли за лучшее поскорей оставить позади Драугаркелл. На редкость быстро и споро альвы собрали вещи и потрусили вслед за Гизуром, на этот раз безо всякого нытья и ворчания. Когда пришлось миновать останки троих коней и двух гномов, никто не проронил ни слова, а Скапти побледнел.

— Сила дается не так-то легко, — заметил Гизур, отряхивая с плаща комочки обгоревшей земли.

После этого случая путники выбирали места для стоянки с удвоенной осторожностью, хотя Лоример так ни разу и не попался им на глаза. Скапти несколько дней пребывал погруженным в глубокомысленное молчание и понемногу осваивал свои новые возможности, что было связано с немалым риском. Вначале самый незначительный его жест приводил к неурядицам — то сам собой вспыхивал огонь, то вещи словно оживали и иному подворачивались под ноги, а иному сваливались на голову. Гизур приходил в отчаяние, а альвы злились на Скапти. Почти неделю он был вынужден держаться подальше от спутников, зато за это время сумел взять себя в руки и вполне овладеть новообретенной Силой. К концу недели он снова шагал вслед за Иваром и все чаще высказывал веские мнения, когда надо было решать, что делать дальше.

Они пришли в край, именуемый Дунхавн, или Темная Гавань, по названию фиорда, который был едва различим на юго-западе. По сравнению с Драугаркеллом места здесь были даже приятные — черные зазубрины холмов сменялись зелеными лужайками травы и папоротника-орляка, разбросанными по каменистой почве, в которой лавы было больше, чем земли. Когда Иваром овладевала задумчивость, ему чудилось порой, будто они идут по спине огромного чудовища — оно так крепко уснуло, что мхи и травы успели вырасти на чешуйчатом, зубчатом гребне.

Однажды утром Гизур объявил:

— Друзья мои, у меня для вас добрая весть! Хотите выспаться в кроватях и наесться до отвала домашней стряпни? Судя по карте, недалеко отсюда есть странноприимный дом. Если мы сегодня как следует поработаем ногами, то успеем туда к ужину. Может, нам удастся отдохнуть денек-другой — мы это, право, заслужили.

— Неплохо бы! — вздохнул Финнвард. — Прошлой, ночью у меня по спине точно камни плясали.

— Странноприимный дом? — Скапти подергал себя за ухо. — А откуда мы знаем, что он по-прежнему там или что его обитатели не окажутся врагами?

Гизур фыркнул и быстро скатал карту в трубку.

— Странноприимный дом таковым навсегда и останется. Веками все путники, кто бы они ни были, искали там приюта и вешали на стену свое оружие. Притом нам надо купить еще припасов.

— Вот ты и купишь, — хмыкнул Флоси. — У нас-то нет ни монетки. Мы вернем тебе долг, когда добудем золото Андвари.

— Воображаю! — буркнул Гизур себе под нос.

Начало смеркаться, когда вдали показался странноприимный дом, и путники остановились на вершине холма, чтобы присмотреться к нему. Небольшой опрятный хуторок пристроился ниже, в распадке зеленого холма, где паслись овцы и козы. Эгиля и Финнварда эта сцена обрадовала до глубины души, и даже вечно желчная физиономия Флоси прояснилась.

— И впрямь похоже на странноприимный дом, — заметил он. — Эх, и почему только симпатичные домики так редко попадаются на нашем пути? Вперед, лентяи, и нечего медлить — нас ждет славный отдых! А также приличная еда и выпивка.

Весело поддразнивая друг друга, они взвалили на плечи мешки и неспешно начали спускаться вниз, к хутору. Ивар шел за альвами, и ему чудилось, что один вид обыкновенной, ухоженной усадьбы точно возродил его. На миг он затосковал по дому, даже по незатейливому уюту Безрыбья.

Только Скапти не спешил последовать всеобщему примеру. Хмурясь, он глядел сверху вниз на приветливый домик.

— Погодите! — окликнул он. — Нельзя нам туда идти! У меня предчувствие…

— Чепуха! — огрызнулся Флоси, не замедляя шага — Думаешь, если у тебя появилась капелька Силы, так ты уже и маг? Нечего пускать пыль в глаза, старая ты перечница!

— Я хорошо знаю, что такое предчувствие, предвидение и знамение. Гизур! Чтоб тебе лопнуть, и ты так же слеп, как эти болваны? — Скапти с вызовом глянул на Эйлифира:

— Послушай, ты ведь тоже стоял в каменном круге. Неужели ты не обрел Силу? Ты об этом и словом не обмолвился. Скажи, есть у тебя недоброе предчувствие насчет этого дома?

Но молчальник только наклонился, чтобы затянуть потуже шнурки на башмаках.

— Может быть, — только и соизволил он ответить. Затем закрыл рот и вскинул мешок на плечо.

Ивару и Скапти ничего не оставалось, как присоединиться к отряду.


Глава 8 | Ученик ведьмы | Глава 10