home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Нe сразу Ивар опомнился от изумления и выбрался из нагромождения камней. Он обошел вершину холма, озирая окрестности и гадая, куда же хотела отправить его Бирна. Сами стоячие камни ничем не могли помочь ему — три из них кренились в разные стороны, а еще шесть валялись на земле, обрастая шубами из влажного мха. Ивар провел рукой по шершавому боку самого большого камня, и вдруг пальцы его наткнулись на ложбинку — след резьбы. На камне был начертан странный угловатый знак — в доме Бирны юноша на такие знаки нагляделся досыта. Это была руна, знак магического письма. Вглядевшись пристальнее в свете угасающего дня, Ивар признал руну Тора, бога-молотоносца, которому поклонялись многочисленные черные гномы. Предки Ивара тоже когда-то чтили Тора, и юноша ощутил себя странно ободренным этой руной, значение которой разделяли с ним неведомые черные гномы. Он взглянул туда, куда указывал знак. Там, на востоке, зеленела равнина, усеянная округлыми холмиками, похожими на могильные курганы. Ивар намертво затянул шнуровку на башмаках, надеясь, что ему повезет достичь могильников до темноты. Даже могильный курган — укрытие, хоть и не из приятных.

Исполненный решимости, он зашагал к востоку, карабкаясь по черным ноздреватым валунам застывшей лавы и огибая неизбежно попадавшиеся на пути расселины и провалы, в которых стоячая вода поджидала неосторожного путника. Очень скоро у него мурашки побежали по спине — это значило, что за ним следят. При первой же возможности он присел в укромном месте, откуда хорошо просматривались окрестности. Долгое время Ивар ничего не замечал, затем невесть откуда вынырнула ласка и замерла, нагло уставясь на него, а потом осмелилась даже приблизиться на несколько шагов, и лишь тогда исчезла, растаяла, словно дым. Это дух, мрачно подумал Ивар, дух-хранитель. Кто-то приставил шустрых мелких тварей следить за тем, что творится в этом краю. Бирна рассказывала, что духи-хранители часто бывают злы и враждебны, когда хозяин земли не желает, чтобы его беспокоили чужаки.

Когда Ивар добрался до могильников, уже темнело. Он с беспокойством оглядывался в поисках подходящего убежища на ночь и с содроганием решил, что могильники все же не самое лучшее место для ночлега. Юноша заглянул было в разрытую могилу, прикидывая, нельзя ли спрятаться там, но какой-то предостерегающий шепот удержал его. На открытом месте хотя бы успеешь удрать от опасности, решил Ивар и в конце концов свернулся клубком у подножия груды острых камней, надеясь переждать там до утра. О сне не могло быть и речи: кинжал Бирны — не слишком надежная защита. Ивар скорчился на земле, думая о Бирне: он понимал, что она послала его сюда с какой-то особой целью и — ценой собственной жизни. Облик человека в черном плаще и с воздетыми к небу кулаками врезался в его память, точно след молнии, до черноты опалившей старый дуб.

Ему и так было не по себе, а вдобавок ночь полнилась тревожными и вкрадчивыми звуками. В бормотании ветра чудились неведомые голоса, и они как будто все приближались. Быть может, это упыри восстают из могил… Ивар изо всей силы стиснул рукоять кинжала и плотнее закутался в плащ, надеясь, что в темноте его можно будет спутать с камнем. Во всяком случае, его неподвижность обманула маленькую белую сову, которая бесшумно слетела на обломок скалы неподалеку, испуская резкое уханье. Только этого тоскливого соседства Ивару и не хватало. Он бросил в сову камешек, но птица лишь злобно глянула на него и щелкнула кривым острым клювом.

И тогда в пустынной тьме долины Ивар услыхал отчетливый шум. Миг спустя он понял, что это конь осторожно бредет по ноздреватой застывшей лаве, то и дело оскальзываясь подкованным копытом или сбивая камень. Животное мерно фыркало, выказывая недовольство трудной дорогой.

На счастье Ивара, черный плащ надежно скрывал его, почтя сливаясь с темнотой; юноша оставил только щелку, чтоб поглядывать по сторонам. Кто бы ни был этот всадник, Ивара он обнаружит, лишь наткнувшись на него. В памяти всплыли древние предания о призрачном Ночном Всаднике, что рыщет меж безлюдных холмов и утаскивает свои жертвы в ледяное царство мертвых. Как ни бодрился Ивар, а горло стиснул тот же страх, который он ощутил при виде Лоримерова призрака.

Сова вдруг вспорхнула и метнулась прямо в морду коня, шумно хлопая крыльями и целя острыми когтями в глаза. Конь шарахнулся, испуганно и тонко заржав, а всадник мгновенно выхватил короткий меч — но птица уже исчезла. Конь упрямо пятился, не желая приближаться к месту, где его так напугали. Всадник выпрямился в седле, поводя вокруг бешеным взглядом, — черная рослая тень в слабом свете луны и звезд. Ивар заметил, что конь застриг острыми ушами, ловя звук чужого дыхания, — и страх с еще большей силой обуял Ивара.

— Гизур! — взревел вдруг всадник, да так громко и неожиданно, что и конь, и Ивар подпрыгнули. В хриплом голосе бесновался гнев. — Знаю, выскочка, ты затаился здесь! Я, Лоример, величайший чародей всех времен, велю тебе — покажись!

Взрыв насмешливого уханья был ему ответом. Лоример шпорами послал коня на звук, с такой силой вращая меч, что тот превратился в голубую мерцающую дугу.

— Эй, Гизур, я узнал твою фюльгью! Выходи, стань лицом к лицу, поговорим как маг с магом! — Лоример умолк и вслушался в насмешливое уханье совы, затем снова направил коня на звук. — Ты меня не обманешь, Гизур! Знаю, ты привел с той стороны скиплинга, надеясь, что он поможет этим ничтожным альвам! Ничего у тебя не выйдет! Слышишь, Гизур? Эй! Слышишь меня?

Сова дважды ухнула. Лоример так взмахнул мечом, что сталь загудела.

— Чего ты хочешь? Единоборства Силы? Так покажись! Выходи, я даже дам тебе право первого удара! — С этими словами он вложил меч в ножны и выжидательно смолк. Уханье совы удалялось. — Да что же это он о себе воображает? Наглый выскочка! Его даже нет в списках Гильдии.

Грус сдавленно захихикал:

— По-моему, эта совушка ищет мышку на ужин, а не собеседника.

— Заткнись! Это он, я знаю, что это он. Гизур! Если таков твой ответ — мне придется побеседовать с твоим скиплингом. Где-то здесь он прячется, точно кролик в кустах. И ты так легко с ним расстанешься, Гизур?

Сова не отвечала. Ивар сжался, готовый отпрыгнуть. Вдруг Лоример выбросил вперед посох с ярко светящимся наконечником, едва не ткнув им в глаз Ивару. Смертный холод плеснул в лицо, и юноша отпрянул, точно ослепленный.

— А вот и скиплинг, Грус. Ну что ты об этом думаешь? Должен ли я опасаться этакого ничтожества?

— Мне он не нравится, — заявил Грус, удобно устроившийся на ладони Лоримера. На его сморщенной кошачьей физиономии злобной зеленью горели глаза.

Лоример безрадостно хмыкнул, не спуская глаз с Ивара. На его лице, похожем на ссохшуюся кожаную маску, застыла глумливая усмешка, и в мертвенно-ярком свечении посоха оно казалось еще страшнее.

— Ничего дурного с тобой не случится, скиплинг, если будешь мне подчиняться. Выходи, мы хотим рассмотреть тебя поближе. Не каждый день в нашем мире встретишь этакую диковинку. Кто провел тебя сюда? Что ты собираешься делать?

— Не уверен, что мне хочется отвечать на твои вопросы, — пробормотал Ивар, ощупывая лезвие кинжала Бирны, увы! чересчур короткое и тупое.

Грус мерзко захихикал, и Лоример рявкнул:

— Заткнись, тролль, не то успокоишься в трясине! Подойди сюда, скиплинг. Ты, кажется, довольно молод? Так это тебя обучала Бирна? И ты, кажется, даже безоружен?

— Я вам ничего не скажу, — пятясь, объявил Ивар.

Грус скорчил жуткую гримасу.

— Ничего! Ты расскажешь нам все, что скрыла бы Бирна, будь она в живых, дурачок ты, простофиля! Тебе не суждено дожить до рассвета, так что прежде мы вытянем из тебя все что нужно.

Ивар замер, прервав свое осторожное отступление:

— Откуда вам известно, что Бирна мертва?

— Не важно, — отрезал Лоример. — Почему она послала тебя, а не героя? Или он прибудет позже? Отвечай немедля — я уже теряю терпение!

— До меня тебе далеко, — злорадно подмигивая, скрипуче заметил Грус. — Я-то потерял больше всех — то есть все, кроме головы.

— Отвечай! — повелительно гаркнул Лоример.

— Я ничего не скажу, пока ты не скажешь мне, кто убил Бирну, — спокойно ответил Ивар.

— Что ты знаешь об Оттаре?

Этот вопрос застал Ивара врасплох. Он поперхнулся, точно шпион, застигнутый при подслушивании, и не сразу нашелся что ответить.

— Он знает, знает! — закаркал Грус. — Ты только глянь на его глупую физиономию! Скиплинги совершенно не умеют хранить тайны.

Лоример ткнул посохом едва ли не в лицо — Ивара:

— Так что же ты знаешь о гибели Оттара? Говори, не то я тебя испепелю! Говори все, что тебе известно и откуда.

Ивар отступал, пока не прижался спиной к камню, не в силах оторвать взгляда от лица чародея, освещенного зловещим сиянием посоха.

— В каменном круге, где ты призвал Груса и отрубил ему голову, — выдавил он наконец. — Бирна мне сказала, что это лишь наваждение…

— Он знает, — не унимался Грус. — Лучше прикончи его, Лоример!

— Заткнись, — проворчал чародей. — Будь проклята эта Бирна, вечно она совала нос не в свои дела! Уж если она выболтала эту историю мальчишке, то могла поделиться ею с кем угодно. Знай я это, уж не дал бы ей помереть так легко. Я догадывался, что она попробует разрушить мои планы, но, пожалуй, послать героя она не успела. А значит, не все потеряно, и вдобавок нам повезло: мы наконец избавились от Бирны. Молокосос-скиплинг, безоружный и безыменный, скоро сгинет без следа.

Ивар не верил собственным ушам.

— Ты убил Бирну, да еще и похваляешься этим? Так это тебя я видел тогда на утесе?

Лоример остро глянул на него сквозь сияние посоха:

— Так ты меня видел?.. Да, я убил ее прежде, чем она успела прибегнуть к защите. Может, она и спаслась бы, но, должно быть, боялась, что я доберусь до тебя… как будто ты хоть сколько-нибудь можешь мне повредить. Так это тебя она послала помочь изгоям, которые убили Оттара, сына Свартара?

— Об этом я ничего не знаю, — с холодной яростью отвечал Ивар. — Но раз уж я здесь, я отомщу тебе, даже если это займет весь отмеренный мне жизненный срок. Ты — убийца, и, хуже того, подлый убийца.

— Ну что ж, — надменно проговорил Лоример, — если ты бросаешь мне вызов прямо сейчас, то мы живо управимся с этим дельцем. Не так ли, скиплинг? Будем биться до смерти? — Он отбросил полу плаща, чтобы выхватить меч, и спешился.

— Поберегись, Лоример, — вставил Грус, — как бы тебе не найти здесь свою погибель.

Ивар выхватил из-за пояса кинжал Бирны и вытянул руку вперед, точно держал меч. К немалому его изумлению, клинок вспыхнул жарким белым светом, в котором чернела рунная вязь.

— Альвийский кинжал! — проскрипел Грус. — Лоример, по-моему, ты испугался.

Лоример сунул голову тролля в седельную сумку и свободной рукой оттолкнул коня. Посох, который он воткнул в расщелину камня, светился теперь багровым зловещим светом.

— Привет, о скиплинг, и прощай! — донесся до Ивара приглушенный голос Груса. — Может быть, он сохранит твою голову, как сохранил мою. Как говорится у чародеев, одна голова хорошо, а две лучше, особенно если они славно выделаны!

Он хохотал, покуда Лоример не отвесил ему затрещину.

— Что же, скиплинг, не желаешь говорить — давай сразимся. Везет мне нынче: Бирна уже мертва, а ты скоро последуешь за нею. И все же меня мучит любопытство. Если не ты — герой, которого она послала на помощь изгоям, то кто ты такой и почему здесь? — Клинок Лоримера чертил во тьме светящиеся знаки.

— Этого я тебе не скажу, — уклончиво отвечал Ивар, сожалея, что и сам того не знает.

Лоример вскинул меч, готовясь к атаке, но в этот миг бледный крылатый силуэт, метнувшись из тьмы, ударил его в лицо и отлетел с насмешливым уханьем. Ивар мельком разглядел черные длинные когти и острый кривой клюв. Лоример едва успел увернуться, когда сова вновь обрушилась на его голову.

— Гизур! — прорычал он. — Чтоб упыри сожрали твою душу! — Три темные полоски на лбу Лоримера стремительно набухали черной кровью.

Сова вновь заухала, и теперь это уханье уже явственно походило на человеческий хохот. А потом уже обычный голос проговорил из тьмы:

— Ах, Лоример, до чего же приятно повстречаться сызнова! Я-то гадал, когда мы сможем опять сойтись в поединке. Что за несчастное создание ты здесь мучаешь?

— Всего лишь визгливую крысу из мира скиплингов. Героя, которого послала тебе Бирна. Только, на мой взгляд, он больше подходит для скотного двора. — Зубы Лоримера забелели в ядовитой усмешке. — Уноси ноги, Гизур, пока я не вышел из себя.

— И оставить в твоих лапах ученика Бирны? Да ни за что.

Вспышка пламени вдруг осветила Гизура — это засиял наконечник его посоха, и сияние очертило фигуру мага. Это был коренастый рыжебородый здоровяк в сапогах из оленьей кожи и штанах, заправленных в отвороты сапог; куртка и плащ были сработаны на совесть. Шляпа — треуголка с обрезанными краями — выдавала его происхождение.

Лоример крепче стиснул посох, вперивая в противника пристальный взгляд:

— Ну что же, впервые мы можем хорошенько разглядеть друг друга. Ты не прячешься и не шпионишь, против своего обычая. Я вижу, ты родом с Востока. Не слыхал я, чтобы на Востоке Сноуфелла водились искусные маги. Ты действительно выкормыш Гильдии?

— Во всяком случае, я готов сражаться с тобой за этого скиплинга. Ты ведь собирался убить его, верно? Очень уж хлопотно, если ты считаешь, что он и вправду ни на что не пригоден.

Лоример вместо ответа лишь фыркнул и отступил, чтобы поймать коня.

— Не дай ему уйти! — крикнул Ивар. — Он убил Бирну!

— Бирну? — переспросил Гизур. — Лоример, ты еще ответишь за это злодеяние! Лоример зловеще расхохотался:

— Много будет от этого пользы и тебе, и ей! Да, я не раз хотел убить ее — и убил. И да поберегутся мстители! — Он одним прыжком вскочил в седло, смирив нервно метавшегося коня, и с громким проклятием вскинул свой посох. В тот же миг воздух точно взорвался яростным толчком, и осколки льда колючим дождем обрушились на землю.

— А ведь я опять перехитрил тебя, — заметил Гизур, не спеша менять свою оборонительную позу.

— Не надолго! — долетело из тьмы с порывом ледяного ветра, и Лоример исчез, сопровождаемый глумливым хохотом и воплями Груса.

— Значит, ты — ученик Бирны.

Гизур и Ивар молча мерили друг друга взглядами. Ивар все еще держал наготове кинжал.

— Раз уж мы оба знаем, кто я такой, может быть, скажешь мне, кто ты? — наконец отозвался Ивар.

— Я — Гизур, огненный маг, друг всякому, кто стремится помочь добру, и враг всем прочим. А теперь мой черед спрашивать. Ты и в самом деле тот, кого хотела послать Бирна? Признаться, мы ожидали совсем другого.

— У меня, как и у тебя, две руки и две ноги. Что значит — «другого»? Бирна, умирая, отправила меня сюда. Не знаю почему, но хорошо знаю, что я должен теперь сделать — отомстить Лоримеру за смерть Бирны.

— Само собой, должен, но тебе не обойтись без помощи опытного огненного мага. Лично я был бы рад пригодиться тебе. Так или иначе, а твоя месть замечательно укладывается в наши замыслы.

— Здесь, похоже, каждый носится со своими замыслами, — недоверчиво пробормотал Ивар.

— Верно, — кивнул Гизур, — всякий, кто желает прожить подольше. И притом всякий должен иметь союзников, раз уж речь идет о мести. Бирна была моей союзницей и собиралась послать тебя ко мне, хотя твое появление и вышло совсем не таким, как мы замышляли. Я едва не упустил тебя. Однако нам нельзя дольше здесь оставаться, не то пособники Лоримера, мятежные гномы, живо нас отыщут. Надеюсь, ты доверяешь мне настолько, чтобы отправиться со мной в безопасное место?

— На высоту? — спросил Ивар. — Или в низину?

Гизур одобрительно покивал:

— Я вижу, Бирна тебя кой-чему научила. Мы отправляемся на высоту, так что нечего на меня коситься. И можешь спрятать кинжал — эта штука довольно опасна. Когда мы доберемся до места, о котором я упоминал, я объясню, в какую заварушку втянула тебя Бирна. — Говоря это, маг похлопал себя по карманам и выудил небольшой черный мешочек. Из мешочка он извлек шнурок с привязанным камешком и вытянул руку, как делают лозоходцы в поисках воды или металла. Самодельный маятник лениво покачивался, вращаясь вокруг своей оси, и вдруг начал описывать четкие целенаправленные круги. При этом круг, который он описывал, засветился в воздухе странным светом. Маг искоса глянул на Ивара:

— Ага, я вижу, ты не слишком удивлен. То ли у Бирны это получалось лучше, то ли магия тебе обрыдла.

Ивар выдавил унылую усмешку:

— С магией бывает что угодно, только не это. Наверное, после сегодняшнего дня меня уже ничем не удивишь. Сегодня я… — Он осекся, вспомнив тело Бирны, распростертое меж холодных камней. Что ж, у него остались хотя бы плащ и кинжал, чтобы не остывала память.

Горячая рука Гизура хлопнула его по плечу:

— Тебе надо бы поесть и отдохнуть. Ты проделал долгий путь, прежде чем попасть сюда, хотя сам и не осознаешь этого. Иди за мной и не вздумай отстать или свернуть с дороги. Примерно через час мы будем в безопасном месте.

Шли они быстро, и Ивар едва поспевал за магом, поскольку все время спотыкался о камни и озирался в поисках опасности.

Уже начинало светать, когда путники добрались до места. Это были древние руины, скалившиеся острыми клыками камней в иссиня-черное небо. Гизур обошел все камни, настороженно оглядывая каждый уголок. Более мрачного местечка Ивару видеть не приходилось. Обрушенные стены громоздились над его головой, не скрепленные, казалось, ничем, кроме бород мха. Груды заросшего травой булыжника отмечали места, где стены совершенно развалились. Гизур вел юношу по безмолвным, поросшим травой коридорам, крышей которым служило небо, по склону холма, где растрескавшиеся ступени почти целиком вросли в землю, и наконец они оказались в огромном зале, над которым чернел купол неба. Ивар в жизни не видывал таких окон — высоких и сводчатых; слабый предрассветный свет все еще сочился в них, пытаясь разогнать тьму. Скиплинги обычно возводили длинные и низкие, вполне уютные дома, да и строили их из торфа, а не из известняка.

— Это строили альвы, — промолвил Гизур. — И за много столетий до того, как скиплинги заселили Скарпсей. Войн во все века было довольно, так что у нас всегда в достатке руин и могильников.

Гизур сложил грудой обломки дерева у поваленной плиты в чертоге, похожее на пещеру, и кивком головы воспламенил их Огонь разгорался все жарче, бросая теплый отсвет на древние стены.

— А теперь нам придется подождать. Ляг и поспи — ежели сумеешь заснуть. Мои друзья, как всегда, запаздывают, — добавил он.

Ивар улегся, наслаждаясь теплом, хотя был уверен, что не заснет. Он глядел на мерцающую завесу пламени, не подозревая, что медленно, но верно погружается в глубокий и сладкий сон.

Казалось, прошло мгновение — и он услыхал голоса. Кто-то, перекликаясь, громко топал вокруг.

— Гизур, старый саламандр, ты где? — завопили вдруг над самым его ухом.

Ивар вскочил как подброшенный, прежде чем на него наступили. В руке он сжимал кинжал Бирны. Перед ним оказался белобородый старик в буром плаще. Старик ахнул и шарахнулся прочь, нашаривая меч и пронзительным воплем призывая на помощь.


Глава 2 | Ученик ведьмы | Глава 4