home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Еще несколько стрел ударились о дверь и наружные стены. Ивар до сих пор не заметил нападавших, но всякий раз, когда он подходил к окну, стрелы оцарапывали камень в угрожающей близости от него.

Регин подобрался к окну и отважился выглянуть наружу.

— Кто осмелился нападать на мага в его собственном доме? — сердито прокричал он. — Назовите себя и скажите, чем я вас обидел, или мне придется огнем ответить на ваши стрелы!

После недолгого молчания откликнулся чей-то голос:

— Эй там, в башне! Есть среди вас Регин, бывший чародей?

— Да, это я. А вы кто? — спросил Регин, делая Ивару знаки утихомириться. Ивар между тем отыскал огромное, довольно грозное на вид старое копье и занял позицию у самой двери.

— Кто еще с тобой? — прокричали в ответ. — Лоример?

— Нет конечно, — отвечал Регин, выглядывая из бойницы. — Если вы, невежды, черные гномы и ищете своего господина, я скажу вам, куда он делся. Он отправился с золотом к Кнутову Кургану, потому что пятеро альвов-изгоев сбежали, а он их боится до смерти. И я уверен, что сейчас они уже спешат сюда и прикончат всякого черного гнома, который заступит им дорогу.

— В самом деле? Мы не боимся никаких альвов-изгоев. Регин, негодяй ты старый, чтоб дракон прижег тебе язык, — это же я, Скапти! Я только хотел убедиться, что это действительно ты и Лоримера нет поблизости. — Скапти, прятавшийся за остатками древней стены, выступил из укрытия. — Как тебе удалось спастись? И что стало с Иваром?

Ивар распахнул дверь и шагнул на порог, не выпуская из рук ржавое копье:

— Я выловил Регина из болота — Лоримеру вздумалось половить лягушек на живца. И с какой же стати вы едва из меня дух не вышибли своей стрелой?

Альвы выскочили из укрытий и по гати бросились к Ивару и Регину, тотчас окружив их и засыпав сотнями вопросов, да еще вдобавок награждали их тычками, выражая так свою радость и удовольствие от встречи.

— Тихо! — гаркнул Ивар, перекрывая их болтовню. — У меня для вас важнейшая новость, и касается она прежде всего Флоси. Слушайте внимательно! Прошлой ночью, пока мы следили за Лоримером и его гномами, мы слышали вопли и причитания Андвари о сокровищах… и об Оттаре. Лоример ругался с ним, и я слышал своими ушами, как Лоример сказал, что это он подстроил убийство Оттара. Он поймал мальчика и бросил его в Дрангарстром, чтобы тот погиб и никто не смог бы его найти; а потом Лоример устроил так, чтобы ты, Флоси, выглядел убийцей Оттара. Но кое-кто спас Оттара, и был это старый Андвари. Я слышал, как он сам говорил об этом. Регин, Флоси, помните, что мы видели тогда в пещере Андвари? Игрушечные лодочки и стрелы из плавника.

Флоси медленно осел на землю:

— Так Оттар жив? И я убил обыкновенную выдру? Значит, это Лоример убедил Свартара, что мы убили его сына. И все это время я совершенно напрасно считал себя убийцей, несказанно мучился и жизнью рисковал не единожды — а все потому, что Лоримеру понадобилось ради своих грязных замыслов кого-то подставить под удар? Хуже того, я видел, как страдают мои друзья, и считал, что это все по моей вине, а сейчас оказывается, что все страдания были напрасны… — Флоси сжал кулаки, и глаза его вспыхнули. — Лоример заплатит за все, и я совсем не имею в виду виру. Мы отправимся к Свартару и скажем ему, что Оттар жив и потому мы ничего ему не должны. Но сначала я хочу поймать Лоримера, повесить ему на спину тюки с золотом и при первой же возможности утопить его в Дрангарстроме.

Альвы поддержали его с воинственным пылом.

— На карту поставлена наша честь, — напыщенно объявил Финнвард. — Мы не позволим Лоримеру украсть наше золото, даже если оно нам не нужно.

— Быть может, Андвари согласится отдать Оттара, если вернуть ему сокровища, — возбужденно добавил Скапти. — Тогда мы отдадим Свартару сына и наплюем на проклятую шкуру выдры!

— Ну так поспешим вдогонку за Лоримером! — воскликнул Эгиль. — Наше оружие и наша Сила при нас. Мы справимся, парни!

Регин наблюдал за альвами, покачивая головой:

— Лоример рано или поздно появится у Кнутова Кургана. Как я уже говорил, мельницы судьбы мелют сейчас особенно тонко. Мы сбережем время и силы, если отправимся туда прямо сейчас.

— Нет, — мрачно сказал Флоси, и все согласились с ним. — Сначала нагоним Лоримера и отберем золото.

Когда, ко всеобщему удовольствию, на все вопросы были найдены ответы, путники двинулись по следу Лоримера; вел их Регин, который зоркими глазами высматривал следы и творил распознающие заклинания там, где след Лоримера исчезал на кремнистой почве. По пути Флоси описал Ивару их довольно бурный побег из темницы в крепости на холме и последующее бегство черных гномов. Когда рассказ Флоси становился чересчур уж цветистым, Финнвард добавлял свои замечания. Эйлифир помалкивал, но вид у него был явно довольный.

К концу дня стало ясно, что Лоример обнаружил погоню. Он прилагал куда больше усилий, чтобы скрыть свои следы, и применял всякие хитроумные уловки, чтобы сбить преследователей со следа. Регина, однако, не обманули ложные следы и ловушки, которые оставлял за собой Лоример. В одну такую ловушку едва не попался Финнвард — он заметил с виду безвредного зайца, бившегося в силках, из которого вышло бы неплохое тушеное мясо.

— Не трогай! — велел Регин в тот миг, когда Финнвард уже хотел схватить животное. — Не известно, какие могут быть в нем чары.

Финнвард ужаснулся и отпрянул.

— Не грусти, Финнвард, — утешил его Эгиль, — может, у него мясо жесткое.

Эту ночь они провели впроголодь, разделив между собой три ломтя черствого хлеба и запив его холодной водой.

На следующий день Лоример повернул к северу, и альвы начали готовиться к предстоящему разговору со Свартаром. Регин заверил их, что его слова в их защиту будут вполне весомы.

— Даже если у Лоримера в этой игре все козыри? — удивился Ивар.

— У Лоримера нет Оттара, — отвечал Регин. — Только Андвари знает, где его искать. Но я когда-то был советником Свартара и его отца. Мое слово должно стоить больше, чем слово Лоримера.

— Как бы то ни было, — заметил Эйлифир, — а ведь именно ты поднял Лоримера из йотунсгардских болот, и вряд ли Свартар будет тебе за это благодарен.

— Не говоря уже о том, что ты отрекся от магии черных гномов ради магии Эльбегаста, — прибавил Ивар.

Регин поежился на холодном осеннем ветру:

— Может быть, может быть. Но как бы ни было мое положение невыгодно, все же я постараюсь. Если мои слова не убедят Свартара, то лишь потому, что в сердце его поселилось зло и он больше жаждет мести, нежели справедливости.

В этот же день, чуть позже, след Лоримера стал явно поворачивать к югу, а альвы помрачнели еще больше. У них осталось слишком мало времени, до того как Лоример скроется вместе с вирой в неизведанных землях Йотунсгарда. В эту ночь они точили мечи и натягивали на луки новую тетиву. Финнвард и Флоси вяло переругивались, главным образом для того, чтобы развлечь остальных, но Ивар чувствовал лишь мрачное беспокойство.

— У нас есть еще два дня, — ободряюще проговорил Скапти. — За два дня многое может случиться. Мы успеем поймать Лоримера, отнять золото и доставить его к Кнутову Кургану. Судя по карте, Кнутов Курган не так уж далеко отсюда — около двадцати миль, а это от силы день пути.

Регин кивнул, но вид у него был встревоженный:

— Дай-ка, мне мою сумку, Флоси. Хочу еще разок поглядеть на карту.

Флоси сидел по другую сторону костра, лицом к Регину, и с тупым изумлением смотрел куда-то поверх его плеча.

— Флоси! — громче окликнул Регин, но Флоси не шевельнулся. Регин вдруг резко обернулся и вскочил, хватая посох, отчего все прочие по вскакали с мест, тоже хватаясь за оружие.

— Клянусь пламенем Муспелля! — задыхаясь, прошептал Скапти. — Что это, Регин?

Край равнины на севере был словно охвачен алым яростным пламенем. Густая завеса дыма подымалась к небу, затмевая ранние звезды и окрашивая восходящую луну в цвет крови.

— Свартаров Суд, — с трепетом произнес Регин. — Гномы Свартара зажигают тысячи костров на курганах, подавая знак отдаленным селениям, что настала ночь перед Свартаровым Судом.

— Так я ошибся в расчетах на два дня! — взвыл Скапти и, выхватив покрытую зарубками палочку, лихорадочно принялся считать зарубки.

Эгиль мрачно вздохнул:

— Мне никогда не было по нраву это название. Свартаров Суд, надо же! Как бы эта ночь правосудия не стала последней в нашей судьбе.

Они вскарабкались на какие-то камни и с высоты присматривались к угрюмо пылающим вдалеке на севере кострам. Каждый холм и курган озаряло зловещее пламя.

— Что ж, — сказал Регин, — пора решать. Идти ли нам к Свартару, требовать его правосудия и показать ему истинную закалку подданных Эльбегаста — или весь остаток жизни скрываться от гнева Свартара?

После подавленного молчания Финнвард сказал:

— У меня закалка точно у ржавого чайника, но думаю, что мы должны предстать перед Свартаром, как подобает истинным альвам.

— Пока Лоример исчезнет в Йотунсгарде с золотом, — мрачно добавил Флоси.


Костры пылали всю ночь; наутро небо на севере все еще заволакивал дым. Путники шли на север, не сворачивая, и к закату дошли до курганов, без труда смешавшись с толпой черных гномов, которые спешили к месту Суда. Зрелище уплаты — или неуплаты — виры давало Свартару хорошую возможность показать прилюдно свое толкование закона. Когда солнце зашло, черные гномы развеселились, распевали песни и передавали по кругу глиняные кувшины — точь-в-точь дружеская компания альвов. Они поставили шатры и привязали пони вокруг курганов — исключая Кнутов Курган. Вокруг огромного королевского кургана расположились лагерем воины Свартара. На вершине кургана пылал кроваво-алым отсветом множества огней шатер самого Свартара.

Изгои с тяжелым сердцем бродили от одной компании к другой, низко надвинув на лица капюшоны — точно шайка бродячих оборванцев, которые смешались с праздничной толпой в надежде, что кто-нибудь накормит их или примет на службу. Ивар каждое мгновенье ждал, что их вот-вот схватят и грубо потащат на Суд, хотя вокруг Кнутова Кургана царило праздничное легкомыслие.

Регин бродил в толпе, оценивая ситуацию, и наконец обратился к одному из воинов, что шатались тут и там среди веселящихся соплеменников. Он что то пошептал на ухо гвардейцу, и тот поспешил к Кнутову Кургану, все время оглядываясь через плечо на Регина и его спутников.

— Я сказал ему, что у нас послание для Свартара, — пояснил Регин, — и что мы хотим передать его лично Свартару. Никто не передумал? Другого случая спастись уже не будет.

— Я не передумал, — сказал Флоси, который весь день хмурился, терзаемый гневом невинно обвиненного.

— Если я не передумал, — тихо добавил Финнвард, — то уже никто не передумает.

Скоро вернулся гвардеец с двумя своими сородичами. Они холодно оглядели альвов, и те ответили бесстрашным взглядом.

— Свартар ожидает вас, — с натянутой вежливостью проговорил первый гном и повел их за собой к шатру; два других гнома замыкали шествие.

Они поднялись по крутому склону кургана под нарастающую суматоху среди глядевших на это гномов. В костры на соседних вершинах подбросили хвороста, и отсветы пламени еще ярче осветили Кнутов Курган.

Свартар вышел из шатра. Это был крепкий красивый гном с роскошной черной бородой, и одежда на нем была богатая, почти щегольская.

— Итак, вы вернулись, — шагнув вперед, произнес он вместо приветствия. — Не думал, что вы осмелитесь еще раз показаться мне на глаза. Где же золото? Не верится мне, чтобы вы так нагло заявились сюда без виры. Скапти вышел вперед:

— Мы вернулись, Свартар, и не следует обращаться с нами, как с изгоями или убийцами. Мы ничем не заслужили твоего гнева. Оттар жив; сейчас он у Андвари, белого гнома, что живет близ Дрангарстрома. Истинный убийца бросил его там, надеясь, что мальчик умрет, но Андвари спас его.

— Я убил обычную выдру, — добавил Флоси, — а не чью-то фюльгъю. Сними с нас печать изгнания. Лоример, а не мы повинны во всех этих кознях.

Даже тени удивления не промелькнуло в резких чертах Свартара, и глаза его подозрительно блеснули.

— Говорите, мой сын жив? Благовидная сказка, ничего не скажешь. Веками мог бы я обшаривать Дрангарстром и не найти Оттара! Кто-то должен ответить за это преступление, чтобы обитатели Скарпсея не разучились уважать гнома Свартара. Без сомнения, эту сказку придумал для вас хитрый старый предатель Регин. Не выйдет! Покажите мне сына или золото, и тогда, быть может, я прислушаюсь к вам.

— Мы сказали тебе правду, — проговорил Регин. — Однако вижу я по тебе, весть о спасении сына тебе не внове, и теперь мир в Скарпсее продается с торгов тому, кто предложит наивысшую цену. Сколько запросили с тебя, Свартар?

Свартар бросил на него негодующий взгляд:

— Ты забыл, Регин, что ныне я — король черных гномов, а не мальчишка, который был твоим учеником? Я требую хоть немного почтения к себе, если ты вообще на это способен.

Регин скрестил руки на груди:

— Пока ты выставляешь себя таким дураком — нет, не способен. Каковы условия Лоримера, Свартар?

— Условия? — высокомерно отозвался Свартар. — Лоример не ставил никаких условий. Его золото пойдет в казну Свартаррика, сын вернется ко мне, а Лоример покинет пределы моего королевства. Ну что, Регин, можешь ты побить эту цену? Если нет — кто-то должен заплатить за похищение Оттара.

— А Лоример в конце концов выйдет героем, — проговорил Регин. — Хитро придумано. — Не понимаю только, как ты можешь верить, что он действительно уйдет из твоих владений. Лоример алчет Свартаррика и так просто от него не откажется.

Свартар пожал плечами:

— Ну так я дам ему кусочек Свартаррика, незначительный лоскут земли к северу от Сноуфелла. С тобой, Регин, я не стану об этом советоваться. Ты был советником моего отца, но мне ты не советник.

— Чего еще требует Лоример? — осведомился Регин.

— О, безделицу, — отвечал молодой Свартар, метнув беспокойный взгляд на Ивара. — Я никогда не верил болтовне о мече Элидагрима. С какой стати им суждено владеть одному только скиплингу? В, конце концов, меч есть меч, и больше ничего.

Лицо Регина потемнело от гнева:

— Ты думаешь, мы отдадим Ивара и меч и на том дело кончится? Для чего еще, по-твоему, нужен Лоримеру этот меч, как не для того, чтобы захватить Свартаррик?

Свартар бешено глянул на него и зашагал вперед и назад:

— Не думаю, Регин. Ты всегда был старым и угрюмым занудой. Лоример уйдет на север, и этого ему хватит. В крайнем случае он обратит свои взоры на Сноуфелл. Проклятье, да ведь у него в руках Оттар и золото; что еще могу я сделать, кроме как согласиться на его условия? Свартаррик, вне сомнения, сумеет постоять за себя, и я верю, что Лоример поймет, как бессмысленно нападать на меня, даже с этим беспокойным мечом из могилы. — Он слегка повысил голос, бросая тревожные взгляды за спину, на шатер.

Скапти едва сдерживался:

— Если ты считаешь себя вправе так легко распорядиться судьбой Ивара, что ты намерен делать со всеми остальными? Без сомнения, и об этом подумал за тебя Лоример.

Надменность Свартара слегка увяла, и в глазах проглянул испуг:

— Спроси лучше у него самого.

Полог шатра отодвинуло сияющее навершие посоха, который сжимала рука, поблескивавшая гладким золотым колечком Андвари, и из шатра к ним шагнул Лоример.

— Я все слышал, — произнес он своим обычным, холодным и сухим голосом. — Ты вел себя верно, Свартар. Придет день, когда ты порадуешься, что был верен мне. Что касается последнего вопроса — я отвечу вот этим. — Он обнажил меч и поднес его пылающее острие к самым их глазам. — Я беру себе скиплинга и Регина. Прочие исполнили свое предназначение — помогли скиплингу найти меч. Не знаю, с какой стати они должны еще обременять нас.

Альвы тотчас обнажили мечи и приготовили заклятья. Ивар сказал:

— Одну причину я тебе назову, Лоример. Бирна. Ты убил ее, и я заставлю тебя заплатить за ее смерть.

— И Гизур, — добавил Скапти. — Ты, Лоример, так легко от нас не избавишься.

— Я ждал, что вы будете сопротивляться, — ответил Лоример. — Может, броситесь на меня все разом, и покончим с этим? Где твой славный меч, скиплинг? Пора тебе узнать, что я могу подчинить себе даже силу Глима.

— Если ты так могуществен, — отозвался Ивар, — то мог бы давно уже узнать, что я потерял меч в битве с Фафниром. Он покоится где-то на дне Дрангарстрома.

Лоример на миг заколебался.

— Потерял! — прорычал он. — Проклятое упрямство скиплингов! Надо было мне оставить при себе золото, а Оттар пусть бы стал наследником Андвари. Зачем еще, по-твоему, я явился сюда? — Он угрожающе шагнул к Свартару.

— Договор есть договор! — воскликнул тот, отступая. — Не моя же вина, что меч сгинул; тебе не в чем меня винить. В конце концов, он ведь больше никому и не достанется. Вот твои пленники, делай с ними все, что захочешь, но ты должен вернуть мне сына — и золото. Я дам тебе еще земли, чтобы восполнить потерю меча. Отмена приговора к изгнанию стоит куда как много, помни об этом, Лоример.

— И ты уже присвоил себе кольцо Орд из сокровищ Андвари, — заметил Регин. — Оно так же ценно, как меч. Довольствуйся кольцом и отпусти всех, кроме меня. Мое бренное дряхлое тело вряд ли тебе пригодится, но я подчинюсь всему, что ты ни придумаешь для меня, — только отпусти их.

Лоример только презрительно фыркнул:

— Что мне за дело до земли или изгнания? Даже убить тебя не доставит мне особого удовольствия. Что я хочу и намерен получить…

Угрюмый вопль во тьме, за кругом костров, прервал его на середине фразы:

— Зо-олото-о! Зо-олото-о! Проклятье золота на Лоримере! Когда-нибудь оно все вернется ко мне, все, до последнего колечка, и река сгложет твои кости, Лоример!

Свартар рывком обернулся, прислушался:

— Это он? Это Андвари?

— Да, это Андвари, — подтвердил Лоример, склоняя голову набок и прислушиваясь. — Я велел ему прийти сюда с Оттаром, чтобы передать тебе сына, но, похоже, его путешествие было напрасно.

— Ложь! — воскликнул Флоси, но Скапти и Эйлифир быстро оттащили его назад и утихомирили. Свартар был так возбужден, что, казалось, ничего и не услышал.

— Не отсылай его, Лоример! Мы ведь можем договориться, правда? Назови любые условия… почти любые, и я соглашусь! Чего еще ты хочешь? Золота? Титул? — Андвари завопил снова, уже с другой стороны, и Свартар беспокойно завертелся, не обращая внимания на попытки Регина успокоить его.

Лоример как будто смягчился:

— Сделай меня своим главным советником, и я еще сегодня ночью отдам тебе Оттара и золото.

— Идет! — крикнул Свартар, хлопнув его по ладони. — Эти гномы — мои свидетели. Идем же! Регин дернул его за рукав:

— Ты не понимаешь, что творишь? Если что-то случится с тобой, ты же попросту ставишь Лоримера регентом до совершеннолетия Оттара, и что тогда будет с твоим сыном после твоей смерти? Свартар, нельзя соглашаться на это.

Свартар и не глянул на него:

— А что сделать с этими пленниками? Скажи, и все будет исполнено. Далеко ли Оттар и золото? Надо ли брать коней?

Лоример с любопытством осмотрел впившихся в него гневными взглядами альвов:

— Мы пойдем пешком — это недалеко. Что до этих изгоев, возьмем их с собой. Я за ними лучше пригляжу, чем эти болваны. — Он ткнул посохом одного из Свартаровых гвардейцев, и тот живо отпрянул. — Прикажи им всем оставаться здесь, покуда мы не вернемся.

Свартар отдал приказ командиру гвардейцев, который принял это с самым несчастным видом. Когда Лоример погнал пленников к берегу реки, Ивар оглянулся и увидел, что командир, качая головой, спорит с несколькими своими воинами.

Речные утесы были недалеко — грохот Дрангарстрома доносился даже до Кнутова Кургана. Лоример бдительно шагал позади, сжимая в руке сияющий посох. Вопли Андвари служили им ориентиром, и Свартар шел на звук, спускаясь по тропе, которая вела, прихотливо извиваясь, к самой воде. Тропа время от времени превращалась в узенький уступ, с двух сторон неприятно обрывавшийся в бездну.

Лоример остановился, когда они спустились почти до конца, и указал вперед, на песчаную бухточку, почти скрытую нависшим склоном скалы. Подойдя, пленники узнали свои сноуфелловские мешки и сумку Регина, раскрытые так, что золото каскадом брызнуло на черные камни, холодно мерцая и переливаясь в лунном свете. Ивар услыхал, как Свартар восхищенно ахнул.

Свартар торопливо разглядывал и перебирал сокровища, покуда Лоример высился над ним неподвижно, точно изваянная из мрака статуя. Наконец Свартар отбросил изукрашенный драгоценными камнями венец и обратился к Лоримеру:

— Отлично, Лоример. Здесь довольно золота, чтобы купить Северный Удел. Отдай мне сына — и купишь вечные права и привилегии моего первого советника. Ну же, Лоример, чего ты ждешь? Жестокая это была шутка — похитить Оттара и вынудить меня счесть его мертвым, но я с радостью прошу тебе ее, как только ты вернешь мне Оттара. — Он неуверенно смолк. Ветер, налетавший с реки, колыхал полы плаща Лоримера. Воздух полнился водяной пылью, которая, разлетаясь от камней, разрывала черный шелк речной глади и оставляла пенные белоснежные раны. Лоример холодно и сухо засмеялся:

— У меня нет Оттара, и я никому не могу его отдать. Ты обманул сам себя, Свартар. Как легко попался ты в мои сети! Проще простого теперь побросать в Дрангарстром ваши безжизненные тела, а затем я возьму власть в свои руки у Кнутова Кургана. Сомневаюсь, чтобы кто-то посмел запротестовать! Что до Оттара — пусть себе остается, где он есть, кормится сырой рыбой вместе со старым Андвари, пока я до него не доберусь.

— Нет! — Свартар обнажил меч, и то же сделали альвы. — Теперь я понимаю, как сглупил из-за Оттара, но гном не может умереть, не сопротивляясь до последнего.

— Что же ты не слушал меня? — с горечью упрекнул его Регин.

Лоример захохотал, вскинув меч:

— Ему бы это не помогло, Регин! Ты же знаешь, я всегда добиваюсь, чего хочу… если не считать меча, который покоится на дне Дрангарстрома. Быть может, ваши кости и меч Элидагрима в один прекрасный день разделят холодное неуютное ложе меж подводных камней…

Над ухом Ивара просвистела стрела, — это Эйлифир стремительно вскинул лук и спустил тетиву. Стрела вонзилась прямо в грудь Лоримера и вмиг запылала. Чародей пошатнулся, скорее от неожиданности, чем от боли, и принялся сбивать с себя пламя. Свартар воспользовался случаем и опрометью бросился к тропе. Альвы попрятались в укрытиях и обстреливали Лоримера, хотя их стрелы только раздражали его, не причиняя серьезного вреда. Он ответил ледяной молнией и еще одну метнул по тропе вслед Свартару. Регин и Флоси сотворили огромный огненный шар, но Лоример отбил его. Чародей бросился к тропе, без труда отмахиваясь от стрел и огненных молний. Он приближался, и в редкие мгновенья затишья был слышен его злобный смех.

— Он даже не замешкался! — воскликнул Скапти. — Придется нам отступать, если не хотим получить по ледяной стреле в горло! — Он пригнулся, и еще один смертоносный удар выбелил инеем камни вокруг них.

Вдруг сверху, с тропы, на Лоримера обрушился такой ливень стрел, что чародей вынужден был укрыться. Альвы со всех ног помчались вверх по тропе, а со скалы прокричали:

— Свартар, мы здесь! На скалах Боггвир полсотни добрых воинов! Поднимайся к нам! Ивар дернул Регина за плац:

— Свартара нет впереди, Регин!

— Да вот же он! — оглянувшись, вскрикнул Финнвард. — Верно, потерял тропу! Смотрите, он идет вдоль берега!

— Пойду за ним, — решительно сказал Ивар, отметая протесты Регина. — Что за важность, убьют меня сейчас или нет? Золото мы уже добыли, а меч потерян навеки. Я в отряде самый ненужный.

— Не правда! — крикнул Финнвард. — Если ты погибнешь, нам конец! Задержи его, Регин!

Но Ивара уже не было — свернув с тропы, он пробирался по камням вниз, а его друзья тем временем двинулись навстречу Лоримеру. Тот спрыгнул на песок и притаился за камнем, выжидая. Гномы со скалы осыпали его стрелами, но ни одна не задела его. Отряд изгоев занял подступы к тропе, и яростная огненная магия альвов успешно удерживала Лоримера в пределах бухты.

Ивар перебежал узкую полосу черного песка, ощупью находя дорогу в темноте. То и дело он наступал на застывшие ручейки льда, а порой приходилось огибать валуны в опасной близости к воде.

Он встретил Свартара раньше, чем ожидал, — гном с опаской пробирался назад вдоль подножья скалы. Замерев, Свартар окликнул:

— Кто там? Это ты, Лоример?

— Это Ивар, скиплинг, — отвечал Ивар. — Мы спасем тебя от Лоримера. Боггвир и альвы удерживают его у подножия тропы, чтобы ты успел взобраться на скалу.

— Скиплинг! Ты пришел спасти меня? После того как я так низко поступил с тобой? Ох, каким же я стал глупцом с тех пор, как исчез Оттар! Идем, парень, поторопимся, пока кого-нибудь из моих воинов не ранили или убили там, на тропе. До чего же глупо я заблудился! Я потерял дорогу — вообрази только, я, король черных гномов, так испугался, что ничего не видел при лунном свете! — Он с легкостью пробирался вдоль речной скалы, увлекая за собой Ивара через труднопроходимые места и попутно делая замечания насчет костлявости людей и альвов, которая ни в какое сравнение не идет с замечательными, коренастыми и дородными фигурами гномов.

— Вот он, злобная тварь! — прошептал вдруг Свартар, втаскивая Ивара под защиту большого камня, — они увидели Лоримера, который все еще отбивался от огненных заклятий, отвечая на них смертоносными ледяными стрелами.

— Я думаю, мы можем подняться по камням к тропе вон оттуда, — шепнул Ивар, указывая на склон, по которому он недавно спустился.

Они добрались туда, не замеченные Лоримером, и начали подъем. Вдруг Лоример разглядел их и метнул в них молнию. Свартар и Ивар на миг распластались в узкой впадине, затем двинулись дальше. Второй удар разделил их — Свартар увернулся от него и продолжал карабкаться вверх, а Ивар прижался к уступу, пережидая, пока стихнет ледяная ярость молнии. Глянув вверх, он убедился, что Свартар благополучно добрался до тропы, где засело полдюжины его воинов, но Лоример, как видно, избрал именно Ивара для особого наказания. Ивар вскарабкался к другому укрытию, а чародей обстреливал его ледяными молниями, не обращая внимания на стрелы и останавливаясь лишь для того, чтобы отбить удары огненных заклятий. Укрытий в крутом склоне становилось все меньше, и метания Ивара привели только к тому, что он вынужден был спуститься на песчаную полоску вдоль реки. Ивар обнажил кинжал Бирны, медленно отступая.

Увидев Ивара, Лоример снова захохотал. Он сунул меч в ножны и, воздев руки, запел заклинание. У Ивара в запасе было лишь несколько пустяковых знаков, отгоняющих зло, но он понимал, что Лоримеру они помешают, как мухи моржу. Пятясь, Ивар сознавал, что настал миг, когда он не может спастись.


Глава 26 | Ученик ведьмы | Глава 28