home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Собрав рассыпанные впопыхах вещи, путники нашли себе приют в небольшой скалистой пещерке ниже по реке; там оказалось довольно сыро, потому что через пещерку протекал ручей, но, невзирая на это, они были благодарны судьбе и за такое убежище. Ивар без труда отыскал меч и в пещере все время держал при себе ножны с Глимом; впрочем, никто из них не мог еще настолько успокоиться, чтобы заснуть. Едва успели они устроиться в нищенском своем жилище, как вернулся, испуская громкие вопли, Фафнир, сверкавший еще больше прежнего — блистала каждая чешуйка от носа до колючего хвоста. Он облетел покинутый лагерь и испепелил его одним огненным плевком. Затем дракон взлетел на вершину большого утеса посреди реки и уселся там; кончик его хвоста со свистом хлестал черную воду. Голова дракона настороженно раскачивалась на длинной шее, ноздри с фырканьем втягивали воздух, выдыхая язычки пламени. Путники едва осмеливались дышать.

Дракон испустил пронзительный громкий крик, что эхом раскатился по всему речному каньону, заглушив даже извечный рев Дрангарстрома. Затем Фафнир заговорил, и от его могучего грохочущего голоса мышцы у Ивара обмякли, точно студень.

— Я — Фафнир, великий и могучий! Кто осмелится ступить в мои владения, сгинет! Эта река и все ее золото принадлежат мне, и никому иному! Я сильнейший из сильных, могущественнейший из могущественных! Внемли мне, земля, и дрожи!

Если земля и не дрожала, то уж альвы точно тряслись вовсю, а Финнвард заткнул себе рот кончиком капюшона Эгиля, чтобы не завыть от страха.

Фафнир еще немного помешкал на утесе, издавая тяжелые скрежещущие звуки, похожие на кашель, затем взлетел, тяжело затрещав крыльями, с железным лязгом, в клубах едкого черного дыма.

— Улетел, — со вздохом шепнул Эйлифир.

Финнвард позволил себе обреченно застонать.

Ивар с отчаянием стукнул кулаком по каменной стене пещеры:

— А у меня для боя с ним только сломанный меч, а Гизур и Регин мертвы!..

Ответом ему было угрюмое молчание. Затем Эйлифир прокашлялся и сказал:

— Я полагаю, что мы можем перековать меч Ивара с помощью своей Силы.

Скапти раздраженно покачал головой:

— Эйлифир, ты грезишь наяву. Мы на это не способны.

— Смогли же мы наколдовать комету, — не сдавался Эйлифир. — Значит, сможем и переплавить меч.

— Кратер мы едва не наколдовали на свои головы, а не комету, — проворчал Эгиль. — А что, если бы мы ошиблись и вышло бы совсем не то, что нужно? Другого раза нам бы судьба не предоставила. Остались бы без Ивара, и дело с концом.

— Я и вообразить себе не могу, какие чары вплетены в этот меч. — Скапти содрогнулся.

— Может, мы сумеем украсть какой-нибудь меч у Андвари, — предложил Флоси. — Я имею в виду — может быть, Ивар…

Эйлифир покачал головой:

— Нет меча, подобного Глиму, а ради Глима Ивар и был послан в этот мир. Нам нужен Глим — только он.

Альвы безрадостно покосились на Эйлифира. Ивар разглядывал сломанный меч, покоившийся в ножнах.

— Но ведь вы могли бы хоть попытаться?..

— Ивар, — взволнованно ответил Финнвард, — ты же нас знаешь. Непременно что-нибудь вышло бы не так, а мы меньше всего хотим подвести тебя именно сейчас, когда дело близится к развязке. Может, и впрямь спокойнее всего стащить меч у Андвари?

— Нет, — оживился Скапти, — лучше всего украсть золото, когда Фафнира не будет в пещере. Кто-нибудь отвлечет его, а остальные доберутся до золота и набьют мешки под завязку. В добрый сноуфеллский заплечный мешок можно запросто уложить пол-Скарпсея. Был у меня дядя, так тот носил за спиной все свое хозяйство — включая шесть рыбачьих лодок и кнорр…

Обсуждение плавно перешло в спор о том, действительно ли альв может засунуть в свой заплечный мешок целый кнорр. Впрочем, спать, так или иначе, никому не хотелось, и они просидели до зари, болтая и жуя сухари, которые, само собой, требовалось запивать горячим чаем.

Когда небо посветлело, более мешкать в пещере было незачем. В начале дня путники обнаружили не слишком большой водопад и несколько часов истратили на то, чтобы вскарабкаться к нему и выяснить, скрывается ли за ним пещера. Пещеры они не нашли, и дело кончилось тем, что они промокли насквозь под водопадом. Тем не менее никто не жаловался. С угрюмой и неотступной решимостью путники продолжали брести вверх по реке. Когда солнце стало клониться к закату, Ивар поймал себя на том, что поглядывает в небо, — привычка, которую он перенял у Финнварда.

— Вернется Фафнир нынче ночью? — напрямик спросил его Ивар.

Финнвард, прищурив глаза, глянул вверх:

— Думаю, да. Он знает, что в его владениях чужаки.

Они отыскали для ночлега пещеру с низким сводом и поглубже заползли в нее. Затем собрали камни и выложили заградительный вал, который должен был скрыть отсвет костра, а при случае — спасти от огненного плевка, если Фафнир все же их обнаружит.

Была стража Эйлифира, когда появился Фафнир. Ивар проснулся от леденящего вопля дракона, разносившегося над рекой. Фафнир, описывая круги, опустился к речному каньону, ревя и выдыхая пламя, пронесся над их укрытием и улетел дальше, вниз по реке. Долго стояла тишина, затем дракон вернулся, фыркая, гремя и хрустя крыльями. Он долго летал над головой, испуская вопли и фыркая, точно в разочаровании, что не обнаружил пришельцев. Затем уселся на утесе и разминал голос, вопя непрерывно целых полчаса, и наконец разразился все той же громогласной речью:

— Я — Фафнир, великий и могучий! Кто осмелится ступить в мои владения, сгинет! Эта река и все ее золото принадлежат мне, и никому иному! Я сильнейший из сильных, могущественнейший из могущественных! Внемли мне, земля, и дрожи.

Он долго сидел, ворча и откашливаясь, потом снялся с утеса, громко хлопая крыльями, и улетел вверх по реке. Едва альвы совершенно уверились в том, что дракон исчез, Финнвард развел огонь и вскипятил чаю, горько сетуя на отсутствие выпечки.

— Ничто так не укрепляет силы, как масляный пирог, — объявил он и наговорил еще много всякой чепухи, явно для того, чтобы поднять настроение своих спутников.

— Как же меня тревожит этот меч, — проговорил Ивар, подперев кулаком подбородок. — Во сне я вижу, как бросаю вызов Фафниру, а когда обнажаю меч, в руках у меня оказывается вот этот обломок. Или вдруг обнаруживаю, что в руке у меня игрушечный меч, а Фафнир, гогоча, гонится за мной, тянется когтями и клыками… Может быть, у меня тоже пророческие сны?

Эйлифир покачал головой и задумчиво сказал:

— Мы — альвы высшего ранга, мы одарены Силой и прошли испытание. Я считаю, что мы можем перековать меч для Ивара.

— Высшего ранга? — переспросил Эгиль. — Скорее, я бы сказал — никакого. Разве нет?

Он развлекался тем, что мучил Финнварда сотней мелких проказ — щипал его за нос, швырял в него камушки и превращал ложки в змей; все эти выходки Финнвард сносил со стоическим молчанием.

— Вот теперь, как никогда, нам нужен Гизур или Регин, — проговорил Ивар, воткнув в песок обломок меча и уставившись в него с яростью во взгляде. — И за это Гизур умер, а Регин погиб, стараясь отвлечь дракона от меня. А что проку? Выходит, что я — причина нынешних наших несчастий и будущей гибели. Наверно, мне бы следовало первым пойти в пещеру и первым умереть, если уж так суждено.

Эйлифир покачал головой, а Скапти сказал:

— Все это чепуха, Ивар. Наберись терпения, и пускай события идут своим чередом. Ты же видишь, Финнвард спокоен.

В самом деле, Финнвард мирно спал, используя Эгиля вместо подушки.

Ивар поднялся:

— Выйду-ка я наружу. Вдруг Фафнир вернется, а на страже никого. — Он знал, что Фафнир после своей вызывающей речи вряд ли вернется. Вероятно, таков уж был драконий обычай, ритуал, исполнявшийся еженощно из года в год.

Вздыхая, он взобрался на большой камень и присел в тени, созерцая звезды и терзаясь своим разочарованием в мече. Затем его мысли перешли к Лоримеру, и Ивару стало не по себе. Впрочем, Лоример неизменно появлялся в его мыслях, как ни старался Ивар от него отделаться. Он пытался убедить себя, что Лоримера нет и не может быть поблизости — он засел в Асраудрсбоге или же вовсе отказался от намерения их преследовать. Однако ощущение черной безнадежности оставалось так неотвязно, что Ивар уныло гадал, не передалась ли и ему частица Финнвардова ясновидения.

Он почувствовал себя еще неувереннее, когда наконец вернулся в пещеру и увидел, что Финнвард не спит и сидит у гаснущего костра, поджидая его.

— Знаешь, Ивар, это странно, но я думаю о Лоримере, — фазу же сказал он. — Просто не могу удержаться, чтобы не ломать голову, где он и что замышляет.

Ивар тяжело опустился рядом и воззрился на сломанный меч.

— Боюсь, что мы это узнаем не так уж не скоро, — мрачно проговорил он. — Ты ведь у нас провидец, почему бы тебе не попробовать выяснить это с помощью своей Силы?

— Я попробую, — торжественно ответил Финнвард и вышел из пещеры, чтобы заступить на стражу.

Укладываясь спать, Ивар вынул из ножен кинжал Бирны и положил его в изголовье. Плотная фигура Финнварда, стоявшего начеку у выхода из пещеры, слегка его приободрила.

Следующий день принес новые мучения. Радовало Ивара лишь одно: если Лоример и впрямь идет за ними по пятам, ему тоже приходится нелегко, даже в сопровождении гномов. Идти по высохшим руслам было мучительно тяжело, а мелкий дождь, казалось, вечно моросит в здешних горах. Путники все. больше падали духом.

Чем ближе был заход солнца, тем чаще начинали они заглядывать в каждую расселину и трещину, выискивая местечко, где можно переночевать, а заодно и спрятаться от Фафнира. Наконец они заползли под каменный карниз и кое-как устроились в камнях. Они устали до полусмерти, не говоря уже о том, что промокли до костей. Обследовали еще один водопад, и опять — ни гнома, ни дракона, ни золота, хотя пещера казалась такой многообещающей…

Глотая похлебку из сушеной рыбы, он думал о Регине и о том пиршестве, которое устроили они из его припасов в ночь, когда покидали Бондскарп. Ивар чувствовал себя немного виноватым оттого, что прежде не скрывал своего недоверия к Регину. Сейчас, вспоминая минувшие события, Ивар понимал, как страшно рисковал Регин, обратившись против Лоримера, и как мало он этим выигрывал.

Ивар содрогнулся — мысли о Лоримере были нежеланны вдвойне в таком гнетущем месте. Альвы с унылым видом пытались хоть как-то просушить одежду и почти все время помалкивали. Казалось, у них отнимала отвагу одна мысль о том, какое громадное дело им предстоит совершить. Дождь, судя по всему, решил скрасить их тоскливое настроение и остаться с ними навеки.

— Подбросьте-ка дров в огонь, — проговорил кто-то. — Я промок насквозь и жутко замерз.

Финнвард машинально подбросил в огонь несколько веток — и лишь тогда спохватился.

— Кто это? — прошептал он. — Кто это сказал?

Альвы, завернувшиеся в плащи и одеяла, обиженно глядели на него и молчали. Финнвард начал медленно поворачивать голову, страшась того, что увидит позади. Ивар рывком обернулся — и увидел фигуру в лохмотьях, опиравшуюся на посох. Тотчас в его руке сверкнул кинжал Бирны. Альвы повскакивали, хватаясь за оружие и делая различные знаки, отгоняющие зло.

Оборванец предостерегающе поднял посох.

— Ничего не скажешь, теплая встреча, — проговорил он. — Два дня назад я едва не изжарился живьем, защищая вас, а вы уже успели меня позабыть.

Разинув рот, они глазели на удивительное видение.

— Да это же Регин! — хором вскричали они, радостно отшвыривая прочь плащи и одеяла.

— Чтоб мне лопнуть! — воскликнул Скапти. — Приятель, вид у тебя ужасный. Что же с тобой стряслось?

— Мы думали, что ты мертв, — добавил Финнвард.

— Может, так оно и есть, — заметил Эгиль. — Разве может живой так жутко выглядеть?

Регин устало опустился на мягкое одеяло. Его плащ и одежда превратились в обугленные лохмотья, длинная борода и волосы сгорели почти что начисто. Кожа кое-где отливала розовым и сморщилась, точно на месте залеченной раны. Брови выгорели почти целиком — остались лишь несколько клочков, придававших Регину выражение озадаченной ярости.

— Благодарю за доброту, — сказал он Финнварду, который протянул ему полную миску рыбной похлебки. — Дракон ошпарил меня вблизи, и на два дня я был пойман заклятием бегства. Но если бы я его не применил, бедный старый Регин превратился бы в горку пепла и обугленных костей. Заклятия бегства, как вам известно, порой превращаются в самые настоящие ловушки, и, каюсь, мне потребовалось целых два дня, чтобы снять с себя это заклятие. Одежда моя сильно пострадала, потому что целых два дня я ползал по каналам для воздуха в золотых копях черных альвов, но, в общем и целом, старый маг невредим, за что бесконечно благодарен судьбе. — Он постучал посохом по земле, привлекая внимание к обугленным пятнам, въевшимся в посох, и печально погладил щетину на подбородке, — щетину, которая некогда была его бородой.

Альвы едва могли дождаться, пока Регин покончит с трапезой, чтобы засыпать его вопросами. Наконец он отставил миску и начал набивать трубку. Когда всеобщее нетерпение дошло до предела, он наконец соизволил ответить на все вопросы.

— Что касается пещеры Андвари и дракона, — сказал он в заключение, — я думаю, она не так уж далеко. Нынче ночью, перед самым заходом солнца, тучи на миг разошлись, и я разглядел далеко вверх по течению абрис гор. Горы эти отмечают конец низинных мест и начало возвышенностей, которые Свартар зовет Хлидарендом. С отвесных скал ниспадал туманный каскад воды, почти сокрытый в тучах. Я видел его только миг, но я почти уверен, что там и завершатся наши поиски.

Альвы завопили и заплясали, молотя друг друга по спинам и исполняя прыжки и кульбиты, которые сделали бы честь бродячим акробатам. Скудная пища, изорванные плащи, прохудившиеся сапоги, усталость — все забылось в одно мгновение. Ради такого события каждый получил по добавочной порции рыбной похлебки.

Фафнир появился около полуночи, ревя и вопя в совершенной ярости. Он описывал круги прямо над головой и дважды метнул в них огонь, — несомненно, дракон хорошо знал, где они спрятались, и теперь пытался так или иначе до них добраться. Покружив над ними, он опустился на противоположном берегу реки. Долгое время дракон шипел и кашлял, прежде чем повторить слово в слово свою громогласную похвальбу. Альвы уже с меньшим страхом внимали его яростному реву, хотя Финнвард по-прежнему нервно жевал кончик капюшона Эгиля.

Фафнир плевался пламенем, пока его чешуя не засияла багровым отсветом и изо рта и ноздрей не повалил густой черный дым. Постепенно пламя появлялось все реже, и Ивар хорошо слышал, как тяжело колышутся бока дракона, точно сотня старых и скрипучих кузнечных мехов.

— Воры! — рычал Фафнир. — Р-ра-а! Гр-рабители! Трусы, р-ра-а! — Он завершил тираду клубом удушливого дыма и на сей раз долго мешкал, прежде чем окончательно подняться в воздух и улететь.

Альвы подползли к краю карниза, наблюдая за отлетом дракона.

— Кашляет он как-то нездорово, — отметил Эгиль. — У меня был двоюродный дедушка, который кашлял точно так же, и ему не исполнилось еще ста девяноста двух лет, когда он превратился в мешок с костями.

— Фафнир — старый дракон, — согласился Регин. — Должно быть, дыхательные пути у него почти разрушены — ведь он столько веков дышал огнем. Когда-то он наводил немалый страх на белых гномов, живших выше по реке, но потом много столетий уже никто его не видел. Подозреваю, что он только тем и занимается, что летает туда-обратно вдоль реки, и шумит себе там, где его никто не может услышать.

Скапти озабоченно дергал себя за ухо:

— Дракон есть дракон, даже если он старый и у него дыма больше, чем огня. Так или иначе, это будет чудом, если нам удастся убить его.

Ивар глядел, как Фафнир красной искоркой исчезает во тьме. Если бы только удалось перековать Глим, участь дракона была бы решена. Он обиженно покосился на Регина, который с загадочным видом глядел в огонь.

Регин поднялся еще до рассвета, развел большой костер и вскипятил воду для чая.

— Если встанем пораньше, то успеем сегодня осмотреть водопад, — отвечал он на сварливый вопрос Эгиля.

Флоси зевнул, дрожа от холода.

— Ага, и Андвари радостно нас встретит и пригласит поесть с золотых тарелок и выспаться на пуховых перинах. — Он встряхнул Финнварда и принялся шнырять вокруг, изрядно всем надоедая.

— Это куда больше похоже на жизнь соглядатая, — заметил Скапти, потирая руки над теплом огня. — Выслеживать дракона — разве может быть задание важнее! Это будет наш звездный час.

— Если только прежде не наступит обеденный час для Фафнира, — сурово отозвался Эгиль, разыскивая свои сапоги. — И как бы нам не попасть к столу в качестве главного блюда…

В этот день они шли быстро, изредка ненадолго останавливаясь, чтобы передохнуть, и почти не разговаривая. Очертя голову бросались они к каждому повороту русла или новому препятствию, надеясь, что за ним окажется водопад. Русло превратилось в скопление гигантских валунов, громоздившихся здесь и там, а река с привычным ревом неслась по узкому руслу посреди каньона. На каждом выступе скапливалась лужа липкой влаги, все было пропитано сыростью и холодом. Ноги у них скользили, пальцы покрылись ссадинами, и настроение все ухудшалось. Рев воды мешал разговорам, но Ивар и так знал, что у всех на уме только одно — найти подходящее убежище, где их не достанет огненное дыхание Фафнира. Ивар криво усмехнулся, безуспешно пытаясь согреть посиневшие от холода руки.

Незадолго до заката они едва переставляли ноги. Путники брели по уступу, выдававшемуся над бушующей водой, горячо надеясь, что уступ не исчезнет окончательно. Он и так уже угрожающе сузился, хотя начинался так многообещающе. Прижавшись носами к скале, они медленно и осторожно продвигались вперед, направляясь все выше и выше, к неведомой судьбе.

Ивар шел впереди. Благодарение богам, уступ перестал сужаться, и юноша мог даже различить, куда ведет их этот путь. Выше были еще скалы, с виду часть какого-то плато.

Уступ завершился небольшой впадиной в лавовой скале, куда они, хоть и с немалым трудом, смогли забиться все. Прямо над головой, через узкую расселину в крутом скате, футах в тридцати выше пробивалось закатное солнце. Альвы подсадили Ивара к отвору, и он замер на мгновенье, поглядывая на синий лоскут неба над головой. Затем Ивар, помогая себе руками и ногами, пробрался к расселине, и наконец ему удалось высунуть голову наружу. Он увидел лавовый язык, отмытый дождями, поросший клочками мха и травой. Подняв глаза, Ивар посмотрел на скалу высотой в сотни футов, которую со всех сторон окружили другие скалы, так что солнце не могло надолго задержаться над той точкой, где Ивар выглядывал из расселины. Он обводил взглядом окрестности — и наконец увидал водопад, который, пенясь, спадал со скалы и с грохотом рушился вниз стеной белоснежной легчайшей пены. Крутящиеся вихри воды обращались в туманную пыль, даже не достигнув дна пропасти. За обманчиво легкой завесой водяной пыли едва проступали очертания входа в пещеру.

Ивар наконец-то осознал, что снизу ему что-то нетерпеливо кричат. Он выбрался из расселины и лег, не отрывая глаз от водопада.

— Нашли! — прокричал он в расселину и, не удержавшись, торжествующе гикнул:

— Вот она, пещера Андвари!


Глава 22 | Ученик ведьмы | Глава 24