home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Альвы сбились вокруг Регина и Ивара, испуганно поглядывая на далеких всадников.

— На сей раз мы точно попались, — с мрачным удовлетворением заметил Эгиль. — В этих горах засело, должно быть, не меньше тысячи йотунов. И все из-за сломанного меча, который ни на что не годится.

— Цыц! — прикрикнул Скапти. — Йотуны вот считают, что годится.

Ивар обернулся к Регину:

— Ты выбирал эту дорогу, Регин. Если на нас нападут, рассчитывать придется только на твою защиту. В этих альвах огня маловато, если ты понимаешь, что я имею в виду.

— Тебя может ожидать сюрприз, — заметил Регин, выгнув одну бровь. — Эти альвы могут куда больше, чем сами подозревают.

— Мы-то? — Флоси недоверчиво оглядел Эгиля и Финнварда.

— Ну, — сказал Ивар, — как бы там ни было, а ты лучше приготовь заклинания, молнии… или что там еще… чтобы отбить нападение йотунов.

— Не тревожься, — сухо ответил Регин, — приготовлю.

Горы вокруг становились все круче и точно сужались к единственному разрыву в их массивной цепи, где ледники столетиями прокладывали себе путь на равнины, лежащие по другую сторону гор.

Ручьи, сбегавшие с крутых склонов, сливались во внушительных размеров реку, которая с грохотом ниспадала на каменистое дно глубокой сумрачной долины. Далеко внизу, вобрав в себя еще несчетное количество ручьев и пробежав много миль, эта река впадала в пенные широкие воды Дрангарстрома и с ним добегала причудливым путем к морю.

Ивар не стал вести отряд слишком низко в долину. Остановившись за валом из осыпавшихся камней, путники разглядывали угрюмые утесы, за которыми шныряли йотуны.

— Йотуны впереди, йотуны позади — словом, йотуны со всех сторон, — мрачно заключил Ивар. — Не знаю, как мы сумеем выбраться отсюда, разве что чудом. Если бы мы все умели принимать облик фюльгъи, мы еще могли бы проскользнуть у них под носом, но среди нас трое, совершенно к этому не способных. Помните, как Гизур истощил свою Силу, помогая вам перебраться через Вапнайокулл? Нельзя, чтобы Регин рисковал тем же.

Позиция у йотунов была — лучше не придумаешь. Они разместились у единственного выхода из долины, где утесы сдвигались ближе и долина превращалась в узкое, забитое камнями ущелье. Йотуны надежно закупорили его лучниками, засевшими по обе стороны ущелья, а снизу вход закрывал отряд всадников. Крик с вершин предостерег йотунов, что добыча приближается, и теперь они заняли свои места, наложив стрелы и натянув луки с безошибочно убийственным стуком гладкого, отточенного к битве оружия.

Беглецы, как могли, укрылись за каменным валом. Прошло несколько секунд, и вперед медленно выехали три всадника, в знак мирных намерений подняв над головой оружие. Двое из них были одеты, как волшебники, а третий оказался Тором из Ульфгримова подворья — он ехал верхом на костлявой кляче, которая, судя по всему, последний раз сытно поела года два назад.

— Привет вам, осквернители могил! — насмешливо прогромыхал Тор. Добыли вы меч Элидагрима, обманщики и воры?

Ивар настороженно вскинул голову:

— Добыли, Тор, и не отдадим его, если этого ты добивался, устроив нам смертоносную западню. Попробуешь задержать нас — тебе же хуже.

Тор уверенно покачивался в седле — пестром и штопаном-перештопаном, с торчащими хвостиками потрескавшейся кожи.

— Вот как? А мои волшебники говорят, что ты лжешь. Мы знаем точно, что ваш маг Гизур погиб в Лабиринте. Кто же теперь ваш советчик и защитник? В Йотунсгарде нет магов Гильдии, только чародеи да волшебники-йотуны, а они вам вряд ли захотят помочь. Что это за коротышка в черном плаще, откуда вы его выкопали? Говори, чужак, если хоть на волос заботишься о своей шкуре.

Регин знаком велел Ивару помалкивать.

— Не называй мое имя, или мы потеряем огромное преимущество перед Лоримером, — прошептал он. — Я не раз имел дело с огненными йотунами, оставь мне все переговоры, ладно?

Ивар, хмурясь, кивнул:

— Только не заключай с ними никаких соглашений, даже если так привык иметь с ними дело.

Регин укоризненно глянул на него и на удивление громко обратился к Тору:

— Так ты здесь, Тор из Ульфгримова подворья! Да, мне все известно и о тебе, и о твоих родичах. Я знаю также, что твои соседи-йотуны не слишком тебя любят. И сюда они явились только для того, чтобы помешать тебе самому украсть меч, ты же явился удостовериться, что этого не сделает никто другой. Сами вы все не кто иные, как воры и обманщики, лжецы и мастера иллюзий, так что вся ваша брань к вам же и относится!

Эгиль сдавленно гоготнул и одобрительно хлопнул Регина по спине:

— Ну ты им и сказал, старый лис!

Тор нацелил на них копье и попытался погнать вперед коня, но тот лишь удрученно переступил и потянулся за пучком травы. Тогда Тор с яростью обернулся к волшебникам, и все трое шепотом посовещались. Затем Тор проревел:

— Мое право угрожать, не ваше! Если не отдадите меч, мы прихлопнем вас, точно мух! Если же хотите пожить еще немного, презренные воры и предатели, выдайте нам скиплинга с мечом, и я позволю вам уйти с миром. Я, Тор, сын Ульфгрима, сказал! — Он дернул бедную клячу за поводья и ударами пяток вынудил ее немного продвинуться вперед.

— Ха! — пробормотал Эгиль, наклоняясь к Регину. — Этот алчный мешок с кишками, похоже, мечтает сам воспользоваться могуществом Глима!

— Ни за что! — прокричал Ивар поверх каменного вала. — Ни меня, ни меча ты не получишь, Тор! Только сунься к нам, и первым попробуешь силу Глима!

Тор и маги снова пошептались. Затем Тор подъехал поближе, нещадно колотя коня пятками по бокам.

— Покажите мне меч! — потребовал он.

— Нет, — отрезал Регин. — Еще шаг — и мы испепелим тебя.

Тор откинулся в седле:

— Кто это меня испепелит? Эти никчемные альвы, что ли? Все они трусы и ничтожества, и порази ты меня громом на месте, если я не прав! — Он загоготал так, что эхо раскатилось между скал.

— Мы тебя предупреждали! — прокричал Регин.

Тор замолотил пятками по ребрам коня и призывно махнул рукой своим советчикам, которые опустили копья и целеустремленно двинулись вперед.

Тор еще самодовольно ухмылялся, когда Скапти поднялся на одно колено и прицелился в нападавших.

— Ничтожества! — прокричал он. — Трусы! Никчемные! — И с последним словом, собрав Силу, обрушил на них ослепительный просверк молнии; гром загрохотал так, что у всех заложило уши. Кони отпряли, приседая и сбрасывая всадников на землю; те кое-как поднялись и пустились наутек, а за ними, злобно оглядываясь, с топотом удирал Тор.

— Чудесно! Замечательно! — восклицал Флоси, хлопая по спине Скапти. — Великолепно! Они, верно, решили, что это гром среди ясного неба! Хо, глядите, они все еще бегут!

— Ну да, за подкреплением, — ворчливо заметил Регин. — Неплохо, Скапти, но я бы хотел, чтобы ты оставил игры с молниями на мою ответственность. Такие неуклюжие фокусы даются мне без малейших усилий. Не хотел бы я, чтобы ты сделал промашку со своей новообретенной Силой.

Скапти кивнул, но вид у него был довольный.

— Здорово у меня вышло, а? Немного поупражняться, и я бы мог в сорока шагах подпалить им усы.

— Не сомневаюсь, — сказал Регин, — но лучше упражняться с теми, кто не сможет в ответ испепелить тебя.

Ивар следил за постыдным бегством своего врага Тора. Его поражение, как видно, привело в ярость прочих йотунов. Они окружили Тора, вопя и размахивая руками. Мгновение спустя другой вожак вскочил в седло, сзывая добровольцев для атаки. Наконец около дюжины йотунов набрались духу и подъехали на безопасное расстояние, чтобы приглядеться к врагам и поймать двоих бесхозных коней. Третий конь, злосчастная кляча Тора, воспользовался случаем избегнуть полной мучений жизни и, свалившись, испустил дух. Новый вожак храбро доскакал до трупа клячи и с важным видом стал натягивать лук.

— Сделай же что-нибудь! — повторял Флоси, требовательно тыкая Регина под ребра.

Не обращая внимания на его грубости, Регин наблюдал за приближающимися йотунами.

— Отпустим немного веревку, а потом вздернем их как следует, — сказал он внешне спокойно, но глаза его при этой мысли засверкали.

Йотуны вопили оскорбления врагам, попутно подбадривая руганью друг друга, покуда не оказались на расстоянии полета стрелы. Тогда они обрушили на противника ливень стрел. Едва пропела первая тетива, Регин проговорил заклинание, и все стрелы, достигая определенной высоты, тотчас вспыхивали огнем, так что на землю осыпались лишь угольки да оплавленные наконечники. Йотуны взволнованно загалдели, и кое-кто даже повернул коней, собираясь удариться в бегство, но вожак несколькими хорошо рассчитанными угрозами удержал их. Снова они вскинули луки и рванули вперед, готовясь осыпать беглецов стрелами.

На сей раз Регин сотворил магический порыв ветра, который отшвырнул стрелы прямо на йотунов. Те с воплями и воем бросились на землю, получив лишь несколько мелких ран, которые только распалили их ярость и отвагу. Сменив луки на топоры и мечи, они выстроились нестройными рядами, набирая бешенства для третьей атаки. С ревом ярости Йотуны ринулись к вершине холма, на котором засели враги. На бегу они грозно размахивали оружием.

Регин преградил им путь. Чернобородый йотун замахнулся на него, точно косец, срезающий пересохшую камышину; но когда меч был уже занесен, готовый разрубить Регина надвое, тот поднял руки и проговорил заклятие.

Не было ни грома, ни яростных просверков молнии, но атакующих отшвырнуло — так стайку мух наотмашь отшвыривает увесистая ладонь. Чернобородый йотун и его сверкающий меч исчезли, и Ивар обнаружил, что лежит навзничь, моргающими глазами тупо уставясь в серо-желтое небо.

— Вставай, Ивар! — велел Регин. — Скорей! Некогда отдыхать! Один из этих волшебников был Бьярн, сын Ульфгрима, большой мастер иллюзий и обманов, и, насколько я его знаю, худшее еще впереди.

— Да пошли они все! — самодовольно отозвался Флоси. — Мы со всеми справимся, верно, Скапти? Тридцать или триста — какая разница?

Побежденные Йотуны, рассыпавшись по двое-трое, ковыляли назад, к своим позициям. Нескольких раненых пришлось нести, но убитых как будто не было. Этот позор, казалось, усмирил даже самых отчаянных вояк. Никто больше не призывал йотунов в бой, а Тор сын Ульфгрима и его родичи хранили угрюмое молчание.

Наконец появилась четвертая волна атакующих. На сей раз это были трое длиннобородых йотунов, которые неспешно шли через долину к укреплениям беглецов. Они остановились на приличном расстоянии, и один из них приветственно поднял руку.

— Покажись нам, колдун! — крикнул он. — Мы не знаем, кто ты, но сила твоя похвальна. Отчего бы нам не уладить этот вопрос разумно, чем осыпать друг друга молниями и заклятиями?

— Разумная и искренняя речь, — отвечал Регин, предусмотрительно не высовываясь из-за камней под стрелы лучников. — Судя по этой речи, вы поняли, что, если будете и дальше задерживать нас, вам не избежать многих несчастий. Никто и ничто не помешает нам пройти через эту долину и спуститься вниз, на равнины. Советую вам посторониться, иначе смерть вам!

Другой волшебник выступил вперед, и Ивар сразу признал долговязую костлявую фигуру Бьярна из Ульфгримова подворья.

— Терпение наше иссякает, — проговорил Бьярн своим скрипучим голосом. — Ты не хочешь показаться нам, как сделал бы это всякий заслуживающий доверия маг, зато так плюешься оскорблениями и угрозами, точно тебя вскормили серой. Хотел бы я узнать, какого рода ты маг, кроме того, что выступаешь против законов Йотунсгарда. Мы уже видели кой-какие твои штучки, но они нас не слишком впечатлили. Может, ты скорей мошенник, чем маг? Я вызываю тебя доказать, что ты способен на большее, чем прикончить старую клячу и разогнать шайку трусов. Ну-ка, порази меня молнией! Убей меня сейчас же, если сможешь, — я тебе дозволяю! — Он протянул вперед руки, показывая, что не станет ни сражаться, ни даже защищать себя.

— Убей, убей его! — взволнованно воскликнул Флоси. — Тебе повезло!

Регин выступил из-за камня, сжимая в руке посох.

— Регин, — одернул было его Ивар, — ты же не выстоишь против всех троих! Убьешь одного, а два других прикончат тебя! Не глупи, Регин!

Маг словно не слышал его. Он оперся на посох, и несколько минут Регин и его противники изучающе разглядывали друг друга.

— Не стоит устраивать такое представление, Бьярн, сын Ульфгрима, — сказал наконец Регин. — Надо быть совершенным ничтожеством, чтобы поднять руку на такого шута, как ты. Насколько мне известно, этот скиплинг, альвы и нанятый ими маг уже были в твоих руках, и ты упустил их. Надеюсь, что ты до конца своих дней не простишь себе такой промашки.

Бьярн схватился за посох:

— Кто ты такой? С виду ты черный гном. Разве не предательство — служить убийцам сына Свартара?

— Я чародей, а мы живем по собственным законам, и нам нет дела ни до Свартара, ни до кого иного, пока он первым не заденет меня. — Регин говорил, прикрывая лицо капюшоном.

— Чародей? — Еще один волшебник шагнул вперед. — Что же ты предаешь Йотунсгард, где всегда почитали чародеев и черную магию? Веками ждали мы того, кто раскроет тайны меча Элидагрима и приведет нас к тому, чтобы править всем Скарпсеем, а ты предпочел позволить, чтобы низкорожденный скиплинг захватил в свои руки мощь, которая по праву принадлежит йотунам! Мы бы сделали тебя королем. Тебя обвели вокруг пальца. Сколько золота обещали тебе за службу? Мы дадим вдвое больше.

— Всего лишь малое колечко из сокровищ Андвари, — холодно отвечал Регин, — и иной платы мне не надобно. Эти альвы не грозили сделать меня королем, взвалить на меня тяготы ненужного богатства или нежеланной власти, и за это я им благодарен. Да не люблю я болтать попусту. Если вы требуете, чтобы я показал вам свое искусство, ничего иного мне не остается, как только бросить вам вызов. Либо убирайтесь отсюда все до единого, либо я вызываю всех троих на поединок, который и решит, уйдем мы отсюда или нет.

— Всех троих? — повторил Бьярн, и волшебники обменялись озадаченными взглядами, точно не веря удаче; впрочем, тут же в этих взглядах блеснуло подозрение. — Ты хочешь стать один против нас троих? — Бьярн по-волчьи оскалился.

— У вас разве ушей нет? — огрызнулся Регин. — Или недостаточно силы, чтобы правильно понять меня?

Вместо ответа Бьярн направил свой посох на Регина и метнул в него ледяную грохочущую молнию. Регин легко отразил удар и в ответ швырнул огненную молнию в волшебников. Они остановили ее своим заклятьем и ответили дождем ледяных игл. Регин взмахом руки оградил себя стеной из пламени, и лед с шипеньем истаял. Там, где пролился дождь, трава почернела, точно облитая ядом.

Маги продолжали обмениваться заклятьями, точно упражняясь в волшебстве или развлекая благодарных зрителей. Время от времени противники высказывали похвалу особо удачному заклинанию. Альвы начали обмениваться своими суждениями и воплями подбадривали Регина, словно все это было затеяно лишь для того, чтобы развлечь приятелей после сытного обеда.

Но вдруг характер поединка изменился: три волшебника один за другим метнули в Регина три заклятия. Регин отразил их и ответил подряд несколькими огненными заклятиями, но ни одно не задело волшебников. Они возвели вокруг себя кольцо мерцающегося синего пламени, точно желая показать, что тоже не чужды огненной магии.

Следующее заклятие йотунов не долетело пятидесяти футов до Регина. Мгновение оно дымилось и извивалось, а затем вдруг ожило. Пять белых волков, сверкая глазами и скаля клыки, бросились на Регина Маг уничтожил их, и они сгорели жарко, как смолистые дрова.

Волшебники-йотуны предложили отдохнуть и посовещаться, и Регин благородно согласился. Он сел на камень, чтобы отдышаться, и оглядел своих спутников.

— Недурно для пожилого новичка, — криво усмехнувшись, заметил он. — Если б я не лишился почти всей магии черного гнома, я уже заколотил бы всю эту компанию на пятьдесят футов под землю.

— Может, нам помочь тебе? — осведомился Скапти, озабоченно дергая себя за ухо. — Эти ледяные стрелы порой падали чересчур близко.

— Когда мне понадобится помощь, я сам об этом попрошу, — резко ответил Регин.

Ивар наблюдал за волшебниками: те, усевшись поудобнее, пустили но кругу фляжку. Он покачал головой, подумав, что ни один поединок в мире скиплингов не тянулся бы так лениво, с перерывами на отдых и питье.

Регин снова занял свое место, сухо кивнув Ивару, который поглядел на него так хмуро и подозрительно, точно его защитник был одним из йотунов.

— Готов ты начать? — осведомился Бьярн с легким поклоном.

Регин поклонился в ответ:

— Готов. Надеюсь, вы приберегли напоследок лучшие ваши заклятия. Эти простенькие фокусы, несомненно, милы, но, друзья мои, этого недостаточно, чтобы напугать меня.

— Прискорбно слышать, — отозвался Бьярн, и в течение получаса маги, как и прежде, обстреливали друг друга заклятиями. Затем волшебники-йотуны сотворили дымовую завесу, которая скрыла их совершенно. Регин тотчас насторожился. Все с волнением вглядывались в облако дыма — кроме Финнварда, у которого вид был на редкость озадаченный.

— Я чую что-то странное, — пробормотал он, оглядываясь на долину, на путь, которым они пришли сюда. — Боюсь, нам перекрыли дорогу к отступлению.

— Да помолчи ты, Финнвард! — фыркнул Флоси. — Что ты смыслишь в боевой тактике?

— Я только знаю, что, если бы кто-то забрался к нам за спину, нам бы было худо, а йотунам хорошо, — отвечал Финнвард упрямо.

— Пускай Регин ломает над этим голову, — вставил Эгиль.

— Но я почти уверен… — начал Финнвард.

Регин прервал его шумным порывом колдовского ветра, который разорвал завесу дыма и унес клочья прочь. Все как один подались вперед, высматривая, что делают волшебники.

— Глядите! — вскричал Финнвард дрожащим от ужаса голосом, и путники, рывком развернувшись, воззрились на возникшее перед ним зрелище. Три огненных столба, извиваясь и обретая облик, перегородили долину.

— Огненные великаны! — воскликнул Регин, перекрикивая рев и треск пламени, и тут же очутился между спутниками и огненными чудищами, размахивая посохом и швыряя молнию за молнией.

Ивар нырнул под защиту большого камня и выглядывал из-за укрытия, щурясь оттого, что сверкание глаз великанов слепило нестерпимо. С виду они напоминали йотунов, но ростом вдвое выше самого высокого дерева, какое Ивар видел в жизни, и покрыты латами, блиставшими, точно солнце. Лица их тоже сверкали, а волосы колыхались, точно пламя костра. С громоподобным ревом один из великанов поднял руку и метнул огненный шар в Регина, который казался до того сухим и хрупким, что его мог бы смести один яростный порыв ветра.

Регин отразил удар и метнул три огненных шара, взорвавшихся дымной зеленью. Перед мощью и сверканием великанов усилия Регина казались так же ничтожны, как искры, брызнувшие из горящего в очаге хвороста. Флоси завопил, призывая к отступлению и отчаянно уворачиваясь от огненного шара, осыпавшего их пламенными брызгами.

— Успокойтесь! — призвал голос Регина, почти не видного за плотной завесой дыма. — Помните, йотуны — мастера иллюзий и обмана. Не отступайте… — Грохот взрыва оборвал его на полуслове, и Ивар с ужасом взглянул на Скапти.

— Он погиб! — прошептал он. Обрывок горящей ткани, точно черная бабочка, опустился на руку Скапти, и тот отпрянул:

— Значит, мы обречены! Вернемся к остальным! Надо собраться всем вместе!

В сумятице огня и черного дыма они кое-как доползли до впадины, где скорчились альвы. Лица их почернели от сажи, сверху непрестанно сыпались угли, от которых приходилось отмахиваться, как от пчел.

— Кажется, Регин погиб! — крикнул Скапти, изо всех сил прихлопнув уголек, который прожег ему рукав. — Нам осталось отступить, сдаться или отомстить. Великаны поджарят нас, точно горсть каштанов!

— Прежде чем бежать, отомстим! — прохрипел Финнвард. — Скапти, Эйлифир, вперед! Отплатим им за бедного старого Регина!

Они начали произносить заклинание, но оборвали себя на полуслове. Хриплый голос прорвался через рев и грохот огненных заклятий:

— Бедному старому Регину еще не пришел конец. Слишком я жесткий для жаркого!

Регин вполз в укрытие, изрядно обожженный. В одной руке он все еще держал посох, прижимая локтем к боку свою сумку, а другой рукой непрерывно отряхивался от раскаленных углей и сажи, которыми осыпали их огненные великаны. Скапти и Ивар схватили его и оттащили в местечко no-безопасней, а Финнвард и Эгиль безуспешно старались отряхнуть его от сажи. Регин вырвался и вскочил, восклицая:

— Некогда, некогда! Йотуны почти одолели нас!

Воздев руки к небу, он пропел заклинание, и на них обрушился ливень. Задымленный воздух слегка очистился, и заклубился туман — это йотуны обращали воду в пар. Регин тотчас метнул в них подряд несколько молний, которые они с легкостью отбили, продолжая неуклюже двигаться вперед. Затем по какой-то пагубной случайности одна молния отразилась от нагрудника огненного великана и, рикошетом пролетев над головой, ударила в самую середину впадины, где укрылись путники. Огненный шар прокатился по дну впадины и замер у самых ног Флоси, дрожа и выплевывая огонь и явно собираясь вот-вот взорваться. Все застыли, обездвиженные неотвратимостью гибели. Затем Эгиль прянул вперед, вытянув перед собой руки, и то же сделал Флоси. Вместе они схватили смертоносный шар и вышвырнули его из впадины, далеко за каменный вал. Не успев коснуться земли, шар взорвался почти над самыми их головами и осыпал их ливнем раскаленных искр. Регин первым поднялся с земли и с недоверием в глазах оглядел окружившие его недоумевающие лица.

— Все ли целы? — выдохнул он. — Должно быть, заклятие оказалось с изъяном. Такое случается один раз на тысячу, чтобы огненный шар вовремя не взорвался. — Трясущимися руками он сотворил очередное заклятье, чтобы замедлить продвижение огненных великанов, и при этом все время оглядывался через плечо на Эгиля и Флоси.

Те все еще сидели, остолбенело глядя друг на друга и не веря собственным глазам. Их руки до локтей светились сиянием, оставшимся после прикосновения к огненному шару, бороды и волосы встали дыбом, потрескивая от избытка энергии. Через несколько секунд все это исчезло.

— О великие пылающие саламандры! — Скапти мертвенно побелел от страха. — Регин, что с ними стряслось? С ними все в порядке?

— Не знаю, — ответил Регин, помаргивая воспаленными красными глазами. Теперь он еще больше прежнего напоминал Ивару старого и дряхлого черного ворона. — Я просто никогда не видел, чтобы вот так, руками хватали огненный шар. Эй, парни! Как дела?

Эгиль медленно помотал головой и поглядел на обожженную шаром траву.

— Немного трясет, — сообщил он, косясь на свои ладони, по-прежнему розовые и не обугленные до костей. — Понять не могу, почему я живой. Даже ни одного волдыря, — изумлялся он, качая головой и вздыхая.

Флоси ни на кого не обращал внимания. Он поднял руки вверх, растопырив пальцы. На кончике каждого пальца горел маленький огненный шарик. Когда Флоси шевельнул пальцами, это выглядело так, словно он чертит пламенем в воздухе. На лице его был восторг. Он указал на огненных великанов, которые опять начали изрыгать угли и сажу, и огромный огненный шар, свистя, пронесся над долиной и ударился в нагрудник среднего великана.

— Флоси! — воскликнул Скапти, негодуя и изумляясь.

Флоси одарил его блаженной ухмылкой:

— Я обрел Силу. В жизни не пугался так, как когда этот шар подкатился к самым моим ногам. Меня словно молнией поразило. Я почувствовал, как ожила каждая частичка моего тела, и понял, до чего же мне дороги все эти частички и как я хочу, чтобы они вот в таком виде продолжали существовать. Я понял, что должен сделать что-то сверхнеобычное. И сделал!

— Мы сделали это вместе, — уточнил Эгиль. — Похоже, я тоже обрел Силу, и это удивительно. Я всегда думал, что слишком стар для этого. Стар и неповоротлив. — Он торжественно приподнял Финнварда в воздух на несколько дюймов, просто чтобы убедиться, что это не сон, и решительно помотал головой. — Ну, теперь придется нам всем драться с этими проклятыми йотунами.

Смрадное дымное дыхание огненных великанов затемняло небо. Чудища мерно брели вперед, испепеляя своим ужасным жаром всю зелень. От их опаляющих взглядов на траве оставались выжженные полосы, а кустарник занимался огнем. Молнии и заклятия Регина ненадолго остановили их, и великаны подходили все ближе, пока осажденные не стали задыхаться.

— Сосредоточиться! — проорал Скапти, перекрывая грохот и рев огня. — Заклятие! Любое! Раздел десятый, если только удастся!

Ивару было не до того, чтобы сосредоточиться, — он задыхался от дыма и давился сажей. Он поднял воспаленные глаза к скалам, покрытым йотунами, — те издалека наблюдали за битвой. Теперь они показывали в небо и явно взволновались. Ивар невольно тоже поглядел вверх. Регин, ожив, схватил его за руку.

— Сумасшедшие альвы! — прохрипел он. — Они всех нас уничтожат!

Он толкнул Ивара на землю, пытаясь прикрыть его своим плащом. Ивар успел заметить, что в небе растет окаймленное пламенем черное пятно, с неимоверной скоростью приближаясь к земле. В тот миг, когда Ивар открыл рот, чтобы предостерегающе закричать, огненное чудовище пронеслось с ревом над самыми их головами и, волоча за собой шлейф пламени, оставлявший черный след на земле, устремилось к огненным великанам.


Глава 20 | Ученик ведьмы | Глава 22