home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Все как один воззрились на мага с величайшим ужасом. Финнвард в полуобморочном состоянии повис на Эгиле. Ивар схватился за кинжал:

— Что ж, тогда, я думаю, недолго ждать, пока ты передашь нас в руки своего господина. Ну а что, если мы не пожелаем тихо-мирно подчиниться судьбе? Что, если мы будем сопротивляться?

Регин в отчаянии заломил руки:

— Мне жаль, что я обманул вас, но иного выхода у меня не было! Я слишком хорошо знаю, что Лоример — величайшее порождение зла, живое или мертвое, что когда-либо попирало землю. Поскольку сам я — черный гном, я долго изучал борьбу света и тьмы, огня и льда; вот почему я знаю, что силы огня и света приготовили для Лоримера достойного противника. — Он отвесил Ивару легкий поклон. — Пока существуешь ты, существует и возможность, что Лоример будет уничтожен, и с ним все его замыслы.

— Так и будет, если только я невредимым уйду из твоих рук, — холодно подтвердил Ивар. — Мы не намерены покорно ждать, пока явится Лоример и убьет всех нас.

— Тебя Лоример убивать не собирается, — заметил Регин. — Во всяком случае, пока. Но остальных… — Он вздохнул и подкинул в огонь хворостину.

— Мы знакомы с его намерениями, — заверил его Ивар. — Даже если Лоримеру удастся захватить Свартаррик, черные гномы долго его не потерпят. В Лабиринт, за мечом Элидагрима, послал нас именно черный гном.

Регин согласно кивнул:

— Совершенно верно. Королевство Свартара стоит на шатком основании, и вполне понятно, что это тревожит черных гномов. Многие из них ненавидят Лоримера, но знают, что его ничто не остановит. И потому никто не желает открыто выступать против него из боязни, что он в самом деле свергнет Свартара. Ведь тогда Лоример заставит своих противников пожалеть, что они родились на свет.

— Если только доживет сам, — отозвался Ивар. — Раньше или позже, то ты пожалеешь о том дне, когда выкопал его из болота и вдохнул в него жизнь.

— Да ведь я уже об этом сожалею, — поспешно сказал Регин. — Я и не помыслил, что он может оказаться таким властолюбивым и неблагодарным — да, да, неблагодарным ко мне, освободившему его. Я посвятил ему чуть ли не всю жизнь, а теперь он считает, что я его раб. По правде говоря, я сам опасаюсь существа, которое возродил и впустил в мир. Я могущественный маг, и сила моя неоспорима, но я точно знаю, что не смог бы выстоять против Лоримера.

— А мы выстоим, — сказал Скапти. — Ивар уже рассказал тебе о мече Элидагрима. Этим мечом Лоримера можно уничтожить навсегда. Если у тебя кроме Силы найдется и капелька благоразумия, ты отпустишь нас, чтобы мы могли завершить наше дело. Когда вира Свартару будет уплачена, придет время для Ивара свести счеты с Лоримером. И он это сделает, помяни мое слово.

Эйлифир придвинулся, и отсвет пламени очага упал на его лицо.

— Он это сделает, Регин. Пора тебе решать, на чьей стороне ты предпочтешь оказаться, когда Лаример будет уничтожен.

Регин пожал тощими плечами:

— Если бы он узнал, что я его предал, моя жизнь стоила бы не больше, чем пылинка в бурю. Почем вы знаете, что неопытный и неумелый скиплинг действительно сумеет уничтожить Лори-мера, если всем нам известно, что нет в этом мире существа, способного справиться с бессмертным колдуном?

— Кузнец Даин верил, что я справлюсь, — сказал Ивар. — Старая женщина, моя наставница, готовила меня к чему-то — я не знал к чему, но она говорила, что человек может сделать почти все, на что твердо решится Лоример убил ее, а я твердо решил ему отомстить. Я ношу ее плащ, а вот это ее кинжал. Это все, что она мне оставила, умирая.

Регин поднялся на ноги и замер у огня.

— Я только маг — хотя и весьма могущественный, — но я не могу в одиночку выстоять против Лоримера. Если б только я мог разрушить свое проклятое творение, я тотчас бы сделал это — но я воскресил его. Я слишком хорошо его знаю. В том, что он непобедим, частично еще и моя вина. Я надеялся использовать его Силу, чтобы укрепить Свартара и черных гномов, а вместо того Свартар изгнал меня и объявил вне закона, когда Лоример восстал против него. Горькое это было открытие — понять, что вместо того, чтобы помочь Свартару (а ведь я много лет был советником его отца, прежде чем перейти на службу к сыну), я сотворил совершенное орудие уничтожения Свартаррика. — Глаза его вспыхнули, кулаки сжались; казалось, маг говорит еще с кем-то, помимо альвов и Ивара.

— Без сомнения, ты был разумным и сильным советником, — промолвил Эйлифир. — Но сейчас твой черед принимать советы. Отпусти нас, Регин. Я не верю, что ты призвал нас сюда ради того, чтобы изловить для Лоримера.

Регин напрягся и бросил на Эйлифира настороженный взгляд.

— Может быть, — пробормотал он, — может быть. Полагаю, и в самом верном слуге есть капелька предательства. Впрочем, этот разговор бессмыслен, да и опасен. Если я отдам вас ему, я знаю, что буду в безопасности, но… — Он заколебался, и морщины на его лице стали глубже от явной тревоги.

— Но ты знаешь также, что рано или поздно Лоример покончит с тобой, — проницательно добавил Скапти. — Он не стерпит возможного соперника. Ты слишком много о нем знаешь.

— Вот именно, — со вздохом согласился Регин. — Я хотел увидеть вас, чтобы решить, вправду ли ты в силах убить Лоримера. — Он обменялся с Иваром испытующими взглядами. — И я решил, что это должен сделать один из нас: ты — своим мечом, или я — с тайными знаниями о Лоримере. Беда в том, что здесь есть некоторые сложности. Тебе нужен маг, чтобы достичь пещеры Фафнира и Андвари, а мне нужен некий предмет. Иначе… без него… — Он перестал подбирать слова и обвел своих пленников умными, но сомневающимися глазами.

— Без чего? — осведомился Флоси, к которому постепенно возвращалось его врожденное нахальство.

— Если я не получу некий магический предмет, без коего Лоример может запросто одолеть Свартара, я не могу даже и думать о том, чтобы сменить мою нынешнюю относительную безопасность. — Он цедил слова задумчиво и осмотрительно. — Если же сей предмет окажется в моих руках, уверяю вас, что судьба Лоримера будет решена — если, конечно, вы поддержите меня со своим мечом. Нелепый выходит разговор. Боюсь, вы захотите мне помочь не скорее, чем я вам.

— Помочь тебе перерезать наши же собственные глотки? Ну уж нет, спасибочки! — огрызнулся Флоси.

— Чего ты хочешь от нас, Регин? — тихим голосом вмешался Эйлифир. — Похоже на то, что ты предлагаешь нам заплатить за нашу свободу.

Регин едва заметно кивнул:

— И за мою тоже. Вам нужен маг, чтобы добраться до пещеры Андвари, а мне нужен этот самый предмет, чтобы справиться с Лоримером. За небольшую плату я пойду с вами.

— Что? — выдавил Скапти. — Ты — с нами? Хочешь сказать, что ты будешь нашим проводником?

— Вам понадобятся мои карты и мои советы. Вам понадобится моя помощь, чтобы добыть меч из Лабиринта, который я знаю как свои пять пальцев. — Он серьезно глянул на Ивара, но лицо того оставалось каменно-непроницаемым.

Регин уселся в высоком черном кресле во главе стола и терпеливо дожидался, пока альвы горячо обсудят его предложение. Альвы же держались так крепко, словно им пытались всучить слепую, глухую и хромую на три ноги клячу. Общее мнение было явно отрицательным, и дело склонялось к отказу, когда Скапти стукнул кулаком по столу и рявкнул, требуя тишины.

— Ну вот, теперь гораздо легче заставить себя выслушать, — заметил он в наступившем угрюмом молчании, оглядев всех альвов по очереди. — Я выскажусь и сяду. Я хотел сказать, что брать с собой Регина — риск немалый. Мы не слишком ему доверяем…

— Не слишком! — воскликнул Флоси. — Мы не верим ему ни на волосок из его бороды, вот как! Да я глаз не сомкну, зная, что этот Регин у меня под боком размышляет о своих колдовских делишках и замышляет воскресить еще одну болотную мумию, не говоря уж о том, чтобы перебить всех нас и украсть меч у Ивара…

— Молчать! — гаркнул Скапти. — Как я уже сказал, мы не слишком ему доверяем, но иного выхода у нас нет. Регин нужен нам, нам нужны его ум и Сила. Все мы знаем, что наша Сила, вместе взятая, способна лишь на шуточки, ошибки да промашки, а это ни к чему не приведет, кроме новых неприятностей. И куда худших, чем те, которых можно ждать от Регина. Он ведь сказал, что тоже хочет уничтожить Лоримера, и я не вижу причины, чтобы такой маг, как Регин, вздумал обманывать таких ничтожеств, как мы. Я считаю, что лучше довериться ему, чем оставаться здесь и ждать прибытия Лоримера.

— Верно, верно! — пробормотал Финнвард, толкая локтем Эгиля.

— Слишком верно, — тотчас отозвался Эгиль, с сомнением хмурясь.

Эйлифир и Ивар переглянулись, и альв едва заметно кивнул. Ивар вцепился в подлокотники кресла, холодным взглядом изучая старого мага. Регин так же изучающе глядел на него, прикидывая, выстоит ли скиплинг против его непобедимого творения. Ивар подозревал, что выводы вряд ли были в его пользу.

— Ну что ж, — сказал он, — возьмем его с собой и будем надеяться на лучшее. Какую плату хочешь ты, Регин?

— О, небольшую, — отвечал маг. — Уверяю вас, вы даже не заметите отсутствия этой вещицы в несметных сокровищах Андвари. Это кольцо, гладкое золотое колечко, на котором начертано несколько рун, и оно куда дешевле прочих колец, которые вы обнаружите в сокровищах. Сам Андвари носит это кольцо и добровольно его не отдаст, но, если кольцо окажется у меня, я уверен, что с ним падение Лоримера станет неминуемо.

— Кольцо Орд, — промолвил Эйлифир. — Всякий чародей с радостью отдал бы жизнь, только бы завладеть им. Если его положить под язык мертвеца, мертвец заговорит.

Финнвард содрогнулся:

— Бр-р! Не хочется мне что-то знать, о чем может говорить мертвец. Регин чуть улыбнулся:

— И ты, друг мой, не желал бы узнать свое будущее? Узнать, сколько ты проживешь? Умрешь ли богатым или бедным? Мало у тебя будет друзей или много? С таким кольцом ты узнаешь ответ и на эти вопросы, и на многие другие. Притом я уверяю вас, что во время путешествия не стану обращаться к черной магии. В сущности, я почти отказался от нее.

Ивар поднялся с кривой торжествующей усмешкой:

— Регин, я припомнил одну небольшую загвоздку. Ты ведь сам сказал, что ты — черный гном, а мы-то существа дневные. Как же можем мы путешествовать вместе, разве что ночью? Нам такое условие не подходит.

Пальцы Регина гладили посох, видимо новый — его навершие еще не было украшено резьбой. Затем маг перевел взгляд на темный угол, где стоял другой посох рядом с плащом и сумкой, висевшей на вбитом в стену крюке.

— Есть несколько путей обойти запрет появляться при дневном свете. Один из самых трудных называется попросту Мука, и на том пути вся тьма изгоняется из Силы того, кто на это отважится. Частенько приходится проходить через Муку не один, а несколько раз, и часто бывает также, что испытуемый не выдерживает испытания и умирает. Полагаю, что четыре Муки — самое большее для чародея, решившего очиститься от черной магии. — Регин оборвал свою речь и молча глядел в огонь. Казалось, что пламя просвечивает сквозь него — так белы были его борода и волосы, так скудна была плоть, покрывавшая его древние кости.

— Значит, мы сможем путешествовать днем, — сказал Эйлифир.

— И ты поможешь нам найти меч Элидагрима, — добавил Ивар, — и отнять сокровища у Андвари и Фафнира.

Регин кивнул:

— Я сделаю для вас все, что в моих силах, если вы поможете мне убить Лоримера тем, что отдадите мне кольцо, которое носит на пальце Андвари. Не думаю, что вы сделаете глупость и попытаетесь меня обмануть.

— Никогда, — подтвердил Ивар. — Я особенно хочу смерти Лоримера — из-за Бирны. Регин склонил голову:

— Лоример и кольцо в обмен на меч и сокровища. Такой мы заключим договор!

— Идет, — сказал Ивар. Он и Регин ударили по рукам, то же сделал каждый альв, и договор при всеобщем оживлении был заключен.

Затем Регин позволил себе проявить гостеприимство и предложил гостям очистить кладовую и уложить в мешки все, что ни покажется им пригодным для путешествия. То, что не смогли унести с собой, было съедено и выпито, и такая развеселая работа всем пришлась по вкусу. Ивар тайно следил за магом, отыскивая в нем тень коварства или предательства. Все его чувства протестовали, отказываясь доверяться тому, кто связан с Лоримером.

Эту ночь они провели у Регинова очага, а утром набили животы остатками еды, оставив мышам только крошки.

— Скудная плата за все годы их службы, — заметил Регин. — Что ж, теперь мы почта что готовы в путь. Но сначала… — Он задумчиво огляделся, и Ивар спросил себя, не сожалеет ли маг о своем решении. Затем Регин ударом ноги отшвырнул кресло и с силой опрокинул стол. Он провел рукой по стене, оставив на ней черный, льдисто-блестящий подтек. Затем Регин расшвырял по всей комнате мелкие ледяные молнии, разбив на куски стол и скамьи.

Ивар положил руку на рукоять кинжала.

— Похоже, Регин, твои Муки не до конца очистили тебя от магии льда, — заметал он.

— Я дважды прошел Муку, прежде чем решился выйти на солнце, — ответил Регин, любуясь своей работой. — И понадобится, быть может, еще дважды пройти через это, прежде чем я не смогу делать вот так. — Он махнул рукой, и огромный заряд льда сотряс комнату до основания, выбивая известку из камней очага. Ивар и альвы поспешно укрылись под плащами.

Вскинув посох, Регин коснулся балки над головой. Тотчас по дереву расползлось голубоватое пламя. Он касался и других вещей из дерева, выжигая пятна на столе и скамьях и покрывая сажей каменные стены. Все заполнилось дымом и пеплом, и в воздухе висел сырой запах тающего льда.

— Ну вот, — с одобрением заметил Регин, — теперь похоже на то, что здесь разыгралась нешуточная битва. А теперь последний штрих, печальное свидетельство того, что Регин, старый слуга, погиб в схватке с врагами, — истаявшие останки несчастного старого черного гнома. — Он снял с крюка плащ, едва глянув на тонкое сукно и богатое шитье, и швырнул его в огонь. Когда плащ совсем обуглился, Регин вытащил его, затоптал пламя и залил плащ водой.

— Испортил такую вещь, — вздохнул Финнвард, чей плащ был так истерт, что дыр в нем было больше, чем сукна.

— Это убедит Лоримера и его гномов, — отозвался Регин, вытряхивая на пол содержимое сумки и разбивая два хрустальных шара. — Регин, черный гном, чародей, владеющий черной магией, слуга Лоримера, не существует более. — Он швырнул в огонь старый посох, и пламя тотчас охватило его, алчно потрескивая и источая спирали странного дыма. Мгновение Регин смотрел на это, и лишь подергивающееся лицо выдавало его чувства. Затем он поспешно отвернулся, глубоко вдохнул и крепче сжал свой новый посох. Он заговорил, обращаясь к двери, но прервал заклинание на полпути и обернулся к альвам:

— Эта дверь должна выглядеть так, словно ее расколола огненная молния. Я и сам мог бы с этим справиться, но, если вам угодно принять эту честь, пожалуйста, можете иссечь молниями мою дверь, пока от нее не останется только пригоршня пепла.

Скапти на миг изумился, затем отвесил торжественный поклон:

— Благодарим за честь, Регин. Ну что, ребята, можем мы исполнить эту просьбу, не разнеся на куски макушку горы?

Флоси и Финнвард заколебались, но Эйлифир тотчас сказал:

— Конечно. Начинай заклинание, Скапти.

Прежде чем прозвучало последнее слово заклинания, дверь уже дымилась, а когда Скапти смолк, она, как и было задумано, с ревом занялась всепожирающим огнем; миг спустя брусья рухнули, выпав из железных ободьев.

Регин кивнул, одобрительно покашляв. Альвы приняли гордый вид и, обойдя дымящиеся брусья, направились к лестнице. Когда Регин больше не мог альвов видеть, они захихикали, зафыркали и стали поздравлять друг друга с удачным заклятьем.

Регин воспламенил навершие своего нового посоха, чтобы осветить им путь.

— Полагаю, — сказал он, — вы хотите вернуться в Лабиринт так скоро, как я сумею вас доставить.

Эти слова были обращены к Ивару, который в темноте наблюдал за магом.

— Таково наше соглашение, — заметил Ивар.

— А я не согласен возвращаться в Лабиринт, — заявил Финнвард. — Я скорее бы согласился, чтоб меня подвесили за пятки и забыли на полвека. Да стоит мне только ступить на эту проклятую землю, и я, верно, испущу дух. Я бы даже согласился торчать в этой дыре… прости, Регин, я не хотел тебя обидеть. — Его голос отдавался от стен мрачным эхом.

— Я полагаю, — отозвался Регин, — что вы все могли бы подождать снаружи, пока мы с Иваром отправимся за мечом.

Подозрения Ивара вспыхнули с новой силой.

— Только вдвоем, я и ты, так, Регин? Не уверен, что меня это радует, особенно если вспомнить обо всех этих болотах.

— Если тебе так нужен меч, придется мне довериться, — ответил Регин. — Вот, возьми. — Он протянул Ивару посох.

Ивар взял посох, источавший свет, и без единого слова начал подниматься по бесконечной винтовой лестнице, удивляясь, как это может нравиться жизнь под землей, в вечном мраке, когда можно жить на земле, под ясным небом. Впрочем, напомнил он себе, истинная суть Регина может оказаться столь же мрачной и непостижимой.

Ступеньки тянулись без конца, и Ивар слышал, как позади посапывают Эгиль и Финнвард. Флоси, как всегда, ворчал. Глянув в черноту лестничной шахты над головой, Ивар вдруг как будто разглядел тень, что кралась впереди них, двумя спиралями выше. Поднимаясь дальше, он напряг зрение и окончательно убедился, что впереди по лестнице пробираются не одна, а три тени. Он остановился, и Финнвард с Эгилем, благодарно пыхтя, шлепнулись на скользкие ступеньки, чтобы хоть немного отдышаться.

— Регин, — позвал он, и его голос отдался в темноте зловещим эхом, — впереди нас крадутся три соглядатая. Что тебе о них известно?

Старый маг нахмурился и секунду пристально глядел наверх.

— Нет, — сказал он наконец, — их не трое, а пятеро. Подозреваю, что Лоример сказал им тайное заклинание, которое открывает мою дверь. Не знаю, как долго они подслушивали нас, но знаю, что они за это дорого заплатят.

Запахнувшись в плащ, он произнес заклинание. Дым спиралью закрутился вокруг мага, на миг совершенно скрыв его из глаз, затем вдруг что-то пыхнуло — и Регин исчез. Огромная бурая летучая мышь бесшумно взлетела в пустоту, облекавшую лестницу, и исчезла из круга света.

Путники, заколебались, но не услышали ничего, кроме тихих звуков мерно капающей воды. Ивар с тяжелым сердцем глянул на посох, все еще пылавший в его руке, и опять начал медленный подъем.

Регин не возвращался. Они поднимались все выше и выше, пока не увидели над головой свет, возвещавший конец лестницы, и там, в дверном проеме, стоял, поджидая их, Регин. Он озирался, теснее кутаясь в плащ, точно старый нищий перед лицом враждебного мира. Услышав их шаги, он шире распахнул дверь, и тогда стали видны пять темных пятен на пороге.

— Это были черные гномы. Спешили к Лоримеру сообщить, что я его предал. — Регин вздохнул, ступая по мокрым пятнам. — Мои соплеменники, и все же мне пришлось убить их. Странным стал этот мир для одного старого мага, верно?

Сделав это заключение, он запер дверь большим ржавым ключом на цепочке и повесил ее на шею. Затем маг вздохнул и махнул рукой сверху вниз; тотчас же скала стала совершенно гладкой. Регин взял у Ивара свой посох, загасил пламя и первым начал долгий и трудный спуск с Бондскарпа.

К полудню отряд спустился с пика, а на закате они достигли места, откуда был виден протянувшийся внизу Лабиринт, смешение гор и утесов, подернутых туманной дымкой. Прямо перед ними был первый вход. Мгновение путники молча смотрели на Лабиринт, вспоминая свое недавнее бегство, когда они все еще были ошеломлены гибелью Гизура.

— У нас есть еще час, до того как стемнеет, — сказал Регин. — Вы хотите этой ночью разбить лагерь внутри кругов Лабиринта?

— Ни в коем случае! — хором ответили все.

— У нас за спиной удобная лужайка и источник с проточной водой, — продолжал Регин. — Думаю, это место больше подойдет нам для ночлега.

— Еще бы, — явно с облегчением отозвался Скапти. — Эй, Ивар, с тобой все в порядке?

Ивар кивнул, не отрывая взгляда от Лабиринта, и его спутники, спустившись с холма, принялись за обустройство лагеря. Финнвард почти сразу сложил костер и начал греметь горшками, пока Эгиль и Флоси выбирали, где устроиться на ночлег. Ивар, оставшийся на гребне, все еще глядел на Лабиринт. Горькие его мысли неизменно возвращались к Гизуру; со смешанным чувством горя и досады Ивар думал, что уж кто-кто, а Гизур должен был знать, что драуг Лоример не умрет навсегда. Регин починил его довольно скоро, судя по всему и теперь он стал сильнее и еще больше прежнего алчет мести и разрушения. Гизур обрек их на страшную судьбу — оставив без мага, затерянными в Лабиринте, и меч стал теперь еще более недосягаем.

Слабый звук прервал его невеселые размышления. Это подошел Регин и молча уселся рядом на камне. Ивар поглядел на него без особой приязни, но Регин мягко проговорил:

— Не надо казнить себя за гибель друга. Он верил, что делает все возможное для вашего спасения. Нечасто приходится магу отдавать свою жизнь, но уж если приходится — он делает это с яростной радостью.

— Но разве это честно, что Лоример возрожден, а Гизур останется мертвым? — отозвался Ивар. — Отчего ты не применишь свое совершенное искусство, чтобы оживить Гизура, а не Лоримера?

Регин резко потряс головой:

— Не желай другу подобной участи! Драуги мучаются вечно, пока кто-нибудь не прервет их скитания, и они всегда коварны и злобны. Конечно, порой и они могут пригодиться живым, вот почему существуют чародеи и черная магия. — Он вздохнул, точно тяжесть темных лиходейских познаний существуют чародеи и черная магия. — Он вздохнул, точно тяжесть темных лиходейских познаний непереносимым грузом легла на его плечи. — У меня не было выбора, кроме как исполнить приказ Лоримера. Я хотел выжить, чтобы когда-нибудь увидеть его гибель; откажись я — и он убил бы меня, а потом поработил бы другого чародея, чтобы тот исполнил его веление. Он отыскал меня в другом моем доме, Асраудрсбоге, где я выполняю большую часть своей работы… — Он выделил последнее слово с отвращением. — И там я облек лиходейскую суть Лоримера в новое тело, чтобы он мог продолжить свои труды в Свартаррике и при случае уничтожить вас. Ничто его не остановит.

— И где же, по-твоему, обретается сейчас твое совершенное творение? — осведомился Ивар. — Полагаю, он уже заметил, что стоит ему стать у нас на пути, как с ним приключаются всякие неприятности. Если не ошибаюсь, не так уж давно кое-кто заменил ему выколотый мною глаз.

Регин теснее запахнул плащ вокруг своих тощих плеч. Ивару казалось, что этот маг стоит одной ногой в могиле, и поделом. А между тем Гизур, храбрый и сердечный, мертв. Регин пристально глядел на него из-под капюшона, точно видел его мысли насквозь.

— Когда Лоример уходил от меня в Асраудрсбоге, он не соизволил известить своего старого слугу Регина, куда направляется. Быть может, он получил какое-то предостережение и решил больше не преследовать вас. Или же считает, что все вы и так долго не протянете без помощи Гизура.

Ивар фыркнул с мрачным злорадством:

— Так ведь он не знает, что мы наняли тебя на службу. Или, наоборот, радуется такой удаче.

Регин начал набивать старую черную трубку пыльными серыми листьями.

— Или же отправился в Лабиринт, чтобы дождаться, пока ты, Ивар, придешь туда за мечом. Согласись, приманка великолепная.

Ивар вдруг похолодел, и волосы у него на затылке встали дыбом, когда он представил себе встречу с Лоримером в самом сердце Лабиринта — и на сей раз в обществе того самого чародея, который некогда в первый раз воскресил Лоримера.

Ивар поглядел вниз, где суетились его друзья и Финнвард помешивал что-то в кастрюле, задорно споря с Флоси.

— Тебе меня не отговорить, Регин. Ждет меня там Лоример или нет, а меч я добуду. Но альвы пускай останутся здесь. Мы вдвоем пойдем в Лабиринт — я и ты.

Регин выдохнул несколько клубов едкого дыма. Затем он выколотил трубку о камень и сунул ее в карман. Поднявшись на ноги, он взял посох и проговорил:

— Стало быть, выходим тотчас же.

— Ладно, — хмуро согласился Ивар, — тотчас же. Я скажу Скапти, чтобы ждал нас только восемь дней. Если мы не вернемся через восемь дней — значит, не вернемся никогда.

Скапти этот замысел вовсе не обрадовал, но Ивар настоял на том, чтобы он остался и приглядывал за Флоси. Прочие явно радовались тому, что не придется входить в Лабиринт; Эйлифир, как обычно, держался уклончиво. Ивар простился со всеми и взял с собой небольшой сверток со съестным. Регин без единого слова зашагал ко входу в Лабиринт.

Уже почти стемнело, когда они дошли до первых ворот, и потому Регин и Ивар наскоро и безо всяких удобств устроились на ночлег в первом круге. Регин разжег костерок, чтобы осветить стоянку и согреть чаю. С тех пор как они ушли из лагеря альвов, они не обменялись ни словом.

Когда покончили с чаем, Регин встал и очертил стоянку кругом, бормоча заклятия, отгоняющие зло и охраняющие от врагов. Затем он сел у костерка и глядел, как угасает пламя. Когда от костра остались только угли, Регин наконец заговорил:

— Скажу тебе только одно: надеюсь, то, что ты найдешь в Лабиринте, тебя не разочарует.

Ивар не ответил. Он свернулся клубком, закутавшись в одеяло, и гадал, что же может его разочаровать, кроме как гибель от руки Лоримера. Эта мысль довольно долго мучила Ивара, но в конце концов он заснул, сжимая в кулаке рукоять кинжала Бирны.


Глава 18 | Ученик ведьмы | Глава 20