home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Они ползли вдоль сложенной из торфа стены, прячась за грудами хвороста и изломанных драугов, а в высоте над самой головой возбужденно вопили Призрачные Всадники. Пер и Бран обменялись испуганными взглядами: если побег так скоро обнаружен, то за их жизнь не дашь и ломаного гроша.

— Я так и знал, что это та самая ночь! — ликующе прошептал Бран. — Теперь надо только отыскать ее. Когда нам понадобится защита, пойдем к какому-нибудь древнему холму.

— Бран, по-моему, ты спятил. — Пер сжался в комок, потому что с ближайшей крыши взлетели несколько Всадников.

— Когда откроют ворота, бросимся к ним, — продолжал Бран. — Может быть, примут нас за мародеров.

— Бран… — протестующе начал Пер, но Бран, не слушая его, метнулся в другом направлении.

— Кто-то идет! — прошипел он. — Если это драуг, придется снести ему башку. Приготовься!

Темная фигура пробиралась к ним, тем теснее прижимаясь к стене, чем больше драугов и Всадников с шумом собирались на площади меж домами. Неизвестный пригнулся и скользнул прямо туда, где стояли Бран и Пер. Они рванулись к чужаку, с двух сторон навалились на него и повалили наземь. Бран ухватился за его темя и челюсть, с силой дернул — но, к его разочарованию, ничего не вышло. Жертва лишь сдавленно, но яростно визжала и лягалась вовсю. Лишь тогда Бран наконец уяснил, что дерется он с живым, хотя и крайне тощим, а не с мертвецом. Свет луны упал на лицо противника, Бран глянул — и вскричал с отвращением:

— Да это всего лишь Скальг!

— Убьем его, — предложил Пер, с неохотой ослабляя хватку.

Скальг кряхтел, откашливался, хихикал и наконец пришел в себя.

— Я пришел помочь вам бежать, — прошептал он. — Правда, ловко я переоделся? И кстати, вовсе незачем было меня так усердно колотить.

— Что нам с ним делать? — нетерпеливо спросил Пер. — Едва мы повернемся к нему спиной, он завопит, как резаный, и выдаст нас. Надо его прикончить или хотя бы связать и оставить в укромном местечке, где его не сразу обнаружат.

— Нет времени, — резко ответил Бран. — Смотри, опять открывают ворота для драугов — верно, их посылают искать нас. Либо мы сейчас проскользнем вместе с ними, либо никогда отсюда не выберемся. — Он схватил Скальга за край плаща. — Придется взять его с собой и уж потом от него избавиться.

Они вынырнули из тени как раз вовремя, чтобы присоединиться к потоку драугов, двигавшемуся к воротам. Ни драуги, ни Призрачные всадники не обратили на них ни малейшего внимания. Отойдя довольно далеко от ворот и спустившись по извилистому скату, беглецы скрылись в скалах и расщелинах, окружавших дорогу.

— Славная работа, друзья мои! — воскликнул неугомонный Скальг. — Право, я горжусь, что знаком с этакими ловкачами. А все же было бы легче, если б вы позволили мне вам помочь, что я и собирался сделать в надлежащий час.

— Помолчи! — прикрикнул на него Пер. — Вон едут Миркъяртан и Скарнхравн! Так я и знал, что раб не сможет устроить удачного побега. Как бы не пришлось нам сдаться добровольно, прежде чем Скарнхравн не примется искать нас своим огненным взглядом.

— Да с какой же стати вам это делать? — безмерно удивился Скальг. — Они ведь и понятия не имеют, что вы сбежали. Они ищут Ингвольд. Этой ночью она как-то исхитрилась отпереть свою темницу, выбралась наружу и перемахнула через ворота, точно козочка. Стал бы Миркъяртан так хмуриться из-за побега каких-то там скиплингов!..

Миркъяртан, пришпоривая коня, съехал по скату, за ним следовал Скарнхравн. Конь чародея резко остановился, приплясывая и топоча копытами, точно ему передалось нетерпение хозяина.

— Скарнхравн, поспеши! Чем больше ты медлишь и мешкаешь, тем дальше она уходит! За ней, глупец, и без нее не возвращайся! Привези мне Ингвольд, Скарнхравн, если хочешь и дальше владеть шлемом и его волшебной силой! — Миркъяртан, яростно жестикулируя, обратился ко столпившимся вокруг драугам:

— Да не стойте вы здесь, безмозглые мешки с пылью, ищите ее!

Вперед, Скарнхравн! Найди Ингвольд

Прорези шлема Скарнхравна вспыхнули слепящим светом.

— Внемлю твоему приказу, господин мой, и исполню его!

Клянусь вернуть девчонку — каждой частицей вот этого тела! — Он горделиво ударил себя кулаком в грудь, выбив облачко пыли, пришпорил коня и с ужасающим воплем взвился в воздух.

Миркъяртан и драуги принялись обыскивать поле битвы, то и дело вспугивая мародеров и гоняя их от одной щели к другой. Скальг поторопил Пера и Брана, умоляя следовать за ним, и все трое бегом пустились на север, в том направлении, куда Миркъяртан устремлял свои разрушительные замыслы. Скоро огни Ведьмина Кургана и испуганные вопли тварей-мародеров остались далеко позади, и Скальг позволил им остановиться, чтобы перевести дух и оглядеться по сторонам.

— Бран, твой маятник все еще при тебе? — осведомился он, потирая руки. — Ну-ка, мальчик мой, попробуй с его помощью отыскать Ингвольд. Она должна быть неподалеку… если, конечно, до сих пор не нашла себе скакуна.

— Надеюсь, что в этих поисках мы не подвернемся ей под руку, — опасливо пробормотал Пер.

Бран попытался сосредоточиться, но в мыслях у него до сих пор так живо перемешивались Скарнхравн, Миркъяртан и Хьердис, что маятник решительно отказался указать что-либо определенное.

— Нельзя дольше ждать, — сказал наконец Скальг. — Не унывай, Бран — всем нам время от времени свойственно терпеть поражение. Если я не ошибаюсь, мы сейчас находимся прямо на Путевой Линии, так что, быть может, Ингвольд отыщет безопасное место и там нас дождется. Я сказал ей, что мы последуем прямо за ней, а было это тогда, когда она отпирала дверь своей темницы… не без моего скромного участия.

— Ты помог Ингвольд бежать? — недоверчиво переспросил Пер. — В жизни этому не поверю, и ты, Бран, не верь.

Скальг живо качнул головой.

— Следуйте за мной, и сами во всем убедитесь.

Он резво затрусил от тени к тени, нетерпеливыми жестами маня за собой Брана и Пера. Пер шел последним, ворча себе под нос — мол, в прошлый раз они доверились старому негодяю и вот что из всего этого вышло.

Луна еще только слабо отсвечивала над самым горизонтом, когда Скальг указал на высокий холм, увенчанный каменным кругом. Сопя и отдуваясь, он прошептал:

— Ингвольд ждет нас там; я надеюсь, что древний круг охранит нас от беды. У меня в памяти хранится пара-тройка заклинаний, которые могут нам пригодиться. Спрячемся там, наверху, и попробуем отыскать ее. — Он нырнул в тень громадного валуна, настороженно оглядываясь по сторонам. Пер тоже оглядывался — с видом человека, решившего ни за что на свете не подвергать больше свои ноги тяжким испытаниям.

— Времени не так уж много… — начал раздраженно Бран, но Скальг вдруг ухватился за него и с неожиданной силой рванул к себе, под прикрытие валуна. Отчаянно и безмолвно жестикулируя, он указывал на холм.

На склоне холма, у самого его подножья возвышался черный силуэт. Бран сумел различить только торчком стоящие уши коня и бесформенную громаду всадника, увенчанную шлемом. Бран тотчас прикусил язык и пригнулся, потому что шлем начал медленно поворачиваться в их направлении. Мелькнули красные огоньки в прорезях шлема — это Скарнхравн какое-то мгновение глядел в их сторону; затем он направил коня к дальнему склону холма и бесшумно исчез из виду.

— Она там, — хрипло и торжествующе прошептал Скальг. — А вы видели, что Скарнхравн боится подниматься на вершину? Он знает, что в этом древнем круге есть еще Сила. Э, минутку, Бран, что ты делаешь? Не торопись…

— Идем наверх, — отвечал Бран, разгибаясь. Он решительно стряхнул руку Скальга, пытавшуюся его удержать, и осторожно скользнул к другой тени, не обращая внимания на спор, который яростным шепотом велся у него за спиной. Скальг и Пер нагнали его, когда он был уже на полпути к вершине. Внизу, безмолвный и сумрачный, объезжал холм Скарнхравн, изредка издавая гулкий смешок или постанывая — у Брана от этих звуков мурашки поползли по спине. Когда драуг снова скрылся из виду, они выпрямились и бегом помчались к каменному кругу. Там как будто никого не было, и они обошли весь круг, обращая внимание в поисках Ингвольд на каждую тень от стоячих камней.

Бран увидел ее первым и бросился к ней. Девушка скорчилась у подножья стоячего камня, неотрывно глядя на луну, которая уже вся поднялась над горизонтом.

— Ингвольд! — воскликнул он. — С тобой все в порядке?

Хьердис… делает то, что всегда?

Ингвольд перевела на него безумный взгляд.

— Поздно, слишком поздно. Не нужно было вам идти за мной.

Бегите… бегите от меня и от моего проклятья, если вам дорога жизнь. — Она отошла несколько шагов от круга, увидела поджидающего внизу Скарнхравна и нехотя вернулась к камню. — Зов не достиг еще полной силы — луна еще невысоко. Бран, если ты поспешишь, то спасешься. Почему ты не уходишь?

— Что мы можем сделать для тебя? Скальг, поди сюда, старый лис, и скажи мне — можем мы хоть как-то помешать Хьердис увести ее или нет? — Бран нетерпеливо подтащил к себе старого мага.

Скальг оправил помятую одежду и бросил мгновенный взгляд на Ингвольд.

— Что ж, — проговорил он медленно, — быть может, еще не поздно. Пока еще у нее осталась хотя бы часть собственной воли. Если нам удастся пробудить магию в этом круге, мы сумеем сразиться с проклятьем Хьердис — или, хотя бы, ненадолго ослабить его действие. — В голосе его не было особой надежды.

— Приведите ее в центр круга, так и быть — попробуем.

Луна вынырнула из-за гряды туч, застилавших горизонт, и стала подниматься все выше в небо. Ингвольд застонала, как от боли.

— Ничего не выйдет… слишком поздно!

Она слабо сопротивлялась, пока ее вели в центр круга, но там ее силы словно разом иссякли, и она без чувств осела на землю — Бран даже испугался.

— Не тревожься, это пустяки, — заверил его Скальг с весьма озабоченным видом. — А теперь нам надо бежать… да нет же, Пер, болван ты этакий, я не говорил — удирать. Надо бегать вокруг каменного круга и приплясывать, если есть настроение. Иногда и трех кругов довольно, чтобы пробудить магию, а иногда нужно целых девять. Ну, начнем наш хоровод, пока луна не поднялась еще выше.

— И не подумаю, — буркнул Пер. — Чепуха все это. Даже и не собираюсь я…

— Соберешься, Пер, еще как соберешься. Ну, побежали! — Бран отвесил ему изрядный толчок. — Это же лучше, чем скакать до самого Хьердисборга, верно?

Они гуськом помчались по кругу, и Скальг пронзительно выкрикивал какой-то мотивчик. После девяти кругов все изрядно разогрелись и вконец запыхались, но Брану отчего-то не хотелось останавливаться. То и дело он замечал Скарнхравна, притаившегося у подножья холма, и трижды драуг пытался сжечь их взглядом, озаряя мерцающим светом древний каменный круг, но ни одна частица смертоносного жара не достигла бегущих.

Скальг принялся хрипло распевать и припрыгивать, едва не каркая от восторга:

— Удалось, удалось! Чувствуете?

— Чувствую, как волдырь растет на пятке! — отдуваясь, буркнул Пер.

Скальг метнулся в центр круга, напевая плясовой мотивчик.

— Вставай-ка, Ингвольд, попляши с нами! В кавалерах недостатка не будет — эти двадцать два камня столько лет ждали, пока с ними хоть кто-нибудь потанцует!

Бран услышал протестующий голос Ингвольд, но минуту спустя она присоединилась к плясунам, едва слышно посмеиваясь над потешными прыжками и руладами Скальга. Он плясал, высоко задирая узловатые коленки и выкрикивая оскорбительные припевки насчет Скарнхравна, угрюмо наблюдавшего за ними с ближайшего пригорка. Луна поднималась все выше, а они между тем все летели в пляске по кругу. Брану уже не казалось, что у него дурацкий вид; он чувствовал, что не смог бы остановиться, даже если б захотел — да он и не хотел. С каждым шагом он точно парил, невзгоды, усталость, тревоги — все было позабыто. Покрытые трещинами камни чудились ему знакомыми, дружескими лицами, сиявшими в лунном свете. Он видел, как впереди бежала Ингвольд, казалось уводя его за собой в бесконечный темный туннель, время от времени оглядываясь и маня его к серебристому слабому свечению, которое все усиливалось, но, увы, слишком медленно.

Бран глядел на серебристое сияние — и вдруг осознал, что лежит ничком в колючей траве, уткнув голову меж двух булыжников. Он моргнул и, не шевелясь, обвел глазами безмолвный каменный круг, черневший в свете зарождающегося дня. Ему не нужно было пытаться встать, чтобы ощутить, как безмерно устали ноги. Взгляд Брана остановился на Скальге — тот лежал бесформенной на первый взгляд грудой тряпья, то и дело подергиваясь и похрапывая во сне. Рядом с ним, свернувшись в клубок, спал Пер, а с другой стороны от Скальга лежала Ингвольд — бледная, изможденная, со спутанными, мокрыми от росы волосами; пальцы ее сжимали медальон, висевший на шее.

Бран вздохнул и закрыл глаза. Похоже на то, что их безумная пляска в каменном круге была все же не напрасна. Он крепко заснул и проснулся лишь тогда, когда ощутил на лице солнечное тепло. Его спутники спали все в тех же позах, в чем Бран убедился, с трудом разлепив один глаз. Он поднял голову, высвобождая ее из жестких объятий булыжников, и вдруг услышал за кругом, неподалеку от того места, где лежал, негромкий размеренный звук. Сердце Брана в тревоге забухало, точно молот, и он выше приподнял голову, готовый каждый миг забить тревогу.

Старина Факси глянул в безмерно изумленное лицо своего хозяина, задумчиво жуя клочок травы, и снова принялся пастись, потряхивая гривой и довольно пофыркивая. Бран медленно сел, настороженно оглядываясь в поисках западни, но увидел лишь черного коня, который щипал траву на склоне холма. Это был Асгрим.

Бран со всей силы пнул ногой Скальга и немало развлекся тем, как старый маг подскочил, неистово вопя и лягаясь. Скальг испуганно огляделся, изумился, поочередно увидав двоих коней, и оперся на Брана.

— За этим конем глаз да глаз, — угрюмо провозгласил он, качая головой. — Надо же, бросил всех прочих скакунов в Ведьмином Кургане, а сам примчался сюда, чтобы присоединиться к хозяину и еще Асгрима с собой привел. В ком есть что-то нечистое, тот либо крапчатый, либо плохо уживается с себе подобными.

— Точь-в-точь как ты, — зевая, вставил Пер. — Ну что, как будто все мы здесь и более-менее живые? — Он с подозрением поглядел на Ингвольд, которая потягивалась, протирая глаза.

— Судя по первому взгляду, все мы неплохо пережили эту ночь. — заметил Скальг, с трудом поднимаясь на ноги с помощью посоха и отчаянно гримасничая. — Мы успешно бежали из Ведьмина Кургана, и проклятье, которое Хьердис наложила на Ингвольд, как будто уничтожено… — Он пристально и с нешуточным беспокойством поглядел на Ингвольд. — Не хотелось бы мне точно так же проплясать всю будущую ночь. Мои старые кости этого не вынесут. Будем надеяться, что нам удалось снять чары.

Ингвольд села, прочесывая волосы растопыренными пальцами, и окинула Скальга хмурым пристальным взглядом.

— Так вот кто нас спас.

— И предал, — добавил Пер. — Если бы не он, все это с нами бы не случилось.

— А Ингвольд все так же сидела бы взаперти в Ведьмином Кургане, — с торжествующим видом возразил Скальг. — Я всех вас спас, разве нет? Кто открыл запоры темницы Ингвольд? Кто, переодетый, явился в заточение к скиплингам, чтобы помочь им бежать — а в награду его поколотили, едва не удушили, да вдобавок чуть-чуть не скрутили голову? Впрочем, я из тех, кто легко прощает, так что кто прошлое помянет…

— Хорошо бы и ты остался в прошлом, — проворчал Пер.

— И меня тоже берет сомнение, — сказала Ингвольд. — Ты ведь был на дружеской ноге и с нашими тюремщиками, и с Призрачными Всадниками. Ты выговорил себе куда больше свободы, чем досталось на нашу долю. Ты, Скальг — приспособленец и старый попрошайка. Не могу я доверять тому, кто везде сумеет уютно устроиться. Никогда не знаешь, кому он служит на самом деле — вот мое мнение.

Скальг, ничуть не смутясь, горделиво постучал себя по груди.

— Кому на самом деле служит Скальг — хорошо известно самому Скальгу, так-то, Ингвольд, дочь Тьодмара. Мой господин — Дирстигг, и я до самой смерти буду служить ему. Он послал меня узнать, не выжил ли кто после гибели Гледмалборга, а больше всего тревожит его драконье сердце, которое он в знак дружбы подарил твоему достойному отцу. Когда я узнал, что сердце в руках его дочери и оно стало яблоком раздора между Миркъяртаном и Хьердис, я сразу отправился искать тебя, высокородная госпожа. Теперь я доставлю тебя и твоих друзей к Дирстиггу, чтобы попросить у него совета.

Ингвольд невежливым фырканьем оборвала его складную речь.

— В жизни не поверю, чтобы друг моего отца мог нанять на службу такое ничтожество. Дирстигг — доблестный воитель и герой, и альвы почитают его за былые победы. Он почти так же почитаем, как Эльбегаст, а его четыре волшебных вещи даруют ему могущество…

— Увы, даровали, — перебил ее Скальг. — Его пленили и обошлись с ним весьма жестоко, отняв у него шлем, плащ и меч. Притом же, он стар, и все его битвы в прошлом. Ослабило его и то, что драконье сердце он отдал твоему отцу, моя дорогая.

— Я не твоя и не дорогая, — отрезала Ингвольд. — Не хочу показаться неблагодарной, Скальг, но придется нам с тобой расстаться. В моем сердце нет тебе веры.

— И в моем, — злорадно добавил Пер.

Бран задумчиво оглядывал каменный круг и зелень распростершейся вокруг холма равнины.

— Мне кажется, надо дать ему возможность исправиться. Он ведь и в самом деле немало потрудился, чтобы вывести нас всех из Ведьмина Кургана. Не думаю, что таким способом можно добиться расположения Миркъяртана.

— Да я просто не могу поверить, чтобы Дирстигг нанял на службу такого оборванца, — не сдавалась Ингвольд. — С первого взгляда ясно, что это за двурушник. И без верного доказательства…

— Доказательство! — возопил Скальг. — И как только я раньше об этом не подумал? Смотри, смотри, если мне не веришь. Надо было раньше тебе это показать… да как-то выскочило из головы. — Он потянулся к грубой веревке на шее, дергая ее, точно выуживая диковинную рыбу. Наконец он извлек на свет какой-то непонятный предмет, привязанный шнурком к неимоверной длины веревке. — Вот, дорогая моя, погляди и скажи мне, что это такое.

Ингвольд подступила ближе.

— Похоже на золотое кольцо. Дай-ка я поближе разгляжу его! — велела она, так сильно дернув за веревку, что маг едва не задохнулся.

— Спасибочки, нечего меня душить, — выдавил он, перерезая веревку ножом. — Вот тебе колечко, милости просим.

Ингвольд взяла кольцо, протерла и подняла на свет утреннего солнца, чтобы прочесть выгравированные на нем руны.

Вдруг она страшно вскрикнула и сжала кольцо в кулаке:

— Кольцо моего отца! Я узнала бы его из тысячи!


Глава 8 | Сердце дракона | Глава 10