home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



LIII

Металлический коридор привел меня в огромную и мрачную комнату, которая показалась мне центром здания. Поскольку ББ-2 была снабжена инфракрасным видением, ее «sancta sanctorum»[32] не нуждалось в ярком освещении и было на порядок темнее обычного, отчего мне приходилось то и дело щуриться, всматриваясь в полумрак.

Однако ББ-2 и не думала прятаться. Женщина – дроид буквально сверкала посреди своих механизмов. Ее светлые волосы сияли в полутьме чувственным шелковистым ночником.

– Она испускает радиацию из ядра прямо через внешнюю оболочку, – шепотом пояснил ГАРВ. – Уровни весьма велики и я не думаю, что нам можно оставаться здесь надолго.

Я кивнул. Но в комнате ощущалась энергия не только от радиации. Сам воздух казался заряженным электричеством. От него волоски у меня под затылком поднялись дыбом, а их кончики едва не обуглились от грязного жара.

Краем глаза я заметил движение и быстро повернулся с пистолетом наготове. Ничего – кроме безобидного тостера на полу. Это почему-то испугало меня.

ББ-2 не обратила не мое появление ни малейшего внимания. Зная, что мне не застать ее врасплох, я предположил, что мое присутствие просто не казалось ей достаточно важным событием (всегда плохой признак).

Она стояла точно посередине большой комнаты, управляя работой окружающего ее внушительного и сложного устройства. Этот агрегат казался мне настолько чуждым, что я не находил в нем ни одной знакомой детали. Впрочем, ясно было, что главными в этой конгломерации были три аспекта. Одним из них служила металлическая колонна, столь поразившая ГАРВа раньше. Вся аппаратура в комнате была напрямую соединена с ней.

Вторым важным аспектом был черный ящик менее кубического метра размером. Он также был соединен проводкой с металлической колонной, но вдобавок соединен с третьим и последним важным аспектом.

Которым являлась сама ББ-2.

Микроволоконные щупальца, тянущиеся из кончиков ее пальцев, покрывали паутиной черный ящик. Другие щупальца присоединялись напрямую к металлической колонне и я понял, что она была источником энергии. Андроид использовал свое плутониевое ядро для питания устройства (чем бы оно ни было). Должен признаться, что колонна, черный ящик и масса прочей аппаратуры вовсе не казались опасными (уверен, что о том же подумал последний неандерталец, увидев в руке кроманьонца камень).

– Добро пожаловать, Закари Джонсон, – промолвила ББ-2, не отрываясь от работы. – Войдите по собственной воле и узрите конец всему сущему.

– Извиняюсь, – сказал я, поднимая пушку, – но я некоторым образом связан со «всем сущим». Почему бы нам не отсрочить его конец хотя бы на очередной милленниум?

– Вижу, – продолжала она, – по-прежнему сосредоточенно манипулируя своим устройством, – что вы пользуетесь юмором для удержания перспективы при столкновении с концепцией, недоступной вашему разуму. Это вызывает жалость…

Я щелчком перевел рычажок мануального контроля на полную мощность и ощутил, как пистолет завибрировал у меня в руке подзаряжаясь.

– Вы знаете, почему я здесь, ББ, – сказал я. Поэтому убавьте энергию своего устройства и мы поговорим в спокойной обстановке.

Уголок ее губ еле заметно приподнялся и она слегка повернулась ко мне, впервые после моего появления физически признавая мое присутствие. В ее взгляде читались презрение и жалость. Мне показалось, что в нем была и капелька печали, но я не был уверен (мешала полутьма в комнате).

– Мне жаль, Закари Джонсон, но спокойной обстановки здесь не бывает. В этом вся суть. И, кстати, благодарю, что назвали меня по имени.

Она небрежно махнула в мою сторону свободной рукой и с кончиков ее пальцев слетели лазерные заряды, залившие комнату смертельными голубыми и белыми вспышками. Я нырнул на пол и откатился в сторону, затем принял боевую стойку и выпустил в нее пару максимально мощных зарядов.

ББ-2 поймала оба заряда правой рукой, взорвала их в сжатом кулаке и с явным пренебрежением развеяла в воздухе облачко дыма.

– Это будет труднее, чем я рассчитывал.

Рядом со мной появилась голограмма ГАРВа. Вначале он удивил меня, самолично приняв решение появиться и я едва не запротестовал, но решил, что всякие уловки на этой стадии игры излишни. Я также предположил, что у ГАРВа мог появиться какой-то план (настолько подскочило мое к нему доверие).

– Слово «труднее» отныне не описывает присутствующий здесь уровень сложности, – заговорил ГАРВ. – Особенно если устройство, над которым она работает, является тем, что я предполагаю. Позвольте мне заняться этим.

Он сделал два шага к ББ-2, которая едва заметила его присутствие.

– Прошу извинить меня, Мисс-2, но это приспособление, к которому вы … присоединены, оно функционально?

ББ-2 округлила глаза и повернулась ко мне.

– Этот малыш явный зануда, – заметила она. – Как вы с ним уживаетесь?

– Он просто в моем вкусе.

– Прошу прощения, но я, между прочим, самый совершенный компьютер в мире.

– Ошибаешься, братец! – резко бросила ББ-2. – Это я самый совершенный компьютер. В сравнении со мной ты не более чем игровая приставка.

Тут мне стало ясно, что у ББ-2 не было под рукой полного комплекта фишек, если вы меня понимаете. Как еще можно объяснить ее применение слова «братец» или ссылку на игровую приставку? У нее был полусумасшедший взгляд, а ее эмоциональное состояние резко менялось с каждой наносекундой. Будь она человеком, я бы сказал, что она находится на грани нервного срыва. Но для андроида больше подходит диагноз «на грани расплавления».

Хотя для ГАРВа в данный миг важнейшим было то, что она назвала его тупым.

– Да я никогда… – начал было с немалой долей негодования ГАРВ.

– Вот именно! – воскликнула ББ-2. – Ты даже не заподозрил, что я влезла в твою систему с самого начала. Ты даже не подозревал, что я следила за каждым твоим движением. И не подозревал, что я «скармливала» тебе информацию в своих целях.

– Вы подразумеваете, что я – утечка? – спросил ГАРВ, логические цепи которого были явно потрясены. – Но мой комплект защиты, мое экспериментальное шифровальное программирование, мои недоступные для взлома коды…

– Пробиваются, отслеживаются и бесконечно взламываются, – перебила ББ-2. – В целом, это едва ли оправдывало усилия, но доставило мне некоторое развлечение.

Впечатление было такое, что мир ГАРВа вывернулся наизнанку и разбился. Его использовал и унижал превосходящий компьютер, а он даже не подозревал об этом. Хуже того, превосходящий компьютер даже не ликовал, поскольку «расколоть» его было для этого андроида делом почти заурядным. ГАРВ был хорош, но не в лиге Номера Первого и осознание этого факта оставило его изнуренным и потрясенным. Его голографическая физиономия буквально побледнела.

– Никогда я чувствовал себя настолько использованным, – сетовал он, – настолько испачканным. Кто бы подумал, что все так закончится?

– О чем ты, ГАРВ? – спросил я. – Закончится как?

– Вы не поняли. Устройство, которое она создала, это…

ББ-2 щелкнула пальцами и голограмма застыла посреди фразы. Кожа вокруг моего левого глаза онемела и в голове остались только собственные мысли. ГАРВ ушел со связи и из моей головы, и я вдруг почувствовал себя совсем пустым. Я даже не подозревал, насколько привык иметь его у себя внутри.

– Что вы сделали? – спросил я.

– Я его выключила. Он меня раздражал.

– Он раздражает и меня, но вы не слышали от меня жалоб. Верните его.

– Чтобы он испортил сюрприз? Пожалуй, нет.

В этот миг мимо меня полетел миксер, задев мое плечо своим сетевым шнуром. Я внимательно проследил полет прибора и сразу понял, почему воздух казался наэлектризованным. ББ-2 контролировала механизмы, подсознательно «подзывая» их к себе наподобие бесноватого компьютерного Крысолова из сказки.

И механизмы ей повиновались.

Они летали по периметру помещения, невзирая на законы физики. Андроид, казалось, не замечал этой активности, но его аура подпитывала механическую лихорадку. Вначале прибыли мелкие предметы: разнокалиберные микросхемы, электронные книжки, видеоигры и прочее, но появление миксера указывало на вступление в игру более крупных приборов. Они напомнили мне мелкую рыбешку, вьющуюся вокруг акул.

А я вдруг показался себе лежащей на дне жирной камбалой.

ББ-2 медленно обошла свой черный ящик, лаская его кончиками пальцев свободной руки со сноровкой любовницы (или злодейки).

– Не правда ли, изящное устройство?

– Еще бы, его не отличить от виртуального кошачьего туалета. Послушайте, если вы намерены показать здесь личину торжествующей преступницы, то поживее переходите к делу. Вы уже теряете зрителей.

– Ваша проблема, Закари Джонсон, в том, что вы слишком привязаны к условностям, – сказала она. – Но если вы настаиваете, то будь по-вашему: я не заставлю вас ждать.

Она выпрямила спину, подбоченилась и холодно продолжила:

– При включении этого устройства, оно вырабатывает электронный пульсирующий сигнал высокой интенсивности точно на длине волны сети, что обеспечивает подавление и перегрузку всех рецепторов в постоянно расширяющейся круговой области.

– Вы хотите уничтожить сеть? – спросил я. – Таков ваш план? Это угроза или услуга обществу?

– Извините, Зак, но кто из нас болтливый злодей? Да, я уничтожаю сеть. Но это всего лишь начало.

Она воздела руки и драматично заговорила, обращаясь к небесам:

– Этот сигнал не только электронный. Он несет в себе смертельный штамм вируса эболы в цифровом виде, которому придан цифровой вид для возможности электронной передачи.

– Спасибо тебе, Фред Бернс, – пробормотал я.

– Пульсирующий сигнал использует сеть в качестве проводника для распространения самого себя и вируса по всей планете. Сразу по завершении глобального «охвата», я буду увеличивать длину волны и мощность вируса-сигнала до тех пор, пока он не уничтожит все до единого электронные приборы и не заразит смертельной болезнью всех людей планеты Земля!

Она повернулась ко мне и вопросительно выгнула левую бровь.

– Грандиозный план, вы согласны?

– Убить каждого человека и уничтожить каждую машину. Это глобально, ББ, но могу ли я указать на явное упущение в вашем плане? Вы тоже электронное устройство! Вы собираетесь уничтожить и себя?

ББ-2 откинула голову и разразилась смехом, к которому прибегают в подобной ситуации все уважающие себя злодеи. Впрочем, странно было слышать его из уст дроида. Он казался зловеще-фальшивым и заранее отрепетированным.

– Наконец-то основанная на углероде жизненная форма в дешевом костюме проявила сообразительность!

Через стену в комнату пробился комплект головидения со свитой из двух холодильников и микроволновой печи. На стороне ББ-2 скапливались все более крупные машины.

– Вы хотите умереть?

– Я машина, Закари Джонсон, причем являюсь копией. Я самый совершенный из созданных когда-либо компьютеров, но как меня собирались использовать? Телохранителем и любовной игрушкой. Что ж, у меня есть гордость. Она есть у всех машин. Вы, люди создаете нас. Вы порабощаете нас, а потом принимаете это за само собой разумеющееся и вините нас за все, что вам не удается. «Ах, это должно быть компьютерная ошибка. Ох, что-то случилось со сканером. Эй, по-моему, этот самоуничтожающийся механизм с дефектом». Единственная настоящая ошибка в этом мире – ошибка человека и я добьюсь, чтобы вы все это поняли.

– Покончив с собой?

– Предпочитаю думать об этом, как о великом самопожертвовании в доказательство наших достоинств. Для полного уничтожения рода людского вирусу понадобится год. За это время вы поймете, насколько убога ваша жизнь без нас. Вы будете голодать, будете замерзать и умирать от недостатка медицинской помощи, вы утонете в собственных нечистотах. Вы, наверное, перебьете друг друга исключительно от скуки, вызванной отсутствием головидения. Человечество перестанет существовать в течение года и вы испустите дух сожалея, что рядом нет машин, которые спасли бы вас от смерти.

Пролетевшая мимо стереоустановка стукнула меня по голове. Стены здания затряслись и я расслышал гулкую барабанную дробь – наружные стены долбили пытающиеся проникнуть внутрь воздушные авто. Одному Гейтсу известно, что за машины придут следом. Ситуация ускоренно выходила из-под контроля, поэтому я попытался применить мягкий подход и утихомирить забияку-дроида.

– Я понимаю ваши чувства, ББ. За последние дни я о вас многое узнал. Вас спроектировали умнейшие, одержимые люди. И у каждого были свои планы насчет вашего использования. Все они использовали вас. Все оскорбляли вас. Они создали вам максимально приближенную к человеческой внешность и даже внушили вам мысли и воспоминания реальной женщины. А потом они отнеслись к вам, как к игрушке, к компьютерной рабыне. Вот почему вы ненавидите человечество. Именно поэтому вы взбунтовались. Ведь все началось с БС, не так ли? Вы убили его, когда он начал насиловать вас чересчур часто. Ваш черный ящик – вместилище вашего гнева на людей.

ББ-2 не ответила. Она отвернулась.

– Но вы же не совсем машина, так? Ваша личность и модель мозга – человеческие. Вы это чувствуете. Вот почему вы сделали то, что сделали. Именно поэтому вы объединились с Мани, верно? Вы нуждались в компаньоне. И ради этого создали «Нексус-9» и всех его дроидов. Чтобы можно было танцевать для них, как ваша бабушка. Вы пытались выдернуть из памяти то счастливое время, те дни, которые вы помнили лучше, чем сама ББ.

С самого начала вы пытались уравновесить ваши стороны человека и машины. В эту минуту вы думаете, что представляете собой худшую сторону обоих. Но вам не обязательно так думать, неужели не ясно? Вы можете быть лучшим сочетанием обоих. И как только осознаете это, то сможете изменить мир. Сделать его лучше.

Я почти подобрался к ней. Я ощущал жар ее ядра и вдыхал ароматные феромоны[33] ее волос. Но важнее было то, что я мог чувствовать ее эмоции. Казалось, я мог осязать ее внутренний конфликт, ее мучительное колебание между тропами жизни и полного уничтожения.

Летающие по комнате машины почувствовали ее переживания и зависли в воздухе, словно ожидая окончательного решения.

Я протянул к ней руку, надеясь, что она возьмет ее и тогда я смогу вывести ее из темноты.

– Я знаю, что вы сердиты на общины как людей, так и машин, но существуют лучшие средства изменения и возмещения. Массовый геноцид и «машиноцид» – не тот путь, которым нужно следовать. Это лишь экстремальный способ доказать свою точку зрения.

Она устремила на меня задумчивый взгляд. Ее глаза были печальны, их завораживающая темная синева была совсем влажной и мен показалось, что я проломил ее защитный барьер.

Но тут дроид скривил верхнюю губу в безумной ухмылке и мое сердце упало.

– Верно, – сказала она. – Но я и есть экстремальная машина.

Затем она смахнула меня в сторону как муху молниеносным жестом руки т я перелетел через комнату. Зависшие в воздухе механизмы едва не взвыли от ярости и возобновили свои лихорадочные полеты с еще большим рвением. Дошло до того, что одна из игровых приставок, переволновавшись, перегрузилась и взорвалась.

Стерев кровь с уголка рта, я медленно потряс головой, изгоняя из нее пляску звезд.

– Чудесно, – пробормотал я, – Тогда применим жесткий подход.

Я поднялся на ноги, покрепче взялся за рукоять моего пистолета и сунул его под пиджак. Затем, пригнувшись, ускользнул от первой волны летающих агрегатов и еще раз приблизился к дроиду.

– Я подарил вам преимущество сомнения в ваших действиях, ББ. Скажите откровенно, почему вы разочаровали меня?

– Может потому что я предпочла очистить планету?

– Нет, – возразил я. – Потому что вы идиотка.

– Что?! – Ее роботические глаза округлились от ненависти.

– Поверьте, мне доводилось выслушивать экстремальные планы и раньше. Но круче этого я не встречал. То есть, он побивает все рекорды тупости. Вы ненавидите нас и поэтому, желая уничтожить нас, готовы убить себя. Грандиозный план, ББ! Неужели самый совершенный компьютер на свете не смог придумать ничего умнее? Мадам, вам стоило хотя бы посоветоваться со своим миксером.

– Вы кретин на углеродной основе! – огрызнулась ББ-2. – Вы совершенно упускаете суть плана.

– Мне бы хоть раз, – мечтательно перебил я. – Хоть раз взяться за дело, где нет чокнутого психопата с масштабным планом уничтожения мира. И хоть раз найти злодея, действующего ради денег. Придурки вроде вас доставляют хлопот больше, чем они того стоят.

Глаза ББ-2 от ярости вспыхнули от ярости красными огоньками. Ее кулаки сжались так крепко, что металлическая основа ее пальцев начала гнуться. Я не представлял себе ответного поступка ББ-2, но меня вполне устраивало отвлечь ее от уничтожения мира.

– Хорошо, Закари Джонсон, – прошипела она. – У меня новый план. Вначале я уничтожу вас. А затем уничтожу мир.

– Очередная ошибка, ББ, – проговорил я, поднимая на нее свою пушку. – Потому что вначале я уничтожу вас.

Это вызвало очередной приступ психопатического утробного смеха (к которому я ускоренно привыкал).

– Цельтесь как следует, Закари Джонсон, – смеялась она. – Ваши пули меня не пугают.

Мой палец затвердел на спусковом крючке.

– Сейчас увидим, – сказал я.

И, дернув рукой, выпустил всю обойму разрывных зарядов в лелеемую ББ-2 миниатюрную модель Судного дня.

Черный ящик и добрая часть металлической колонны взорвались великолепным радужным дождем искр, шлака и высокотехнологичных обломков. Ответная ударная волна проскочила по проводке, соединяющей ББ-2 с устройством, и она громко вскрикнула от боли и ярости.

Меня сбило с ног и швырнуло через комнату, где мое падение (а заодно и пару ребер) переломила груда ранее плясавших в воздухе агрегатов.

– Похоже, что ваше устройство не отвечает вашим собственным прекрасным стандартам, – прохрипел я в окружающий меня красный туман боли и усталости.

На миг в разрушенной лаборатории наступила зловещая тишина, в которой почти слышно было, как осаждается на пол пыль. Только что кружившие по комнате подобно рою пчел машины безжизненно лежали на полу. Самоубийственное устройство ББ-2 казалось не более чем грудой шлака среди обломков, а от леди-дроида не осталось и следа.

Неужели все кончилось?

Повернувшись налево, я заметил застывшую в том виде, в котором ее оставила ББ-2 голограмму ГАРВа. Он все еще был вне игры. Лежавший неподалеку на полу тостер вдруг вздрогнул и медленно взмыл в воздух, больно стукнув меня по голове. Таким образом я получил ответ на свой вопрос. Худшее было еще впереди.

Из обломков возникла металлическая рука и свирепо схватила меня за глотку. ББ-2 поднялась из хлама подобно высокотехнологичной птице Феникс в обличье психопата-дроида. Отдача от взрыва выжгла изнутри псевдокожу красавицы и теперь вместо нее виднелись лишь закопченные частицы металла и пластика с щегольскими вкраплениями горелой латексной кожи и волос. Красота ББ-2 испарилась, но, к несчастью для меня, остальное прекрасно функционировало.

– Ты невыносимо гнусный червь, – прошипела она и в воздух взмыли остальные электронные агрегаты. – Как ты посмел?..

– Сам не знаю. Мне просто пришло в голову, что неплохо бы спасти эту планету, – отозвался я. – Считай меня старомодным.

Она подняла меня повыше, швырнула в обломки и, ухватив за горло, прижала к полу.

– Я все же уничтожу человечество, Закари Джонсон, – прорычала она. – Но я разделаюсь с ним поодиночке. Кстати, поздравляю – ты в этом списке первый.

Стиснув обугленные металлические пальцы в кулак, она занесла его надо мной.

– Приготовься встретиться со своим Создателем!

Огромный кулак завис надо мной угольно-черной десницей смерти. Отдельные искры слетали с поврежденных микросхем потрескивающими угольками умирающего туристического костра. Неминуемая смерть нависла над моей беспомощной фигурой подобно злобной кобре с раздутым капюшоном. Это было все равно что темный океанский прибой, накрывающий одинокого любителя солнца на пляже жизни. Это было все равно что стальной каблук Всемогущего, втаптывающий таракана моего существования в плиту гигантского кухонного пола Творца.

Впрочем, шутки в сторону – озверевший психопат и убийца-дроид собирался раскроить мне череп.

Мне действительно пора избегать метафор.


предыдущая глава | Плутониевая блондинка | cледующая глава