home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



87

– Без вас эти работы не имеют смысла! – Американец волновался. Наверху слышалась стрельба. Штурмующие уже прошли внутрь лаборатории, и бой велся в коридоре. – Мы можем уйти вместе. Я гарантирую вам безопасность. Наше правительство имеет большой опыт сотрудничества с выходцами из Третьего рейха. Вспомните хотя бы ваших ядерщиков.

Зеботтендорф покачал головой.

– Это не имеет смысла. В конце концов, я стар. Мне более ста лет. И если мое тело вполне еще годится для работы, то… Я просто устал. Еще одного поражения мне не пережить. А отдавать свои работы этим… – Рудольф кивнул наверх. – Не желаю.

– Черт, но тут же… – Американец покосился на папки, что лежали в сумке. – Тут же малая часть! А вы знаете все!

– Малая часть, вы правы. – Старик ухмыльнулся. – А почему вы думаете, что для меня ваши Соединенные Штаты чем-то лучше… тех же русских? Вы точно так же воевали против Германии, как и они. И получить все… нет. Я не настолько хорошего мнения об Америке, чтобы давать ей такой карт-бланш. Запомните, как вас там…

– Джобс.

– Не важно, в конце концов… Запомните: третья мировая будет вестись не оружием! Она будет вестись словами! Идеями! Красивыми картинками! Плакатами и призывами! Рекламными буклетами, чтоб они сгорели! Запомните и передайте это тем, кому отдадите мои труды. Все ваши атомные бомбы можете просто утопить в океане. Главное оружие тут! – Он постучал себя по лбу согнутым указательным пальцем. – Главное оружие и главная для него мишень! – Он встал, махнул рукой. – Даже если бы я дал вам все… Тупоголовые янки… – Зеботтендорф вздохнул. – Идите! Через этот проход вы сумеете добраться до аэропорта.

Американец поднялся.

– Ну, если я не могу вас уговорить… – Он вытащил пистолет.

Но целиться было не в кого.

– Я бы мог вас убить, – прошептал кто-то за спиной.

Джобс обернулся. Но вокруг было пусто. Одни только клетки, в которых бесновались подопытные.

– Что за?..

– Идите уже!

Американец наконец увидел Зеботтендорфа. Тот стоял в десятке метров от него, на лестнице. Джобс снова прицелился. Но фигура доктора словно бы растворилась в воздухе.

– Проклятье! Что вы собираетесь делать?! – крикнул он.

– Повеселиться напоследок. Выпущу всех своих питомцев. Поверьте, среди них есть очень странные экземпляры. Может быть, кого-то из них вы еще увидите…

Американец побежал в дальний конец лаборатории, где на белоснежной стене зиял черный провал. Позади него отворялись двери клеток.


Что же было потом?

Рудольф фон Зеботтендорф был застрелен во время штурма лаборатории. Умение отводить глаза ему не помогло. Его подопечные, разбежавшиеся по всей округе, еще долго сеяли ужас в окрестностях Буэнос-Айреса. После того как генерал Хорхе Видела подавил восстание, специальные отряды национальной гвардии отлавливали людей с изуродованной душой. Обычно дело заканчивалось расстрелом на месте.

Однако кое-кто из них сумел пересечь границу и осесть в США. Последнего из тех, кто прошел Лабораторию Душ доктора Зеботтендорфа, казнили в 2001 году в Сиэтле. Гари Риджуэй убил сорок восемь женщин. На следствии он заявил, что только так мог поддерживать в себе жизнь. В планах «убийцы из Грин-Ривер» было дожить до столетнего возраста.

Сама лаборатория Зеботтендорфа была взорвана.

Во время ее штурма Антон Ракушкин едва не погиб. Он был ранен и зажат в узком тупике одного из переходов. Его спас неизвестный аргентинец, который сумел взять на себя командование, переформировать бойцов и продолжить штурм. Он же вытащил Антона из боя. Потом Ракушкин так и не смог найти этого человека. Черные волосы, берет, бородка. И, кажется, красная звездочка на берете. Это все, что запомнил Антон.

Это была последняя операция Антона Ракушкина за рубежом.

Константин Таманский пришел в себя уже на борту самолета. Вернувшись в Союз, он написал книгу о Че Геваре, которую так никто и не напечатал. Со своей женой он развелся, повторно не женился и умер в одиночестве. После развода он увлекся живописью, но рисовал только один сюжет. Смуглую девушку, растерянно стоящую на подмостках кабаре. Яркий свет, красные кулисы… После смерти Константина эти картины разошлись по московским театрам, с руководителями которых Таманский был дружен. Кое-где удивительную «Девушку на сцене» можно встретить и по сей день.

Мариза счастливо избежала страшных арестов периода «грязной войны». Советник Эмилио Фернандеса был страстным поклонником кабаре, поэтому все актрисы находились под его негласным протекторатом. После ухода Таманского из квартиры Мариза прочла все его прощальные письма и долго, очень долго искала его. Когда самолет, увозивший ее любимого, делал разворот над Буэнос-Айресом, Мариза смотрела в небо.

Через девять месяцев у нее родился ребенок, которому она дала фамилию отца. Тамански. Рудольф Тамански вырос, получил образование и работал в администрации президента. После того как распалась одна из наиболее могучих империй мира, Советский Союз, приехал в Россию. Вместе со своей постаревшей матерью они посетили могилу Константина Таманского.

Рудольф Тамански уехал в Аргентину, но вскоре вернулся назад. И поселился в Москве. Он женился. Вскоре у него родился сын Костя.

Могил у Генриха Мюллера действительно две. И в обеих лежит неизвестно кто, но только не сам Мюллер. Настоящая могила бывшего шефа гестапо – в пригородах Буэнос-Айреса, неподалеку от деревеньки Сан-Боливар. После того как стало ясно, что прежние хозяева куда-то подевались, окрестные крестьяне разграбили виллу фон Лооса. Теперь на этом месте лишь руины. По иронии судьбы, перед смертью Генрих Мюллер стал очень похож на артиста Леонида Броневого.

Уильям Джобс успешно покинул Аргентину и отвез материалы фон Зеботтендорфа своему руководству. После расшифровки данных в недрах ЦРУ был создан особый отдел. Через некоторое время «папка Доктора» была украдена и привезена в СССР. Однако в области «гуманитарной войны» Советский Союз безнадежно отстал, что и обусловило его последующий распад.

Чаши из древнего храма были найдены во время фолклендского кризиса и разошлись по частным коллекциям Европы. Своим новым владельцам счастья они, впрочем, не принесли. Чарльз Дуглас Бенсон, участник битвы за Фолкленды, был зарезан ночью в своей постели неизвестными злоумышленниками. Часть коллекции была уничтожена и исчезла, в том числе и странная чаша. Эмилия Уотс покончила с собой, бросившись в бассейн. Судьба антиквариата, принадлежавшего ей, неизвестна. Вирджиния Бейли погибла во время путешествия по Амазонке. Ее чаша была продана с аукциона Кристи анонимному покупателю. Четвертая чаша попала в руки Романа Полански, но тот почувствовал что-то неладное. Он попросил водителя остановиться у причала, где дети играли в «хелтер-скелтер», и под эту жуткую для него считалочку [5] Роман выкинул Чашу в Гудзон.

А Эрнесто Гевара де ля Серна до сих пор жив. Что бы о нем ни говорили.


предыдущая глава | Не плачь по мне, Аргентина | Примечания