home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



78

Эмилио Фернандес, как говорилось выше, был полной противоположностью своему брату. Если тот ездил по Буэнос-Айресу на роскошном, американской сборки «Линкольне», то Эмилио сразу пересел на открытый военный джип, который одинаково легко прыгал и по сельским дорогам, и по проспектам столицы. Если прежний шеф тайной полиции любил толстых женщин и сладкое, для чего покровительствовал небольшому борделю неподалеку от управления, то его брат бордель закрыл, толстух разогнал, а уникальную коллекцию конфет и прочих сладостей велел раздать детям. Доминик Фернандес не показывал носа дальше центра Буэнос-Айреса, а его брат в первые же дни объездил полстраны для личного контроля за региональными представительствами нового министерства.

Именно эта черта, желание во всем разобраться лично, была слабой стороной Эмилио Фернандеса. Он хотел знать, что происходит в провинциях, что делается в маленьких городках, в военных частях, на отдаленных заставах. Какие настроения, какие мысли бродят в головах солдат, простых граждан, чиновников? Была б его воля, Эмилио вызвал бы каждого для личного собеседования!

Это не было психозом. Фернандес отлично понимал, что надеяться может только на себя. В развращенной и разложенной до основания организации он не видел людей, на которых можно было бы положиться.

Фернандес старался не ради зарплаты, карьеры или личной славы. Он хотел, чтобы его фамилию вспоминали не только в связи с братом-сластолюбцем…

Эмилио спал четыре часа в сутки. Остальные двадцать он работал.

Естественно, чтобы успевать везде, ему нужен был четкий график. Где каждый день был расписан буквально по минутам. И так на две недели вперед.

Этот график и был украден ловкачами из числа подпольщиков. О чем сам Эмилио узнал только со слов Таманского.


предыдущая глава | Не плачь по мне, Аргентина | cледующая глава