home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



43

Многие ошибочно предполагают, что парламент – это обыкновенное сборище трепачей.

Такая точка зрения, безусловно, имеет право на существование. Однако часто ее придерживаются люди, недостаточно знакомые с историей вопроса.

Что же такое парламент?

Помимо названия сигарет производства компании «Филипп Морис», это еще и один из высших органов государства, который считается представительным. То есть теоретически люди, ежедневно заседающие в большом и светлом дворце, пользующиеся государственными льготами и получающие немаленькую зарплату, представляют интересы народа при управлении государством.

Откуда это известно?

Ответ прост. Выборы.

С определенной регулярностью, раз в три-четыре года, каждая страна, где имеется такое замечательное политическое изобретение, как парламент, сходит с ума. На улицах появляются плакаты с изображением «лучших представителей». Письменные ящики забиваются листовками, где будущие власти предержащие сыплют обещаниями, главное из которых просто и незатейливо было выражено в одном антисоветском анекдоте: «Жить будет лучше!» На каждом заборе объявления о пропаже, купле, продаже, обмене, просто неприличные надписи и рисунки заклеиваются важными чинными лицами. И за одну ночь эти радетели о благе народа сменяются другими, из конкурирующей партии. В глазах пестрит. От лозунгов хочется взвыть. И все те же рак, лебедь и щука пытаются подобраться к веревкам, которыми намертво приделана к берегу телега государства. Не дай бог, кто-нибудь отвяжет да потянет в свою сторону. Так продолжается долго, абсурд городится на нелепость, комедия превращается в фарс. И наконец! В кульминационный момент, когда, кажется, страна сошла с ума бесповоротно и окончательно, все замирает.

Выборы.

И оболваненные граждане несут свои паспорта в избирательные пункты, чтобы там черкнуть пару крестиков в бумажке и бросить ее в картонный или деревянный ящик, называющийся странно – урна. В сознании обывателя прочно закрепилась связь слова «урна» и слова «мусор». Таким образом, приравнивая свои голоса к мусору, избиратели ни на что не надеются в этот день. Для них, простых граждан, жизнь успокаивается. Волшебным образом с заборов и стен за одну ночь исчезнут напыщенные рыла, в ящики перестанет сыпаться предвыборная брехня, а газеты и телевидение вновь превратятся в то, чем были некоторое время назад, – в развлечение.

И только там, где сидят будущие народные избранники, накал страстей только-только доходит до максимума. Тут нервы напряжены до предела, до звона. Тут выпиваются десятки литров алкоголя, выкуриваются пачки сигарет. Шерсть на загривках дыбом, с клыков падает слюна, пена, а кое-где и кровь.

В истории выборов были случаи, когда кое-кто из особенно рьяных и азартных борцов за народное счастье пускал себе пулю в лоб, не выдержав этого страшного затишья, где слышен только шелест бумаги в стенах избиркома.

Но для чего же люди так рвутся в большой дворец, где каждый день они будут вынуждены слушать занудную трескотню о налогах, законах, проблемах, вопросах? Для чего?

Конечно же – ради власти.

И не просто абстрактной власти человека над человеком, а ради того, что эта власть дает. А дает она во всех странах мира немало. Помимо традиционной депутатской неприкосновенности, возможность кулуарно решать торговые вопросы в пользу своих фирм, иметь касание к государственному бюджету, брать взятки, наконец. И заработать себе пенсию. И множество мелких, приятных, выгодных мелочей.

Власть нужна человеку, чтобы иметь деньги и ничего при этом не бояться.

Однако никто не станет отрицать и влияние парламента на Историю. Деньги, власть – все это мелко! Лишь История делает человека великим.

Полагаю, что английские монархи, живущие в стране «древнейших парламентских традиций», не раз прокляли своего предка, Иоанна Безземельного, за чертову «Великую хартию вольностей».

В 1641 году парламент отказался финансировать подавление мятежа в Ирландии. И через год все те же парламентарии, радетели о народном благе и процветании, вытащили на свет божий Оливера Кромвеля, завертев кровавую мельницу по всей стране.

Фрондирующая Государственная дума, втыкавшая палки в колеса самодержавия, так или иначе привела к власти большевиков, сделав возможной Октябрьскую революцию.

В Веймарской республике правительство довело народ, о благосостоянии которого неустанно пекся опереточный парламент, до того, что люди легко и радостно приняли идеи Адольфа Шикльгрубера.

В 1789 году Генеральные штаты в своих попытках «исправить сложившееся положение» провоцируют Великую французскую Революцию. Говорят, что помосты, на которых стояли гильотины, вскоре перестали впитывать кровь и стали источать стойкий запах гниющей плоти.

За каждой из революций, за каждой гражданской войной, за каждым кровавым потопом стоят эти тени без лица, совести и чести. Парламентарии. Избранники.

Счастлива страна, чей правитель имеет сильную руку. И несчастен тот народ, кто полностью полагается на тех, кого якобы избирает.

Называть парламентариев сборищем трепачей можно, но в этом не будет всей правды.

Нет.

Парламент – это сборище болтунов, чьи руки всегда будут по локоть в крови. В крови собственного народа.


предыдущая глава | Не плачь по мне, Аргентина | cледующая глава