home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

В больнице царила тишина. Палата, куда поместили Рауля, оказалась в самом дальнем конце здания. Тут располагались сердечники, которым был предписан покой. Окна выходили во внутренний дворик, где между сочной зеленью травы пролегали желтые песчаные дорожки.

Тихо шуршал в трубках кислород, да попискивала какая-то медицинская техника.

Ловега лежал в кровати, опутанный проводками и трубочками. Закрытые глаза и прилепившиеся к груди присоски. Все это напоминало дурной фантастический фильм с гигантскими слизнями и нелепыми инопланетянами, захватившими землян.

Антон осторожно курил у открытого окна, нарушая правила больницы, которые во всех странах одинаковы. Вообще ему следовало уже давно покинуть палату, но медсестра сейчас пила кофе со своей коллегой с другого этажа. Тем более что подарочная коробка шоколада этому способствовала.

Когда Рауль открыл глаза, Антон выкинул недокуренную сигарету в окно.

– Ну, – прохрипел Рауль. – Что там?..

– Вам стало плохо, сеньор Ловега. – Ракушкин подсел к кровати. – Мы вызвали «Скорую». Успели вовремя.

– То, что успели, я понимаю. Иначе… – Ловега с трудом перевел дыхание. – Иначе и не спрашивал бы. Что на собрании?

– Последнее, что я слышал, это… акция.

– Последнее? А решение принято?

– Решения я не видел. Но по газетам могу судить, что противники акции были в меньшинстве. Если таковые вообще нашлись.

– Ловко… – Ловега чуть приподнялся, Антон помог ему. Взбил подушки. – Ловко они меня удалили…

– Они? Сердечный приступ…

– Подмешали какую-то дрянь. – Старик слабо махнул рукой. – Я пил у них воду.

– Я тоже пил…

– Молодой организм, – Рауль прикрыл глаза. – Молодой организм…

Антон почесал нос. Версия об отравлении вызывала сомнения.

– А что они сделали? – поинтересовался Ловега.

Ракушкин достал сегодняшнюю газету. Развернул. Показал фотографии развороченных машин и тел, накрытых простынями.

– Погибшие есть?

– Естественно.

– Среди наших…

– Не сообщается, – после паузы ответил Антон. – Скорее всего нет.

– Хорошо. Но глупо.

– Скажите, Рауль, вы всех знаете, кто там был?

– Да.

– Человек в черных очках… Кто он?

Ловега нахмурился.

– Кто?

– Бледный. Черные очки…

– Может быть, Курт, – неуверенно произнес Рауль. – Наш немецкий товарищ… Он сидел к нам спиной. Послушайте, Антон, сейчас это не имеет значения. Мне нужно, чтобы вы продолжали наше с вами дело. Я чувствую, что корни всего именно в Комитете. Продолжайте работать с ними, поговорите со всеми! Думайте! Это не просто убийство, это борьба за власть, понимаете? Я чувствую, что все сложнее.

– С кого мне начать?

– На почте. Что на Конституции, 5. В ячейке номер сто два. Код: 15-65-8. Лежат списки. Пройдитесь по ним.

Ловега откинулся на подушку и закрыл глаза.

– Рауль… – позвал Антон. – Рауль…

Тот молчал. Ракушкин прислушался. Посмотрел на медицинские мониторы. Но старик просто спал.


предыдущая глава | Не плачь по мне, Аргентина | cледующая глава