home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА X

Иможен отличалась большой сдержанностью во всем, что касается проявлений чувств, но на сей раз, едва справившись с первым удивлением, открыла подруге объятия и пылко расцеловала ее, прежде чем отвести в дом. Готовя легкий обед, она с любопытством расспрашивала Нэнси.

— Каким чудом вы оказались в Каллендере, дорогая Нэнси?

— Из-за ваших писем…

— Из-за моих писем?

— Ну да! Они меня так напугали! Вы писали о нападениях на вас, о каких-то мужчинах, которых вы убили с поразительным хладнокровием! Вот я и подумала, что вас больше нельзя надолго оставлять одну… Дженис Левис уступила мне свою очередь в отпуск, я села в первый же поезд на Каллендер — и вот я здесь!

Иможен поставила перед ней тарелку порриджа.

— Нэнси, я никогда не забуду, что вы для меня сделали! — дрожащим от волнения голосом проговорила она.

— Ну, вы ведь всегда стояли за меня горой, Иможен!

— Это еще не повод тратить на меня отпуск!

— Не беспокойтесь, Иможен, я твердо намерена просить вас показать мне Горную Страну, так что отпуск не пострадает.

— Обещаю вам, Нэнси, что, как только закончу миссию (а осталось совсем немного), я стану вашим экскурсоводом, и, вернувшись в Лондон, вы будете знать наши края не хуже любого горца!

Как только они перешли в гостиную, Иможен, несмотря на возражения Нэнси, открыла бутылку виски, заявив, что из-за последних приключений несколько утратила вкус к вечернему чаю, а портвейн для человека, то и дело играющего со смертью, по правде говоря, пресноват. Эти слова произвели на мисс Нэнкетт такое впечатление, что она больше не решилась спорить.

До поздней ночи шотландка рассказывала подруге обо всем, что случилось с тех пор, как она уехала из Лондона. Решив, что теперь, когда сэр Генри Уордлоу вот-вот вернется, уже нет особых причин держать все в полной тайне, мисс Мак-Картри рассказала Нэнси о поручении сэра Дэвида и о том, что теперь носит драгоценные бумаги при себе. Мисс Нэнкетт в отличие от подруги не напоминала всегда готовую к бою амазонку. Рассказ ее так напугал и взволновал, что, несмотря на легкое отвращение к виски, она то и дело подносила рюмку к губам. Наконец Иможен предложила ей высказать свое мнение. Нэнси заявила, что, очевидно, безжалостные враги мисс Мак-Картри (особенно тот голубоглазый тип с тюленьими усами) не отступятся до той решающей минуты, когда им волей-неволей придется признать поражение. А раз полицейские Каллендера никуда не годятся, то не подсказывает ли элементарный здравый смысл, что надо бы попросить подкрепления из Лондона? Вот тут-то Иможен и призналась, что ждет Аллана Каннингэма, и рассказала о любовных переживаниях, так тесно сплетавшихся с ее героической деятельностью. Эта сторона вопроса заинтересовала Нэнси гораздо больше. Иможен подробно описала, каким образом обнаружила в сумочке любовную записку (она даже не поленилась достать письмо из шкафа и, в подтверждение своих слов, показать Нэнси), как сначала, из осторожности, решила, что автор — Эндрю Линдсей или Гован Росс, и лишь потом, когда два члена троицы отпали, пришла к выводу, что это Аллан Каннингэм любит ее и не решается открыть свои чувства иначе, как в такой деликатной манере. По просьбе мисс Нэнкетт Иможен набросала восторженный и такой точный портрет Аллана, что подруга не могла скрыть удивление.

— Но… он, кажется, совсем молод? — невольно вырвалось у нее.

Иможен покраснела.

— Знаете, ему все же около сорока…

— Но сорока еще нет?

— Пожалуй… О, я догадываюсь, о чем вы думаете…

— Уверяю вас…

— Да, да, и это вполне естественно! Каким образом молодой человек мог увлечься уже далеко не юной женщиной!?! Как вы понимаете, я тоже задавала себе этот вопрос. Однако любовь порой выбирает причудливые тропы, и, благодаренье Богу, возможно, на свете еще есть мужчины, более чувствительные к внутреннему совершенству, нежели к внешнему… Впрочем, Аллан так давно возится с певичками, что ему наверняка уже осточертели безмозглые красотки… А кроме того, против очевидности не попрешь, так что нет смысла ломать голову.


Утро уже почти миновало, когда Иможен приготовила завтрак и на подносе отнесла гостье. Та приняла его с благодарностью и легким смущением. Пока Нэнси ела, мисс Мак-Картри, устроившись у изголовья постели, рассказывала о придуманной ею программе на день. Главным образом Иможен собиралась показать подруге места своей боевой славы. Однако объяснения прервал звонок — кто-то твердой рукой дергал колокольчик у калитки. Мисс Мак-Картри вскочила на ноги:

— Это Аллан!

И, подбежав к зеркалу (чем немало позабавила и умилила Нэнси), шотландка бросилась открывать.

— Я ужасно смешна, верно? — крикнула она на бегу.

Мисс Нэнкетт рассмеялась.

— Нет, просто вы влюблены, моя дорогая!

Но это оказался не Аллан — разочарованному взору мисс Мак-Картри предстал констебль Тайлер.

— Что вам надо? — весьма нелюбезно осведомилась Иможен.

— Прошу прощения за беспокойство, мисс, но я пришел к вам не совсем официально…

— И зачем?

— По просьбе сержанта…

— Ну?

— Дело вот в чем… у шефа сегодня выходной… и он хотел бы половить рыбу…

— А мне какое дело, поедет Арчибальд Мак-Клостоу на рыбалку или нет? Да пусть отправляется хоть к самому дьяволу! Я полагаю, ему не требуется мое разрешение?

— В какой-то мере, мисс… Шефу хотелось бы знать, намерены ли вы сегодня продолжать опустошения… Тогда, как вы понимаете, он останется в участке ждать трупов…

— Сэмюель Тайлер, вы что, уже с утра пьяны? Или Арчибальд Мак-Клостоу совсем идиот? А может, вы просто издеваетесь надо мной?

— Не сердитесь, Иможен, и…

— Прочь отсюда, Тайлер, пока я и вправду не разозлилась, и передайте сержанту, что он самый тупой кретин во всей Шотландии!

И, подведя таким образом итог разговору, мисс Мак-Картри повернулась спиной к озадаченному констеблю.


Нэнси надела фартук и принялась помогать Иможен по хозяйству. Обе дамы бодро орудовали тряпками и вениками, что не мешало им разговаривать, причем главную роль играла, разумеется, мисс Мак-Картри — накануне она далеко не все успела рассказать подруге. Так, в хлопотах и разговорах, прошло время до полудня. Потом они отправились на кухню готовить простой, но достаточно плотный обед: как-никак им предстояла долгая прогулка по окрестностям Каллендера. Иможен чистила лук, когда в калитку сада неожиданно постучали. Она вытерла тыльной стороной кисти распухшие от слез глаза и сняла фартук.

— Надеюсь, это не Алан! Видок у меня сейчас…

Но это был он. Увидев мисс Мак-Картри, молодой человек бросился навстречу и схватил ее за руки.

— Я очень спешил… Но вы, кажется, плачете?

— Я чистила лук.

Столь прозаический ответ несколько подпортил романтический порыв Аллана, и на мгновение молодой человек совсем растерялся, но Иможен поспешила на помощь:

— Входите скорее, дорогой Аллан! Я уверена, что теперь, когда вы здесь, моим несчастьям конец!

— Во всяком случае, я твердо намерен вас защищать и живейшим образом посоветовал бы тем, кто вам докучает, держаться подальше. Не в моих привычках позволять кому-либо отравлять жизнь человеку, которого я… который мне… Короче говоря, вы ведь понимаете, что я имею в виду?

— Да, Аллан…

Шотландка вложила в этот коротенький ответ все чувства, на какие только была способна. Они вместе пошли на кухню. Нэнси встала.

— Дорогая Нэнси, позвольте представить вам Аллана Каннингэма… Аллан, это Нэнси Нэнкетт, она тоже приехала мне помогать.

— Мистер Каннингэм, Иможен много говорила о вас…

— Весьма польщен, мисс… Надеюсь, вы не услышали ничего особенно дурного?

— О нет, скорее, наоборот!

Иможен покраснела.

— Прошу вас, Нэнси, замолчите… А вы, Аллан, уж будьте любезны, расскажите мне, по каким таким причинам вы бросили меня, едва приехав в Каллендер?

— Избавьте меня от необходимости отвечать, Иможен… Честно говоря, прочитав ваше такое доверчивое, такое теплое письмо, я надеялся, что вы… поняли истинные причины моего… бегства?

Мисс Мак-Картри не знала, смеяться ей или плакать.

— Кто бы мог подумать, Нэнси, что такой большой мальчик настолько застенчив?

— В самом деле… Ну что ж, в наказание мистер Каннингэм поможет нам готовить!

— С удовольствием!

Занимаясь стряпней (один чистил овощи, другой резал мясо, третий накрывал на стол), обитатели старого дома вели оживленный разговор. Впрочем, Нэнси очень скоро вышла из игры. Узнав о покушениях Линдсея и Росса, Аллан не мог сдержать возмущение и пару раз довольно грубо выругался, но, правда, тут же попросил у дам прощения. По мнению молодого человека, клубные знакомые решили использовать его как прикрытие. Аллан собирался по делам в Эдинбург, и, когда Линдсей заговорил о поездке в Шотландию, с восторгом принял предложение отдохнуть вместе: он ведь тоже заядлый рыболов. А потом, познакомившись в поезде с Иможен и решив, что ей гораздо симпатичнее Линдсей, Аллан воспользовался звонком из Эдинбурга, чтобы отойти в сторонку. Иможен, искренне забыв о матримониальных планах насчет Линдсея и Росса, заявила, что Эндрю ее нисколько не интересовал. Молодой человек расцвел от удовольствия.

— Но я все же кое-чего не понимаю, Иможен… — наконец проговорил он. — Зачем этой парочке непременно понадобилось ехать в Каллендер? Почему они с таким ожесточением вас преследовали и даже пытались убить?

Мисс Мак-Картри колебалась всего несколько секунд. Считая, что не вправе утаивать от будущего мужа правду, она поведала ему о своей миссии и о том, что благодаря скорому приезду сэра Генри Уордлоу дело близится к развязке. Потрясенный Каннингэм едва верил собственным ушам, а потом с чисто юношеским пылом заявил, что Иможен — самая удивительная женщина, какую он когда-либо встречал. Нэнси поддержала молодого человека, и покрасневшая от счастья мисс Мак-Картри, чтобы скрыть смущение, побежала за виски.

После обеда (Аллан признался, что в жизни не ел ничего вкуснее) трое друзей отправились на прогулку. Предварительно они решили, что Каннингэм тоже поселится в доме — присутствие Нэнси спасало приличия.

Когда они зашли в «Гордого горца» выпить чаю, Аллан Каннингэм, по описанию Иможен, сразу узнал Герберта Флутипола. Валлиец что-то спокойно жевал в дальнем углу зала и, по-видимому, не обращал ни на кого внимания. Тед Булит, разливавший по кружкам пиво, радостно приветствовал Иможен и немедленно послал Томаса принять заказ. Мисс Мак-Картри устроилась так, чтобы видеть Герберта Флутипола: под защитой Аллана она чувствовала себя очень храброй. Для начала она отпустила несколько весьма нелестных замечаний в адрес валлийцев, потом посмеялась над любителями носить слишком длинные усы. Каннингэм с удовольствием поддержал разговор, зато Нэнси, вне себя от смущения, умоляла их прекратить. Герберт Флутипол вскинул голубые глаза и стал пристально смотреть на обоих насмешников… Те попытались было продолжать в том же духе, но тяжелый взгляд валлийца портил все удовольствие. Наконец Аллан встал и двинулся к столику Флутипола.

— Мне не нравится, как вы нас разглядываете, сэр…

В зале мгновенно наступила тишина, а Тед Булит, вытирая руки, поспешно вышел из-за стойки.

— Не нравится — пересядьте.

Шотландцы привыкли к бурному кипению страстей, и невозмутимое спокойствие Флутипола по контрасту выглядело жестоким оскорблением. Почувствовав это, посетители «Гордого горца» уставились на противников и уже не отводили от них глаз, а официант Томас подошел к телефону, готовясь в случае неприятностей сразу позвать на подмогу Сэмюеля Тайлера. Тед Булит попробовал вмешаться:

— Джентльмены! Не забывайте, что здесь дамы…

— Именно поэтому я не могу допустить, чтобы этот тип так по-хамски себя вел! — хмыкнул Каннингэм.

Герберт тяжело вздохнул.

— Вы, кажется, хватили лишку?

— Я? Ну и наглость! Встаньте-ка, и я вам покажу, что с координацией движений у меня все в порядке!

— Пожалуйста, если вы так настаиваете… Но, по-моему, это ужасно глупо…

Валлиец тяжело поднялся на ноги. Присутствующие сразу решили, что шансы у двух противников удручающе неравны, и внезапно прониклись острой неприязнью к Аллану. Тед Булит, сообразив, что его миротворческие усилия ни к чему не привели, подал условленный сигнал Томасу, и тот потихоньку набрал номер полицейского участка, а потом начал отодвигать столы и стулья, чтобы освободить врагам место. По правде говоря, Каннингэм не слишком гордился собой: хорошенький подвиг — лупить толстого, рыхлого старика! Не будь здесь женщин, он бы пошел на попятную, но теперь уже не мог отступить. Флутипол, аккуратно положив на стол шляпу, поглядел на Аллана — тот возвышался над ним почти на голову.

— Ну?

— Если хотите избежать трепки, извинитесь перед дамами!

— Предпочитаю трепку!

Спокойствие и твердость валлийца произвели на окружающих такое благоприятное впечатление, что теперь почти все симпатии были на его стороне.

— Так пеняйте на себя!

Аллан приподнялся на цыпочки и, сделав два-три обманных движения, нанес короткий удар левой рукой. Целился он в переносицу, полагая, что боль и вид крови мигом урезонят противника. Но кулак Каннингэма не коснулся лица Флутипола, а то, что за этим последовало, так и осталось для молодого человека тайной. Придя в себя, он обнаружил, что лежит на спине, а все тело мучительно ноет — похоже, Аллан каким-то образом перелетел через валлийца и тяжело грохнулся об пол. Приятели Теда Булита разразились громким «ура!», а Иможен, спеша на помощь своему поверженному рыцарю, как фурия налетела на Флутипола, который, по-видимому, вовсе не думал продолжать сражение. Но, услышав чей-то суровый голос, все застыли на месте.

— Ну, что еще такое?

В дверном проеме высилась внушительная фигура Сэмюеля Тайлера. При виде Иможен констебль вздохнул.

— Мне следовало бы сразу догадаться…

Появление стража порядка сразу успокоило кипение страстей. Посетители снова уселись за столики, и, поскольку никто не подавал жалобы, констебль согласился выпить стаканчик, предложенный ему Тедом Булитом в награду за беспокойство. Мисс Мак-Картри и ее друзья при общем неприязненном молчании покинули «Гордого горца», и шотландка с грустью подумала, что продолжает наживать в Каллендере врагов.

Когда они добрались до дома, Нэнси сказала, что ее слишком напугало происшествие, и попросила разрешения лечь спать без ужина. Иможен отпустила ее, пообещав принести чашку чая. Она очень любила девушку, но сейчас гораздо больше беспокоилась о здоровье Аллана. Заставив молодого человека проглотить изрядную порцию виски, мисс Мак-Картри осведомилась, как он себя чувствует и не болит ли у него что-нибудь.

— Нет, ничего, кроме самолюбия, дорогая Иможен… Так опозориться у вас на глазах! Никогда себе этого не прощу!

— Не болтайте чепухи, дорогой друг!

— Этот тип казался ужасным размазней… Откуда я мог знать, что он так здорово владеет дзюдо?!

— Разумеется, Аллан! И только трус способен пользоваться подобными приемами!

— Вы и вправду на меня не сердитесь, дорогая Иможен?

Растроганная мисс Мак-Картри погладила молодого человека по щеке.

— Аллан… Я никогда не забуду, что ради меня вы рисковали жизнью… Но сейчас мне надо отнести чаю бедняжке Нэнси. Расслабьтесь и отдохните. Я скоро вернусь.

Мисс Нэнкетт слишком разнервничалась, чтобы уснуть. Ее лихорадочное возбуждение встревожило шотландку, и она подумала, не разумнее ли вызвать врача. Однако Нэнси, узнав о ее намерениях, резко воспротивилась. Девушка сказала, что волнуется только потому, что до нее наконец дошло, какой опасности подвергается Иможен. Сама Нэнси еще не скоро забудет мрачный взгляд этого ужасного валлийца! Она нисколько не сомневалась, что он без колебаний убьет Иможен, лишь бы завладеть документами, и дрожала от страха за подругу. Мисс Мак-Картри еще никто никогда не выказывал такого участия, и, вне себя от смущения, она с трудом сдерживала слезы.

— Я обещаю вам вести себя очень осторожно, дорогая Нэнси!

— Этого мало, Иможен… Мы не может все время быть рядом с вами, а я чувствую, как это чудовище бродит вокруг, выжидая удобного момента!

В голосе Нэнси звучала такая убежденность, что мисс Мак-Картри невольно прониклась ее тревогой.

— Дорогая моя, не могу же я ускорить возвращение сэра Генри!

— Зато, быть может, стоит подыскать другой тайник? Это избавило бы вас от необходимости таскать документы при себе!

— Я не знаю ничего надежнее!

— Но, послушайте, это ведь так опасно!

— Тем хуже.

— Не говорите так, Иможен, вы сводите меня с ума… Вот что, а почему бы вам не доверить бумаги мистеру Каннингэму?

— Аллану?

— Вы ведь ему доверяете, правда?

— Разумеется, но не могу же я подставить Аллана под удар вместо себя!

— А кто об этом узнает? Наоборот, отдать бумаги мистеру Каннингэму — самый надежный способ уберечь их от этого гнусного типа! И я уверена, что мистер Каннингэм будет глубоко тронут таким знаком доверия…

Последний аргумент открывал перед мисс Мак-Картри весьма заманчивые перспективы. Поистине, вручив Аллану свою честь, Иможен сделает тем самым нежнейшее признание, и, возможно, тогда молодой человек решится сказать слова, которых она так ждет…

— Вы, несомненно, правы, Нэнси… Я подумаю…


Каннингэм по-прежнему сидел в гостиной. Виски мисс Мак-Картри, несомненно, пришлось ему по вкусу. Как только она вошла, молодой человек вскочил и продолжал стоять, пока Иможен не опустилась в кресло напротив.

— Как себя чувствует мисс Нэнси?

— Лучше… Бедная девочка тревожится за меня. Боится, что на меня снова нападут и отнимут планы «Кэмпбелл-семьсот семьдесят семь», а потому даже уговаривала отдать пакет вам.

— Блестящая мысль! Клянусь, что уж у меня его точно никто не отнимет!

— Не сомневаюсь, Аллан… но вы ведь должны понимать, что эти бумаги доверили мне… и я не могу передать их постороннему.

— Разве я для вас посторонний, Иможен?

— Нет, конечно, но…

Молодой человек быстро схватил ее за руки.

— Иможен… пора открыть вам всю правду… Вы ведь догадались, какие чувства я к вам питаю, да? Я не осмелился подписать то письмо… Но, быть может, теперь вы позволите мне сделать признание, на которое я так долго не решался?

— Про… прошу вас…

— Иможен, я люблю вас… Хотите стать моей женой?

Шотландка вскрикнула, как раненая птичка.

— Я рассердил вас? Вы мне отказываете?

— Нет-нет, Аллан… но… я старше вас… на много лет…

— И что с того? Любовь не обращает внимания на возраст… У вас сердце двадцатилетней девушки! Гораздо моложе моего… Скажите «да», Иможен! И вы сделаете меня счастливейшим из людей!

— Подождите… подождите минутку… я…

Мисс Мак-Картри вскочила и, выбежав на кухню, поспешно заперла за собой дверь. Потом она выпила стакан холодной воды, расстегнула платье, достала драгоценный пакет и, снова застегнувшись, вернулась в гостиную.

— Вот документы, которые едва не стоили мне жизни, Аллан… То, что я отдаю их вам, — знак наивысшего доверия… Но раз мы поженимся и будем делить горе и радость, вполне справедливо уже сейчас нести бремя ответственности вдвоем.

Каннингэм положил конверт в карман.

— Иможен, пока я жив, они его не получат!

— Им придется убить и меня вместе с вами, дорогой Аллан!

Романтический порыв вознес обоих на такую высоту, что теперь они смущенно переминались с ноги на ногу, не зная толком ни что говорить, ни что делать. Наконец, поборов стыдливость, мисс Мак-Картри проговорила:

— Разве обычай не требует, чтобы жених поцеловал невесту?

— Я не осмеливался…

Каннингэм заключил Иможен в объятия, и она протянула губы, надеясь насладиться первым в жизни поцелуем, но Аллан чмокнул ее в лоб. И шотландка подумала, что ее милый и в самом деле слишком робок.

Перед сном Иможен решила выпить чашечку чаю, и Аллан побежал на кухню. Вернувшись, он заявил, что теперь каждый вечер будет сам готовить ей чай. Такая забота слишком тронула мисс Мак-Картри, и она не посмела сказать жениху, что чай у него получился очень неважный — и горьковат, и сахар он явно забыл положить. Наверное, от волнения, решила она.

Скоро Иможен погрузилась в блаженное тепло, перед глазами замелькали приятные видения, и она поняла, что засыпает. Шотландка попыталась бороться со сном, но усталость одержала верх над ее волей. Иможен распрощалась с Алланом и, еле передвигая ноги, стала подниматься по лестнице. Проходя мимо комнаты Нэнси, она хотела было заглянуть к девушке и рассказать об их с Алланом обручении, но сил не хватило. Даже раздевалась она бесконечно долго, то и дело впадая в сонное оцепенение и лишь с величайшим трудом возвращаясь к действительности. Наконец мисс Мак-Картри натянула ночную рубашку и упала на кровать. Последнее, что она успела заметить, — это шум ветра, налетевшего с вересковых пустошей. И в его завываниях Иможен явственно расслышала звуки «Свадебного марша» Мендельсона.


ГЛАВА IX | Не сердись, Иможен | ГЛАВА XI