home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Свободно перемещаться внутри Ясности люди не могли, но были там и другие существа, которых это ограничение не касалось.

Дари получила новое тому подтверждение, когда появился Посредник. Это странное существо всплыло из непроницаемого пола комнаты, как серебристое привидение. На полпути он остановился и начал постепенно уменьшаться в размерах. Когда Луис Ненда и Атвар Х'сиал вбежали в комнату и впервые увидели его, перед ними возвышалась раздутая полусфера, вросшая в твердый пол. Посредник выглядел в точности как верхняя часть Того-Кто-Ждет.

Голова в форме цветка наклонилась к вновь прибывшим, а затем повернулась обратно к Ребке, Лэнг и проснувшемуся В.К.Талли. Вживленный компьютер, бледный и трясущийся, был полностью готов к приему информации.

– Мы ждали тебя все время, прошедшее с нашей последней встречи, – произнес Ребка. – Есть большие проблемы. Ты знаешь, кто такие зардалу?

– Конечно. – Голова-цветок опустилась ниже и закивала. – Поскольку я отвечаю за их появление. Это я выключил стазис, чтобы начать их реанимацию. Чем вызван твой вопрос?

– Сейчас они уже проснулись.

– Как и должно быть.

– И они очень опасны. Они уже нанесли телесные повреждения двоим из нашей группы и угрожают остальным. Я уверен, что ты доставил нас сюда не за тем, чтобы зардалу нас уничтожили.

Посредник ответил не сразу. Он забубнил низким голосом: «Люди, кекропийцы, зардалу… люди, кекропийцы, зардалу…» Затем, после нескольких секунд молчания, он сказал:

– Присутствуют и доступны все. Так, как должно быть. Процесс можно начинать…

– Нет, если это касается кого-либо из нас. – Ребка вышел на шаг вперед, достаточно близко, чтобы дотронуться до сияющей поверхности Посредника. – Пока ты не выслушаешь нас и не ответишь на наши вопросы, мы ничего делать не будем.

– Так не может быть. Ваше участие… требуется.

– Хорошо, тогда попробуй его добиться, не поговорив с нами. Мы и пальцем не пошевелим. Ни человек, ни кекропийка. Недалеко отсюда есть точка входа в транспортную систему. Если потребуется, мы воспользуемся ей.

Ребка сделал пробный заход в надежде выудить побольше информации. Но ответ Посредника лишь подтвердил догадку Дари.

– Это будет самым неразумным шагом. Без задействования определенных ключей нет никакой гарантии безопасной переброски. Перенос наверняка приведет к фатальному исходу.

– Но нам придется рискнуть. Мы не будем сотрудничать, пока не получим от тебя некоторых ответов.

– Я сказал вам, что ваше участие требуется. – Посредник вновь замолчал на несколько секунд. – Я выслушаю вас и, если необходимо, отвечу. Но не долго.

– Как недолго?

– Не более восьми ваших часов.

– Этого вполне достаточно. Позволь рассказать тебе о зардалу, и о том, что они делают.

– Я слушаю. – Голова-цветок вздохнула. – Говори, если считаешь нужным.

Посредник слушал объяснения Ханса Ребки в полном молчании, остальные тоже. Прервали его только когда Луис Ненда злобно выругался, когда Ребка стал рассказывать о мучениях, которым зардалу подвергли Каллик.

– Очень хорошо, – произнес Собеседник, когда Ребка поведал о последних угрозах зардалу. – Все это очень хорошо. Началось.

– Что началось? – Процесс отбора. – Посредник поднялся сквозь пол, впервые показав Ненде и Атвар Х'сиал все свое тело и зубчатый хвост. – Зардалу, похоже, поняли, что от них требуется, без пояснений. Но вы… слушайте внимательно.

Для Строителей это была просто Проблема. Но по сравнению с ней все, начиная от трансформации планет и кончая созданием звезд, было тривиальным. И, как все проблемы, требующие полной концентрации, она была совершенно абстрактна. «Что ожидает в далеком будущем Вселенную?»

Занявшись поисками ответа на этот центральный вопрос, Строители неизбежно пришли к другому, затрагивающему их самих: «Каково назначение Строителей и какую роль они играют в эволюции Вселенной?»

Ответить Строители не смогли, но они жили чрезвычайно долго и были бесконечно терпеливы. Они думали над этими вопросами в течение двух миллионов лет и в конце концов пришли к выводу, который оказался хуже самого вопроса: это был парадокс.

Они решили, что хаотичность элементов делает далекое будущее Вселенной непредсказуемым в геделевском смысле: его нельзя предсказать, находясь внутри самой Вселенной; но предсказуемо будущее или нет, оно непременно наступит. Таким образом, со Строителями, либо без них, неразрешимая пока проблема в конце концов будет решена.

Столкнувшись с парадоксом. Строители приняли типичное для них решение. Они сосредоточились на самих себе, глубоко зарывшись в природу собственного сознания. Они изучали мыслительные процессы и мыслящие структуры. Они исследовали мысль и причудливые пути, которыми движутся их индивидуальные различия, но так и не смогли решить: являются ли эти детали атрибутами Проблемы, или же вовсе к ней не относились?

И вновь Строители зашли в тупик. Хуже того, их неспособность справиться с Проблемой оказала разрушительное воздействие на самих Строителей. Вместо медленной эволюции и развития, которые длились уже сотни миллионов лет, начался быстрый процесс деградации Строителей. Появились регрессивные формы Строителей – фаги.

Это был способ уйти от непосильной для разума проблемы. Лишенные сознания, предавшие забвению собственную историю и достижения цивилизаций – фаги оставались такими же долгожителями, как и их разумные братья. Очень скоро они заполонили весь рукав. Где жили Строители, там обитали и всеядные фаги. Из-за отсутствия интеллекта и замедленных рефлексов они редко представляли опасность, но для столь же медленно двигающихся Строителей они стали чрезвычайно сильным источником раздражения.

Строителям опять пришлось отступить перед вставшей на их пути новой трудностью.

К решению Проблемы они не приблизились, но они и не спешили. Они решили подождать, погрузившись в долговременный стазис, оставив свои сооружения и своих слуг, чтобы те пробудили их в нужное время, когда обстоятельства изменятся. Затем они вновь приступят к решению Проблемы, но уже в следующей эпохе.

В этом решении присутствовала своя логика: Строители не могли справиться с проблемой в одиночку и рассчитывали, что в будущем у них появится помощь.

Исследуя Галактику, Строители не встретили никого, хотя бы отдаленно напоминающего их самих; но они обратили внимание на другие жизненные формы, на существа из так называемых «малых миров», состоящих из тяжелых элементов, чей генезис весьма мало напоминал эволюцию самих Строителей в атмосфере газового гиганта. Новые формы отличались…

– Чем? – Этот вопрос задала Атвар Х'сиал при помощи Луиса Ненды. Так впервые прервалось медленное повествование Посредника.

– Коротким сроком жизни, – ответил Посредник без малейшей паузы. – Необычайно эфемерные, но тем не менее преисполненные агрессивности, иррациональных вожделений и нелогичных ожиданий. Далекие от того, чтобы принести пользу, но в то же время…

У Строителей не было никаких трудностей с краткосрочными прогнозами на десять – двадцать миллионов лет вперед. Их аналитический инструментарий позволял вполне адекватно определять скорость развития разумных существ, а также предсказывать с большой точностью, какие жизненные формы на своем эволюционном пути неизбежно придут к самосознанию, разуму и технологии.

Труднее было предсказать идейную эволюцию этих форм. Разработают ли они собственное представление о назначении Вселенной? Станут ли они в один прекрасный день, несмотря на свое странное происхождение, достойными помощниками самих Строителей?

Никакая техника Строителей не могла дать ответ на этот вопрос. Он тоже был связан с Проблемой, и оказался им не по зубам.

Строители обнаружили три основных вида разумных существ, сформировавшихся на малых мирах рукава. Они предсказали, что каждый из них может оказать решающее влияние на будущее. Одному из этих видов разумных существ надлежало добавить мыслительным процессам Строителей новое измерение, необходимое, чтобы возобновить изучение Проблемы. Одному из них. Но которому?

На этот вопрос нельзя было ответить, пока не окончилась эволюция этих разумных существ и не сформировались их цивилизация и философский фундамент. Только одна вещь была совершенно очевидна: несмотря на то, что все три вида отличались от Строителей, самым полезным, с точки зрения добавления новой грани к процессу мышления Строителей, будет тот, который в наибольшей степени отличается от самих Строителей.

– Ты настойчиво доказываешь, что мы отличны от Строителей, – сказала Дари. – Да, у нас гораздо меньше продолжительность жизни, и мы весьма далеки от их технических достижений. Однако это нельзя считать принципиальными отличиями – время многое сгладит.

– Оно может, и оно сгладит. – Серебристая голова-цветок закивала, полыхая внутренними огнями. – Но время не может изменить определенные элементы, присущие вам, зардалу и кекропийцам. Присущие лотфианам и хайменоптам тоже, как выясняется, хотя эти разумные существа пришли позже, и их влияние на события в рукаве гораздо меньше. Элемент, которым обладаете все вы, трудно определить одним словом. Я назову его «расточительностью».

– Лучше бы ты назвал его как-нибудь по-другому, если хочешь, чтобы я понял тебя, – произнес Луис Ненда. Что это значит?

– Плодовитость. Избыточность. Неэкономность. – Посредник колебался, подыскивая слова. К настоящему моменту он уже весьма преуспел в совершенствовании своей речи, несмотря на пристрастие к продолжительным, таинственным паузам. Дари задумалась, насколько искажена сообщаемая им информация из-за ошибок перевода. У нее прямо руки зачесались воспользоваться одним из многоязыковых переводящих устройств, столь обычных на далеких Вратах Стражника и, увы, столь редких в бедных мирах типа Опала.

Далекие Врата.

Она вдруг осознала, что с Ясности, Опал и Врата Стражника кажутся близкими соседями. Восемьсот световых лет – ничто по сравнению с тридцатью тысячами.

– Вероятно, лучше будет привести пример, – продолжил наконец Посредник. – Я функционирую уже много миллионов лет. И, вероятно, проработаю еще несколько миллионов. Если во мне возникнут неисправности, я починю сам себя. При необходимости я способен модифицировать и улучшать свои оперативные возможности и конструкцию.

– Я – сконструированный объект, но сами Строители, мои создатели, естественно, развиваются по тому же пути. Они живут, по вашим меркам, вечно и способны на индивидуальное самоусовершенствование и трансформацию.

– Сравните это с представителями ваших миров. Вы живете очень мало – любой из вас, но, зная, что каждый обязательно умрет, и умрет очень скоро, вы вовсе не терзаетесь мыслями о смерти или о будущем без вас. По стандартам Строителей, вы невероятно быстро размножаетесь и в равной степени быстро изменяетесь как вид. Вы неспособны на самоусовершенствование как индивидуумы. Но это роли не играет, поскольку, что самое поразительное, вопрос выживания индивида не имеет для вас значения.

Луис Ненда толкнул локтем Дари:

– Слышишь? Меня не проведешь.

– Тс-с.

– На многих малых мирах Строители обнаружили прекрасно сконструированные организмы, – продолжал Посредник. – Они могли отлично бегать, или летать, или парить в воздухе, или же мастерски охотиться за другими живыми существами, но Строители обнаружили также нечто более удивительное. Если организм начинает ухудшаться по какому-либо из своих функциональных показателей – от старости в результате мелких повреждений – он попросту списывается. Ему позволяют умереть. Такой чудесный механизм выбрасывается, а другой, не менее замечательный, создается, чтобы занять его место. Подобный способ поддержания жизни, подобная «расточительность» и сама идея, что такой способ в конце концов приведет к возникновению разумной жизни, так же чужды Строителям, как и непостижимы для них. Ибо разум, если только он имеется в наличии, непременно должен базироваться на накоплении опыта.

– Но, как говорили между собой Строители, в этой непостижимости заложена возможность достижения прогресса в решении Проблемы. Все сходное они испробовали. Таким образом, непохожесть абсолютно необходима для продвижения вперед. Строители не знали, какая именно из новых разумных форм окажется наиболее отличной от них, но они были убеждены в одном: им нужна только самая непохожая. Поэтому они предприняли шаги для осуществления необходимой процедуры селекции.

– А это было просто. Достижение всеми тремя разумными расами уровня, достаточного чтобы выбраться из своих маленьких миров и начать исследовать артефакты Строителей, разбросанные по всему рукаву спирали, означало, что они уже созрели. Как только представится возможность, будут взяты представители всех трех видов. Их доставят сюда. Здесь-то и произойдет процесс селекции. Возможно, понадобится стазис, чтобы представители оказались на месте одновременно, но сложностей это не представляло. Стазисная технология существует уже 150 миллионов лет. В любом случае Строители предсказали появление всех трех разумных форм примерно в одно время.

– Не предполагалось только то, что представители двух форм могут появиться здесь вместе, как случилось с вами. – Голова-цветок кивнула в сторону Ненды и Атвар Х'сиал. – Однако проблемы здесь нет. На самом деле все становится проще, поскольку мне не потребуется повторять объяснения. Таким образом, в дальнейшем ожидании нет нужды.

Голос Собеседника становился глубже и тише. Серебристое тело медленно уходило вниз. Вскоре хвост уже скрылся в полу, а за ним и нижняя часть сферы.

– Теперь все три разумных существа имеются в наличии, – сонно произнес Посредник. – Условия соблюдены. Моя первоначальная задача выполнена. Процесс селекции можно начинать. На самом деле действия зардалу показывают, что он уже начался…

– Подожди! – воскликнула Дари. Из пола торчала только голова-цветок. – Скажи, где сейчас находятся сами Строители.

Медленное погружение на секунду затормозилось.

– Я знаю многое. – Апатия в его голосе уступила место странной боли. – Но ЭТО мне неизвестно.

Слепая голова кивнула. Серебряный пятиугольник скрылся из глаз, провалившись вниз.

Ханс Ребка, Луис Ненда и Атвар Х'сиал поняли все сразу. Только Дари Лэнг, профессору не от мира сего, да В.К.Талли, вживленному компьютеру, тем буквально не от мира сего, потребовались объяснения, которым они все равно верили с трудом.

После ухода Посредника они снова и снова задавали все те же вопросы своим компаньонам.

– Дари, ну сколько раз тебе нужно повторять одно и то же, – не выдержал наконец Ханс Ребка. – Помни, что мы имеем дело с чужим мышлением. С их точки зрения, они поступают совершенно логично. Они убедили сами себя, что существа, способные помочь им в решении проблемы, должны в наибольшей степени обладать тем, что, по их мнению, является особенностями «малых миров»; агрессивностью, энергией и непохожестью. Строители хотят работать только с одной разумной формой, поэтому они намерены ее выбрать. Или, скорее, они предоставят возможность этой форме выбрать саму себя. «Процедура селекции» подразумевает именно это.

– Можно мне говорить?

– Нет, – отрезал Ненда. – Тебе можно слушать. Я объясню тебе все по слогам, Талли. Похоже, вам двоим это просто необходимо. Строители организовали тройное состязание. Между людьми, кекропийцами и зардалу. Победитель получит большой приз – возможность остаться в живых и шанс работать вместе со Строителями. Проигравших ждет сам понимаешь что.

– Но это же абсолютно… – Дари остановилась на полуслове. Она чуть было не сказала «негуманно», что в данном случае было совершенно не к месту. Она поправилась: – Это же абсолютно по-варварски. Вот вы, Ненда. Вы же не станете драться со своей подругой Атвар Х'сиал, не так ли?

– Конечно нет. – Ненда посмотрел на громадное тело кекропийки. – По крайней мере, пока я не буду уверен, что выиграю. Послушай, профессор, что я буду делать, а что нет – это сейчас не важно. Нам объяснили правила. Они нам не нравятся. По-моему, у нас есть единственный вариант дальнейших действий, и Ат согласна со мной – она следит за нашей беседой. Сначала нам следует позаботиться о зардалу и надрать им задницы. А уж после этого решать: устраивать ли разборку между людьми и кекропийцами.

– Их четырнадцать, – тихо произнес Талли. – А нас всего девять, причем четверо уже пленники зардалу.

Ненда фыркнул.

– Ты предполагаешь объяснить Посреднику, что такая арифметика несправедлива? К тому времени, когда он появится опять, мы все успели уже на тот свет отправиться.

– Ненда прав. В.К., – опять вступил в разговор Ребка. – Не имеет значения, как мы оказались в таком положении и нравится оно нам или нет. Необходимо принять все как есть и спланировать свое поведение так, чтобы остаться в живых. Если мы будем сидеть сложа руки и ждать, пока вернутся зардалу, ничего хорошего не выйдет. Они обнаружат, что мы ни о чем полезном для них с Посредником не договорились, и истребят нас.

– Но что же нам делать? – Дари чувствовала, что Ребка ни на йоту не разделяет ее беспокойства. Он был холоден и рассудителен, словно здесь шло обсуждение условий посадки на Опал. – Зардалу могут вернуться в любой момент.

– Могут, и, вероятно, так и сделают. – Ребка окинул оценивающим взглядом каждого члена группы. – Итак, давайте подытожим, что у нас есть.

– Правильно! – сказал Ненда. – А потом произведем небольшую рекогносцировку и посмотрим, где они и что делают. У меня есть в этом опыт. У Ат тоже. Талли расскажет, где их искать.

– Они такие большие и сильные… – Дари почувствовала, что ей тяжело высказывать вслух свои мысли, поскольку одно воспоминание о зардалу бросало ее в дрожь. И ей вовсе не нравился взгляд Ненды – странная смесь злости и удовольствия.

– А что даст наблюдение за ними? – продолжила она. – Это не сделает их слабее, а нас сильнее.

– Неверно. – Ненда бросил на нее сердитый взгляд. – Информация – это сила, дорогуша. Мы малость подсмотрим за ними, а потом вернемся и выложим все, что у нас есть, и что мы знаем. Затем быстро нападем на них. Так что держитесь, зардалу! Готов спорить – этого они меньше всего ожидают.

Дари тоже менее всего этого ожидала. Выложим – что? У них не было ничего – даже информации. Все козыри у зардалу: сила, численность, беспощадность, пленники.

Но глядя на выражения лиц Ханса Ребки и Луиса Ненды, она поняла, что ее мнение здесь в расчет не принимается.


предыдущая глава | Расхождение | cледующая глава