home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Исследование Лимбо

Океан Лимбо казался по-прежнему спокойным и безмятежным. Но Бони, едва показавшись из люка, осторожно осмотрелся по сторонам. Пузырчатых существ не было видно. Маленькие лиловые зонтики торопливо открывались и закрывались, стремясь быстрее уплыть от Бони. Казалось, они боялись его больше, чем он их. Он помахал рукой Лидди, которая смотрела на него из иллюминатора. Девушка показалась из люка, и Бони убедился, что связь с кораблем действует. Затем он покрутил вентиль регулировки внутреннего давления скафандра и медленно заскользил к поверхности.

Он посмотрел вниз. Лидди следовала за ним. Ее стройную фигуру скрывал чрезмерно раздутый скафандр. Единственным неприятным моментом было то, что радио, предназначенное для работы в космосе, никуда не годилось под водой. Но, несмотря на это, благодаря удлинению проводов Бони мог общаться с Фрайди Индиго. А вот с Лидди он мог переговариваться, только если они приближались почти вплотную друг к другу. А это означало, что они не могут себе позволить удаляться друг от друга на большое расстояние. Бони отер перчаткой слой крошечных пузырьков, покрывающих стекло его шлема. Но через минуту стекло вновь осыпали пузырьки. В этой насыщенной газом воде и не могло быть иначе. Высокое содержание кислорода, должно быть, было на пользу местным подводным жителям, но людям в скафандрах причиняло лишь неудобство. Им казалось, что они внутри гигантской бутылки с содовой.

Свет постепенно становился ярче, совсем как тогда, когда Бони поднялся на вершину подводного хребта. В громоздком скафандре было слишком трудно поворачивать голову, чтобы глядеть по сторонам. Бони вытянул шею, чтобы осмотреться, и удивился, что способен различить какие-то тени, передвигающиеся над его головой. Волнение на поверхности? Это означало, что корабль действительно засел не глубже тридцати метров.

Но прежде чем он смог подтвердить свою догадку, его голова, пробив поверхность, попала прямо под ослепляющие лучи солнца. Фоторецепторы шлема немедленно зафиксировали избыточную дозу ультрафиолета и тотчас изменили цвет стекла. Бони покачивался на поверхности, точно поплавок. Верхняя часть его туловища возвышалась над водой, нижняя оставалась под поверхностью. В нескольких метрах от него из воды выскочила Лидди. Неторопливая волна то подбрасывала их, то опускала, пока они гребли навстречу друг другу. Бони решил проверить работу радиосвязи.

— Лидди?

— Я слышу тебя. Мой скафандр зафиксировал избыточный уровень света. А твой?

— Да. Огромное голубое солнце, — Бони указал вверх. — Вот уж странно.

— Ты имеешь в виду, что оно странно выглядит. Но это не удивительно.

Нет. Я имею в виду, что оно действительно странное. Любой астроном подтвердит, что на планете, вращающейся вокруг огромной голубой звезды, не может существовать жизнь. Подобная звезда не может оставаться в этой стадии достаточно долго для того, чтобы на планете появилось что-то живое.

— Скажи это тем странным маленьким зонтикам, которые плавают у самого дна. Кажется, они не имеют понятия об астрономии. Бони, Фрайди может нас слышать?

— Если только нам понадобится что-то передать ему. Хочешь поговорить с ним? Пока цепь отключена.

— Нет. Я просто подумала, что могу сказать то, что ему лучше не слышать. Впервые за все время мы далеко от него. Вдвоем. Разве не здорово?

Бони испытывал смешанные чувства. Конечно, здорово, что рядом нет Индиго, отдающего приказания и использующего Лидди в качестве личной сексуальной игрушки. Но это лишь одна сторона медали...

Когда следующая волна подняла их, Бони огляделся по сторонам. Он надеялся высмотреть тот таинственный летающий предмет, очертания которого видел над головой во время первой вылазки. Но ничего подобного не заметил, лишь вдалеке слева над морем мелькнула длинная горизонтальная полоса. Земля? Или облака? Но прежде чем он успел рассмотреть полосу получше, гребень волны прошел и их опустило вниз.

— Лидди, посмотри в ту сторону, когда мы снова окажемся на гребне волны. Мне кажется, я что-то увидел на горизонте. Может облака. Если, конечно, на этой планете они есть.

Пока они ждали, Бони включил связь с кораблем.

— Мы на поверхности. Через некоторое время я попробую включить управление скафандра. Мне кажется, что здесь, наверху, оно должно работать. Если придется отстегнуть от скафандра линию связи, я это сделаю. Мы не потеряем шнур. Буй останется на поверхности, а сигнальный маяк поможет нам заметить его даже издалека.

Фрайди Индиго лишь что-то проворчал в ответ.

Это было еще одно приспособление, которое Бони сконструировал из ничего, а Индиго принял как должное. Очевидно, такое для него обычно. Если ты богат, то можешь купить все, включая людей с их мозгами. Бони отключил связь раньше, чем капитан успел запретить ему осуществить задуманное. Бони убедился, что маяк действует, а затем отсоединил шнур, соединявший его с кораблем. Вдруг он услышал взволнованный голос Лидди.

— Там не только облака, Бони. Там облака и земля.

Он посмотрел туда, куда она указывала, но слишком поздно. Они вновь соскользнули с гребня волны вниз.

— Ты уверена?

— Уверена, словно уже стою на ней. Посмотри сам. Подожди, пока нас опять поднимет на гребень, и увидишь, как волны бьются о берег.

Если там действительно земля, они без труда смогут улететь отсюда. Гравитационное поле планеты было слишком слабым, и двигатели ракеты наверняка заработают в атмосфере.

Но в какой атмосфере? Анализ проб воды, сделанный ранее, показал высокую концентрацию растворенного кислорода. Это обнадеживало. Кислород мог попасть в воду только извне.

Бони посмотрел на датчики своего скафандра. Они были устроены так, чтобы предупредить обладателя скафандра об опасности, исходящей из окружающей среды. Красные огоньки мигали. А это означало, что дышать без шлема все-таки можно. Повышенное содержание углекислого газа датчики определили как не представляющее угрозы для жизни. Но попробуйте подышать таким воздухом долго — и окажетесь в весьма незавидном положении.

— Видишь? — вновь закричала Лидди. — Это земля.

Но Бони опять не успел рассмотреть. Он греб, пока не оказался рядом с девушкой.

— Лидди, я собираюсь сделать две вещи. Я хочу, чтобы ты наблюдала, но не приближалась. Если что-нибудь случится, найди шнур и спускайся вниз.

Он отстегнул от своего скафандра шнур и маяк. Увидев это, Лидди нервно произнесла:

— Бони, не делай глупостей. Я не позволю.

— Постараюсь. Для начала я собираюсь сделать весьма простую вещь. Если мы хотим добраться до определенного места, то глупо было бы пытаться попасть туда вплавь. Надо опробовать, работает ли управление скафандром. Это я и собираюсь сделать. Нужно убедиться, что оно не испортится, не взорвется или не поведет себя непредсказуемо. Я хочу, чтобы ты осталась здесь. Не надо плыть за мной.

Бони медленно поплыл в сторону и остановился, только когда удалился от девушки на тридцать или сорок метров. С помощью рук он развернулся в воде так, чтобы видеть Лидди. После этого постарался крикнуть как можно увереннее:

— Все в порядке. Сейчас я поплыву к тебе.

Он повернул рычаг управления глубиной до среднего деления, но и при таком импульсе наискось ушел под воду. Бони видел, как вода поднимается до уровня его глаз. Внезапно он полностью ушел под воду и несколько мгновений не видел ничего, кроме голубовато-зеленых пузырьков. Он тотчас выключил управление скафандром. Выскочив из воды, словно поплавок, он оказался нос к носу с Лидди. Ее лицо, отразившее сразу и удивление, и облегчение, должно было выглядеть по меньшей мере комично. Но ничего подобного. И это не удивило Бони, ведь он испытывал точно такие же чувства.

Стараясь сохранять спокойствие, он сказал:

— Думаю, нам сопутствует удача. Будь осторожнее, когда станешь включать управление своего скафандра. Постарайся установить рычажок на самое нижнее или среднее деление. А теперь более хитрая задача. Я хочу закачать в скафандр немного воздуха извне.

— Но, Бони, это опасно! Вдруг это ядовитый газ?

— Не думаю. Мы знаем, что в воде содержится в основном углекислый газ. Между ним и тем газом, что находится в воздухе, должен существовать баланс. Очень важно знать, сколько кислорода содержится в атмосфере. Но если его будет слишком много или слишком мало, я начну задыхаться, а потом потеряю сознание. Наблюдай за мной и будь готова перекрыть доступ внешнего воздуха в мой скафандр.

— Пожалуйста, Бони, не надо.

— Надо. Я не знаю, как долго мы пробудем на Лимбо, но не хочу, чтобы все это время мы жили в скафандрах, страдая от неопределенности.

Сначала Бони убедился, что горловина охватывает герметично, и поэтому остальная часть скафандра останется наполненной воздухом, даже если шлем снять совсем. Давление внутри скафандра должно быть выше, чем снаружи. В противном случае Бони камнем пойдет на дно.

Воздух со свистом выходил из шлема, и Бони поймал себя на том, что сдерживает дыхание. Ситуация напоминала случай с повешением, когда приговоренный к казни, стремясь положить конец мучительному ожиданию, поджимает ноги прежде, чем откроется люк. Смысл был в том, чтобы как можно скорее покончить со всем этим.

В ушах у него защелкало. Воздух вышел из шлема, и Бони чуть глубже погрузился в воду. Теперь воздух входил в шлем. Запах инопланетного моря наполнил ноздри. Бони широко открыл рот и глотнул воздух Лимбо.

Он почувствовал головокружение, и на мгновение его охватила паника. Он начал задыхаться, перед глазами поплыли круги. Что-то сдавило горло и обожгло легкие. Он вспомнил предостережение Лидди о ядовитом газе. Но в следующую минуту Бони осознал, что странные ощущения вызваны всего лишь высокой концентрацией озона в атмосфере. И это предположение было вполне обоснованно. Голубой гигант давал Лимбо обилие ультрафиолета, и тот производил ионизацию кислорода с образованием трехатомных молекул озона.

Спокойное, разумное объяснение происходящего сделало свое дело. Дыхание Бони выровнялось, в глазах прояснилось. В тот же миг он увидел, что Лидди спешит ему на помощь.

— Нет, — он схватил девушку за руки, — все в порядке, я могу дышать. Давление немного повышено и содержание кислорода тоже. Не знаю, каковы будут последствия длительного пребывания в такой атмосфере, но мы всегда можем вернуться на корабль и восстановить силы.

Внезапно Лидди произнесла:

— Прекрасно. Теперь моя очередь. Я тоже сниму шлем.

— Подожди.

Приближалась новая волна. Она подняла Бони высоко в воздух, и он наконец смог посмотреть в нужную сторону. Бони увидел черную массу, вздымавшуюся над морем, и узкую, ослепительно белую полосу перед ней.

Земля и линия прибоя. Они располагались всего в нескольких километрах от того места, где покачивались на волнах Бони и Лидди.

— Потерпи немного, Лидди. Если мы хотим выбраться на берег, нам не стоит снимать шлемы. Я сейчас надену свой, а потом покажу тебе, как пользоваться управлением передвижения.

Лидди удалось справиться с передвижением только с третьей попытки. Сначала она выбрала неправильный угол старта. Ее утащило под воду, а затем вытолкнуло на поверхность метрах в сорока. Издалека ее голова в шлеме напоминала раздутый череп морского чудовища. Во время второй попытки Бони стартовал слишком высоко. Он беспомощно прокатился по поверхности и сильно ударился о встречную волну. Радиосвязь донесла до него заливистый смех Лидди.

Берег полого спускался под воду, и волны начинали образовывать буруны уже в двухстах метрах от края воды. До него оставалась еще добрая сотня метров, а Бони и Лидди уже сумели нащупать ногами дно.

Они увидели перед собой унылую равнину, усыпанную черной и коричневой галькой. Бони преодолел последние десять метров и опустился на колени. Лидди с беспокойством подошла к нему.

— С тобой все в порядке?

— Да. Просто хотел найти кое-что. Ты можешь снять шлем прямо сейчас. Только сначала сядь. В первый момент у меня сильно кружилась голова.

Девушка плюхнулась рядом с Бони. Он услышал шипение выходящего из шлема воздуха. Шипение сопровождалось тихим голосом Лидди:

— Ты сказал, что ищешь что-то. Что именно?

Бони чувствовал, что ужасно нервничает. Да, не быть ему героем. Он ответил:

— ¦ Я искал признаки жизни. Маленьких крабов, креветок, песчаных блох, морских уточек или что-то похожее, — он разворошил руками гальку, — но не вижу ничего живого. Даже растений. А ты?

— Ничего. Но ты много чего видел под водой, не так ли? Растений и животных. Что это значит?

Бони встал и посмотрел туда, где над неровной линией горизонта возвышались черные скалы.

— Если и там ничего нет, а я думаю, что так и окажется, то, несмотря на то, что мы видели под водой, угрозы с суши можно не опасаться. Помнишь, я сказал тебе, что на планете близ голубого гиганта не может быть жизни, так как она не успеет эволюционировать?

— А я ответила, что, судя по всему, эта теория ошибочна. На Лимбо есть жизнь.

— Но, я думаю, астрономы правы лишь наполовину. На Земле миллионы лет назад в воде жизнь существовала задолго до ее появления на суше. То же самое имеет сейчас место на Лимбо. Большое количество растений и животных в море, но ничего подобного на поверхности.

Бони закинул голову и, прищурившись, посмотрел на небо.

— Интересно, где сейчас луна? Нужно определить, сможем ли мы оставаться здесь до темноты. Нам лучше вернуться на корабль засветло.

— Луна? Я думала, ты хотел бы увидеть солнце.

— Луна вызывает отливы. Растения и животные, обитающие на мелководье, оказываются выброшенными на сушу. Со временем они эволюционируют и приспосабливаются к жизни и на земле, и в воде. По крайней мере, в теории.

— Тебе что, известна вся бесполезная информация о вселенной?

Девушка поддразнивала Бони. Но Бони это не задевало. Они находились на чужой планете, в самом центре загадочного района, именуемого Водоворот Гейзеров. Они совершенно не имеют представления, как и когда вернутся домой, если это вообще удастся. Им даже не известно наверняка, смогут ли они вернуться на корабль до темноты. Расслабиться было абсолютно невозможно. Но, несмотря на это, смеющаяся Лидди не давала ему окончательно впасть в отчаяние.

— Нет, не вся, — теперь Бони смотрел в сторону моря. — Но, когда долго живешь один, изучение помогает забыть об одиночестве.

Лидди тоже встала не ноги.

— Ты жил один?

— Все свое детство. — Бони всматривался в горизонт в надежде обнаружить крылатое существо, очертания которого видел над своей головой там, на дне. Внезапно он понял, что в его действиях напрочь отсутствует логика. Если жизнь еще не успела выбраться из моря на сушу, то никакое крылатое существо не могло плыть по поверхности или лететь по воздуху. Что бы это ни было, оно передвигалось под водой.

— Идем, — сказал он Лидди. — Посмотрим, что там дальше.

— Почему ты жил один? — Лидди старалась не отставать от Бони. — И где ты жил один?

— Тебе не нужно этого знать. Правда.

— Это я решу после того, как ты расскажешь. Давай, Бони. Я тоже все расскажу тебе.

— Предупреждаю, это совсем неинтересно. — Насколько откровенно рассказать ей о себе после стольких лет, прожитых вдалеке от всех и вся? Впрочем, кое о чем можно это сделать без опаски. — Мне показалось, ты очень удивилась, когда я сказал, что знаю об Академии Лии Рейнбоу. В этом нет ничего удивительного, потому что я родился на Земле. Я вырос в Галлимофрисе, как и ты.

— Ты не говорил мне об этом! Ты сказал, что читал про Академию и про Землю.

— Знаю. Но, в общем, это была чистая правда: все остальное я узнавал из книг. Я был не таким, как ты. Чтобы оказаться в числе избранных и попасть в Академию, уже тогда нужно было представлять собой нечто особенное. Знаешь, люди говорят об Академии... в Академии ты... вернее, тебя учили, как...

— Ничему, что имеет отношение к тебе. В один прекрасный день это может обнаружиться, но не потому, что об этом спросили. — Лидди взяла Бони под руку. — Итак, у нас много общего. Мы оба с Земли, и оба появились на свет детьми Галлимофриса.

— Я этого не говорил. — Бони жалел, что на них скафандры. Он даже не чувствовал, что Лидди держит его за руку. — Я не родился в Галлимофрисе, как ты. Ты, наверное, была стройной и красивой. А я уже тогда был толстым и нескладным.

— Как многие дети. Это не такая уж большая проблема.

— Не для меня. Сейчас я ношу фамилию Ромбель, но когда я родился, она звучала, как Мирабель.

Девушка остановилась как вкопанная. При этом ее ботинки громко заскрежетали по голой базальтовой поверхности скалы.

— Ты Мирабель?

— Был.

Бони знал, о чем сейчас подумала Лидди: «Загадочные представители семьи Мирабель, уравновешенные и уверенные в себе строители воздушных сооружений, грацией и чувством равновесия не уступающие кошкам или белкам, управляли роботами-прядильщиками на своем дереве из моноволокна на высоте трех тысяч метров над землей. На протяжении семи поколений в семье Мирабель не было ни одного неудачника».

Бони чувствовал, что ему трудно дышать. Словно из воздуха Лимбо внезапно исчез весь кислород. Он продолжал:

— Естественно, мои родители не хотели, чтобы я жил вблизи этой сверхвысокой конструкции. Но они также не хотели, чтобы я жил на Земле. Это будет слишком тяжело для меня, считали они. Я мог разрушить легенду Мирабелей. Лучшим выходом было отправить меня глубоко под землю, где никто и не заподозрил бы, что я Мирабель. И решили спрятать меня в Галлимофрисе.

— Но ты не остался там. Ты выбрался.

— Клан Мирабель тут ни при чем. — Следовало бы остановиться, но Бони продолжил: — Я выбрался оттуда по другой причине. Когда мне исполнилось тринадцать, я заинтересовался дистанционным наблюдением. Я слышал о том, что происходит у герцога Босни. Мне захотелось посмотреть.

— Что это было?

— Лучше помолчу. — Последовала длинная пауза: — Он делал странные вещи. Я даже был уверен, что это физически невозможно. Я разгадал, как сделать такое оборудование. И сконструировал его. Дистанционное наблюдение. Мне хотелось посмотреть. Ведь мне было всего тринадцать.

Теперь Лидди смотрела на него как-то странно. Предчувствие не обмануло Бони. Нужно было ограничиться рассказом о Мирабелях. Лидди наконец произнесла:

— Бони, ты не обязан рассказывать, если не хочешь. Ни к чему. Все, что ты мог видеть или слышать, возможно, мне известно. О Господи. Я шокировала тебя.

— Нет, нет.

— Я была в Академии Лии Рейнбоу.

— Да, да. Академия Лии Рейнбоу. Академия.

— Перестань, Бони. Забудь про Академию. Я это пережила, сможешь и ты. Ты устроил дистанционное наблюдение. Скажи мне, что было дальше.

— Меня поймали. Я был не так уж хитер, как мне казалось. Я и понятия не имел, как охраняют герцога Босни. Человек по имени Чен Дальтон пришел познакомиться со мной.

— Чен Дальтон! Да, он известный человек. Главный исполнитель воли герцога.

— Это сейчас. Но наша с ним встреча произошла двадцать лет назад. Он был как-то связан с герцогом. Носил с собой кучу всякого оружия, и я был уверен, что он убьет меня. Он сказал, что хочет узнать, как мне удалось взломать систему защиты. Ведь эксперты герцога утверждали, что доступ к системе дистанционного наблюдения получить невозможно. Он велел мне проделать все еще раз при нем. Хотел убедиться, что я действительно могу это сделать.

— Лишь потом он собирался тебя убить.

— Нет. Он завербовал меня. Не для службы герцогу, а для собственного проекта. Он сказал, что собирает специализированную команду для полета к звездам. Ему казалось, что другие независимые экспедиции все делают неправильно. Команда была почти полностью укомплектована. Не хватало лишь такого изобретателя, как я. В противном случае мне пришлось бы оставаться на Земле, в Галлимофрисе. Он отослал меня на небольшую планету под названием Корус и постарался дать мне надлежащее образование. Но на этом поприще я не преуспел. Оказалось, я склонен изучать разнообразные явления исключительно по-своему.

— Но ты ведь чему-то выучился? Ты же не вернулся на Землю.

На то были другие причины. Но прежде чем я решил, хочу ли я стать членом команды, я узнал об экспедиции Гюльджи и ее гибели. Это переполнило чашу терпения членов Звездной группы. Они решили, что люди слишком жестоки, чтобы разрешить им свободное передвижение между звездами. Вскоре после этого был объявлен карантин. Чену Дальтону пришлось распустить команду. Каждый из нас выбрал свой путь. Дальтон предоставил мне свободу и дал денег. Их оказалось достаточно для того, чтобы начать новую жизнь. Я долго поддерживал отношения с другими членами команды. Но карантин продолжался, и вскоре мы потеряли друг друга из виду. Дорога к звездам была закрыта, и глупо было бы думать о нас как о команде. Наступил период депрессии для всех нас. Но ты слишком молода и наверняка этого не помнишь.

— Неправда. Я помню, новость о том, что ни один из входных порталов больше не доступен, ошеломила всех.

— Не совсем так. Мы могли передвигаться в границах Солнечной системы, но только в пределах одного светового года.

— Но Водоворот Гейзеров находится гораздо дальше. Намного дальше, чем один световой год.

— Дальше сотни световых лет. И это одна из загадок, которую мы призваны разгадать. Почему здешний портал открыт для людей? Итак, мы здесь, но ни на шаг не приблизились к разгадке. — Бони обвел рукой окружавшую его безжизненную пустыню. За разговором они не заметили, как почти достигли склонов остроконечного горного хребта. Скала была изъедена дождем и ветром, но нигде вокруг не было ни единого признака жизни. Солнце клонилось к закату. Пора было возвращаться. Между тем, Бони продолжил: — На самом деле, есть и другие странности. Например, каким образом нам удалось проникнуть сквозь входной портал и приземлиться на морском дне? Ведь детекторы корабля устроены таким образом, что запрещают перемещение по системе телепортации, если в пункте прибытия присутствует материя.

Бони говорил много. Но он обращался скорее к самому себе, нежели к Лидди. Поэтому очень удивился, когда она вдруг сказала:

— А вот еще одна загадка, требующая объяснения.

— О чем ты?

— Ты сказал, что на суше не может быть жизни. Я думала, к птицам это тоже относится, — девушка указала куда-то влево от себя. — Разве это не птица?

Бони проследил за ее рукой, но ничего не заметил. Потом его глаза зафиксировали какую-то темную движущуюся точку в небе. Птица.

Итак, здесь были птицы или, по крайней мере, какие-то крылатые существа. Стало быть, он ошибся, отрицая наличие жизни на этой планете. Летающее существо абсолютно точно не могло эволюционировать из морского, минуя стадию земноводного.

Точка тем временем увеличивалась в размерах. Она двигалась по небу наискосок. Бони смотрел во все глаза, стараясь разглядеть существо.

— Я вижу хвост, — сказала Лидди. Должно быть, ее зрение было острее. — А по краям туловища расположены какие— то точки. Я думаю... да, точно, оно повернуло. У него есть крылья. Но...

Бони тоже их разглядел. Существо сделало вираж. Теперь его можно было рассмотреть полностью. Точно такие же очертания Бони видел, стоя на дне моря. Но он заметил еще кое-что. Лучи солнца осветили нижнюю часть существа, и Бони заметил металлический блеск.

— Металл! — возбужденно закричала Лидди. — Это корабль!

— Точно. И довольно большой. Эти «маленькие точки», которые ты заметила по бокам, иллюминаторы. Но как он может летать, имея такую форму? Корабль словно висит в небе, — Бони схватил Лидди за руку. — Идем. Через пару часов стемнеет. Мы ведь не хотим плыть по морю в темноте. Нужно вернуться на корабль и рассказать Индиго о том, что мы узнали.

Лидди вопросительно посмотрела на Бони, но тотчас же отвернулась и послушно отправилась за ним. Она не произнесла ни слова, но Бони показалось, что девушка догадалась об истинной причине его поспешности. Это не было связано с тем, что он чувствовал себя обязанным докладывать обо всем командиру корабля Фрайди Индиго. Дело было в том, что корабля такой формы никогда не видели ни у землян, ни у других представителей Звездной группы. Тинкеры, пайп-риллы или энджелы тоже не строили ничего подобного. Очертания корабля были не просто чужими. Бони внезапно понял, что суша здесь может таить гораздо большую опасность, нежели глубины океана.


Глава 8. Визит на Вулкан Нексус | Небесные сферы | Глава 10. Поездка на Европу