home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7. Океаны Лимбо

Бони никогда не опускался на большую глубину. И не был отважным исследователем. Прежде чем сделать первый и, возможно, роковой шаг, он остановился и посмотрел вниз. Основание воздушного шлюза № 2 находилось в трех метрах от закругленного луковицей края корабля. И еще — рядом с двигателем. Эта часть корабля была наиболее тяжелой, и поэтому корабль ударился о дно именно двигателем. Прямо под собой Бони смог разглядеть наполовину разрушенный ряд заостренных золотисто-зеленых двухметровых копий. Теперь они в беспорядке валялись на дне, сломанные ударом.

Держась за край люка, Бони осторожно стал опускаться в отверстие. Когда вода достигла груди, Бони заколебался. Он утверждал, что химические свойства оксида дейтерия ничем не отличаются от свойств обычной воды. Но было ли это действительно так? Действительно ли тяжелая вода отличалась от обычной только большей плотностью? Бони так думал, но он не был опытным химиком, впрочем, как и инженером. Кроме того, он не мог сказать, насколько прочны пикообразные стержни, торчавшие из дна. Ему необходимо было знать наверняка, что один из таких стержней, которыми еще щетинится дно, не проткнет его насквозь.

— Ты в порядке? — раздался внутри шлема голос Лидди.

— Да, просто стараюсь быть осторожным, — тут Бони осенило, — ты знаешь, я тут подумал, радиопередатчик, рассчитанный на работу в воздухе или космосе, не может быть использован в воде. Когда я погружусь полностью, мы не сможем разговаривать. Не волнуйся, со мной все будет в порядке.

Надеюсь. Бони вновь начал погружаться. Середина груди. Плечи. Подбородок, нос, глаза. Наконец он погрузился полностью. Интересно, океаны на Земле выглядят так же? Бони этого не знал. Он никогда не опускался под воду, и ему не с чем было сравнить. Вода казалась ему теперь гораздо синее, чем он ожидал. В памяти у Чена всплыла расхожая фраза: «глубокое синее море». Да, это море действительно синее. Повисев еще несколько минут, Чен отпустил крышку люка.

Он был готов к неожиданному падению, но, казалось, ничего не произошло. Еще одна тревожная мысль закралась в сознание Бони. Тяжелая вода была плотнее, на одиннадцать процентов плотнее, чем обычная вода. А если предположить, что он в своем скафандре легче, чем соленая тяжелая вода? Тогда вместо того, чтобы опускаться на дно, он начнет подниматься к поверхности. Бони не знал, сможет ли воспользоваться управлением своего скафандра. Если он станет подниматься вверх, то обратный путь на корабль ему отрезан.

Но вдруг Бони понял, что на самом деле он медленно опускается вниз. Настолько медленно, что ему удалось заглянуть в самый нижний иллюминатор корабля. Он смог разглядеть там Лидди и ободряюще махнул рукой. В ответ она начала что-то говорить, только он не понимал, что именно. Единственное, что Бони смог разобрать, это «будь осторожен» и еще «не... что-то там». Конец фразы Бони не уловил.

Но, о чем ни шла речь, он наверняка не станет этого делать. Бони посмотрел вниз. Он был уже в метре от дна и понял, что не сможет избежать приземления на расплющенные пики. Ему повезло, что он опускался вблизи корабля — всего в паре метров от него нетронутые пики грозно выставили острия.

Наконец Бони достиг дна. Ему показалось, что под ногами расстелена пуховая перина. Когда ботинки Бони коснулись пик, с них посыпался различный мусор, окутав Бони плотным облаком. Пики выглядели, как кристаллы, очень тонкие и хрупкие. Бони понял, что избежал серьезной опасности.

Опасность представляли собой пики. Бони огляделся. В тот же миг свет, окружавший его, потускнел, а затем все стало как прежде. Бони поднял голову. Что-то огромное медленно двигалось над ним.

Бони вздрогнул. Разумнее всего в данный момент было бы вернуться на корабль. Свою задачу он выполнил. Он доказал, что они могут выйти из корабля и наладить дополнительные двигатели для того, чтобы выбраться из океана. Но теперь Бони мог видеть яснее, так как муть, которую он ненароком поднял, улеглась. Корабль опустился в самой нижней части того, что казалось подводной долиной. Именно здесь пики располагались гуще. Метрах в сорока от этого места картина дна сливалась с окружающей зеленью. И как раз на этой границе пик не было.

Бони стоял, не двигаясь, проверяя состояние своего скафандра. Запасов воздуха хватило бы на восемь часов. У него была пресная вода. Кроме того, скафандр прекрасно держал тепло. Бони не было ни холодно, ни жарко. Казалось, свет вокруг него стал ярче, чем раньше. Бони допускал мысль, что они на какой-то планете в Водовороте Гейзеров. Он допускал, что длительность дня на этой планете примерно такая же, как и на Земле, а также, что планета движется по орбите вокруг звезды. Слишком много предположений, и все вполне приемлемы. Поэтому Бони предположил, что изменение яркости света означало утро на Лимбо. Единственной аномалией было то, что стекло шлема постепенно покрывалось мелкими пузырьками. Это мог быть побочный эффект перенасыщенности воды углекислым газом. Бони надеялся, что, когда температура стекла сравняется с температурой воды, пузырьки пропадут. Бони мог двигаться дальше, не опасаясь, что его настигнет темнота. А если он вернется на корабль, Лидди может удивиться.

Бони осторожно направился вперед мимо поломанных пик туда, где возвышались целые. Диаметр каждой пики был не больше двух сантиметров. Они были гораздо выше Бони. При ближайшем рассмотрении можно было увидеть, что в середине каждой пики проходит светлая полоса. Бони вытянул руку и двумя пальцами взял пику. Пика немедленно раскололась. Он попробовал еще раз — с тем же результатом. Как бы осторожно Бони ни дотрагивался, пики распадались на две части. Падая, они издавали легкий хрустальный звон, а светлая полоса мгновенно гасла.

Если он хотел узнать, что находится за пределами подводной долины, то ему пришлось бы пересечь лес пик. Чувствуя себя отъявленным негодяем, слишком неуклюжим, чтобы дотрагиваться до чего-либо на этой планете, Бони двинулся вперед. Он чувствовал, что за ним остается целая улица, окруженная развалинами. Если на Лимбо все было таким же хрупким, то людям сюда вход запрещен.

В том месте, где заканчивался лес пик, Бони остановился и оглянулся на корабль. Его очертания по-прежнему просматривались, но смутно. Он казался здесь совсем неуместным. Здесь, на Лимбо, и этот земной корабль, и Бони были чужаками.

Бони махнул рукой. Ему было интересно, сможет ли Лидди его увидеть с такого расстояния. Он зафиксировал в памяти очертания долины, чтобы без проблем вернуться к кораблю, если тот вдруг исчезнет из виду. Наконец он повернулся и начал медленно и осторожно двигаться в направлении подводного хребта, который обозначал конец долины.

Бони почти плыл, но, чтобы продвигаться вверх по склону, ему приходилось прикладывать усилия и упираться ногами в дно. Теперь вместо торчащих вверх пик дно покрывал ковер из шаров темного красноватого цвета. Бони не мог не наступать на них. Несмотря на то, что в соленой воде его вес составлял всего несколько фунтов, шары сплющивались под шагами Бони. Но по крайней мере они не разбивались и не рассыпались в прах. Вместо этого они издавали какой-то странный свистящий звук, напоминающий вздохи старика. После того как Бони убирал с них ноги, шары вновь медленно и тихо расправлялись.

Местная форма жизни? Бони сомневался, но склонялся к этой мысли. Опыт путешествий показывал, что жизнь существует и там, где, по-вашему, она есть, и там, где она, кажется, не может существовать вовсе. Так, жизнь существовала в серных вулканах Ио, в аммониевых облаках Урана, на пятидесятикилометровых сгустках радиоактивного льда на дальних рубежах облака Оорта, даже в каменистой пустыне Тортугас жили вирусы. И все это в пределах Солнечной системы. А если прибавить сюда территории Звездной группы, то разнообразие форм жизни и среды их обитания покажется бесконечным. Так что идея о существовании жизни на Лимбо казалась вполне приемлемой.

А вот наличие разумной жизни было другой стороной вопроса. Бони был готов отрицать ее существование. Внутри Периметра находились тысячи миров, разделенные сотнями световых лет. Но, несмотря на это, существовало всего четыре разумных цивилизации: люди, пайп-риллы, танкеры и энджелы. Спорным оставался вопрос о существовании еще одной, пятой по счету, разумной расы, которая обитала на отдаленной планете Траванкор. Это было огромное существо, по виду напоминавшее гусеницу и носившее имя коромар. Коромар способен был разговаривать. Но, к сожалению, его словарный запас и интересы ограничивались лишь поисками пищи и ее поеданием. Бони тоже любил покушать, может, даже больше, чем коромар, но тот, в отличие от Бони, не знал меры.

Кроме всего перечисленного, существовали еще опасные формы жизни. Но, чтобы быть опасным, совсем не обязательно быть разумным. Надо быть голодным, ядовитым, злым, запуганным и даже смертоносным. Будучи представителем земной формы жизни, Бони не годился в пищу аборигенам Лимбо или представителям других чужих планет. Но, к сожалению, большинство существ понимает это только после того, как попробует на вкус.

Погруженный в такие безрадостные мысли, Бони добрался до вершины хребта. Он догадывался, что проделал путь в двести или триста метров и поднялся на двадцать метров над уровнем, на котором находился корабль. Свет здесь был гораздо ярче. Бони поднял голову и, глядя прямо над собой, попытался определить, сколько метров отделяет его от поверхности. В самом начале Бони решил, что они опустились примерно на шестьдесят метров. Он пришел к такому выводу, учитывая внешнее давление. Однако теперь он понял, что совсем не принимал в расчет атмосферное давление над поверхностью воды. По-видимому, воздух Лимбо содержал кислород, так как вода была им насыщена.

Дальняя сторона хребта растворялась в темноте. Судя по всему, там был склон, который вел в другую долину. Структура дна снова менялась. Теперь его покрывали пучки длинных зеленых нитей, каждую из которых венчали толстые лиловые отростки, похожие на пальцы. Бони решил, что для первого раза зашел слишком далеко. Завтра, если корабль еще не поднимется на поверхность, он внимательнее изучит то, что увидел. Он уже готов был повернуть назад, как вдруг заметил что-то в зеленых зарослях. Пучки, разные по высоте и густоте, беспорядочно покрывали дно. Однако расположение их центров было отнюдь не бессистемным. Они располагались по периметру решетки, составленной из треугольников. Каждый треугольник находился на расстоянии полуметра от своих ближайших соседей.

Растения могли расположиться так сами по себе. По своему опыту Бони знал, что такое расположение может быть обусловлено биологической потребностью в свете и питательных веществах. Но, с другой стороны, растения могли быть посажены в таком порядке...

Бони опустился на колени, чтобы поближе рассмотреть один из пучков. Он протянул руку и дернул за лиловый палец. Тот легко оторвался и расщепился, словно спелый стручок, обнажив несколько похожих на горошины объектов. Одновременно над растением поднялось облачко газа, превратившееся в пузыри. Бони поднес стручок к глазам, чтобы как следует разглядеть странные горошины. Они напоминали съедобные семена сельскохозяйственных культур, но, скорее всего, не годились в пищу человеку. Возможно, и одной такой горошины будет достаточно, чтобы убить Бони. Вдруг краем глаза он уловил вдалеке какое-то движение.

В долине находилось три существа. На таком расстоянии, да еще сквозь толщу воды, Бони не мог определить их размеры. Каждое из существ было округлой формы и переливалось всеми цветами радуги. Казалось, что несколько мыльных пузырей или фигурок, вроде тех, что дети делают из воздушных шариков, обрели жизнь. Однако их движения показались Бони угрожающими. Бони увидел — или ему почудилось — похожую на пузырь голову, качающуюся на тоненьком стебельке, с такими же похожими на пузыри глазами, сферическое разноцветное тело и вытянутые пузыри-щупальца. Все вместе напоминало привидение.

Щупальца несли своих обладателей в направлении Бони. Случайно или намеренно? Выяснять это Бони совсем не хотелось. Все новое, конечно, радовало его, но до поры до времени. Внутри разлился холодок. Бони пригнулся, чтобы хоть как-то спрятаться, развернулся и направился к «Настроению Индиго». Он говорил себе, что у него множество причин, чтобы вернуться назад. «Лидди наверняка волнуется. Хочется есть и пить. Мочевой пузырь переполнен и доставляет неудобство». И, хотя в скафандре имелись соответствующие приспособления, Бони предпочитал вернуться на корабль. Даже нежелательное соседство Фрайди Индиго было сейчас куда предпочтительнее, чем встреча со странными существами, которые скользили за ним над чужеродными посевами подводной долины. Как их назвать? Лимбовцы? Лимбовчане?

Только благодаря единственному обстоятельству Бони не уронил своего достоинства: под водой было физически невозможно бежать.


Как только корабль появился в поле зрения, Бони обернулся. К своей радости, он не оставил предательского следа из поднятой со дна мути. Не видел он и своих преследователей.

И только теперь, достигнув спасительного корабля и стоя под открытым люком шлюза, Бони испытал истинное облегчение. Он больше не чувствовал голода, да и желание сходить в туалет странным образом пропало. Он присел, подпрыгнул и схватился за крышку люка. Еще одно усилие, и Бони уже стоял на полу шлюза. Вода доставала ему до колен, и он, поднимая брызги, направился к иллюминатору внутреннего люка. Как он и думал, Лидди поджидала его. Бони поднял большие пальцы вверх, показывая тем самым, что пора накачивать в шлюз воздух. Давление воздуха в шлюзе на тридцать процентов превышало давление внутри корабля, поэтому воздух быстро вытеснил воду.

Закрыв внешний люк, Бони снял шлем. Пока Лидди открывала внутренний люк, он наполовину стащил с себя скафандр. Лидди подкралась сзади и крепко обняла его.

— А я думала, куда ты подевался? Ты полностью пропал из виду.

Я подумал, что уж коль мне удалось погрузиться и скафандр работает нормально, то стоит слегка осмотреться, — Бони старался говорить беззаботно. — А где Фрайди Индиго?

— Спит, наверное. Я не слышала ни звука.

— Все еще? Получается, что он проспал... — Бони взглянул на часы. — Нет, этого не может быть. Я ушел много часов назад.

— С того времени, как ты ушел, прошло ровно тридцать семь минут. Что ты нашел?

— Много чего.

Но прежде чем Бони продолжил свой рассказ, сверху раздалось громкое ворчание:

— Черт возьми, что за шум там внизу! У нас протечка или что? Я слышал, как работал насос.

Фрайди спустился по лестнице. Его темные волосы были взъерошены, но он, казалось, был в удивительно хорошем настроении.

— Да, это был воздушный насос, — сказал Бони, — я выходил наружу, а когда вернулся, из шлюза нужно было откачать воду. Капитан, я думаю, что мы можем наладить двигатель, поднять корабль со дна и убраться отсюда, пока не поздно.

— Что за спешка? — Индиго прошел на камбуз и вернулся с банкой сока в руке. Он начал шумно пить. — У нас есть воздух, еда, да и корабль, кажется, не оседает. Я не для того проделал такой путь, чтобы вот так сразу улететь отсюда.

Что это, смелость или глупость? Представляет ли себе Индиго ситуацию, в которой они оказались?

— У меня есть ряд аргументов в пользу того, чтобы улететь, сэр. Прежде всего, мы не знаем, где находимся. Насколько я понимаю принцип действия системы межпланетной телепортации, невозможно осуществить перемещение туда, где присутствует некая субстанция. Даже осуществление сообщения с воздухом требует специальной подготовки. Но мы оказались в воде.

— Все это лишний раз доказывает, что ты совершенно не понимаешь принцип работы системы. И я не понимаю. Я вообще думаю, что его мало кто понимает. Но меня это нимало не беспокоит. Что еще?

— Это место не похоже ни на что, ранее виденное мной. Это не обычная вода, а оксид дейтерия, то есть тяжелая вода.

Фрайди Индиго повернулся к Лидди и торжествующе произнес:

— Помнишь, я ведь говорил, что это вода. — Затем он обратился к Бони: — Итак, это тяжелая вода. Я слышал о ней. И насколько она опасна?

— Совсем не опасна. Я думаю. Но... несколько неестественно, что весь океан состоит из такой воды. На Земле в водоемах такая вода составляет одну шеститысячную от общего объема.

— Но за этим мы и прибыли сюда. За странностями, — Индиго отбросил банку и потер руки. — Отлично. Мы нашли абсолютно новый мир, который до нас еще никто не успел исследовать. Даже этого вполне достаточно для того, чтобы прославить нашу экспедицию. И если у нас появится какая-нибудь идея относительно того, кто здесь может обитать...

— У меня уже есть кое-какие мысли по этому поводу, сэр. — Бони жестом указал на иллюминатор. — Я обнаружил странных существ там, снаружи.

Фрайди Индиго уставился на него:

— Ты говоришь так, словно испугался. Ты не напуган, нет?

— Нет, сэр, — солгал Бони.

— Тебе не стоит бояться, раз рядом с тобой такой пилот, как я.

— Да, сэр. Конечно. — Бони знал, что Лидди смотрит на него, и поэтому чувствовал себя безвольным пресмыкающимся. Лидди, так же как и он, полагала, что корабль, управляемый Индиго, ничем не лучше корабля без пилота. — Позвольте рассказать вам, сэр, о том, что я видел.

Бони вкратце описал свои ощущения от пребывания вне корабля. На словах получалось совершенно невыразительно и скучно. Когда он дошел до описания странных, похожих на мыльные пузыри существ, Фрайди Индиго подошел к иллюминатору.

— Где ты их видел?

Бони встал рядом с ним и глянул наружу: мирный лес золотисто-зеленых пик возвышался на фоне сине-зеленой дымки.

— Отсюда вы их не увидите. Они были по ту сторону подводного хребта.

— А ты уверен, что они не померещились тебе?

— Абсолютно уверен.

Но Бони видел, что даже Лидди настроена скептически.

— Они действительно были там.

— Хорошо. Завтра мы пойдем и посмотрим на них. Бони сглотнул, прежде чем снова заговорить.

— Наше оружие не действует под водой. А что если эти существа опасны?

— Да, но на нас скафандры. Они защитят нас от зубов или от яда. Не думаю, что твои люди-пузыри могут быть вооружены чем-то более серьезным, — Индиго заметил, что Бони скривился. — Напряги извилины. Забудь о лазерах, взрывчатке и огнестрельном оружии. Ведь это морские существа. Всем давно известно, что существа, живущие и развивающиеся в воде, даже если они разумны, никогда не смогут открыть для себя огонь и, стало быть, не смогут развивать свои технологии.

Бони хотел было сказать: «Это не всем известный факт, а всем известная теория». Но он не видел смысла углубляться в спор. Даже если Фрайди Индиго не прав, он все равно возьмет верх на правах капитана. Поэтому Бони произнес:

— А вы не думаете, что отремонтировать корабль гораздо важнее, чем заняться изучением этих существ?

— А каким образом мы это сделаем? Ведь ты сам утверждал, что двигатель не сможет работать под водой.

— Это так. Но что заставляет нас думать, что Лимбо...

— Что?

— Лимбо. Эта планета. Я подумал, что это название очень подходит месту, где мы находимся. Мы вошли во входной портал в пределах Солнечной системы, а теперь находимся в самом центре неизвестно чего. Другими словами, в неизвестности.

— Чушь. Мы знаем, что находимся в Водовороте Гейзеров. И если бы только мы смогли взглянуть на звезды...

— Я высказал вам мою точку зрения, сэр. В данный момент мы находимся в воде. Но у нас нет причин думать, что вся Лимбо представляет собой океан. В нескольких километрах отсюда вполне может находиться земля. Если нам удастся поднять корабль на сушу, тогда мы увидим звезды и сможем взлететь.

— Ты что же, предлагаешь спросить у этих пузырей дорогу к суше?

— Нет, сэр! — Бони не хотел иметь с ними ничего общего. — Я заметил, что, если подняться на самую вершину подводного хребта, становится немного светлее. Вот я и подумал, что мы находимся не очень глубоко, может, немногим больше тридцати метров. В тяжелой воде гораздо легче плавать, чем в простой. Поэтому подъем корабля на поверхность может пройти гораздо легче, чем мы предполагаем.

— Неплохая идея, — Индиго улыбнулся Бони. — Хорошая работа, Ромбель. Но прежде чем мы займемся кораблем, мы должны точно знать, что обнаружим на поверхности. Ты готов покинуть корабль еще раз?

Бони совершенно не собирался делать ничего подобного. Он повидал достаточно для первого дня.

Но, прежде чем он успел ответить, Лидди произнесла:

— Позволь мне сделать это. Внутри корабля от меня мало пользы, а надеть скафандр и отправиться на поверхность я могу не хуже вас.

— Хорошо, только поторопись, — ответил Индиго, — пока не начало темнеть. — При этих словах Бони не смог сдержать удивления, и Индиго продолжал: — Вы думали, я ничего не делал, пока вы двое баловались с переходными шлюзами и бродили снаружи? Я наладил один из наших фотометров и смог наблюдать за уровнем внешней засветки с того самого момента, как мы попали сюда. Сутки на этой планете длятся двадцать девять часов, и теперь прошло более половины цикла. А это означает, что стемнеть может примерно через пять часов.

— Я начну готовиться прямо сейчас, — сказала Лидди. Бони продолжал изумленно смотреть на Фрайди Индиго.

Он уже почти сбросил его со счетов, а теперь тот вдруг проявил здравый смысл и способность к импровизации. Может, не всегда богатые оказываются идиотами? Индиго кивнул Лидди.

— Действуй, как только будешь готова. Не забудь взять дополнительный груз и наполнить скафандр дополнительным воздухом. В этом случае, если ты выпустишь из скафандра избыточный запас воздуха, то опустишься прямо к кораблю. Путешествие к поверхности будет в любом случае полезно, даже если ты не увидишь сушу. Мы сможем снова выйти наружу и сориентироваться по звездам, когда стемнеет. А это даст ответ еще на один важный вопрос: где именно в Водово-,роте Гейзеров мы находимся?

Еще одна умная мысль, высказанная Фрайди Индиго. Отметив этот факт, Бони вновь воспроизвел в памяти очертания предмета, который проплыл у него над головой, когда он стоял на дне. Этот предмет напоминал лист клевера. Но двигался ли он по поверхности воды или над ней? И он, сам того не ожидая, произнес:

— Там, на поверхности, может быть кое-что еще. Вам не кажется, что мне следует сопровождать Лидди на случай, если что-то пойдет не так? И мне кажется, что стоит взять с собой веревку, чтобы мы смогли попасть назад в случае непредвиденных обстоятельств. Если мы присоединим к ней изолированный провод, то у нас будет двусторонняя связь с кораблем, даже если радио не станет работать в воде.

Индиго засмеялся.

— О Господи! За один день ты высказал четыре умных мысли. Оказывается, ты не такой дурак, каким выглядишь. — Сомнительный комплимент. Индиго продолжал: — У меня тоже есть для тебя идея. Ты сказал, что хочешь посмотреть, работает ли электрогидравлическое управление скафандром в воде. Однако не сделал этого, когда находился снаружи. Так почему бы не попробовать сейчас? Ты можешь поплавать вокруг корабля. Может, повстречаешь своих таинственных пузырчатых тварей.

Это прозвучало как шутливое приглашение к действию, но Бони понял, что ему придется выйти наружу и лицом к лицу столкнуться с ужасными существами.

Он повернулся к Лидди.

— Я помогу тебе справиться с переходным шлюзом. Через минуту я присоединюсь к тебе.

Бони вновь почувствовал потребность посетить туалет. Но теперь он был уверен, что это чувство не исчезнет само собой, как в прошлый раз.


Глава 6. Вербовка на Марсе | Небесные сферы | Глава 8. Визит на Вулкан Нексус