home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Вербовка на Марсе

Десять дней. Десять дней, чтобы найти и нанять людей. По два дня на каждого. Звучит неплохо, пока не вспомнишь, что нужных людей раскидало по всей Солнечной системе, от касающегося языков солнца Вулкана Нексус до Жнеца Оорта, движущегося по своей орбите на расстоянии половины светового года от Солнца.

Первым решено было посетить того, чье местонахождение более или менее известно. Чен вышел из портала прибытия, удобно расположенного на острове рядом с геометрическим центром Озера Марс, и стоял несколько минут, привыкая к своеобразному воздуху и изменившейся гравитации. Чен подумал о том, что до появления межпланетной системы связи перемещение сюда было бы проблемой. На протяжении первых столетий исследования космоса время, затраченное на перемещение корабля на Луну или другие планеты, зависело от расстояния, а не от относительных орбитальных скоростей или силы гравитации. Земля представляла главную проблему. Древние космические путешественники говорили о Земле: «Если хочешь исследовать вселенную, не следует начинать отсюда». Венера, почти равная по размерам Земле, была предпочтительней. Что касается Юпитера, то там путешественника ждали мутные облака и незатихающие ураганы. Но это было бы путешествие в один конец. Сильная гравитация не отпустила бы гостя назад.

Но и теперь скоростные путешествия внутри и за пределами Солнечной системы влетали в копеечку. Перемещение по системе никогда не будет дешевым. Затраты на энергию для единственного путешествия между двумя совершенно разными гравитационными потенциалами могли съесть сбережения, накопленные за целую жизнь. О важности миссии Чена говорил тот факт, что, когда он заявил, что ему необходимо воспользоваться системой межпланетного сообщения, чтобы собрать нужных людей, никто и не заикнулся о бюджете.

На самом деле ему требовалось нечто большее, чем просто бюджет. Ему был нужен сильный аргумент, который убедил бы наиболее талантливых, но скептически настроенных людей, что им было бы неплохо оказаться на борту «Возвращения героя», когда тот отправится в Водоворот Гейзеров.

«Который же час по местному времени?» — Чен посмотрел на Солнце. Многое из того, что гости видели на этой планете, было весьма обманчивым. Голубое небо над головой было иллюзией, артефактом. В действительности небо здесь заменяло тепловое поле толщиной в сто метров. Оно содержало пригодный для дыхания воздух и словно теплое одеяло покрывало все озеро и окрестную территорию. Температура воздуха составляла двадцать градусов по Цельсию. Но Чен знал, что всего в двухстах метрах над его толовой в безвоздушном пространстве температура опускалась на сто градусов ниже нуля. Остров, на котором он стоял, состоял из марсианской земли, добытой из древних осадочных слоев, лежащих глубоко внутри. Безмятежное голубое Озеро Марс (пятьдесят километров в диаметре) входило в список Семи чудес Солнечной системы (если быть точным, занимало самую нижнюю строчку). Однако глубина его не превышала десяти метров, а объем воды был в тысячу раз меньше, чем в самом маленьком из Великих озер на Земле.

В то же время яркое солнце было отнюдь не иллюзией. Оно стояло высоко в небе. А это означало, что близится полдень. Слишком рано для Денни Кейсмента. Щеголь Ден, если он, конечно, не изменился до неузнаваемости, заткнул бы за пояс любого ночного хищника.

Даже если человек очень торопится, ему необходимо питаться. И сейчас было самое время пообедать. Чен решил перекусить, а потом идти в офис Денни. Он покинул центральный остров и пошел по одной из насыпей. Поверхность озера была испещрена множеством небольших островков, расположенных ровными квадратами и соединенных между собой дорогами, по которым передвигались пешеходы и небольшой колесный транспорт.

Гуляющих было немного. Да и те двигались на почтительном расстоянии друг от друга. Даже те немногие машины, которые попались Чену на глаза, передвигались медленно и со скрипом. Они, как впрочем и кафе, куда зашел Чен, переживали не лучшие дни. Кафе «Райская обитель» было настолько бедным, что даже не могло позволить себе официантов-роботов. Чен был здесь единственным посетителем. Он заказал хлеб с фруктовым мармеладом. Чен был не слишком разборчив, но еда здесь оказалась ужасной. Пока он расправлялся со своей порцией, хозяин кафе рассказывал ему знакомую историю о своих несчастьях.

Озеро, привлекающее толпы туристов, готово было принять всех: и людей, и танкеров, и пайп-рилл, и даже молчаливых загадочных энджелов. Но карантин положил всему конец. Инопланетяне перестали сюда ездить. Люди, пораженные всеобщим экономическим крахом, не могли себе позволить такого рода путешествия. А теперь... Хозяин хмуро повел рукой вокруг. Голографические изображения, служившие раньше рекламным целям, бесполезно висели в воздухе неясными полупрозрачными пятнами. Предсказатели будущего, которое никогда не наступит. Единственным, что радовало глаз, было солнце.

— Откуда вы? — спросил хозяин, закончив свое невеселое повествование.

— С Земли.

— А! Счастливчик. Держу пари, там гораздо лучше, чем здесь.

— Нет, — Чен дотронулся кредитной карточкой до идентификатора кассы и собрался уходить. — Все гораздо, гораздо хуже.

За исключением, может быть, еды, официантов и владельцев ресторанов. Но Чен уже вышел из кафе и не стал высказывать своих соображений вслух.

Офис Денни он заметил издалека. Денни не представлял себе офиса без стен и потолка, в то время как другие считали их излишеством. Если нет ветра, а погода никогда не меняется, зачем тратить время на строительство бесполезных сооружений? Лишь иногда стремление к уединению требовало закрытого пространства. Но место для этого с легкостью можно было арендовать.

До нужного места оставалась сотня-другая шагов, и Чен остановился. Он явился во всеоружии. Дат Корин предоставил Чену по первому его требованию портативную камеру наблюдения. Очевидно, генерал счел вполне обыденным желание Чена проследить за своими друзьями. Но Чен не рассматривал камеру как орудие шпионажа. Просто с ее помощью он смог бы сэкономить время, если вдруг выяснится, что его план не сработает. Чен Дальтон вынул камеру из кармана и прилепил ее к ограждению насыпи. Он отрегулировал фокус и вставил крошечные наушники. Если это не даст результата, он лишится члена команды, но выиграет целый день.

Получить аудиоинформацию всегда было проще, нежели визуальную. Звук, получаемый изнутри здания, всегда был четким, в то время как изображение — слегка зернистым и нестабильным. Кроме того, у Чена возникло чувство, что сегодня и краски не такие яркие, как обычно. Но это не имело принципиального значения. Да, человеком, стоявшим спиной к камере, был несомненно Денни Кейсмент.

Как и в былые времена, он щеголял в клетчатой бело-зеленой водолазке и ультраконсервативном деловом костюме из серо-коричневой ткани «в елочку». Когда он повернулся, Чен получил подтверждение того, что это именно тот человек, который нужен. В видоискателе камеры Чен увидел небольшого, ладно скроенного мужчину со смуглым лицом и широким ртом. Денни был сама любезность, как всегда. Вместе с ним в офисе находилась высокая элегантная женщина. Денни кивал головой с выражением скорее скорбным, нежели сердитым.

— Неподходящее время для игры на бирже? — Чен прибавил звук. — Моя дорогая Леонора, если это говорит ваш бывший муж, то я должен признать, что согласен с Эндрю.

— С Артуром.

Женщина с уложенными башней волосами возвышалась над Денни Кейсментом.

— С Артуром. Но мы сейчас говорим об инвестициях.

— Но Гиперион так далеко от Марса!

— А каким образом расстояние может повлиять на ценность инвестиций? Мы говорим об испытанном источнике, который уже сделал тысячи, десятки тысяч людей богатыми. Если все дело только в расстоянии, то я возьму вас с собой, чтобы вы все увидели своими глазами. Отправимся вдвоем: вы и я, — Денни дотронулся до локтя женщины, но тут же отдернул руку.

Женщина нервно улыбнулась.

— Это было бы чудесно. Но Артур говорит, что алмазные копи Янга были полностью выработаны много лет назад.

— Как я уже говорил, это не те копи, которые были изначально. Это принципиально новое образование, созданное под действием совершенно другого импульса. И это произошло на Гиперионе. Но если ваш муж...

— Бывший муж.

— Прошу прощения. Ваш бывший муж. Если Артур так доверяет источнику информации...

— Он — мелкое ничтожество.

— Тогда, возможно, его информация...

— Но он умное ничтожество. Вот почему он заработал так много денег. Дело не в том, что он не хочет отдать мне много денег. Просто я не могу позволить выбросить на ветер все, что у меня есть.

А я и не прошу вас об этом и не хочу, чтобы вы это сделали, — Денни протянул руку, чтобы погладить плечо Леоноры, но на этот раз не убрал ее. — Последняя покупная цена — триста тысяч. Но я не настаиваю на том, чтобы вы заплатили эту сумму сразу. Я предлагаю вам сначала убедиться, что вы получите намного больше того, что вложили. Все, что нужно сейчас, это заплатить небольшой задаток, чтобы подтвердить ваше право собственности.

— Сколько?

— Всего двадцать пять тысяч. После этого вы будете получать твердый доход от разработок в течение года, прежде чем заплатить следующую часть.

— Я не знаю. Я бы с радостью, — Леонора накрыла руку Денни своей. — Но, мистер Кейсмент...

— Пожалуйста, зовите меня Дениэл.

— Дениэл. Все равно, для меня это огромная сумма. Даже первоначальный взнос. Я не то чтобы не доверяю вам. Доверяю. Но если бы я могла быть уверена.

— Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете, — он убрал руку, встал и начал внимательно осматривать кабинет, словно подозревал, что кто-то притаился в шкафу или в одной из маленьких тумбочек. Он перешел на шепот.

— Леонора, я собираюсь сделать кое-что, чего я делать не должен. Если разработчики шахты узнают об этом, у меня будут серьезные неприятности.

— Что это? — Леонора тоже понизила голос. — Что вы собираетесь сделать?

— Вот это. И помните, если кто-нибудь когда-нибудь спросит вас, вы сделаете вид, что ничего не знаете, — с этими словами Денни потянулся к жилетному карману и вытащил оттуда маленький мешочек черного бархата. — Протяните руку ладонью вверх.

Женщина медленно повиновалась. Он положил мешочек в ее раскрытую ладонь и осторожно развязал его, чтобы вытащить крошечный блестящий камешек, который отражал малейший луч света, попадавший на него.

— Вот он, — благоговейно произнес Денни, словно перед ним явилось божество. — Кусок алмаза из копей Янга. Конечно же, это маленький осколок. Но там еще тонны алмазов. Идеальной формы. Они только и ждут, чтобы их добыли. Этот осколок мне показали на Гиперионе, когда я делал свой первый вклад. Я попросил его на время, чтобы насладиться качеством. Посмотрите на него повнимательней, Леонора. Дайте свету упасть на него, и вы увидите, что это бриллиант чистейшей воды. Нет ничего более совершенного во всей Солнечной системе.

— Он прекрасен.

— Вы можете стать обладательницей гораздо большего количества таких камней, и даже более крупных. Или продать их, и тогда ваши деньги вернутся к вам сторицей. Но, пожалуйста, никому не говорите, что я его вам показывал. — Денни хотел забрать камень, но Леонора отдернула руку. Денни нахмурился.

— Что-то не так?

— Да нет, все в порядке, — Леонора зажала камень вместе с бархатным мешочком в ладони. — Если бы я только смогла забрать камень на день или два.

— Понимаю, — ледяным тоном произнес Денни.

— О, Дениэл, это не то, что вы думаете. Пожалуйста, не думайте, что я не доверяю вам. Я доверяю. Просто если камень немножко побудет у меня, это может помочь нам обоим. Я хочу, чтобы его осмотрел ювелир. Ни я, ни вы для этого не годимся.

— Мне говорили, что я довольно неплохо разбираюсь в драгоценных камнях. Но, думаю, я тоже могу ошибиться. Я не непогрешим, — его тон не изменился, — но не я принимаю решения. Что я скажу разработчикам? Если я скажу, что не нашел еще одного инвестора — ни даже предоплаты от инвестора, — они наверняка потребуют камень назад.

— Так сколько, вы говорите? Я имею в виду первый взнос?

— Двадцать пять тысяч.

— Как вы думаете, их устроит, если я внесу двадцать тысяч? Это все, что у меня есть на данный момент.

— Это не по правилам, но я, возможно, смогу уговорить их принять двадцать тысяч вместо двадцати пяти. Я постарался довольно красочно описать ваш характер и репутацию.

— Тогда давайте это сделаем. Давайте переведем деньги прямо сейчас, — Леонора протянула руку, в которой по— прежнему был зажат камень. — А в этом случае могу я взять бриллиант с собой на пару дней?

Моя дорогая Леонора, — Денни расслабился и улыбнулся, — разве я могу, разве может мужчина отказать такой обворожительной женщине? Берите этот камень. Можете обследовать его, как вам вздумается, только постарайтесь не испортить. Я не сомневаюсь, что вы убедитесь в том, что держите в руках бриллиант высочайшего качества. И все же я должен настоять еще на одном условии нашей сделки.

Леонора передала Денни кристалл, который тут же исчез в коробочке из слоновой кости, стоящей на поверхности стола.

— Это будет означать перевод двадцати тысяч. Мне нужно уходить, я и так опаздываю. Так что же это за условие?

Обезьянье лицо Денни осталось серьезным, но в теплых карих глазах загорелся огонек.

— О, ничего, что доставило бы вам беспокойство. Мы должны совершить путешествие вдвоем, чтобы проверить наши вклады. Вы покажете мне ваши, а я вам свои.

— Мистер Кейсмент! Вы бесчестный, бесчестный человек!

— Я же сказал, называйте меня Дениэл.

— О. Хорошо, Дениэл, — она хихикнула, чмокнула его в щеку и выбежала из здания.

Женщина прошла рядом с Ченом. Он уже убрал камеру наблюдения и наушники, поэтому Леонора не обратила на него никакого внимания.

Чен подождал минут пять, а затем направился к офису Денни. Он тихо постучал в добротную дверь со скромной надписью «Дениэл Уолсингем Кейсмент, Консультант по инвестированию».

— Минуточку.

Через две минуты дверь открылась.

— Да? — Денни Кейсмент стоял в дверном проеме с вопрошающим выражением на лице.

Чен заглянул ему за спину и увидел, что коробочка из слоновой кости исчезла со стола.

— Да? — повторил Денни.

— Что да? — Чен прошел мимо него в комнату. — Щеголь Ден Кейсмент, разве так встречают старых друзей?

— О Господи! — Денни узнал вошедшего. — Чен Дальтон. Тебя я меньше всего ожидал увидеть на пороге своего кабинета.

— Много времени прошло.

— Почти двадцать лет.

Но ты не потерял хватку, Ден. Ты по-прежнему лучший во всей системе. Одно удовольствие наблюдать, как ты работаешь. Очаровываешь их, оглаживаешь, пугаешь, успокаиваешь, искушаешь, а потом наблюдаешь, как они влюбляются в тебя, заглатывая наживку. Ты понимаешь, что сначала сказал этой женщине, что камень — ненастоящий Алмаз Ян-га, а потом — что он настоящий?

— Ты шпионил за мной, — Денни просто констатировал факт, а не обвинял.

— Да, и думаю, что ты показал ей ненастоящий бриллиант.

— Ты ошибаешься. Это был настоящий, первоклассный, безупречного качества природный алмаз. Когда Леонора оценит его, она поймет, что я не обманывал ее. Вслед за этим она почувствует угрызения совести из-за своего недоверия ко мне. Этот камень из шахт Гипериона, весом в одну четвертую карата. Но, Чен, почему ты следил за мной, своим старым другом?

— Потому что, как ты сказал, прошло двадцать лет. Люди меняются. Если бы мне показалось, что ты изменился, я бы сэкономил и свое время, и твое. Я бы ушел и никогда не постучался бы в твою дверь. Но ты так ловко окрутил эту женщину...

— Что ты под этим подразумеваешь? Леонора Кослет всего лишь компаньон.

— Я видел, как вы обсуждали дела.

— Мне действительно нравится эта женщина. У меня, если так можно выразиться, серьезные намерения.

— Если она окажется достаточно состоятельной.

— А вот теперь ты ко мне несправедлив, — Денни махнул рукой, и из стены появился стул, а из другого кабинета прибыл поднос с бутылками и стаканами. — А теперь, если ты закончил пятнать мое честное имя и репутацию, прошу садиться. Пока ты говоришь, мы можем выпить.

— Если только твое спиртное будет не таким, как еда в «Райской обители».

— Больше известной как «Гадюшник». Ты обедал там? Я бы не рекомендовал. Наверное, поэтому ты такой хмурый, — Денни наполнил стаканы. — Это компенсирует отвратительный обед. Натуральный ячменный виски, месяц назад привезенный с Хоккайдо, из тамошних подвалов. Твое здоровье! — После долгой паузы Денни сдавленно продолжал: — Но что ты здесь делаешь? Я слышал, ты был Его Светлость Верховный Золотарь герцога Босни.

— Был. Хорошая работа. Но поступило предложение, от которого я не смог отказаться. Именно поэтому я здесь.

Чен рассказал о своей встрече со Звездной группой, о появлении нового Входного портала в Водоворот Гейзеров, об исчезновении кораблей Звездной группы и о предстоящей экспедиции. Денни Кейсмент смотрел на Чена проницательными карими глазами и внимательно слушал. Он не произнес ни слова до тех пор, пока Чен, детально описав задачу экспедиции, не добавил: «большой, мощный корабль, но с обычным экипажем — военные и ученые».

Денни фыркнул:

— И ты подумал, что с такой странной компанией каши не сваришь. Ты прав. Тогда почему бы не собрать старую команду, члены которой тщательно отобраны и отлично сработались, и не дать им возможность исполнить задуманное? Прошло двадцать лет, но если удастся разыскать членов команды и собрать их вместе — половина дела сделана. Кроме того, в этот раз не придется наскребать денег, чтобы заплатить за корабль и команду. Правительство снабдит нас не только кораблем, но и кучей тупиц на побегушках.

— Как обычно, ты читаешь мои мысли. Как тебе такая идея?

— Интересно. Еще один полет во вселенную... Звучит здорово. Конечно, по сравнению с этим, — Денни широко раскинул руки, словно хотел заключить в них весь Марс, который медленно исчезает, так как единственный путь к звездам оставался закрытым, — все, что угодно, покажется раем. Итак, ты готов рискнуть своей головой и задницей. Но кое-что меня в этом плане не устраивает. Первое: твои друзья из Звездной группы настаивают — никакой жестокости. Это работает, если имеешь дело с ними — они не станут действовать непозволительно жестоко. Но кто-то другой может оказаться не таким мягкосердечным. Что они рекомендуют делать, если нам встретится какая-нибудь мерзость с тесаком для разделывания туш? Улыбаться и готовиться быть изрубленными на куски?

— Судя по всему, предыдущие команды именно так и поступили. Однако члены Звездной группы ясно дали понять, что не собираются принимать участие в экспедиции. А то, о чем они не знают, их не волнует.

— Отлично. Уж от меня-то они точно ничего не узнают. С этим ясно, а теперь второе. Мне совсем не улыбается проделать такой путь, чтобы погибнуть, лишь только я прибуду в этот Водоворот. Ведь те, кто участвовал в предыдущих экспедициях, уже мертвы. Чем мы лучше их?

— Мы будем защищаться, а тинкеры, пайп-риллы и энджелы на это не способны. Кроме того, мы умнее наших предшественников. Судя по тому, что мне удалось узнать, человек, возглавляющий ту экспедицию, — богатый идиот, которому лень пошевелить своим задом.

— Но инопланетяне тоже не дураки. И они осторожны.

— Мы тоже будем осторожны. И у нас есть новая информация. После того как пропали два корабля с тинкерами, пайп-риллами и энджелами на борту, энджелы предприняли исследование — конечно удаленное — всего Водоворота Гейзеров. Теперь у нас есть самые последние изображения и огромное количество данных. Таким образом, мы знаем, где находится каждая звезда, планета или газовое облако, а также где поджидает предполагаемая опасность. Но постой, прежде чем вдаваться в подробности, я хотел бы знать: ты со мной или нет?

— И ты еще спрашиваешь после того, что здесь увидел? — тонкие брови Денни взлетели, — после того как объявили карантин, все на Марсе пошло прахом. Конечно, я с тобой. Я настолько с тобой, что меня теперь и клещами не оттащишь. Но одного меня тебе будет мало.

— Ты совершенно прав. Мы должны собрать всю команду или хотя бы ее большую часть. У нас мало времени, корабль отправляется меньше чем через две недели. Я уже начал поиски, а что ты слышал о команде?

— В основном информация старая. Дай подумать. — Денни откинулся на шатком стуле, крепко сжал губы, а потом резко выдохнул и стал еще больше похож на шимпанзе. Через несколько минут он поднял вверх указательный палец и продолжал: — Номер один: Крисси Уингер. Она лучшая. Год назад я видел в печати сообщение о ней. У нее собственное магическое шоу, пользующееся популярностью. Устраивает туры на Оорт.

— Один из нас мог бы отправиться к ней и поговорить. Что еще?

— Номер два — Талли О'Тулл. Я слышал о нем лет пять назад. Он обитал тогда на Европе и занимался один Бог знает чем. Вечный мечтатель, Талли-Рифмоплет овладевает новыми языками с такой же легкостью, как я овладеваю стаканом.

— Или женщиной.

— Я же сказал тебе, Леонора Кослет всего лишь коллега.

— Не буду спорить. Кто еще?

— Так... Еще есть Деб Биссон. — Денни нерешительно взглянул на Чена. — Она тоже на Европе, и ее очень легко найти. Если только ты решишься на это. Я имею в виду, что вы с ней...

— Все нормально. Мы покончили с этим много лет назад. — Чен скривился. — Я надеюсь.

— По-прежнему специалист по оружию?

— Такие вещи не афишируют. Но ты же знаешь Деб.

— Да. Но скажу тебе одну вещь: я не собираюсь лететь за ней.

— Догадываюсь, кто это будет. Хорошо, я займусь этим. Теперь номера четыре и пять. Ты слышал что-нибудь о Тарбуше и Пончике?

— Тут я могу помочь лишь отчасти. О Пончике я не знаю ничего. А вот Тарбуш Хенсон по-прежнему устраивает свои шоу. Помнишь, как он убеждал всех в своей сверхсиле и умении разговаривать на языке животных? Последнее известие о нем я получил два или три года назад. Тогда он тоже был на Оорте.

Чен кивнул.

— Я знаю. Тут я немного опередил тебя. Тарбуш и Крисси Уингер несколько лет назад объединились. Так что если нам повезет, то мы найдем их за организацией экскурсий на Оорт. Слушай, а тебе удалось хоть раз разгадать, как он это делает?

— Нет. Проще всего ответить так, как он сам отвечает: Тарбуш умеет разговаривать с животными. У нас, правда, еще не было возможности узнать, может ли он так же успешно разговаривать с инопланетянами.

Может быть, он проявит себя в Водовороте Гейзеров, если мы, конечно, возьмем его с собой. Что касается Пончика, то тут я мало чем отличаюсь от тебя. Абсолютно никакой информации. Знаю только, что он был какое-то время на Вулкане Нексус, а там трудно затеряться. Я отправил послание, но оно вернулось назад с пометкой «имя и идентификатор неизвестны».

Денни фыркнул. Его загорелое, покрытое морщинами лицо становилось все более хмурым.

— А ты не пробовал указать его настоящее имя? Я знаю, что он его ненавидит, но может, он его все-таки использует?

— Бонифант Ромбель? Да, я пробовал. И Бан, и Баннифет Рамбль.

— А как насчет Сеньор Бонифант и Бадди Роуз? Я видел, что он и так подписывался.

— Это я тоже пробовал. Все возможные варианты, и старые, и новые. Ничего не получилось. Если Пончик отправился на Нексус, не имея достаточной защиты от высокой температуры, то наверняка зажарился. Получаса пребывания вблизи интенсивных солнечных потоков достаточно, чтобы человек сгорел до костей. В скафандре остается лишь кровавое месиво и расплавленный жир.

— Ты и впрямь думаешь, что он сгорел? Я вообще-то собирался позавтракать, но если ты будешь мне рассказывать такие вещи, то у меня напрочь пропадет аппетит.

— Извини. Но это общепринятое мнение о Нексусе. Я не говорил, что тоже так думаю.

— У тебя есть другое предположение?

— Да. Но тебе нужно знать еще кое-что. У Бана были большие проблемы, и в то же самое время он пропал. Кто-то взломал код доступа к прогнозам солнечной активности и был пойман с поличным. Как считаешь, похоже это на Пончика?

— Еще как! Я знаю только одного человека, который может сделать лазер из собачьего ошейника, из дедушкиных часов или зубных протезов. Он может изготовить все. Без Пончика будет сложно, — Денни встал. — Я всегда считал его важным членом команды, другого такого нет.

Чен внимательно посмотрел на него.

— Собираешься отказаться. »1;

— Черт возьми! Конечно, нет. Ты же знаешь поговорку: нет никого более надежного, чем я сам, да и в себе я не слишком уверен. Если нам придется лететь без Банни, полетим. Но ты что-то говорил о временных рамках, так что нам придется начать собирать команду прямо сейчас.

Чен кивнул.

— Хорошо. Куда ты думаешь отправиться?

— Сказать свое печальное «прощай».

— Леоноре Кослет?

— Ей и парочке других моих инвесторов. Ну, может, трем или четырем.

— И вернуть им деньги?

— Умоляю тебя! Давай рассуждать здраво. Ну, подумай сам, могут ли они купить на эти деньги что-нибудь более ценное, чем то, что предлагаю я? — Денни вздохнул. — Я отправлюсь завтра, а до этого не ищи меня, день будет долгий. И ночь.

Чен неодобрительно покачал головой.

— Сможешь выспаться по дороге к Водовороту Гейзеров.


Глава 5. На борту «Настроения Индиго» | Небесные сферы | Глава 7. Океаны Лимбо