home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. На борту «Настроения Индиго»

Исследовательский звездолет «Настроение Индиго» вовсе не был неповоротливой посудиной, как его описал Дугал Мак-Дугал. На его борту находился экипаж из трех человек: его владелец и капитан Фрайди Индиго, главный инженер и пилот Бони Ромбель и доверенное лицо Лидди Морс.

Они были определенно живы, но состояние корабля было совершенной загадкой. Экспедиция проникла сквозь входной портал недалеко от Вулкана Нексус, который располагался так близко от Солнца, что его пылающая поверхность заслоняла почти все небо. Пунктом назначения звездолета был Водоворот Гейзеров. Предполагалось, что корабль окажется в открытом космосе близ звезды, планеты или пылевого облака, так как пункт отправления находился рядом с Солнцем. Однако произошло нечто невероятное, то, чего не должна была допустить Система межзвездного сообщения — они прибыли туда, где уже что-то находилось. Навигатор портала должен был засечь присутствие материи и автоматически прекратить перемещение.

Такова была теория.

Бони Ромбель уставился на зеленые облака, окутывающие корабль. Судя по показаниям приборов, корабль находился в поле слабой гравитации и медленно опускался вниз.

— Ромбель! — раздался в кабине резкий возглас Фрайди Индиго, — доложи о нашем местоположении.

Очевидно, все внимание капитана было сосредоточено на пульте управления, и он еще не видел того, что находится снаружи.

— Показания приборов в норме, сэр. — Бони вновь уставился в иллюминатор. — Но похоже, сэр, мы под водой.

— Что?! Лидди, останься здесь, — Фрайди Индиго высунулся из каюты. Капитан был невысок и напоминал мышь. Этот недостаток он упорно пытался скрыть с помощью дорогой, экзотического вида одежды и высоченных каблуков. Он посмотрел в иллюминатор. Его глаза навыкате скрывались под густыми сросшимися бровями. — Господи! Как мы сюда попали?

— Не имею ни малейшего представления. Но мы опускаемся, и я не вижу дна. — Бони перевел взгляд на приборы. — Опасности пока нет, корпус может выдержать давление в четыре или пять атмосфер. Но все же мы не на подводной лодке. Если мы опустимся ниже...

— Нас раздавит. А что двигатель?

Замечание было не лишено смысла, но Бони вздрогнул. Приписываемые ему научные и инженерные знания были по большей части выдумкой, но, несмотря на это, он был весьма сообразителен и тонко чувствовал, что можно, а что нельзя делать в том или ином случае. Летать на космическом корабле под водой определенно было невозможно.

— Только не термоядерный. Это исключено. Я могу попробовать настроить дополнительные ионные двигатели на работу в воде, если это, конечно, вода. Но мне придется выйти наружу, чтобы отрегулировать кое-что.

— Так выйди. Надеюсь, это ты можешь?

— Могу. Скафандр подойдет. Но попасть назад будет сложновато. Переходной шлюз зальет водой, и нам придется поднять давление воздуха до максимума, чтобы ее вытеснить. — — Бони задумался. — Будь у нас время, мы смогли бы это сделать. Но его у нас нет. Если мы будем погружаться с такой же скоростью, то еще несколько минут — и корпус начнет деформироваться.

Фрайди бросил на Бони осуждающий взгляд, словно виной всему был механик.

— Тогда держитесь крепче. Я включу двигатель, а там будь что будет.

Он направился к каюте управления, оставив Бони наедине со знакомым ощущением. Из огня да в ... А, собственно говоря, куда? Бони вместе с Фрайди и «Настроением Индиго» занесло к «горячей точке» Солнечной системы, Вулкану Нексус, и для чего? Для того чтобы избежать проблем в Солнечной системе. И что же? Он оказался лицом к лицу с еще более серьезной проблемой.

Он настороженно наблюдал за зеленой субстанцией за стеклом иллюминатора. «Что будет, если ядерный двигатель включить под водой?» — Познания Бони в области ядерной физики были весьма обрывочны. Но он подозревал, что таким образом можно спровоцировать в воде ядерную реакцию, а затем гигантский взрыв, который уничтожит все вокруг. — Но вода ли снаружи? Вроде бы вода. Но Водоворот Гейзеров — чрезвычайно загадочное место, которое прежде не исследовали». Будь в распоряжении Бони несколько минут, он взял бы пробы, провел анализ, чтобы убедиться, что снаружи действительно вода. Но этих минут у него не было. Из кабины послышалась громкая брань:

— Ромбель! Немедленно тащи сюда свою жирную задницу! Ядерный двигатель сдох!

«Слава Богу. По крайней мере, пока что они не сгорят заживо». — Бони сделал несколько шагов по направлению к каюте управления и остановился. Снаружи уже не было того бесформенного облака, что раньше. Под кораблем вздымался целый лес острых копий. «Настроение Индиго» падал прямо на них.

— Держитесь! Похоже, мы ударимся о дно! — Бони немедленно претворил в жизнь собственный совет и крепко вцепился в спинку кресла. Однако предупреждение запоздало. Со звоном, напоминающим гул сказочных колоколов, корабль грохнулся на морское дно.

Бони затаил дыхание и ждал: «Возможно, это конец. Конец всему». Конструкция «Настроения Индиго» позволяла противостоять определенным нагрузкам в открытом космосе. Но при этом никто не предполагал, что ему придется выдерживать удары множества острых пик, торчащих на неведомой глубине в неведомом океане.

Корпус корабля изгибался, скрипел и болезненно стонал. Пол каюты дрожал и кренился. Плоский иллюминатор рядом с Бони вспучился под давлением. Из рубки вновь послышался голос Фрайди Индиго.

— Ромбель! Толстозадый идиот! Ты что там баклуши бьешь? Пропали все показания приборов! Иди сюда!

Все как обычно. Если Фрайди в состоянии так вопить, значит, они еще живы. Бони направился к рубке. Нельзя сказать, что его не предупреждали. Никогда нельзя затевать такое рискованное предприятие с человеком, который получил деньги в наследство, а не заработал их своим трудом. Он считает себя умнее, потому что он богат, а ты нет. И ждет, что ты склонишься перед его величием, потому что все, кого он знал, так делали. Бони знал Индиго меньше недели, но уже понял, что тот полностью соответствует своему статусу богача. Фрайди Индиго, отпрыск одного из наследственных владельцев Алмаза Янга, единственный сын застройщика Пояса Куйпера, погибшего при обрушении тоннеля Персефоны; рисковый предприниматель, космический эксперт и бесстрашный исследователь.

А еще напыщенный высокомерный мелкий засранец, который ни дня не работал, но при этом попрекает всех подряд любой мелочью. Лидди, как ты можешь спать с ним?

Бормоча себе под нос, Бони просунул голову в каюту управления.

— Да, капитан?

Фрайди Индиго указал на монитор:

— Что ты сделал с этими датчиками? Бони взглянул на экран.

— Те, на которые вы указываете, расположены в хвостовой части корабля. Мы упали на хвост, и я думаю, они разбились от удара о дно.

— Тогда делай что хочешь, но почини их. Я не могу управлять кораблем вслепую.

И не смог бы, будь даже приборы в порядке. Ты уже загнал нас сюда.

— Да, сэр. Но потребуется время. Прежде всего, я должен выяснить, в каком состоянии наружное оборудование корабля.

— Как это понимать — «в каком состоянии»? Ты разве не знаешь?

— Мне нужно знать, насколько глубоко мы опустились. Каково внешнее давление. Из чего состоит дно. Окружены мы водой или чем-то еще.

— Конечно, водой. А чем же? Не трать время на бесполезные анализы. А ты, девуля, — Фрайди повернулся к Лидди Морс, — иди с ним и для разнообразия попробуй быть полезной. Расширь свой репертуар и сделай что-нибудь сверх того, что ты делаешь обычно.

Он по-хозяйски хлопнул ее по заду. Лидди бросила на Фрайди Индиго взгляд, в котором сквозило смирение, смешанное с неловкостью. Однако последовала за Бони вниз по лестнице, ведущей в хвостовую часть корабля.

— И постарайтесь определить, где мы находимся, — крикнул Фрайди вслед.

«Все правильно, — подумал Бони. — Самое сложное задание он, как обычно, приберег напоследок».

Бони осторожно спускался, обдумывая каждый шаг. В самом низу он обернулся:

— Постарайся определить, Лидди, сколько ты весишь. Бони наблюдал, как она спускается, и проклинал свою тягу к еде. Лидди была такой стройной и грациозной, что по сравнению с ней он чувствовал себя толстым и нескладным слоном. Девушка легко спустилась с лестницы и задумчиво остановилась.

— Думаю, намного меньше, чем на Земле. Я только однажды была на Марсе, но мне кажется, что я вешу даже меньше, чем там. Может быть, вполовину меньше, примерно столько же, сколько на Луне или Ганимеде.

— Ты читаешь мои мысли. Одна шестая земной гравитации.

— Это говорит тебе что-нибудь?

— Ничего полезного. — Он усмехнулся и обрадовался, что она улыбнулась в ответ. В отсутствие Фрайди Индиго Лидди становилась совсем другим человеком. И Бони уже не в первый раз удивился, как такая утонченная и чувствительная девушка попала в такую опасную экспедицию в никуда.

Кстати о никуда...

— Я даже представить не могу, где мы. Слабая гравитация, возможно, способствовала тому, что мы остались живы. Давление воды на такой глубине здесь гораздо ниже, поэтому корпус его выдержал. Давай посмотрим, что еще можно обнаружить.

Пришло время покрасоваться перед Лидди. Но это было нелегко. Все устройства внутри и снаружи корабля предназначались для работы в условиях вакуума. И теперь Бони придется сделать так, чтобы приборы заработали на морском дне.

Он подошел к хвостовому иллюминатору и выглянул. Пики, которые он заметил раньше, от удара разбились вдребезги, и теперь их осколки окружали корабль. Бони на глазок определил, что они имели хрупкую кристаллическую структуру. Возможно, корпус корабля тоже был поврежден.

Если жидкость, окружающая их, действительно вода, то они не должны были быть слишком глубоко. Бони не мог разглядеть каких-либо очертаний, но у него было твердое ощущение, что сверху проникает свет.

Был ли это свет какого-то местного солнца Водоворота Гейзеров, лучи которого проникали сквозь жидкость и рассеивались, достигая глубины? Возможно. Но Фрайди Индиго наверняка скажет, что догадка не может служить основанием для действий. Нужно придумать, как выйти из корабля и подняться к поверхности. Но прежде нужно взять пробы жидкости. А что, если корабль окружен кислотой, которая уже сейчас разъедает корпус?

Взять пробу жидкости было намного проще, чем пытаться выйти наружу. Жидкость, или что бы это ни было, скорее всего, заполнила маленькие цилиндры ядерного двигателя, в открытом космосе обычно незащищенного. Он может отделить один из них и втянуть внутрь, не покидая корабля.

— Держись в стороне, Лидди. Жидкость может хлынуть струей. Будем надеяться, что это вода, но кто знает.

Это был еще один тест. Когда он откроет одну из камер, давление извне, скорее всего, втолкнет цилиндр внутрь корабля. Бони приложил ладонь к отверстию, готовый к тому, что цилиндр может выстрелить с такой силой, что раздробит ему кости.

Бони открыл клапан. Цилиндр, вернее его двухдюймовый плоский конец, выскочил и хлопнул Бони по ладони, но не поранил. Должно быть, давление снаружи не превышало нормального атмосферного. На Земле это означало бы, что они находятся на глубине тридцати футов. Предположив, что жидкость снаружи — вода, а гравитация составляет одну шестую от земной, Бони подсчитал, что скорее всего они находятся не глубже ста восьмидесяти футов. Следовательно, надев скафандры, они легко всплывут на поверхность.

Несмотря на предостережение Бони, Лидди стояла слишком близко, поэтому жидкость, вылившаяся, вслед за цилиндром, попала ей на руку.

— Не дотрагивайся до нее! — закричал Бони, но опоздал. Лидди уже наклонилась, лизнула влажное пятно и теперь стояла молча. Бони тихо добавил: — Не пей!

Но Лидди лишь улыбнулась в ответ:

— Все в порядке. Я могу быть полезной, хотя капитан Индиго и не верит в это. — Она облизала губы и сосредоточенно нахмурила брови. — Это вода. Хотя и не в чистом виде. У нее немного странный солоноватый вкус. Она пенится на языке.

Если рискнула она, сможет рискнуть и он. Бони поднял цилиндр и слизнул с его торца несколько капель. Жидкость, как заметила Лидди, действительно была соленой, но менее соленой, чем в океане на Земле. Если под рукой нет ничего другого, то ее можно пить. Теперь Бони точно знал, что вода насыщена двуокисью углерода. Однако ощущения от контакта с ней были не совсем такими, как от газированной водой.

Он вылил жидкость из цилиндра в треугольную мензурку и поднес к свету. Жидкость была прозрачной, хотя это совершенно не означало отсутствия микроорганизмов. Вполне возможно, в его организм и в организм Лидди уже попали неизвестные смертоносные бактерии. Хотя вероятность такого исхода была невелика. Опыт Звездной группы показывал, что все инородные организмы слишком инородны, чтобы прижиться в теле человека.

Бони прошел в каюту, заполненную разнообразным оборудованием, и начал что-то искать. Через несколько минут он обнаружил искомое. Это была колба с делениями и пружинные весы.

— Для чего все это? — наконец спросила Лидди. Бони улыбнулся. Он ожидал этого вопроса.

— Дегустация и догадки — не лучший метод научного исследования. Мы думаем, что это вода, то есть мы почти уверены, что это вода. Но все же нужно провести настоящий тест. Сюда входит пятнадцать миллилитров, — он поднял колбу, — сначала я взвешу ее на весах. Затем, если бы я наполнил ее водой и снова взвесил, то на Земле она весила бы на пятнадцать граммов больше.

— Но мы не на Земле.

— Я знаю. Но неизвестно, сколько здесь будут весить пятнадцать миллилитров воды. Но нам и не нужно это знать, чтобы определить, вода это или нет. Сначала взвесим пустую колбу. — Бони подвесил колбу на весы и поднес их к Лидди. — Отметь, где стрелка. Теперь возьмем обычную воду из корабельных запасов. — Бони подошел к небольшому крану, торчавшему из стены, и наполнил колбу до нужной отметки. Затем вновь подвесил колбу и указал на стрелку.

— Смотри. Теперь мы знаем, сколько здесь весит обычная вода. — Он оглянулся, пытаясь найти, куда бы вылить воду, но, ничего не найдя, выпил ее. — Теперь нужно налить в колбу пятнадцать миллилитров жидкости, которую мы добыли извне, — Бони осторожно сделал это, не отрывая взгляд от градуировки на боку колбы. — А теперь ты видишь, что стрелка остановилась на прежней отметке, значит... — вдруг он замолчал.

— Да, но стрелка не на прежней отметке, — заметила Лидди. Она смотрела на Бони темными широко раскрытыми глазами. — Она опустилась гораздо ниже. Это значит, что жидкость весит больше, я права?

— Да, она действительно весит больше, — Бони, все еще не веря своим глазам, смотрел на стрелку весов. — Почти на пятнадцать процентов тяжелее. Она намного плотнее воды. И это значит... — Бони пересек каюту и плюхнулся на технологический люк двигателя. Ну и дела. Результат этого представления, затеянного с целью произвести впечатление на Лидди, оказался весьма неожиданным.

— Значит что? — спросила Лидди.

— Это значит, что нас окружает не вода. Черт возьми, я не знаю, что это такое там, снаружи, — Бони махнул рукой в сторону иллюминатора, который застилала странная зелень. — Одно я знаю теперь наверняка: это не вода.


Глава 2. Приглашение Звездной группы | Небесные сферы | Глава 4. Генерал Корин