home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20. Встреча с малакостраканами

Фрайди Индиго не мог шелохнуться. Даже глаза его не слушались. Он лежал на левом боку на каком-то очень твердом плоском столе и мог смотреть только в одном направлении. Перед глазами прерывисто мелькали какие-то черные фигуры на сером фоне. Индиго не мог определить их размера, но, судя по неясным очертаниям, это были те самые существа, которые обстреляли его на берегу.

Обстреляли, парализовали, но не лишили способности ощущать боль. Все его тело болело. Голова трещала, левое колено пронзила острая боль, а левый бок начинал гореть огнем всякий раз, как Индиго пытался вдохнуть поглубже.

По крайней мере, он мог дышать. Но почему, ведь он не мог пошевельнуть ни руками, ни ногами, ни головой. Все его попытки сделать это ни к чему не приводили.

Индиго мог также слышать. Вокруг него по-прежнему раздавались щелчки и щебет, но теперь громче и с примесью новых звуков. Внезапно Индиго понял, что эти звуки доносятся из переводчика, прикрепленного к его поясу.

Он попытался сконцентрироваться на звуках. Это была какая-то тарабарщина, неясные крики, свист и бульканье. Потом среди всего этого шума послышалось знакомое слово: «Вода». Затем бульканье, треск, шипение, щелчок, а потом «Воз-дух». Вновь раздались шипение и свист, словно газ выходил из бутылки. «Живет... жи-вой... живой... живой». Внутри переводчика зазвенело, и Индиго услышал: «Мала-костра-кане».

Да, переводчик оказался такой же бесполезной железякой, как и тот, который Индиго выбросил еще раньше. Ему бы только добраться до дома, а там он выпустит кишки той бесчестной свинье, которая продала ему переводчик.

А переводчик продолжал булькать. Внезапно Индиго стало не до него. Ему показалось, что по его горлу поползли сотни огненных муравьев. Она закашлялся и чуть было не потерял сознание от боли. Переводчик заговорил:

— Малакостракане. Воздух, дышит. Проснулся. Оно живое.

— Поганые ублюдки.

Он может говорить! Однако эти слова могут навредить ему, если окажется, что переводчик все-таки работает.

— Приветствую вас, инопланетные жители, — каждое слово — мука, — я — Фрайди Индиго, капитан корабля «Настроение Индиго», пришел к вам с миром.

Наконец его глаза вернулись к жизни. Глаза жгло словно огнем, но, по крайней мере, теперь Индиго мог сфокусировать взгляд. Он насчитал полдюжины существ. Они слегка отличались друг от друга размером, но в целом их строение было одинаковым. Их тела представляли собой широкие, черно-синие щитки, похожие на черепашьи. Под щитками виднелись десять ног, к каждой из которых был прикреплен мешочек. Там, где, по мнению Индиго, должна была находиться передняя часть, имелись две пары жутких клешней, окаймленных подвижными, похожими на тонкие пальцы щетинками. Глаза на стебельках располагались высоко на теле над тремя бахромчатыми прорезями. Твари были не просто уродливы, они были омерзительны. Но даже эти эпитеты казались слишком мягкими.

Переводчик зажужжал и произнес:

— Оно живое. Оно проснулось.

Они что, глухие или просто слишком глупы?

— Вы меня слышите? Я Фрайди Индиго, хозяин и капитан космического корабля «Настроение Индиго». Я прибыл к вам с миром.

— Фрайдииндиго. Фрайдииндиго. Оно живое. Г-г— говорит. Нас... — последовала пауза, а затем переводчик продолжил, — ...нас малакостракане.

Что это такое — «малакостракане»? В очередной раз машина начала выдавать тарабарщину.

Может, нужно говорить больше и заставить тем самым туземцев отвечать?

— Привет. Меня зовут Фрайди Индиго. Я прилетел из другой звездной системы. Я капитан космического корабля «Настроение Индиго». Я представитель всего человечества и других разумных существ, входящих в Звездную группу. Я впервые на вашей планете и хотел бы сравнить вашу цивилизацию со своей.

Пока Индиго говорил, он постарался оглядеться. Теперь он видел, что слово «цивилизация» вряд ли можно было применить к этим существам. Место, где он находился, очень напоминало свалку. Индиго лежал на наклонном столе, причем голова располагалась ниже, чем ноги. Помещение, где стоял стол, тоже было наклонным. Его длина достигала двадцати метров, а ширина — примерно десяти. Помещение заливал слабый желто-зеленый свет, струящийся из цилиндрических ламп, укрепленных на стенах. Но на самом деле комната напоминала пруд или резервуар. Существа рядом с Индиго стояли в воде, которая лишь слегка закрывала их конечности. Однако в дальнем углу комнаты уровень воды был значительно выше, и существа были почти полностью закрыты ею. Ни одно существо в здравом уме не осталось бы ни минуты в этой конуре со стопроцентной влажностью, ледяными серыми стенами и потолком.

Фрайди поднял голову и обнаружил, что он по-прежнему одет в скафандр, а дискомфорт испытывает оттого, что его голова долго лежала на остром краю шлема. Индиго подвигал челюстью, а потом сказал:

— Интересно, работает ли переводчик так, как положено? Я уже наговорил с три короба, а в ответ услышал немногим больше пяти слов. Вы можете меня слышать? Вы меня понимаете?

Но переводчик несомненно что-то делал. Пока Фрайди говорил, прибор непрерывно щелкал и скрежетал. Два туземца, шлепая по воде, приблизились к Фрайди и наклонились над ним, вращая глазами. Однако их заинтересовал вовсе не Фрайди, а прибор, прикрепленный к его поясу.

— Привет! — Индиго поднял руку и слабо помахал ею. — Эй, там, внизу. Я здесь. Вы смотрите не на меня, а на машину. Вы меня слышите? Вы понимаете меня?

Один из туземцев медленно развернулся и посмотрел на Фрайди. Самая верхняя из его щелей задвигалась.

— Оно разговаривать. Это чем оно разговаривать?

— Это я с вами разговариваю, а машина переводит мои слова.

— Оно дышать воздух. Оно жить воздух.

— Совершенно верно. Я живу в воздухе и дышу воздухом. Я... — Стоило ли это его усилий? Что ж, попробуем еще раз. — Я Фрайди Индиго. Я — человек, и насколько я знаю, это первый контакт людей с вашим народом. Это очень важная встреча. А нельзя ли пойти и поговорить где-нибудь в другом месте? Эта подводная темница выводит меня из равновесия.

— Мы ты то же самое. Жить воздух, жить вода. Люди вы. Малакостракане мы.

— А! Понял. Малакостракане. Так вы сами себя называете. Самое странное название, какое мне доводилось слышать. Но я думаю, это просто плохой перевод, — Индиго похлопал по переводчику. — Я Фрайди Индиго. Я собираюсь называть вас туземцами. Название всей нашей расы — люди, а мое личное имя — Фрайди Индиго. А ваше?

Очевидно, информации было слишком много, и Индиго услышал лишь приглушенное жужжание в ответ.

— Хорошо, обсудим это позже, — Индиго сел и свесил ноги со стола. В тот же самый момент он почувствовал боль, словно миллионы иголок вонзились в его ступни. Ему пришлось некоторое время сидеть не двигаясь. При этом Индиго отчаянно ругался. Интересно, переводчик перевел брань? Индиго дотронулся до заплечного мешка и обнаружил, что тот по-прежнему на месте и не распакован. Если через несколько минут ему не станет лучше, то он будет вынужден принять болеутоляющее средство. Нет смысла терпеть такие мучения.

— Мы ты идти, — один из туземцев помахал своей ужасной клешней у Индиго перед носом. — Мы ты встретить большой мы.

— Думаю, я понял. Вы — своего рода мальчики на побегушках, а теперь, когда я проснулся, вы отведете меня к своему начальнику, так? Отлично. Так и должно быть, ведь я тоже начальник и не хочу разговаривать с мелкой сошкой. Эй, эй, подождите. Если вы собираетесь выходить отсюда таким путем, то мне нужно надеть шлем.

Существо развернулось и пошлепало к более глубокому краю комнаты. Затем, поняв, что Индиго не сделал ни шага, оно остановилось. Его глаза развернулись на стебельках и посмотрели на Фрайди.

Переводчик зашипел и произнес:

— Снимать панцирь, надевать панцирь? Мы нет.

— Ты имеешь дело с человеком, друг мой. Мы можем многое, чего не могут другие.

По мнению Фрайди Индиго, туземцам с самого начала нужно было внушить мысль о превосходстве человеческой расы. Однако существо никак не отреагировало на эти слова, а молча дождалось, пока Индиго последует за ним. Когда вода дошла туземцу до панциря, он нырнул вперед и исчез в глубине. Это лишь подтвердило предположение Индиго, что эти существа одинаково комфортно чувствуют себя под водой и на воздухе. Но откуда они эволюционировали? Подводные жители не упоминали о них.

Чтобы ответить на все эти вопросы, потребуется немало времени. Прежде всего нужно было дождаться, пока переводчик заработает в полную силу.

Фрайди последовал за своим проводником в узкий туннель с полукруглым сводчатым потолком. Пробираться по нему было довольно затруднительно, но Фрайди изловчился и старался держать голову над водой, так как она, к счастью, не доставала до потолка. Освещения здесь не было, и в туннеле постепенно становилось все темнее. Но сбиться с пути было невозможно, проход был слишком узкий.

Впереди послышался жалобный крик, который становился все громче, но аппарат на поясе Индиго даже не потрудился его перевести. Наконец уровень воды начал понижаться. Но Индиго почувствовал, что идет в гору, в еще большую темноту. Он поднял руку, но потолка не нащупал. Тогда он раскинул руки, но и стен туннеля тоже не нашел. Крик становился все громче и казался теперь каким-то сверхъестественным. Сильные порывы ветра чуть не сбили Индиго с ног. Ничего не видя впереди, он остановился. Через несколько секунд над его головой возник свет. Существо, взявшее на себя обязанности проводника, держало высоко над головой продолговатый фонарь. Его глаза развернулись назад, чтобы убедиться, что Индиго не отстал.

— Все в порядке, — Фрайди помахал рукой, — я здесь, можешь идти дальше.

— Мы идти. Ты следовать.

Неплохо было бы выяснить, работает ли переводчик, когда туземец находится под водой. Но в следующую минуту Индиго уже думал о другом. Ему внезапно пришла в голову мысль, что они уже не внутри комнаты, а движутся к поверхности. А вопли, которые так удивили Индиго, производил ветер, бушующий на побережье. Вскоре Индиго почувствовал, как ветер бьется о его скафандр. Шторм стихал, хотя в отдалении все еще слышался шум прибоя.

Как далеко затащили его туземцы? Сколько времени он пробыл без сознания? Сколько времени осталось до рассвета? Выдержал ли его корабль удары волн?

Вместо каждого его вопроса туземцы зададут свой. Нужно было сразу заставить их думать, что он сообщает им лишь небольшую часть имеющейся у него информации.

Индиго продолжал идти за туземцем, и ему казалось, что вокруг стало светлее. Он остановился, поднял голову и посмотрел вверх.

Шторм закончился, оставив после себя безоблачное небо. Индиго снял шлем, понимая, что он первый человек, глядящий на ночное небо Лимбо.

Его, конечно, готовили к этой экспедиции, и он примерно знал, чего следует ожидать. Водоворот Гейзеров представлял собой скопление пыли и газа, в котором были разбросаны редкие звезды. Пыль рассеивала свет звезд, поэтому все небо сияло и переливалось. Более плотные слои пыли образовывали на нем темные полосы и пятна.

Такую картину нарисовали Индиго перед экспедицией. На самом же деле небо Лимбо было совсем не таким, как его описывали. Все оно было усеяно сияющими шарами, многие из которых были настолько бледными, что приходилось напрягать зрение, чтобы разглядеть их. Шары были разными по размеру, начиная с маленьких, напоминающих жемчужины, и заканчивая такими большими, что, казалось, протяни руку и дотронешься до них. Однако даже самые яркие были слишком тусклыми, чтобы определить их точный цвет. Но Индиго показалось, что он видит оттенки зеленого в одном шаре и розового — в другом. Небо было переполнено шарами.

Индиго услышал стук когтей и посмотрел вниз. Туземец продолжал двигаться вверх по склону горы. Судя по всему, этот подъем давался ему нелегко. Индиго наклонился и увидел, что поверхность горы очень гладкая, словно отполированная. Что там говорил Ромбель? Якобы на поверхности планеты нет жизни. Что ж, этот идиот ошибся относительно живых существ, а вот насчет растительности он, похоже, оказался прав. Под ногами Индиго не было видно ни единой травинки. Чем же тогда питаются туземцы? Глядя на них, можно подумать, что в воде они чувствуют себя гораздо лучше, чем на суше. Может, там они и находят себе пропитание? Очевидно, они считают, что он тоже амфибия, если, конечно, фраза «мы ты то же самое, жить воздух, жить вода» была переведена правильно.

Свет лампы заливал небольшую площадь. А свет шаров, разбросанных по всему небу, был слишком тусклым. Казалось, световой круг на земле обрывался в пропасть. Индиго не оставалось ничего другого, как тащиться следом за своим проводником, надеясь, что тот знает, куда идти. Боль в ногах была уже не такой сильной, но они все еще дрожали, а от длительной ходьбы болели легкие.

— Долго еще? — наконец спросил Индиго. — Мне придется остановиться и отдохнуть. Тебе-то что, в тебя не стреляли. И не ты лежал без сознания несколько часов.

Индиго остановился, тяжело дыша. Он не знал, понял ли туземец то, что перевел аппарат, однако тот остановился и обернулся. В неясном свете лампы это существо с ужасными клешнями, подвижными глазами и щелями вместо рта казалось огромным мутировавшим крабом.

Глаза существа задвигались.

— Скоро вершина. Вершина плоская, как вода плоская, место, где конец.

Эту фразу вряд ли можно было назвать понятной.

— Ты имеешь в виду, что когда мы достигнем вершины, то она будет такой же плоской, как поверхность воды? И это именно то место, которое нам нужно?

— Мы думать, ты говорить назад, что мы говорить. Вершина плоская, как вода плоская, место для ты и мы.

Переводчик работал в обоих направлениях. Индиго не знал, была ли речь туземцев такой неправильной или это переводчик ее искажал. Если так, то в переводе нельзя было быть уверенным.

Индиго кивнул головой и пошел дальше.

— Хорошо. Я отдохнул. Надеюсь, что скоро мы придем на место. Но если придется идти долго, мне снова придется отдыхать. Ноги плохо меня слушаются, кроме того, я хочу пить. — Существо промолчало, а Фрайди простонал: — Хорошо, идем.

На самом же деле, несмотря на все сомнения, Индиго и туземец все же каким-то образом общались. Теперь свет фонаря не бил Индиго в глаза, и он скорее ощущал, чем видел, дорогу под ногами. Впереди вместо черного камня виднелся более светлый участок. Он был ярко освещен, и это не мог быть свет звезд. Было очень похоже, что вершина горы озарена большим количеством желто-зеленых ламп.

Время от времени туземец, щелкая клешнями, приказывал Индиго следовать за собой. Внезапно подъем закончился плоским уступом, неестественно ровным и гладким. Фрайди снова остановился, но на этот раз не из-за усталости.

Впереди раскинулся лагерь, очень похожий на военный. В тридцати метрах от Индиго располагалась высокая металлическая ограда. По краю ограды через каждые двадцать метров были укреплены прожекторы, освещающие территорию вокруг. Ограда представляла собой прямоугольник примерно двести метров в длину и восемьдесят метров в ширину. В двух местах Индиго смог разглядеть некое подобие ворот, которые охраняли туземцы. Ему показалось это странным. Что они здесь охраняют и от кого?

На охраняемой территории Фрайди насчитал шесть зданий. Все они выглядели совершенно одинаково: цилиндры, разрезанные надвое и помещенные плоской стороной на землю. Здания были лишены окон и выкрашены в одинаковый тускло-желтый цвет. Здания выглядели недостроенными, что наводило на мысль, что это временный лагерь.

Позади зданий виднелась узкая взлетно-посадочная полоса. В начале каждой полосы Индиго увидел треугольные летательные аппараты и понял, что удача наконец улыбнулась ему. Он обнаружил не просто цивилизацию, а цивилизацию, обладающую технологией. Индиго уже догадался об этом, увидев осветительные приборы и оружие, но теперь его догадка получила еще одно подтверждение. Индиго никогда не видел ничего подобного. Казалось, что самолеты такой необычной формы даже не смогут подняться с земли. Но они определенно летали. Инопланетная технология была другой. И она могла стать ключом к необыкновенному могуществу.

Индиго очень взволновало увиденное. Но его настроение сразу изменилось, едва он увидел в клешнях охранника-туземца такую же черную трубочку, что и у его провожатого. Фрайди остановился. Теперь он чувствовал себя пленником.

— Ты идти. Мы не идти. Ты говорить, она говорить.

Теперь туземец, сопровождавший Индиго, тоже держал в клешнях трубку. А может, он держал ее наготове с тех самых пор, когда они покинули ту странную комнату? Теперь туземец размахивал оружием, приказывая Индиго идти вперед.

— Я очень хочу поговорить. Но с кем я буду разговаривать? У вашего начальника есть имя?

— Ты идти. Ты говорить и... — переводчик на мгновение замолчал, — ты слушать большого маленького... начальник?.. говорить. Ты идти.

Ничего не понятно. Но туземец нацелил свою трубку в голову Индиго, и тот содрогнулся. В его памяти были еще свежи воспоминания о первом знакомстве с этим дьявольским оружием. Индиго совсем не хотелось вновь почувствовать на себе его действие.

Индиго позволил туземцам провести себя через ворота внутрь лагеря. Охранник остался на своем посту, однако издал пронзительный высокий писк, который переводчик таинственно интерпретировал, как «позови высших служащих». Вслед за этим из здания поспешно выбежали три туземца. Фрайди показалось, что он услышал целый хор непонятных звуков. Переводчик, судя по всему, перегрузился. Он лишь пискнул в ответ. А на Индиго уставились дула еще большего количества трубочек.

Индиго подумал, что ему стоит думать, прежде чем сказать что-либо. Ведь его могут неправильно понять. Туземцы окружили его, и Фрайди осторожно пошел вперед. Может, не стоит называть их туземцами? Если им нравится называть себя малакостраканами, что ж, он не станет перечить.

Туземцы провели Индиго через низкую дверь в торце одного из зданий. Они не разговаривали и лишь размахивали своими трубками.

— А вы? — обратился Индиго к туземцам. — Разве вы не пойдете со мной, чтобы помочь переводить? Мы, кажется, начали понимать друг друга.

Туземец указал своей трубкой на дверь, а переводчик сказал:

— К большому маленькому идти. Ты один. Мы оставаться.

А этот большой маленький... — Господи, он начинает говорить так же, как они, — надеюсь, речь вашего вождя не слишком отличается от вашей речи. Иначе нам придется потратить уйму времени, чтобы наладить контакт.

— Ты — к большому маленькому. Идти сейчас. Говорить, слушать.

Туземец вновь начал угрожающе размахивать черной трубкой.

— Хорошо. Уже иду. Видишь? Я уже иду.

Фрайди зашагал вперед и вниз по неосвещенной дороге. В тот же миг он почувствовал под ногами воду и остановился, чтобы пристегнуть шлем. Ведь в любой момент он мог уйти под воду с головой. Это помещение было еще хуже, чем то, в которое его принесли в первый раз. Оно было не только наполнено водой, но и совсем не освещено.

Индиго сделал шаг вперед, оступился и чуть не упал.

— Просто смешно. Какого черта эти креветки не пользуются освещением? Здесь темно, как в гробу.

Индиго разговаривал сам с собой и, конечно, не ожидал услышать ответ. Внезапно на стенах комнаты зажглись продолговатые лампы, и она осветилась красноватым светом. Впереди раздались щелчки и свист, а переводчик сказал:

— А вот и свет. Этого достаточно? —Да.

Индиго обвел взглядом ярко освещенные стены и стоящие вдоль них сооружения, похожие на огромные мольберты. Однако его внимание привлек маленький столик, стоявший впереди. Он был довольно низким и доходил Индиго до колен. Кроме того, он был в два раза меньше того, на котором Индиго проснулся несколько часов назад. На столике расположился туземец — миниатюрная копия тех, что Индиго видел раньше. Теперь он понял, что столик был сконструирован так, чтобы создать максимум комфорта сидящему на нем туземцу. Этот малыш, в отличие от своих сородичей, был одет. Его панцирь был прикрыт блестящим красно-оранжевым запахивающимся халатом, а клешни прикрывали похожие на варежки чехлы такого же цвета.

Индиго понимал всю бессмысленность вертевшегося на языке вопроса, но не мог его не задать. Шлепая по воде, он приблизился к столу.

— Это вы включили свет?

Крошечные глаза уставились на Индиго, а рот открылся. Из переводчика донеслось:

— А кто же еще? Здесь больше никого нет.

— Странно. Я прекрасно понимаю вас, но тот, кто привел меня сюда, нес какую-то бессмыслицу. Я знаю, что переводчик начинает работать исправно только тогда, когда получит достаточный образец речи, но чтобы так быстро...

Клешня указала на аппарат, висящий на груди Индиго.

— Это «переводчик»?

— Да. У вас тоже есть такие?

— У нас есть... другие способы. Лучшие. Они не допускают ошибок при переводе. Думаю, что мы общаемся, хотя я не уверен. А что касается того, кто привел тебя сюда, от него не стоит ожидать многого.

— Он говорит на другом языке?

— Он вообще не говорит на нормальном языке. Он не вождь. Он ниже. Третий уровень.

— То есть он слабоумный?

— Третий уровень. Патрульный, охранник, рабочий.

— А, понял. На моем корабле такие же проблемы: рабочие ничего не понимают. Я тоже вождь.

Индиго уже забыл о других туземцах и решил, что именно сейчас и происходит первый контакт с инопланетным разумом.

— Позвольте объяснить, кто я такой и почему я здесь. Меня зовут Фрайди Индиго, и я прибыл сюда из другой звездной системы. Я капитан космического корабля «Настроение Индиго». Он сидит на мели недалеко отсюда. Я являюсь представителем людей и других разумных существ, входящих в Звездную группу. Я хотел бы сравнить вашу цивилизацию с нашей и, если возможно, обменяться технологиями.

Индиго говорил, но в душе его терзали сомнения. Переводчик работал, и это не подлежало сомнению. То, что он допускал ошибки раньше, не удивительно, ведь Индиго разговаривал со слабоумным охранником. Однако не много ли надежды он возлагал на аппарат? Справится ли тот с возложенной на него задачей?

Индиго на мгновение представил, что он оказался прав и его речь слишком сложна для переводчика. Его охватила паника. Туземец впереди него — забавная смесь земной креветки и краба — возбужденно вращал глазами и громко свистел. Переводчик тоже засвистел, а потом произнес:

— Я переспрошу кое-что. Повтори, кто ты.

— Конечно. Я постараюсь выражаться проще. Мое имя — Фрайди Индиго. Я прилетел с другой звезды. Я хочу изучить вашу технологию и предоставить что-нибудь взамен.

Выразиться яснее было невозможно, но туземец по-прежнему выглядел крайне озадаченным.

— Ты не с этой планеты? Разве ты не доминирующая форма жизни и разума этой планеты?

— Конечно, я доминирую и я разумен. Но вы правы, я не с этой планеты. Я с планеты, которая вращается вокруг другой звезды.

Только теперь Индиго понял, насколько странный вопрос ему задали. Почему этот представитель считает его представителем доминирующей формы жизни? Разве сам он таковым не является?

— Вы пытаетесь мне сказать, что вы не высшая форма жизни на вашей планете?

— Не отсюда. Ты не отсюда. Откуда тогда? — туземец встал со стола. Было видно, что он крайне взволнован. — Ты скажешь все или умрешь, как и они. Ты скажешь все или присоединишься к ним.

В клешне он держал уже знакомое Фрайди оружие, но не оно заставило Индиго похолодеть. Трубка была направлена не на него. Туземец указывал на панели, стоявшие вдоль стен.

Индиго удивился тому, что он не заметил их раньше; очевидно, все его внимание было направлено на маленького туземца. Если бы он обратил внимание на эти панели раньше, то наверняка бросился бы прочь без оглядки.

На панелях висело четыре предмета. Они казались плоскими, но лишь потому, что были высушены, вскрыты и выпотрошены.

Взору Фрайди предстали останки четырех подводных жителей.


Глава 19. «Возвращение героя» прибывает на Лимбо | Небесные сферы | Глава 21. Воссоединение