home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17. Давайте поприветствуем энджела

Об энджелах Бони слышал с самого детства. Он изучал инопланетян, смотрел учебные программы, задавал тысячи вопросов (на многие из которых, однако, не получал ответов) и читал все, что попадало в руки. Тинкеры завораживали его, и пайп-риллы тоже. Как, впрочем, и представители всех прочих инопланетных рас. Именно поэтому Бони так заинтересовался полетами к звездам. Он мечтал о них с самого детства. И вот теперь...

Внутренний люк открылся, и Бони шагнул внутрь корабля. Он почувствовал, что никак не может унять нервную дрожь.

Мысль о том, что Лидди догадается о его состоянии, улетучилась так же быстро, как и красно-черный ковер из-под его ног. Бони услышал шуршание тысячи крылышек и вздрогнул, когда целое облако черно-красных составных частей тинкера закружилось у него над головой. Крылышки были абсолютно одинаковыми, размером примерно с палец.

Лидди охнула и схватила Бони за руку. В то же самый момент крылышки улетели на другой конец каюты и сгрудились вокруг высокого шеста. Блестящие кожистые крылышки безостановочно кружили вокруг шеста, а затем ухватились за него маленькими лапками, располагавшимися в передней части. Затем каждое крылышко выпустило тоненькие, похожие на отростки, усики и присоединилось к соседнему. На каждом тельце обнаружились тусклые зеленые глаза, и Бони померещилось, что на него глядят мириады таких глаз. Это продолжалось несколько секунд, пока крошечные тела не образовали подобие кольца. Затем поверх первого появилось другое кольцо, потом еще одно. Теперь уже было невозможно ни различить отдельные части, ни сосчитать их. Бони слышал, что составной тинкер бывает разных размеров. Но был ли этот маленьким или большим, он не знал.

А тинкер продолжал формироваться. Теперь он отдаленно напоминал человеческую фигуру. Спустя пару минут «тело» танкера было практически готово. В его верхней части образовалась «голова», а «ноги» продолжали вытягиваться до тех пор, пока не обрели контакт с полом каюты. К удивлению Бони, изрядное количество компонентов тинкера осталось не прикрепленным к основному телу. Этого он о тинкерах не знал. Из общего количества крылышек в каюте только четыре пятых соединились в целое. Некоторые части располагались на полу, а остальные висели на потолке и стенах.

Посреди головы тинкера образовалось отверстие, похожее на воронку; оттуда послышался глухой шипящий стон.

— Охххх, ахххх, гггххх. Ппрр, ээээ, веее. Затем существо повторило на ломаном языке:

— Привет.

Бони чувствовал себя довольно глупо и повторил как попугай:

— Привет.

Тут в разговор вступила Лидди.

— Привет. Меня зовут Лидди Морс.

Переводчик все еще висел у нее на поясе, но теперь было ясно, что он не пригодится. Словно в подтверждение этому, свистящий голос проговорил:

— Здравствуй, Лидди Морс. Можешь звать нас Рьяный Исследователь.

Бони никогда не приходилось пожимать руку тинкеру. Да и были ли у тинкера руки? Он представился:

— А я Бонифант Ромбель. Можете звать меня просто Бони.

Другой обитатель каюты свернулся в клубок в углу. Постепенно пайп-рилла начала разворачиваться и расти, все выше и выше, пока не уперлась в потолок четырехметровой каюты. Однако длинные ноги пайп-риллы так и не распрямились до конца.

— Значит, это правда, — голова существа качнулась, приветствуя спасителей, — Рьяный Исследователь оказался прав, а я, Обет Молчания, — нет. На дне и впрямь оказался третий корабль, как и утверждали морские странники.

Морские странники? Третий корабль? — У Бони сразу возникло множество вопросов, и он не знал, с чего начать. Он снял шлем. Воздух наполнял запах перечной мяты. Время от времени к нему примешивался слабый аромат зрелых персиков. Но, несмотря на это, дышать вполне можно было. Бони начал снимать скафандр.

— Я говорю об обитателях этой планеты, — сказала пайп— рилла. Она вместе с тинкером с огромным интересом наблюдала за действиями Бони. — Разве вы не знаете, что они называют себя морскими странниками?

— Нет, мы этого не знали. Мы назвали эту планету Лимбо, а ее жителей лимбиками.

— Гм, — Обет Молчания склонила голову на бок. — Лимбо. Неплохо. Совсем неплохо. Думаю, нам тоже стоит называть ее так. Но раз вы здесь, то вы наверняка разговаривали с лимбиками:

— Да. — Бони не хотел выставить себя полным дураком перед этими существами, но природная честность заставила его добавить: — У нас возникли некоторые проблемы с их языком.

— Это вполне понятно. В нем очень много плавных согласных, — пайп-рилла хихикнула.

Возникла неловкость. Бони не понял шутки. Может, ему стоило засмеяться? Он продолжал.

— Вообще-то это заслуга Лидди.

Пайп-рилла перевела взгляд на Лидди. Та тоже снимала свой скафандр, и пайп-рилла уставилась на ее грудь.

— О! Вы землянин-женщина. Это прекрасно. Никогда раньше не видела женщин. Мне очень хотелось бы побеседовать с вами.

— Конечно. Только, мне кажется, сейчас неподходящий момент. У нас очень много вопросов к вам, — Лидди посмотрела на Бони, — я права?

— Да, у нас есть вопросы. Но у нас есть и информация, которая может вас заинтересовать. Например, мы узнали, что эта планета состоит не только из воды. Здесь есть суша, которая, судя по всему, таит много опасностей.

Пайп-рилла наклонилась далеко вперед и заглянула в лицо Лидди.

— Будьте так любезны, сообщите, пожалуйста, вашему спутнику, что мы прибыли сюда гораздо раньше, много беседовали с местными жителями и провели некоторые исследования. Поэтому нам уже, скорее всего, известно то, что он хочет нам сообщить. Мы с радостью обменяемся информацией. Но думаю, будет лучше, если первыми выскажемся мы.

— Исследования... — Бони удалось расслышать только это слово. — Но, пока мы не присоединили трубу к люку переходного шлюза, вы не могли покинуть корабль.

— Неправда. Кое-кто из нас сделал это. Но остальные решили остаться.

Обет Молчания опустилась до уровня людей и с притворной мольбой постучала себя в узкую грудь рудиментарными передними конечностями. Аромат мяты усилился.

— Послушайте, пожалуйста, нашу историю. Команда нашего корабля состояла из меня и огромного составного тинкера — Рьяного Исследователя. Мы вошли в портал, ожидая, что попадем в пустое пространство внутри Водоворота Гейзеров. Но вместо этого оказались под водой. Однако мы узнали от морских странников, что недалеко есть суша, и решили исследовать ее.

Бони так и подмывало спросить, каким образом им это удалось, если они даже не могли покинуть корабль. Обет Молчания продолжала:

— Мой компаньон Рьяный Исследователь отделил от себя значительную часть, которую мы назвали «Священный Союз». Составные Священного Союза должны были покинуть корабль, добраться до поверхности, а потом улететь на сушу. Они не нуждались в скафандре. Вода Лимбо (так вы называете эту планету?) насыщена кислородом. Отдельным компонентам тинкера его было вполне достаточно, чтобы выжить. Мы готовились к этой вылазке с особой тщательностью. Компоненты Священного Союза должны были собраться вместе на берегу, за исключением нескольких, которым предстояло лететь вперед в качестве разведчиков. Это понятно?

Бони кивнул. Он уже не считал себя находчивым спасителем инопланетного космического корабля. Хотя раньше именно так и думал.

— Нас предупредили об опасности этой вылазки. Мы долго беседовали с морскими странниками, и они сообщили нам, что многие из их соотечественников нашли свою смерть именно рядом с берегом. Но мы были слишком уверены в своих силах. Мы не верили, что нам может грозить опасность. Ведь мы знаем неизвестные морским обитателям способы защиты от аборигенов.

Итак, Священный Союз покинул корабль, пообещав вернуться до наступления ночи. После того, как составные частицы покинули шлюз, мы осушили его и стали ждать. С тех пор прошло несколько дней, а мы до сих пор ждем, хотя надеяться уже не на что.

Пайп-рилла медленно задвигалась вверх и вниз, вытягивая задние конечности. Наконец Бони спросил:

— Вы думаете, ваш посланник убит?

В ответ пайп-рилла закрыла глаза передними конечностями. Бони даже испугался, не нарушил ли он каких-нибудь неписаных правил ведения беседы с инопланетянами. Но Обет Молчания сказала:

— Да, возможно, Священный Союз ликвидирован. Но нам кажется более вероятным, что он превратился в рой. Видите ли, — узкая голова опустилась еще ниже, и пайп-рилла понизила голос, — мы с самого начала знали, что есть некоторый риск. Рьяный Исследователь был необычно большим составным существом. Там, на суше, желание Священного Союза собраться в рой и образовать независимый составной элемент могло оказаться непреодолимым. Этот факт поставил бы Рьяного Исследователя в крайне затруднительное положение. Тинкеры никогда не допускают таких несанкционированных новообразований. Таким образом, мы до сих пор не знаем, что находится на суше и как она выглядит. Морские странники тоже не могут внести ясность. А как насчет вас?

— Мы можем прояснить ситуацию лишь частично. Но как вы разговаривали с морскими жителями, не покидая корабля?

— Через переводчик, встроенный в корпус корабля. Разве вы его не заметили?

Бони не заметил. Корпус корабля так густо усеивали многочисленные приборы, что обнаружить переводчик было не так-то просто. Но Бони не покидало чувство, что он видел слишком мало, а понял и того меньше.

— Мы высаживались на сушу, — сказал он, — но только один раз. Однако мы не встретили ваших компаньонов. Хотя мы были на берегу очень недолго и вполне могли разминуться с ними.

Бони подробно рассказал о своем путешествии на сушу, не забыв упомянуть о странном треугольном летательном аппарате. Он постарался как можно точнее передать впечатления от увиденного. Наконец он дошел до описания странного пенного круга в море, который мог оказаться частью входного портала.

Как раз это и вызвало наибольший интерес у слушающих. Обет Молчания немедленно отреагировала:

— Ага! Где, вы говорите, расположена эта аномалия?

— Трудно описать. Вот если бы у нас была карта...

— Один момент.

Обет Молчания подобрала плоскую дощечку, взяла маркер и принялась рисовать. Она делала это практически не глядя, а ее движения казались настолько быстрыми, что Лидди и Бони не знали, смогут ли что-либо разобрать на этом рисунке. Менее чем за тридцать секунд работа была закончена, и пайп-рилла показала результат. Она сказала застенчиво:

— Мой план основан на фактах, которые мы узнали из бесед с морскими странниками, а также на наших собственных наблюдениях. Это, конечно, лишь крошечная частичка Лимбо, но в ней собраны все наши знания об этой планете. Вот здесь находимся мы.

Она дотронулась до дощечки, указывая на крошечное, но весьма правдоподобное изображение корабля.

— А вот — береговая линия. Итак, где этот круг, о котором вы говорили?

— Примерно вот здесь, — Бони уперся указательным пальцем в карту, — как ты думаешь, Лидди?

Девушка кивнула.

— Да, думаю, ты прав. А когда мы вышли на берег, то дошли примерно вот до этого места, — Лидди ткнула пальцем в верхний правый угол карты, а пайп-рилла моментально сделала пометку и точками обозначила путь, проделанный Лидди и Бони. Лидди согласно кивнула, а потом, нахмурившись, спросила:

— А это что?

Бони не заметил этого рисунка, когда смотрел на карту в первый раз. Вверху слева был изображен какой-то кружок. Его зрение было не слишком острым, и он не смог различить деталей.

— Оно похоже на... — Лидди повернулась к Обету Молчания, — я видела изображения энджелов, хотя никогда с ними не встречалась.

— Конечно, — узкая голова закивала, — когда в начале нашей беседы я говорила о третьем корабле, я имела в виду ваш корабль. А второй корабль, о котором нам сообщили морские странники и который, очевидно, прибыл вскоре после нас, — это корабль энджелов. И совершенно не удивительно, что на его борту находится энджел.


Корабль энджелов сел на дно в пяти километрах от того места, куда упал «Настроение Индиго», на том же узком рифе. Глядя на карту, составленную пайп-риллой, Бони в который раз убедился, что его кораблю повезло. В паре сотен метров от того места, где лежал «Настроение Индиго», дно моря резко обрывалось. На карте этот район был обозначен как «глубокая вода». Очевидно, там было слишком глубоко для морских странников. А команда упавшего туда корабля наверняка была бы погребена заживо.

Кораблю энджелов повезло, может, даже больше, чем кораблю Фрайди Индиго. Судя по карте, их корабль сел на самом краю необычно узкого рифа. С одного края корабль отделяли от пропасти всего двадцать метров. А упади он на пятьдесят метров дальше в другую сторону, его корпус неминуемо разбился бы о каменистое дно. Рьяный Исследователь и Обет Молчания как раз обсуждали возможность посещения корабля энджелов, когда подошли Бони и Лидди. Но им не хотелось покидать корабль.

Казалось, никто не спешил отправляться к кораблю энджелов. Обет Молчания указала на реку, отмеченную на карте. Раньше морские странники использовали ее, чтобы совершать путешествия вглубь суши, оставаясь при этом под водой.

— Дальше вот этого места они не заплывали, — пайп— рилла указала на карту. — Они называют эту реку рекой смерти. Морские странники, заплывающие в нее, не возвращаются.

Ее речь прервал сигнал, а на пульте управления замигала лампочка. Одновременно с этим булькающий голос, который, казалось, совсем не произносил согласных, проговорил:

— Темнеет. Зло идет из мира, находящегося сверху. Мы в нашем мире чувствуем это и собираемся спрятаться на глубине.

— Морские странники. — Пайп-рилла наклонилась к переговорному устройству и четко произнесла: — Мы слышим вас и благодарим за предупреждение.

Лидди добавила:

— Я тоже слышу их, но что они имеют в виду?

— Это случилось до вашего прибытия. Местные обитатели считают море своим миром, а атмосферу планеты — совсем другим. Морские странники могут предсказать надвигающийся шторм, тогда они отказываются приближаться к берегу. Наверху возникают сильные течения. Взгляните на небо, и вы увидите, что шторм приближается с запада, — пайп-рилла указала на дисплей.

Но если корабль мог получать изображение происходящего наверху, то почему его обитатели не смогли узнать, что случилось с тинкерами, отправившимися на берег? Бони решил оставить этот вопрос на потом. Сейчас важнее было происходящее на экране. Был полдень, но голубое солнце было видно лишь время от времени. Ясное небо мало-помалу покрылось серыми полосами и черными облаками. Ветер разрывал их в клочья и разбрасывал в стороны. На поверхности вздымались огромные страшные волны, покрытые белой пеной.

— Это может нам навредить? — спросила Лидди.

— Только не нам. На этой глубине наш корабль в безопасности. И ваш тоже, если, конечно, он не будет подниматься на поверхность. Я послал вашему капитану предупредительный сигнал. А вот корабль энджелов может оказаться в беде. Он лежит на самом узком месте рифа и может упасть в расселину на дне. Или волны поднимут его и швырнут о берег. Корабль нужно передвинуть или хотя бы спасти энджела. Ну-ка, ну-ка, корабль в трех километрах от нас, а стало быть, на это уйдет...

Бони вспомнил о Фрайди Индиго, который находился сейчас на поверхности. Чем он занимался? Капитан был скрытным человеком. «Настроение Индиго» мог бы погрузиться и переждать шторм в безопасности на дне моря. При условии, конечно, что Индиго не наплюет на предупреждение инопланетян. Но с другой стороны, в сложившейся ситуации корабль мог бы оказать неоценимую помощь. Ведь с его помощью можно было бы добраться до корабля энджелов значительно быстрее, нежели пешком.

Рьяный Исследователь тем временем пришел в движение, его компоненты медленно отделялись от основной массы. Оказалось, что это происходит совершенно беспорядочно. Бони принялся натягивать скафандр, но не переставал при этом с любопытством наблюдать за тинкером. Он спросил:

— А как тинкер регулирует свою величину? На что пайп-рилла ответила:

— Смотря для чего он ее меняет. Если, например...

— Обет Молчания, ты забыла? Как-никак, ты нас обсуждаешь, — заговорил тинкер. Бони вспомнил, что с момента его прихода на этот корабль тинкер молчал. Но теперь из его слов Бони понял, что словосочетание «Обет Молчания» — не столько имя, сколько пожелание остальных членов экипажа.

Верхняя часть тинкера, отдаленно напоминающая голову, повернулась к Бони.

— Полный ответ на поставленный вопрос займет слишком много времени. Но есть определенные довольно простые правила. Во-первых, если мы пожелаем, то можем соединить все компоненты воедино. В этом случае наш интеллект повышается. Но в то же время замедляется мыслительная деятельность, а время интегрирования увеличивается. Поэтому мы не можем быстро сформулировать свою мысль или принять решение. Время интегрирования растет по мере прибавления компонентов. Если возникает серьезная проблема, мы собираем все составляющие. Именно поэтому мы такого необычного размера. Ведь предполагалось, что здесь перед нами встанут серьезные задачи, требующие серьезного решения. Обычно мы выбираем компромисс между скоростью мысли и ее глубиной. Но в таких ситуациях, как эта, более выгоден маленький размер. И коль скоро мы должны покинуть корабль, — все больше темных крылышек покидало тело тинкера, — мы предпримем действия не как существо. Когда отдельные компоненты...

Внезапно голос смолк, а отверстие в голове тинкера исчезло. Покружив по каюте, рой крылатых частиц скрылся в узкой трубе в потолке.

— Рьяный Исследователь покинул корабль через воздушный шлюз, слишком маленький для вас или для меня, — пайп— рилла изогнулась так, что теперь перед Бони располагался набор разнообразных трубок, который затем таинственным образом трансформировался в скафандр.

— А теперь мы воспользуемся выходом из корабля, который вы нам любезно предоставили. Идемте. Корабль энджелов ждет нас.

Пайп-рилла отправилась к переходному шлюзу. Бони и Лидди последовали за ней. Под водой не чувствовалось приближения шторма. О нем говорило лишь исчезновение подводных жителей. Тинкер, превратившийся в набор отдельных компонентов, был уже снаружи. Казалось, они чувствуют себя под водой так же комфортно, как в воздухе. Размахивая крошечными крылышками, частички кружили одна подле другой. Внезапно все они метнулись в сторону. Проводив их взглядом, Обет Молчания произнесла:

— Наверняка наше присутствие не понадобится. Исследователь обеспечит безопасность энджелу и без нас.

Бони, несмотря на плохой радиосигнал, отчетливо слышал голос пайп-риллы. Ему оставалось только гадать, какими еще технологиями владеют пайп-риллы. Кроме того, его удивляла странная физиология этих существ. Пайп-рилла казалась теперь тонкой и хрупкой, да и шла она размеренно. Но при этом ни один человек не мог передвигаться под водой столь же быстро. Бони и Лидди пришлось даже задействовать двигатели скафандров, чтобы поспеть за ней.

Они отошли совсем недалеко, как вдруг увидели, что компоненты тинкера возвращаются. Часть их плотно облепила Обет Молчания, и той пришлось замереть на месте. Через несколько секунд крылышки вновь упорхнули обратно.

Обет Молчания повернулась к Лидди и Бони.

— Странно. Очень странно. Исследователь добрался до корабля энджелов. Он как раз там, где указывали морские странники. Он не поврежден. Но он открыт, и энджела в нем нет.

— Значит ли это, что энджел мертв? — спросила Лидди.

— Не обязательно. Иногда действия энджелов совершенно непостижимы, но у них слишком развито чувство самосохранения. Если вы меня извините...

С этими словами пайп-рилла наклонила голову и с легкостью перешагнула через заросли двухметровой морской травы. Даже используя максимальную мощность своих скафандров, Бони и Лидди с трудом поспевали за ней. Свет под водой померк, хотя до наступления ночи на Лимбо было еще далеко. Бони быстро поднялся на вверх и сразу же почувствовал турбулентность. Всего в нескольких метрах над его головой вовсю бушевал шторм. Над собой он увидел темные и светлые полосы, перемежающиеся на поверхности моря.

Бони вновь погрузился и внезапно испугался, что не сможет найти Лидди в такой темноте. Пайп-рилла уже скрылась из виду, зато фигура Лидди маячила впереди, поднявшись над зарослями травы. Бони двинулся за ней. Он чувствовал, что погружается, и жалел, что двигатели его скафандра не могут развить большую скорость. Ему показалось, или Лидди действительно сбавила ход?

Да. Она не только замедлила движение, но и совсем остановилась. А потом Бони увидел Обет Молчания и собравшиеся в кучу компоненты тинкера. Вдруг в самом центре этой группы он разглядел очертания какой-то большой незнакомой фигуры, похожей на гигантский артишок.

Когда Бони подошел, он услышал раздраженный голос энджела.

— Вполне естественно, что мы покинули корабль. Невозможно было предсказать, упадет ли он в бездну или разобьется а прибрежные скалы. Но ни то ни другое нам не понравилось. Певец Земли говорит правду: трус умирает дважды. Наивный трус надеется вовсе не умирать.

— Но ты в порядке, энджел? — спросила Обет Молчания. — Ты кажешься обессиленным. Ты можешь дышать под водой?

— Не называйте нас энджелом. В Звездной группе мы отзываемся на имя Грессель. И уж конечно мы не обессилели. Мы как раз направлялись к вашему кораблю. И, несмотря на то, что мы не можем дышать под водой, мы можем не дышать под водой. Как раз это мы и делаем.

Все это время энджел передвигался по дну. Похожие на корни отростки, составлявшие нижнюю его часть, втянулись и медленно оторвались от дна. Затем они вытянулись снова, делая таким образом шаг. Посмотрев на это, Бони подумал, что путь в три километра энджел сумел бы преодолеть не меньше чем за неделю.

Должно быть, Обет Молчания подумала то же самое. Гигантская состоящая из трубок фигура наклонилась над энджелом, и со словами: «С вашего позволения, Грессель», пайп-рилла без труда подняла энджела.

— Вероятно, шторм не опасен, когда мы на глубине, но ни в чем нельзя быть уверенным. Лучше вернуться на корабль. Там мы точно будем в безопасности.

Обет Молчания развернулась и, неся энджела, пустилась в обратный путь.

— Возможно, ты права, — посопротивлявшись немного, энджел согласился, чтобы его несли, и мрачно добавил: — Прощай, наше величие. Но мы приняли помощь лишь под давлением обстоятельств. Лучше уж быть в безопасности, чем сожалеть.

Однако Бони не был уверен, что под водой так уж безопасно. На глубине море оставалось относительно спокойным, но над поверхностью что-то происходило. Должно быть, небо затянули плотные облака. Под водой стало настолько темно, что нельзя было разглядеть дна. Бони схватил Лидди за руку. Они старались не потерять из виду огоньки, светящиеся на скафандре пайп-риллы.

Но вдруг огоньки начали тускнеть. Секундное недоумение прошло, и Бони понял, что случилось. Волны, вздымающиеся на поверхности, не могли навредить Бони и его спутникам, но они подняли со дна осадок, и теперь процессия шла в облаке серой мути.

Внезапно все вокруг — и энджела, и пайп-риллу, и крылышки тинкера, и водоросли на дне — залил яркий бело-голубой свет. Картинка прояснилась лишь на мгновение, а потом все вновь погрузилось во мрак.

Это была молния, свет которой проник сквозь толщу воды. Сразу же раздался оглушительный гром. Судя по всему, гроза бушевала прямо над ними.

Молния ослепила Бони, и теперь он вообще ничего не видел. Держа Лидди за руку, он остановился. Бони совершенно утратил чувство пространства. Единственным спасением было идти следом за пайп-риллой и другими инопланетянами к кораблю, но он не видел их — разве что следующая молния придет ему на помощь.

Сколько они так стояли, ожидая вспышки света? Даже через скафандр Бони чувствовал, как дрожит Лидди.

Давай, молния. Делай свое дело. Ударь!

Спустя несколько секунд сверкнула еще одна молния. Но на этот раз свет ее был гораздо слабее. Это был лишь отсвет молнии, разрезавшей небо в нескольких километрах от места, где стоял Бони. Однако и такого освещения оказалось достаточно. Бони сумел различить пайп-риллу. Та стояла без движения, держа на руках свернувшегося в клубок энджела. Компонентов тинкера не было видно, но Бони надеялся, что они живы.

И вновь наступила темнота. Бони и Лидди не двигались, надеясь, что Обет Молчания поступит так же. Но Бони тревожило еще кое-что. Что, если шторм продлится до наступления ночи? Тогда окончательно стемнеет. Запасов воздуха в скафандрах людей хватило бы еще на восемь часов, а что потом? Он не знал, как обстоят дела у пайп-риллы, но задолго до наступления утра им необходимо попасть на корабль.

Дно осветила новая вспышка, такая же слабая, как и предыдущая. Однако после нее осталось странное свечение. Оно не ослабевало, а наоборот, усиливалось, и Бони снова смог разглядеть фигуры впереди стоящих. Бони хотел было догнать их, но услышал шепот Лидди:

— Бони! Посмотри. Туда, наверх, налево.

Бони проследил за рукой Лидди и увидел источник свечения. Свет исходил не от вспышек молнии и не от солнца Лимбо. Источником был корабль. Его огни ярко горели, а сам он парил в сотне метров от Бони и Лидди. Должно быть, он был огромен, так как волна, шедшая от него, отбросила Бони назад и перевернула. Бони беззвучно глотал воздух, но причиной тому была не мощная волна и не страх перед инопланетным кораблем. Каким бы невозможным это ни казалось, он узнал очертания корабля. Это был не изящный космический корабль, вроде «Настроения Индиго», и не треугольный летательный аппарат, который они с Лидди видели на поверхности. Если глаза не обманывали Бони, это был крейсер пятого класса, сконструированный людьми, символ былой военной мощи человека, имеющий три сотни метров в длину и несущий на борту команду из тысячи человек.

Однако прежде чем Бони успел встать на ноги, огромный корабль исчез в облаке поднятого со дна ила. Если им никто не пытается управлять, то через десять минут он окажется на дне и тогда Бони и все остальные будут спасены.

Если только...

Но все могло обстоять и гораздо хуже. А если корабль направится на юг или на запад? Прибрежный шельф заканчивался как раз в той стороне, и, вполне возможно, корабль упадет в более глубоком месте. В этом случае прочный корпус корабля будет раздавлен, как ореховая скорлупка.


Глава 16. Полет в Водоворот Гейзеров | Небесные сферы | Глава 18. Одиночное плавание Фрайди Индиго