home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. Полет в Водоворот Гейзеров

Несмотря на то, что «Возвращение героя» давно уже был гражданским кораблем, дисциплина на нем обещала быть по-военному строгой.

Чен смотрел на часы. Было запланировано, что корабль уйдет с орбиты Цереры в полночь. И, как только это произойдет, Деб Биссон уже не сможет покинуть корабль. Ей придется отправиться с командой в Водоворот Гейзеров.

Чен удостоверился, что она прибыла и находится в жилом отсеке. Он избегал встречи с ней, стараясь за сотню метров обойти каюты экипажа. Чен планировал найти Деб сразу после старта.

Но наступила полночь, а корабль по-прежнему без движения висел на орбите, безмолвный как призрак. Что-то случилось, и Чен должен был выяснить, что именно.

Первой, кого он встретил, была Эльке Сайри. Она направлялась в отсек, о котором Чен ничего не знал, и прошла бы мимо, не заметив Чена, если бы тот не встал на ее пути. Он расставил руки в стороны, перегородив узкий коридор.

— Вы знаете, почему отложили старт?

Женщина хмуро посмотрела на него. Холодные голубые глаза сверкнули из-под белесых бровей.

— О чем это вы?

— Предполагалось, что мы стартуем в полночь. Но уже четверть первого, а мы не сдвинулись с места. Почему?

Вместо ответа Эльке нырнула под руку Чена и бросила:

— Идемте со мной.

Сбитый с толку Чен отправился следом. Они прошли примерно семьдесят метров и оказались перед узким круглым люком, который вел внутрь шара, сделанного из прозрачного пластика.

— Именно сюда я шла. Это носовой наблюдательный пункт. Отсюда удобнее всего наблюдать за тем, что впереди. — Она говорила таким тоном, словно объясняла причину задержки. Чен хотел было выразить свое негодование, но Эльке вытянула руку и сказала: — Церера.

Самый большой из астероидов располагался справа от корабля и быстро двигался назад, словно увлекаемый собственным орбитальным движением. Однако его залитое солнцем полушарие тоже было обращено назад. Следовательно, Церера двигалась прямо на Солнце.

Чен повернулся к Эльке и наткнулся на высокомерный взгляд.

— Нет. Церера не движется к Солнцу, — усмехнулся Эльке. — Это мы удаляемся от нее. Наш корабль движется в сторону ближайшего входного портала, который находится в пятистах тысячах километров отсюда. Двигатель включили ровно в полночь, согласно плану.

— Но я ничего не почувствовал.

— Это потому, что корабль строился для военных целей. Двигатели могут развивать ускорение до 25g, а это может убить экипаж. Поэтому его защитили с помощью инерционного нейтрализатора. Конечно, мы никогда не достигаем такого уровня ускорения, но и ускорение в 2g может причинить неудобства. Так что генерал Корин решил, что мы тоже можем извлечь выгоду из нейтрализаторов.

— Но я не слышу шума двигателей.

— Да вы хоть понимаете, что обозначает шум мотора или любого другого двигателя?

Чен пожал плечами.

— Так вот, шум означает неэффективность. Шум отнюдь не помогает мотору работать. Его вообще не должно быть. В механической системе шум и избыточное тепло говорят о том, что теряется энергия. А на военном корабле в аналогичной ситуации все будет выглядеть гораздо хуже. Шум и тепло лишь подскажут врагу местонахождение корабля. Поэтому двигатели этого корабля сделали настолько бесшумными, насколько это вообще возможно. Так что если что-нибудь услышите, знайте, что-то идет не так, как надо.

Она говорила таким снисходительным тоном и с таким холодным высокомерием, что пытаться спорить было бесполезно. Может, она искала ссоры? Или такова была ее обычная манера общения с простыми смертными?

Но в тот момент у Чена не было времени на размышления. Он попросил Денни Кейсмента помалкивать до тех пор, пока сам не поговорит с Деб Биссон. Но Денни было все труднее хранить молчание, да и другие члены команды интересовались, почему они до сих пор не видели на борту Пончика.

— Спасибо за разъяснения, доктор Сайри. Обещаю, что позже я вернусь и разберусь во всем как следует, — Чен вымученно улыбнулся и поспешил покинуть смотровой отсек. У люка он остановился и спросил: — Вы не знаете, когда мы достигнем входного портала?

— Конечно, — Эльке насмешливо посмотрела на Чена. — Примерно через семь с половиной часов.

— Спасибо.

Чену не хотелось продолжать разговор, и он отправился в обратный путь. Самое неприятное, что он, кажется, мог обосновать комплекс превосходства Эльке Сайри: «А что если она внедрена в команду благодаря знакомству с генералом Корином, чтобы следить за командой? Если так, то проделано это было блестяще. Ее биография содержала все наиболее важные моменты ее жизни, начиная с детских успехов в математике и музыке и заканчивая открытиями в области теоретической физики, сделанными ею в возрасте семнадцати лет. Теперь же, когда ей было двадцать пять, список ее достижений в науке существенно пополнился.

Что же такого ценного она должна сделать для этой весьма рискованной экспедиции? Почему она здесь? Может, генерал Корин убедил ее стать членом команды? — Чен в этом сомневался. — Эльке обладала не только выдающимися умственными способностями, но и железной волей. Она получила то, что хотела. Она была здесь, потому что ее интересовал Водоворот Гейзеров и тайна происхождения входного портала.

Чен шагал по центральному коридору, тянувшемуся через весь корабль. Скорее всего, прежде его заполоняли люди, снующие взад и вперед. Теперь здесь было тихо и безлюдно. На полпути попался пожарный наблюдательный пункт. Но теперь он пустовал, и Чен прошел мимо.

Постепенно коридор сужался. Если раньше его ширина составляла семьдесят метров, то теперь — лишь сорок. Чен миновал каюту капитана и каюту Дага Корина и очутился в отсеке, предназначавшемся для размещения важных персон. Корин лично разместил здесь Тарбуша и Крисси Уингер. Остальные члены экипажа тоже обитали поблизости. Члены экипажа. Чен надеялся, что сможет называть их так и после разговора с Деб Биссон.

Чен замедлил шаг и внимательно посмотрел на светящиеся таблички, где были выбиты номера коридоров. Было далеко за полночь, и если Талли не страдает от ломки, то Деб наверняка одна. Вероятно, она уже спит, но если будет нужно, Чен разбудит ее. Он должен как можно скорее покончить с этим разговором, иначе никогда не сумеет заснуть.

Вот нужный коридор. А вот и ее дверь. Не заперта и даже приоткрыта.

Чен помедлил. В последний раз, когда он без приглашения зашел в жилище Деб, та чуть не сломала ему шею. А если бы заранее знала, что это он, то сломала бы наверняка.

Из щели пробивался свет. Деб не спала. Чен постучал в дверь, распахнул ее и вошел.

Деб и не собиралась спать. Она спокойно сидела на кровати, одетая в черный обтягивающий костюм. К сожалению, она была не одна. Здесь был не только Талли, которого била дрожь, но и все остальные. Общее внимание было сосредоточено на изображении на дальней стене, и прихода Чена не заметили. Он посмотрел на изображение.

Это была трехмерная проекция Водоворота Гейзеров. Чен увидел розовые облака газа, сплетенные, словно коса, в окружении разноцветных звезд. Глядя на них, можно было понять, почему Водоворот получил свое имя. Сама по себе картина довольно сильно впечатляла, но и голос, рассказывающий о том, что изображено на экране, тоже привлекал внимание. Чен узнал монотонный компьютерный голос энджела:

«По словам одного из представителей людей, Водоворот Гейзеров — тайна, покрытая мраком. Мы уверены, что внутри Водоворота существует входной портал. Но мы также уверены, что ни один представитель Звездной группы не имеет отношения к его созданию. И здесь мы вступаем в область догадок и предположений. Мы послали в Водоворот зонд, который сообщил, что в портал что-то проникло, однако сигнала об успешном завершении перемещения мы не получили, да и зонд не вернулся.

В то же время, несмотря на сообщение зонда, недавние исследования показали, что такого портала внутри Водоворота нет. Исследования определили типы звезд, присутствующих в Водовороте. Теперь мы знаем, что там преобладают звезды типа F. Всего их — семь. Кроме того, там есть один голубой гигант, одна звезда типа А, один холодный гигант типа К и еще одна звезда типа С, масса которой равна массе Солнца. Есть спектральный анализ. Пять звездных систем имеют в своем составе планеты. Но, тем не менее, ни одна из этих двадцати трех планет не пригодна ни для одной из известных форм жизни. Девять планет представляют собой массивные газовые гиганты, пять — имеют атмосферы, состоящие из метана или водорода, и еще у пяти атмосферы вообще отсутствуют. Следует заметить, что такое распределение нарушает общепринятый принцип гомеостатической конвергенции, в соответствии с которым миры, способные поддерживать жизнь, должны встречаться в системах с таким разбросом атмосферного давления, температуры и влажности. В Водовороте Гейзеров у всех планет температура у поверхности такова, что они непригодны для жизни».

С тех самых пор, как Чен вошел в каюту, он стоял, не двигаясь и не издавая ни звука. Но Деб Биссон обладала обостренным слухом. Она резко развернулась, поднявшись с кровати, готовая броситься, но Чен развел руками, показывая, что у него нет оружия.

— Это всего лишь я. Молчал, потому что вы все были заняты, — он кивнул на экран. — Не очень гостеприимное место для тех, кто отправился туда раньше? Необитаемая планета. По крайней мере, нас предупредили заранее.

Он старался говорить спокойно, даже легкомысленно. Но это не сработало. Сидящие в комнате посмотрели на него, а затем перевели взгляды на женщину, стоявшую у кровати. Крисси протянула руку, а Денни Кейсмент сказал:

— Спокойнее, Деб, спокойнее, — а затем повернулся к Чену. — Извини, но я сказал ей. Несколько минут назад. Пришлось.

Чен кивнул, не сводя глаз с Деб.

— Я понимаю. Не ругай Денни, Деб. Это я упросил его молчать, пока мы не покинем орбиту.

— Я не собираюсь ругать Денни, — она все еще стояла, готовая в любой момент кинуться, и от этого Чену было не по себе. — Ты думаешь, что очень умный, Чен Дальтон, обманом втянувший меня в эту авантюру. Но ты ничего не знаешь. Я бы все равно полетела, с командой или без нее.

— Я рад. Эта команда без тебя не была бы прежней. И я очень рад, что ты встретила меня без оружия.

— Ох, да перестань. Ты просто хочешь использовать меня, как раньше. Ты всех используешь. А что касается оружия, то попробуй вот это.

Она практически не шевельнулась, лишь резко выпрямила указательный палец. Чен ничего не увидел и первые пять секунд ничего не чувствовал. Потом он внезапно ощутил, что вверх по его груди что-то ползет.

Он опустил взгляд и увидел, что на его рубашке появилось круглое белое пятно. Оно росло прямо на глазах. Только тогда Чен понял, что белое пятно — это его нижнее белье: рубашка, надетая поверх, исчезала. Сначала пропала верхняя часть, потом воротник и, наконец, рукава. Теперь Чен стоял в майке, распространяя резкий запах ацетона.

— Я использовала состав для ткани, — с каменным лицом произнесла Деб. — Даю тебе тридцать секунд, чтобы убраться из моей каюты. Если ты этого не сделаешь, я покажу, как работает состав для кожи.

— Деб, — начал было Чен, но, увидев выражение ее глаз, осекся. — Хорошо, уже ухожу. Но все-таки я рад, что ты среди нас.

Он удалился, осторожно прикрыв за собой дверь. В каюте повисла тишина, которую внезапно нарушил Талли О'Тулл. Он, вытаращив глаза и открыв рот, смотрел на Деб.

— Вот так сюрприз, — он потер руку, испещренную лиловыми точками, — теперь я понимаю, почему он всегда носит рубашки с длинными рукавами. Вот почему ему удалось найти нужные слова, чтобы убедить меня. Он знает, как это бывает.

Деб непонимающе посмотрела на него.

— О чем ты?

— Чен говорил мне, что с «парадоксом» можно покончить. Он знает, потому что сам принимал его. Разве ты не видела его руки, когда рукава исчезли?

— Конечно, видела. И все остальные видели.

— Но я был ближе всех. Я видел следы. Он и сам бывший наркоман. Отметины видны теперь слабо, но я все равно заметил.

— Талли прав, — произнес Денни Кейсмент, — Чен принимал «парадокс», но потом бросил.

— Когда? — резко спросила Деб.

— Ты имеешь в виду, когда он к нему пристрастился? Точно не скажу.

— Я знаю, — Тарбуш Хенсон, сидевший до этого по— турецки, поднялся. Из-за пазухи выглянула пушистая мордочка Грязнули. — Это случилось при мне. Как раз после начала карантина, когда Чен вернулся с Луны. Он узнал, что нас не пустят к звездам, и впал в отчаяние. Сказал, что всех подвел и не может этого перенести. Поклялся, что просто так этого не оставит. Ты должна знать это, Деб. Он был с тобой на Весте перед тем, как отправиться на Луну.

— Был. Но мы очень сильно повздорили. И перед своим отъездом он ничего подобного мне не говорил.

— И все же Тарбуш прав, — Денни Кейсмент встал. — Чен ужасно себя чувствовал, я даже думал, что он никогда не станет прежним. Я ведь не знал о вашей ссоре и думал, что это все из-за карантина. Чен покинул Луну и вернулся на Землю. Он был в контакте с людьми, которые сотрудничали с инопланетянами, и хотел заключить с ними сделку. Так, Тарб?

— Да, у него был какой-то хитроумный план по прекращению карантина, связанный с пайп-риллами. Но кто-то оказался хитрее его. Во время обеда ему подмешали «парадокс». А ведь одной дозы хватает бы, чтобы сформировать у человека зависимость.

Внезапно Деб Биссон села.

— Я думала, его вводят шприцем.

— Для максимального эффекта да. Обычно его так и принимают. Но многие глотают его, как делал Чен.

— Как и я, — сказал Талли. Он закрыл глаза. — Да, именно так все и происходит. Одна доза — и вам уже не обойтись без него. Я по-прежнему бы травил себя, если бы Чен меня не вытащил.

— И что случилось потом? Все переглянулись.

— С Ченом? — наконец спросил Денни. — Он не вернулся. Это сейчас «парадокс» можно купить где угодно, а тогда все поставщики обретались на Земле. И Чен остался.

— Он не мог соскочить, — Талли сидел, раскачиваясь из стороны в сторону. Его глаза по-прежнему были закрыты, а руки скрещены на груди. — Вы чувствуете необыкновенное блаженство, когда он действует, и жуткий страх, когда у вас нет дозы. Вы готовы преследовать вашего поставщика двадцать четыре часа в сутки, только бы получить вожделенный наркотик. Есть доза — вы в раю, нет — в преисподней.

— Можете сидеть здесь сколько угодно, — Деб внезапно вскочила с кровати, — а я пошла.

— Куда ты? — Крисси взяла ее за руку.

— Поговорить с Ченом.

— Где он?

— Не знаю.

— Мне пойти с тобой?

— Нет! — Деб вырвала руку и выскочила за дверь — никто и пошевелиться не успел.

— Лучше пойти за ней, — сказал Денни Кейсмент, — иначе она убьет его.

— Нет, — твердо возразила Крисси. — Сиди здесь. Неужели вы ничего не понимаете? Если она и убьет его, то только потому, что он это заслужил.

Она развалилась на кровати, устремив взгляд на экран. Там по-прежнему показывали Водоворот Гейзеров, а голос энджела продолжал монотонно рассказывать:

«Предполагаемое время выживания на поверхности Гейзер каппа Три — шестнадцать минут, на Гейзер каппа Четыре — четыре минуты, на Гейзер каппа Пять — девятнадцать минут...»

— О Господи, да выключите вы его, — сказал Денни. — Тарб? Талли? Мы не пойдем за Деб?

— Я согласен с Крисси. Через несколько часов, если ничего не изменится, мы будем там, — Тарбуш Хенсон мрачно кивнул на экран. — Расслабься, Денни, и выпей. Да и про меня не забудь. Может, это последняя рюмка в моей жизни.


Деб была не совсем честна с товарищами. Она знала, где Чен или, по крайней мере, где его каюта.

Вот только его там не оказалось. Деб вошла и огляделась. Ничто не говорило о том, что Чен вообще сюда заходил. Кровать была не смята, а нераспакованный чемодан стоял посреди каюты.

Куда же он подевался? Ведь он не мог исчезнуть с корабля. Деб долго стояла без движения, успокаиваясь, а затем приступила к поискам.

Прошло уже полчаса, а Деб все еще не могла найти Чена. Зато ее поразило, насколько огромен корабль. Его внутренний объем составлял около миллиона кубических метров. Весь корабль был поделен на тысячи кают и отсеков, соединенных между собой многочисленными переходами и коридорами. Если так пойдет и дальше, корабль войдет в портал Водоворота задолго до того, как она разыщет Чена.

Деб требовалась помощь. Не так-то легко найти кого-нибудь на корабле, где роботы-слуги слишком глупы, чтобы ответить на самый простой вопрос.

Деб отправилась в главную диспетчерскую. Уж там-то она наверняка кого-нибудь встретит.

Раньше диспетчерская служила для управления ведением огня. Сначала следовали ряды гнезд для хранения оружия, сейчас все пустые, образующие трехмерную матрицу, затем Деб дошла до отсека цилиндрической формы, в глубине которого, развалясь в кресле, в одиночестве сидела блондинка. Эта долговязая и тощая как жердь женщина повернулась к Деб и сказала:

— Если вы ищете Дага Корина, то он отдыхает. Но будет здесь, когда мы приблизимся к порталу, — она посмотрела на один из дисплеев. — Портал покажется через пять часов. Думаю, к этому времени генерал проснется.

— Мне не нужен генерал Корин, я ищу Чена Дальтона. Деб ожидала услышать: «Извините, ничем не могу помочь», — но женщина кивнула.

— Я не знаю, где он сейчас, но могу сказать, где он был час назад.

— Где?

— Впереди. Я сказала ему, что это лучший наблюдательный пункт на корабле. Он ответил, что вернется туда позже.

— Спасибо, — Деб развернулась, чтобы уйти.

— Идите все время вперед, — крикнула женщина ей вдогонку, — по центральному коридору.

Деб показалось, что она прошла несколько километров, прежде чем коридор закончился маленьким круглым люком. Он был открыт. Деб нырнула в него и оказалась в круглом прозрачном помещении, напоминавшем мыльный пузырь.

Чен был здесь. Он сидел во вращающемся кресле и смотрел на звезды. Деб взялась за спинку кресла и выпалила:

— Ты принимал «парадокс».

Чен медленно повернулся и сонным голосом сказал:

— Да. Я принимал «парадокс».

— На Земле. -Да.

— И долго?

— Вечность, — он стряхнул оцепенение, — нет, не так. С моей первой дозы до последней прошло три года, пять месяцев и четырнадцать дней. Что происходило в это время, я не знаю. Все дни слились для меня в один.

— Как тебе удалось бросить?

С трудом. Мне нужны были деньги. Ведь необходимо было регулярно получать дозы. И в один прекрасный день я обокрал не того, кого можно. Главного уполномоченного герцога Босни. Оказался в трудовом лагере в Галлимофрисе, где многие принимали наркотик «скорость». Охрана боролась с его распространением, но ничего не помогало. Там торговали также и «парадоксом». Если принимать эти два наркотика вместе, то непременно умрешь.

— И что?

— Я умер. Ну или, по крайней мере, чувствовал себя мертвецом. Охранники знали, что я сидел на «парадоксе», и поэтому не давали мне «скорость». Думаю, мне следовало быть благодарным им за это, но я не чувствовал благодарности. Я кричал и плакал, просил, умолял. Без толку. А четыре года спустя я, живой, покинул лагерь и перестал принимать наркотики. Но, знаешь, в мыслях я по-прежнему зависим от «парадокса».

Безразличный тон Чена заставил Деб вздрогнуть.

— Я ушел из трудового лагеря, — продолжал Чен, — и остался без работы. Кто возьмет на работу наркомана?

— Почему ты не пришел к... — Деб спохватилась: — И что ты сделал?

— Пошел к человеку, который поймал меня и отправил в трудовой лагерь. Сказал ему, что это он виноват в том, что я все еще жив, и попросил найти для меня работу. Он взял меня к себе, и я стал уполномоченным герцога Босни.

Деб опустилась на колени рядом с креслом.

— Но почему ты не связался со мной?

— Прошло восемь лет. А это слишком большой срок, — Чен отвернулся и погрузился в созерцание холодных звезд. Далеко впереди виднелось переливающееся всеми цветами радуги пятно — входной портал. Наконец Чен нарушил молчание.

— Я связался с некоторыми членами команды. Они сказали мне, что ты живешь с кем-то. Мне нечего было тебе предложить, и я не стал тревожить тебя. В любом случае, это ничего не изменило бы.

— Неправда! Это многое изменило бы для меня.

Никогда еще Деб не испытывала ничего подобного. Кровь пульсировала внутри, разрывая ей сердце. Она подняла руку. Один удар, и его шея будет сломана.

Чен не видел этого жеста, так как, не двигаясь, незряче смотрел в пустоту. Он тихо и задумчиво проговорил:

— Знаешь, когда мне предложили возглавить эту экспедицию, я сразу понял, что соглашусь. Я не знал почему. Я говорил себе, что это шанс сделать то, что мы не сделали тогда, много лет назад. Но у меня возникали и другие мысли. Эта экспедиция — чистое самоубийство. А здравомыслящие люди не совершают самоубийств. Только монстр может попросить своих друзей пойти с ним на верную смерть. Что я сделал? Собрал команду? Или заманил Денни, и Крисси, и других в ловушку, чтобы они разделили мою участь?

Он говорил как зомби, и его безнадежный тон обезоружил Деб. Кровь словно оставила ее тело, сделав ее беспомощной и бессильной. Она подняла руку и осторожно провела по волосам Чена.

— Когда мы достигнем портала?

— Через четыре с половиной часа.

— Вот тогда и узнаем, на самом ли деле ты монстр. Пойдешь в диспетчерскую?

— Нет, приземлением управляет бортовой компьютер. Говорят, он все знает и никогда не выходит из строя.

— Тогда зачем мы здесь? Что такого могут люди, чего не может он?

— Мы можем рисковать нашими жизнями. Теперь это работа Дага Корина. И моя тоже.

— И моя. С тобой все в порядке? — Она ждала, но ответа не последовало. Казалось, Чен даже не слышал вопроса. Тогда Деб снова заговорила. — Хочу сказать тебе одну вещь. Неважно, что случится с нами в портале, но ты никого из экипажа не обманывал. Ни Крисси, ни Денни, ни Тарбуша, никого. Они все предпочли бы этот корабль любому другому.

Чен молчал, и Деб добавила:

— И я тоже.

Все перемещения по системе межзвездного сообщения одинаковы, но в то же время каждое индивидуально.

Сходства:

Перед началом перемещения необходимо проверить координаты. Для этого необходимо сто шестьдесят восемь десятичных цифр, чтобы определить местонахождение цели с точностью до одного метра. И из этого правила нет исключения.

Плотность вещества в пункте назначения не должна превышать плотности легкого газа, иначе перемещение по системе не сможет быть осуществлено. Все порталы на Земле отвечают этим требованиям.

Необходима достаточная сумма денег. Межзвездные путешествия никогда не станут дешевыми. Одна такая поездка может съесть все запасы, накопленные в течение жизни. А если используется такой корабль, как «Возвращение героя», то частному лицу такое путешествие не по карману. Это по силам лишь власть имущим.

Различия:

Скорость внутри портала зависит от массы. Маленькие корабли вроде «Настроения Индиго» могли войти в портал на любой скорости и выйти из него невредимыми. А вот таким кораблям как «Возвращение героя» приходилось высчитывать свою скорость до миллиметра в секунду.

Ошибка в задании скорости ведет к превращению кинетической энергии в тепловую. Стоит ошибиться в скорости, и ваш корабль раскалится докрасна.

Среди порталов сети нет единообразия. Поэтому никто не может указать на их особенности. Путешественник может узнать о грозящих ему опасностях, таких как высокая температура или сильная гравитация, только после того, как попадет в портал.

Корабль всегда должен быть готов внезапно изменить курс.

Час X приближался. Входной портал раскрылся. В последние секунды перед переходом все члены экипажа молчали. Мужчины и женщины, верующие и атеисты, спокойные или нервные были погружены в свои собственные мысли.

Деб Биссон вцепилась в руку Чена так сильно, что наверняка оставила синяк. Он почувствовал боль, но руку не убрал.

Время бежало неумолимо. И вот огромная масса корабля медленно заскользила вперед, в разверстый зев портала.


Глава 15. Рука помощи союзникам | Небесные сферы | Глава 17. Давайте поприветствуем энджела