home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12. Вербовка Талли О'Тулла

Она кое-что знала, но никак не могла это принять. Чен, шагая по темным туннелям, проложенным под горой Арарат, не сводил глаз с ее профиля. На губах Деб блуждала грустная полуулыбка. Чен не мог видеть ее глаз, глубоко спрятанных под черным капюшоном. Однако в те редкие мгновения, когда Деб поворачивалась к нему, можно было заметить, что ее лоб прорезали морщинки, а брови хмуро сдвинуты.

Интересно, какие сюрпризы скрывались под плащом? Наверняка он был напичкан многочисленными потайными кармашками и отделениями. Чен давно знал специалиста по оружию Деб Биссон и был готов к тому, что в любой момент из тайников может выскочить все что угодно. Он уже видел крошечных змей-мутантов размером с палец, которые по команде появлялись из потайного кармашка и убивали с помощью единственной капли своего нейротоксического яда. Он наблюдал, как вора выслеживали сине-зеленые жуки-бурильщики, выпущенные из бутылочек, спрятанных в складках плаща. Жертва с воплями прибегала к Деб, умоляя о прощении, после того как настойчивые маленькие насекомые настигали виновного и, проникнув сквозь отверстия в его теле, принимались пожирать его изнутри.

Чен приметил нить из моноволокна, вплетенную в кромку плаща. Эта нить в руках Деб сначала превращалась в оружие защиты и надвое разрубала занесенную над головой своей хозяйки дубинку, а затем в мгновение ока обезглавливала противника.

Деб обещала сюрприз, но под плащом ничего не было. Чтобы удивить Чена, требовалось нечто совсем новое и неожиданное, а может, даже неприятное. И Деб знала это. Простого способа нападения или защиты было бы недостаточно. Двадцать лет назад в качестве ответа на шутливый вызов она представила список из восьмидесяти двух ядов, которые были спрятаны в ее плаще. Убитый ими казался умершим естественной смертью.

Туннели под горой сужались по мере того, как Чен и его спутница уходили все дальше на север. Сначала Чен и Деб шли бок о бок, но потом дорога настолько сузилась, что они могли идти только друг за другом. Чен следовал за Деб. Спустя десять минут капюшон ее плаща задел потолок, и Чену пришлось нагнуться, чтобы не удариться головой.

— Ты уверена, что Талли живет именно здесь? — спросил Чен, когда туннель сузился еще на пять сантиметров.

Деб обернулась, и впервые с тех пор, как они отправились в путь, он посмотрел прямо в ее горящие гневом глаза.

— Может, ты считаешь, что знаешь все лучше меня? — она прижалась к стене, освободив проход для Чена, и махнула рукой вперед. — Иди.

— Да нет, все нормально, — Чен уже пожалел, что открыл рот. — Я просто не думал, что Талли живет в таком месте. Лучший лингвист, какого я когда-либо встречал...

— Ты прав. Никто не встречал лучшего лингвиста. Но кому теперь нужны лингвисты, ведь доступ к звездам закрыт? Для общения между людьми достаточно и электронных переводчиков.

— Даже если и так, Талли мог бы найти место поприличнее. Почему он выбрал именно это?

— Потерпи еще полминуты, и ты все узнаешь. Уже недалеко. За следующим поворотом.

Туннель оставался таким же узким, и Чену приходилось сильно наклоняться, а то и опускаться на четвереньки. Туннель освещался при помощи тусклых желтых трубок, расположенных через каждые двадцать метров. Чен выругался: свернув за угол, он не успел пригнуть голову и со всего размаху ударился об одну из таких трубок.

— Добро пожаловать на Европу, в район нижнего уровня, — раздался голос Деб из-за угла.

— Это напоминает мне некоторые районы Галлимофриса. Хотя Галлимофрис считается худшим местом в Солнечной системе. С тех пор, как нас поместили в карантин, жизнь везде становится все хуже и хуже.

Сначала Деб молчала, а потом ледяным тоном произнесла:

— Ты все никак не успокоишься? Я знаю, что карантину нужно положить конец. Иначе я не пошла бы с тобой. А теперь встань рядом и приготовься поздороваться с Талли О'Туллом.

Чен протиснулся к двери, рядом с которой стояла Деб. За дверью было довольно темно, но Чен разглядел крутую лестницу, спускавшуюся вниз.

— Внизу, — указала Деб. — Иди один.

Чен заколебался. У него было предчувствие, что у подножия этой лестницы его ждет что-то ужасное.

— А ты уверена, что Талли там?

— Если его там нет, то я не знаю, где его искать.

Лестница оказалась настолько крутой, что Чену пришлось развернуться и спускаться спиной вперед, держась за верхние ступени. Чен начал спуск, считая про себя ступеньки. Когда он досчитал до восемнадцати, в нос ему ударил странный запах. Теперь он понял сущность отвратительного сюрприза, приготовленного Деб. Этот запах до боли знакомый Чену нельзя было спутать ни с чем. Он на мгновение остановился, испытывая огромное желание вскарабкаться наверх и убежать подальше от этого места. Но он не мог. Он должен был спуститься. Ради Талли О'Тулла, ради прошлого, ради себя самого, наконец. И он продолжил спуск. Наконец Чен достиг дна и, выдохнув, завернул за угол, в коридор, который вел в ярко освещенную комнату.

На полу лежали люди — около сорока человек на тонких матрасах. Их лица выражали совершенно разные чувства. На некоторых застыло выражение блаженства, другие были искажены последней мукой. Одежда лежащих также различалась. Одни были одеты очень богато, тела других прикрывали старые изношенные лохмотья. Некоторые походили на обтянутые кожей скелеты, но попадались и вполне упитанные экземпляры. Однако всех их объединяло одно: мертвенно-серая кожа и лилово-черные точки на голых руках и ногах. Это были признаки «парадокса», молочного алкалоида, сделавшего своими рабами всех лежащих здесь.

Вся решимость Чена улетучилась при виде этой картины. Однако он повидал достаточно подобных притонов, и состояние находящихся здесь людей не слишком шокировало его. Чен скользнул взглядом по ряду матрасов, выискивая знакомое лицо. Он уже почти потерял надежду и готов был вернуться к Деб и сообщить, что они напрасно проделали такой длинный путь. Но вдруг прикрытая грязными лохмотьями развалина, лежащая почти возле его ног, подняла руку и прохрипела:

— О Боже, что я вижу? Неужели глаза не обманывают, и этот человек действительно Чен?

Эти булькающие звуки вряд ли можно было назвать связной речью. Чен подошел еще ближе и присел на корточки.

— Талли? Талли Рифмоплет?

— Только часть меня прежнего. Но ты прав. Человек, которого ты видишь перед собой, и есть Талли.

Чен схватил протянутую руку Талли и помог ему сесть. Показалось, что он держит руку скелета. Пальцы казались лишенными плоти.

— Как ты, Талли?

Бессмысленный вопрос, учитывая состояние Талли. Но О'Тулл рассмеялся.

— Не слишком плохо и не слишком грустно. Конечно, я уже не тот, кем был. Да ведь то же самое можно сказать и о любом из нас. Иногда у меня бывают белые полосы, иногда — черные. Ночи становятся все ужаснее. Самый мрачный час — перед рассветом.

Что ж, по крайней мере, Талли знал, что сейчас ночь. Люди, достигшие третьей стадии хронического «парадокса», полностью теряли ощущение времени и места. Глядя на Талли, Чен понял, что к утру у того начнутся жар и лихорадка. А до тех пор ему лучше не вставать.

— Талли, мне нужно сказать тебе что-то очень важное. Но тебе придется подождать пару минут. Подождешь? Я скоро вернусь.

— Не торопись. Я постараюсь дождаться, даже если потребуется целая ночь.

— Нет. Три минуты, не больше.

Чен поспешил наверх. Деб по-прежнему стояла у лестницы. Безмолвная, словно статуя, укутанная плащом. Увидев Чена, она произнесла:

— Теперь ты сам все видел. Ну что, откажешься от своей затеи?

— Деб, его нельзя оставлять здесь в таком состоянии. Мы должны забрать его.

— Где ты был все эти годы? Думаешь, я не пыталась? Я люблю Талли. Раньше он был мне как брат. Я приходила сюда десятки раз и уговаривала, умоляла его лечиться. Но все безрезультатно. Он не послушает тебя. Он не услышит.

— Я знаю, что с «парадокса» трудно снять. Не стоит убеждать меня в этом. Но его все же можно преодолеть. Я вернусь, поговорю с Талли.

— О, конечно. Ты уверен, что тебе удастся то, что не удалось мне.

— Я так не думаю. Но знаю, что можно сказать. Знаю лучше многих. Послушай, Деб, я хочу попросить тебя об одолжении.

— Что бы это ни было, нет. Я не хочу оказывать тебе никаких услуг.

— Но это не для меня, а для Талли. Даже если мне удастся уговорить его, я не смогу остаться здесь. Мне нужно отправляться на поиски Крисси и Тарбуша на Оорт. Меня не будет всего несколько дней, но Талли нельзя оставлять одного. Присмотришь за ним до моего возвращения?

— Я сделаю все, чтобы помочь Талли. Но ты не знаешь, о чем просишь. Пройдет всего несколько часов, и он потребует наркотик. Я бы приковала его цепями, если бы была уверена, что это остановит его. Но Талли всегда найдет лазейку.

— Так и случится, если он останется здесь. Но если мы отправимся на Цереру...

Понятно. Ты, стало быть, хочешь отправить меня на Цереру, — Деб скинула с головы капюшон, и ее глаза злобно засверкали. — Сволочь. Считаешь себя очень хитрым. Но со мной этот номер не пройдет. Ты только и думаешь о том, как бы собрать команду для своего чертова задания.

— Ты не права, Деб. Я пекусь о Талли. И не думаю, что судьба звезд тебя не заботит. Ты можешь обманывать себя сколько угодно, но меня ты не обманешь. Я иду говорить с Талли. Если ты все еще будешь здесь, когда мы вернемся, я снова попрошу тебя о помощи. Если нет, то я найду другой выход.

Чен повернулся и начал снова спускаться по лестнице, не дожидаясь, пока Деб ответит. В дымной комнате внизу, словно мертвец, лежал Талли О'Тулл.

— Талли? — тихо заговорил Чен. — Я вернулся. Теперь мы можем поговорить?

— Конечно, конечно, — слабо прошептал Талли.

— Ты уверен, что сможешь понять меня?

— Конечно, могу, Чен дружище. Ночью я очень четко мыслю, — Талли приподнялся, и Чен, обхватив его за плечи, помог ему сесть.

— Перейду сразу к делу. Талли, у нас появилась возможность отменить карантин. Слышишь? Мы можем снять карантин. Мы можем полететь к звездам. Но я не имею в виду человечество в целом. Мы сделаем это. Я, ты и наша старая команда.

— Что, что? — голубые глаза Талли затуманились, а лицо озадаченно нахмурилось. — Я думаю, может, я что-то не так понял.

— Нет, ты все правильно понял. Тебе не показалось. Я знаю, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но послушай.

Чен говорил медленно и осторожно. Он пересказывал подробности своей встречи с представителями Звездной группы, наблюдая за выражением лица Талли. Иногда тот хмурился и, казалось, терял нить разговора, но потом кивал Чену, ожидая продолжения. Вскоре Чен получил еще одно подтверждение того, что Талли понял абсолютно все из сказанного, когда произнес:

— Ты нужен нам, Талли. Ни один электронный переводчик не сможет разговаривать с инопланетянами. Все они распознают только человеческую речь. А ты сможешь.

— Я ничего не смогу.

— Ты научишься. Только такой талантливый сумасшедший, как ты, Талли, способен говорить с инопланетянами.

А мы даже не знаем, с чего начать. Поэтому мы здесь, чтобы поддержать тебя. Я и Тарбуш, Деб, Крисси, и Щеголь Ден, и Пончик. Мы снова вместе.

— Вместе. Старая команда. Мне это кажется сном, — глаза Талли наполнились слезами. — О Господи, Чен! Я бы согласился, если бы только мог. Но теперь от меня мало проку. Я не могу отправиться с тобой.

— Можешь, Талли. Но прежде ты должен избавиться от [Зависимости.

— Думаешь, я не знаю? Я не смогу. Я пытался не раз. Я закрывал дверь на замок и выбрасывал ключи. И все же я каждый день здесь.

Он понурился и беспомощно зарыдал. Чен потрепал его по иссохшему плечу.

— В этот раз все будет по-другому, Талли. Ты не останешься в одиночестве. У тебя есть я, и я тебе помогу. И Деб, и Денни Кейсмент. А через несколько дней к нам присоединятся Крисси и Тарбуш.

— Щеголь Ден. О, как бы мне хотелось снова увидеть его! — Талли то смеялся, то плакал. — Его и его подружек. Помнишь, как он продавал им осколки Алмаза Янга?

— Талли, он по-прежнему занимается этим. Когда вы увидитесь, он сам тебе все расскажет. А теперь пойдем. — Чен взял Талли под руку, чтобы помочь ему встать. — Сделаем это в несколько этапов. Сначала нам нужно добраться до дома Деб Биссон, а потом вы вдвоем отправитесь на Цереру.

— А ты? — Талли, пошатываясь, встал на ноги. — Где будешь ты?

— Я же говорил. Мне нужно найти Тарбуша и Крисси Уингер. Тогда все будут в сборе, и мы сможем отправляться. Мы полетим к звездам. Давай. Деб Биссон ждет нас.

Чен помог Талли дойти до лестницы, и они медленно полезли вверх. Чен боялся, что Деб ушла, поэтому с облегчением вздохнул, когда она вышла из тени.

Спотыкаясь, Талли подбрел к Деб, и его длинная тощая фигура просто повисла на ней.

— Деб, не знаю, как благодарить тебя и Чена. Когда я пришел сюда вечером, то подумал, что со мной все кончено. Еще чуть-чуть, и я бы умер. Но теперь у меня появилась надежда. Мы уедем отсюда и отправимся к звездам. Мы говорили, что можем это сделать, а теперь мы это сделаем.

Деб похлопала Талли по плечу.

— Сделаем, сделаем. А теперь нам нужно сходить к тебе и забрать твои вещи, прежде чем мы отправимся за моими. Веди.

Когда Талли поплелся назад по коридору, Деб на мгновение задержала Чена и прошептала:

— Ты торжествуешь, но помни одну вещь. Я не собираюсь ехать на Цереру или куда-то еще ради тебя. Я делаю это для него.

— Я знаю, — Чен попытался высвободиться. — Ты ненавидишь меня. Нет нужды мне это повторять. Когда я организую ваш отъезд на Цереру, я тотчас же отправлюсь на Оорт. Мне необходимо найти Крисси и Тарбуша.

Но Деб не выпускала руку Чена.

— Удачи. Но только ради Талли. Как ты думаешь, каковы твои шансы?

— С тобой? — Чен вырвал свою руку. — Равны нулю. Не то, что с Крисси и Тарбушем. Я их найду и привезу на Цереру.

— Сама самоуверенность. Как всегда.

— Все относительно, Деб. В сравнении с последними несколькими часами поездка на Оорт покажется увеселительной прогулкой.


Глава 11. Прибытие людей-пузырей | Небесные сферы | Глава 13. Новые сведения