home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10. Поездка на Европу

До прибытия на Европу оставалось меньше двух часов, а Чен все еще пребывал в раздумьях. Проблема была стара, как мир. Ему предстояло решить две задачи, одна из которых была гораздо сложнее и неприятнее другой. Может, стоит начать со сложной и разделаться с ней раз и навсегда? Или же отложить ее, уповая на то, что непредвиденные обстоятельства помогут от нее избавиться.

Кого найти сначала: всегда чем-то недовольную изобретательницу оружия Деб Биссон или жизнерадостного мечтателя Талли О'Тулла?

Наконец Чен нашел решение. Первым он наведается к тому, чье жилье ближе к месту прибытия. Он надеялся, что этим человеком окажется Талли Рифмоплет, этот взъерошенный мечтатель.

Переговорное устройство издало ворчливый звук, требуя внимания. Должно быть, корабль заходил на посадку. Чен нажал на переключатель. На экране появилось трехмерное цветное изображение. Постепенно разноцветная масса сложилась в зеленую фигуру с похожими на листья отростками. Металлическим голосом компьютера существо на экране спросило:

— Чен Дальтон?

— Вы энджел.

— Нет. Мы — энджел. Мы тот самый энджел, который был с вами на Траванкоре. Тогда наши разумы слились. Сейчас подобное запрещено. Но вы все тот же Чен Дальтон?

— Конечно. А вы сомневаетесь?

— К сожалению, все люди кажутся нам одинаковыми. Но сейчас мы можем поговорить. Мы подключились к вашему кораблю со своей родной планеты Селлора.

— Но это невозможно. На моем корабле нет оборудования для ведения межзвездных переговоров.

— Не невозможно, а всего лишь неправдоподобно. Если исключить невозможное, то, что останется, и будет правдой, каким бы неправдоподобным оно ни казалось. Уверяем вас, мы подключились к вашему кораблю. Чен Дальтон, нам нужно поговорить. Мы слышали, что вы приступили к сбору команды, состоящей из людей. Это та же команда, которая много лет назад собиралась отправиться к неизведанным районам Периметра.

Но это... — Чен собирался повторить, что об этом не мог знать никто, кроме него, но сдержался. Этим он мог всего лишь спровоцировать энджела на какую-нибудь земную поговорку, которыми он так любил пересыпать свою речь. — Откуда вам известно, что я собираю команду?

— Энджел способен моделировать мыслительный процесс конкретного человека, при условии, что имел с ним продолжительный контакт. Такой контакт был у нас с вами. Нам известен ход нашей мысли.

— Значит, вы всегда можете на шаг опережать меня. Я сам порой не знаю, о чем подумаю в следующий момент. Я, например, не знаю, куда отправлюсь, когда приземлюсь на Европе. Не знаю, смогу ли собрать свою команду. Я даже не уверен, что смогу найти некоторых членов команды.

— Давайте предположим, что все это вам удалось. Тогда мы хотим вас предостеречь. Без влияния энджелов, тинкеров и пайп-рилл в вашей команде будет царить нестабильность и жестокость. Убийство недопустимо. Что бы вы ни обнаружили в Водовороте Гейзеров, какое бы зло вам ни встретилось, вы не должны убивать разумные существа ради решения своих проблем.

— Вы мне уже говорили об этом.

— Это было до того, как мы получили дополнительную информацию. После заседания Звездной группы мы применили специальный прибор, способный обнаружить представителя энджелов на огромном расстоянии, где бы тот ни находился. Мы нацелили этот прибор на Водоворот Гейзеров. И ничего не обнаружили. Энджел, которого отправили туда, мертв.

— Но как такое могло произойти? — в голосе Чена сквозило неподдельное изумление. Всем было известно, что энджел являл собой смесь хитрости, осторожности и гибкости, что делало его практически неуязвимым.

— Мы не знаем. Это — за гранью нашего понимания. Мы знаем наверняка только одно: Водоворот Гейзеров таит в себе страшную опасность, — лепестки энджела затрепетали. — Больше мы не можем разговаривать. Мы только хотели вас предостеречь. Не стоит отвечать жестокостью на жестокость...

Внезапно верхние лепестки закрылись, и на экране вновь расплылось бесформенное разноцветное пятно. Связь засбоила.

— Осторожно, осторожно, — нечленораздельно пробормотал затихающий голос, — помни, Чен Дальтон, Водоворот Гейзеров таит в себе гораздо больше, чем ты можешь вообразить.

Спасибо, энджел, я мог бы обойтись и без этой информации. Чен молча смотрел на пустой экран монитора.


Диаметр Европы составляет лишь четверть диаметра Земли, но глубина ее покрытого льдом океана составляет в среднем пятьдесят километров. А объем воды, содержащейся в нем, равен объему всех океанов Земли вместе взятых. Океан глубок и темен, а дно его представляет собой настоящее сокровище, так как состоит из металлов, образовавшихся миллионы лет назад под ударами метеоритов. Воды же его прозрачны. Они не нанесены на карту и не охраняются. Это-то и сделало их пристанищем для наиболее отъявленных преступников Солнечной системы.

С учетом всего вышесказанного, задача Чена казалась невыполнимой. Ведь всего за пару дней ему предстояло разыскать и завербовать Деб Биссон и Талли О'Тулла. У него оставалась лишь одна надежда: если эти двое не в бегах, у него есть шансы на удачу. Он надеялся разыскать их на материке. Чен изучил карту и почувствовал некоторое облегчение. Гора Арарат казалась не такой уж большой. «Континент» Европы представлял собой четыре пика, соединенных между собой, и простирался примерно на двенадцать километров. Самый высокий холм казался небольшой черной точкой посреди замороженной равнины. Лед вплотную подступал к подножиям гор, разделяя их нижние части на небольшие островки. Общая площадь суши составляла всего несколько квадратных километров, да и те бомбардировал непрерывный град протонов магнитного пояса Юпитера. Ни один здравомыслящий человек не отваживался жить здесь. Все население сосредоточилось внизу, в разветвленном лабиринте коридоров и подземных гротов, прорубленных в камне.

Чен изучил план подземного лабиринта и решил, что найти нужных людей не составит большого труда. Если они, конечно, не в розыске и не пытаются спрятаться. Теперь следовало решить, кого искать в первую очередь?

Наконец корабль приземлился, и Чен оказался в примитивном космопорте Арарата. Он подошел к справочному компьюхеру и ввел нужные имена. На экране незамедлительно высветился ответ, при взгляде на который Чен выругался. Этого следовало ожидать. Талли О'Тулл жил в самом дальнем северном ответвлении горы. Зато Деб Биссон обосновалась всего в пяти минутах ходьбы от космопорта. Значит, вопрос решен.

А который час? При приземлении часы корабля автоматически перенастроились на местное время. Чен вспомнил, что на Европе и на других спутниках Юпитера использовалась какая-то запутанная десятичная система, в соответствии с которой день длился десять часов, а каждый час состоял из ста минут. Чен прикинул в уме: «Должно быть, уже далеко заполночь. Но как далеко? — Он задумался. — Надо бы поторапливаться. День сейчас или ночь, но следует отправиться к Деб незамедлительно».

Чену прошлось пройти необходимый при приземлении контроль. Во время него он вполуха слушал вопросы, задаваемые компьютером, и отвечал, не задумываясь. Продолжительность визита? Один или два дня, не больше. Ввозит ли он что-нибудь или вывозит? Ничего, если не считать двух людей. Цель визита? Чен на мгновение задумался. Переговоры? Пусть так.

Наконец все формальности были улажены. Чен шел по широкому, плохо освещенному коридору, приспособленному скорее для транспорта, нежели для пешеходов. Коридор был вырублен прямо в скале, и его стены представляли собой голый камень. Окрестности тоже выглядели малопривлекательно. Чену с трудом верилось, что Деб может жить в таком месте, как это. Ни одна тюрьма на Земле не выглядела столь мрачно. Но как только Чен миновал первую залу, все переменилось. Всякому, кто верит, что все население Европы живет просто и примитивно, стоит попасть сюда и увидеть. Грубых каменных стен, как в предыдущих помещениях, здесь не было. Вместо них блестела гладкая белая поверхность, сплошь покрытая фресками, изображающими разнообразие форм жизни Европы. Росписи явно были очень дорогими. И толстый живой ковер, по которому шел Чен, тоже был не из дешевых. Организмы, являющиеся частью ковра, бурно развивались в атмосфере Европы. Точно такие же организмы можно было заметить и на потолке. Их мягкий биолюминесцентный свет только подтверждал предположение Чена, что на Европе ночь.

Чен осторожно ступал по ковру. Он явно находился в богатом районе лабиринта. Деб не стала бы жить в нищете.

Наконец, он оказался перед широкой, добротной дверью. На ней красовалась табличка с надписью «Д. Биссон». Переговорное устройство располагалось слева. Чен замер в нерешительности. Логичнее всего было бы позвонить, представиться и попросить разрешения войти.

Но что если Деб предложит убираться ко всем чертям и отключит переговорное устройство? Он проделал слишком долгий путь, чтобы уйти, не поговорив. Он ведь сам убеждал Денни Кейсмента: с каждым из членов экипажа нужно беседовать один на один. Особенно это относилось к Деб Биссон.

Чен осторожно тронул дверь. Как он и предполагал, она была заперта. Но замок был обычный, без шифра. Для человека, который провел два десятилетия на Земле в Галлимофрисе, — почти приглашение.

С момента своего прибытия на Европу Чен еще не видел ни одной живой души. И все-таки он несколько раз прогулялся по коридору, прежде чем вернулся к двери Деб. Тишь да гладь. Чен наклонился, чтобы рассмотреть замок. Открыть его оказалось чуть сложнее, чем он ожидал. Но спустя пять минут дверь беззвучно открылась. Внутри оказалось еще темнее, чем снаружи. Чен немного постоял на пороге, изучая помещение. Он стоял в большой прямоугольной комнате примерно десяти метров в длину. Судя по оборудованию, это был тренажерный зал. Гравитация на Европе была слабее, чем на Луне, поэтому тем, кто оседал здесь надолго, приходилось регулярно тренироваться — иначе снижался мышечный тонус.

На дальнем конце комнаты располагались три двери. Две из них были открыты. Внутренние помещения были слабо освещены, и Чен смог разглядеть удобную мебель и стенные шкафы. Он догадался, что это гостиная и кухня или гостиная и кабинет. Третья дверь со скрипом открылась. В комнате царила кромешная тьма. Скорее всего, это была спальня.

Чен на цыпочках пошел к спальне. Он не хотел разбудить Деб внезапно. Раньше это было гарантией того, что она проснется злая как собака. Лучше всего встать у изголовья кровати и заговорить тихим голосом. Тогда она проснется сама и постепенно.

Чен толкнул дверь и остановился, всматриваясь в темноту. Он пытался разглядеть кровать с лежащей на ней женщиной.

Он сделал еще шаг в глубину комнаты — его внезапно схватили сзади и скрутили руки за спиной. На своей шее он почувствовал что-то, напоминающее металлическую проволоку.

Кто-то прошипел ему на ухо:

— Отлично, ловкач. Только дернись, и тебе конец, — проволока сильнее сдавила горло, — даже не пытайся.

Чен повиновался. Он почувствовал, как его обыскивают, и услышал возглас удивления. Внезапно его подняли и бросили. Чен перелетел через комнату и приземлился на кровать. Под ним что-то взвизгнуло. Чен попытался сесть, и тут вспыхнул свет.

Чен мгновенно понял, что произошло. На кровати, куда его бросили, в беспорядке валялись смятые простыни. Деб Биссон, сгруппировавшись, сидела в трех метрах от кровати в чем мать родила, тело покрывали капли пота. Копна темных спутанных волос обрамляла полное решимости лицо. Ее белые руки и ноги выглядели чрезвычайно женственно, хотя Чен знал, это впечатление очень обманчиво. В руке Деб держала металлическую цепочку. Рядом с Ченом лежал мужчина, на которого он упал. Мускулистый блондин, тоже голый.

Чен увидел: лицо Деб резко изменилось. Раньше оно выражало решимость убить непрошеного гостя. А теперь было видно, что она потрясена.

— Ты! — наконец вымолвила она. — Не верю своим глазам. Что ты делаешь здесь? В моей квартире, в моей спальне, посреди ночи? Ты, ублюдок! Какого черта тебе здесь надо?

— Мне нужно поговорить с тобой.

Чен прикрыл голову руками, так как при этих словах лицо Деб потемнело и она взмахнула цепочкой.

— Зато мне не надо с тобой разговаривать. Никогда.

Она перекинула цепь из одной руки в другую так быстро, что Чен не успел разглядеть, как это произошло.

— Убирайся отсюда, пока я не выпустила тебе кишки и не запихнула их в твою лживую глотку.

Чен ничуть не сомневался, что она вполне способна выполнить свою угрозу. Он осторожно соскользнул с кровати и встал на ноги. И не придумал ничего лучше, чем улыбнуться.

— Деб, я знаю, что ты меня ненавидишь. Я понимаю почему и могу объяснить, что произошло.

— Меня не интересуют твои объяснения.

— Я знаю. И я здесь не за этим. На протяжении многих лет я не пытался разыскать тебя...

— Ты думаешь, я не знаю?

— ... и не появился бы здесь, если бы не знал наверняка, что мои слова заинтересуют тебя. Я прошу десять минут. Только и всего.

— Посреди ночи? После того, как ты вломился в мой дом, нарушил мое уединение, даже не сообщив, что появишься.

— А если бы я предупредил тебя о своем приходе, ты согласилась бы встретиться со мной? — Она не ответила. Цепь просвистела в воздухе, и один ее конец вспорол воздух рядом с шеей Чена. Еще сантиметр, и сталь разрезала бы ему горло. Это обнадеживало. Деб могла убить его, но не стала. — Ты бы не стала разговаривать со мной, Деб. Но потом пожалела бы об этом. В нашем разговоре не будет ничего личного. Но я хотел бы поговорить с глазу на глаз.

Чен бросил взгляд на голого друга Деб — так, что для большинства людей это осталось бы незамеченным. Деб отбросила цепь. Она знала: Чен понимает, что она может разделаться с ним голыми руками.

— Олаф, если ты не против, — она кивнула мужчине, лежавшему под простыней, — я хотела бы поговорить с этим засранцем.

Олаф встал и, повернувшись к Чену спиной, принялся натягивать штаны.

— Ты уверена, что тебе не нужна помощь? — спросил он, не оборачиваясь. — Я вижу, он тебе знаком, но если ты хочешь, чтобы я остался...

Деб недружелюбно посмотрела на Чена.

— Спасибо, Олаф. Но я справлюсь. Я была бы даже рада, если бы он что-нибудь вытворил. Тогда я с чистой совестью перережу его поганую глотку.

— Мне прийти попозже?

— Посмотрим. Я тебя позову.

Как только Олаф удалился, Чен приступил к делу:

— Если бы я знал, что у тебя есть постоянный партнер, я не стал бы...

— Брось, Чен. Ты слишком неубедительно врешь.

— А разве я вру?

— Конечно. Постоянный партнер! — в ее устах это прозвучало, как ругательство. — У меня больше нет партнеров. Насколько хорошо Олаф знает меня, как ты думаешь? Ведь он даже не имеет понятия, что я специалист по оружию, который может постоять за себя лучше кого бы то ни было. Он не мой партнер. Случайный знакомый. Но как любовник он гораздо лучше тебя. Ну, ладно. Хватит молоть всякий вздор. Говори, чего надо, — она наклонилась, чтобы поднять с пола белый халат, и перехватила взгляд Чена, — да перестань ты пялиться на мою задницу! Свой шанс ты упустил.

— Меня просто удивило, что ты совсем не изменилась. Твое тело совсем не постарело.

— Чудесно. И что теперь? Я должна сделать реверанс и сказать спасибо? Вот что я скажу тебе: изнутри я постарела на тысячу лет. И давай закончим на этом. Что же такое важное заставило тебя выследить меня и сунуть нос в мою жизнь?

Чен сел на кровать.

— Это длинная история.

— Ты сказал, тебе нужно всего десять минут.

— А если бы я сказал, что мне нужен час, ты согласилась бы выслушать меня?

— Конечно, нет, — Деб запахнула халат и села на пол. — У тебя всего десять минут на то, чтобы доказать мне, что я не зря потрачу на тебя свой час. Если не сможешь, проваливай. Теперь у тебя осталось девять минут, одну ты уже потратил. Так что лучше начинай.

— У меня появилась возможность собрать старую команду и полететь к звездам.

— Чушь! — она злобно посмотрела на Чена карими глазами. — Система межзвездного сообщения была закрыта двадцать лет, и сейчас тоже. Ты что, пытаешься мне сказать, что Звездная группа снимает с нас карантин?

— Нет. Я пытаюсь сказать, что они разрешат воспользоваться сетью только одному кораблю с командой, состоящей из людей. И ты можешь оказаться на этом корабле, Деб.

— Я бы не прочь, но при условии, что там не будет тебя.

— Извини. Но так не получится. Звездная группа настаивает, чтобы на корабле был именно я. Они работали со мной раньше и доверяют мне.

— Глупо с их стороны.

— Кроме меня, им никто не нужен. Это я предложил собрать нас. Тебя, меня, Денни Кейсмента, Талли, Пончика, Тарба, Крисси Уингер... Как планировалось раньше. Помнишь, Деб? Отличная команда. Идея и сейчас замечательная. Если бы не карантин...

— Карантин не имел никакого отношения к тому, чем занимался ты, сукин сын.

— Как знать. Может, ты и не права. Но ты сказала, что не хочешь разговаривать о нас, и я уважаю твое желание. Эта экспедиция дает нам шанс сделать то, что мы когда-то хотели, все мы. Но тогда у нас не было возможности. Экспедиция дает нам шанс снять карантин и открыть дорогу к звездам. Забудь о том, что я тоже буду на корабле. Ты даже можешь совсем не разговаривать со мной, если не хочешь. Но подумай о возможности снова поработать с другими. Вы с Талли Рифмоплетом всегда отлично ладили.

Деб выглядела уже не такой злой. Она встала, подошла к сидящему на кровати Чену и посмотрела на него сверху вниз.

— Ты хитрый ублюдок, Чен Дальтон. Ты снова пытаешься мной манипулировать. Ты действительно собрал их всех — Денни, и Тарбуша, и Пончика, и остальных?

Чен ругал себя за то, что решил начать с Деб. Он видел выражение ее глаз, и оно было ему знакомо. Деб страстно желала отправиться к звездам, как и двадцать лет назад. Она склонялась на его сторону. А ведь он определил местонахождение только двоих. Да и то Денни Кейсмент все еще на Вулкане Нексус, с ног сбился, разыскивая Пончика.

— Пока я собрал не всех. Но очень хочу этого.

— А кого ты уже нашел?

— Ну... я сам. И Денни Кейсмент. И, надеюсь, ты.

— И это все? Ты просто сволочь. У тебя вообще нет никакой команды. Все эти годы тебя совсем не изменили. Ты раздаешь обещания, а когда доходит до дела, уходишь от ответственности. Вон с глаз моих!

Чен мгновенно вскочил на ноги. Он знал, что когда Деб в таком состоянии, с ней лучше не связываться.

— Деб, я ухожу. Но если бы я мог...

— Сию же минуту вон! Или я вышвырну тебя. Чен быстро сказал:

— Дай мне всего десять секунд. Я хочу еще кое-что сказать.

— Все, что ты скажешь, уже не имеет никакого значения.

— Может и так, но все же дай мне сказать. Я все равно отправлюсь в эту экспедицию, с вами или без вас. Придется. Но это будет уже не то. Я пришел к тебе раньше, чем к другим, поскольку знаю наверняка, что если согласишься ты, то согласятся и остальные. Неважно, что они думают обо мне, но тебя они уважают.

— Такой наглой лжи я еще не слышала. Я не видела никого из них много лет. Я не знаю, где они, чем занимаются. Да и вообще живы ли они.

— Ну и кто теперь лжет? Талли О'Тулл живет здесь же, на Европе, в поселении под горой Арарат. Тебе стоило бы это знать, Деб. Такому человеку, как Талли Рифмоплет, трудно затеряться.

— Ну и что?

— Я прошу тебя пойти со мной к нему. Посмотри на его реакцию. Если он согласится, то нам будет гораздо легче уговорить Крисси и Тарбуша.

— А почему я должна помогать тебе?

— Это займет всего лишь час твоего времени.

— Такой же час, как и десять минут?

— Если он откажется, я признаю свое поражение. И уеду отсюда.

Деб сняла халат, повернулась и пошла к платяному шкафу.

— Ты знаешь, где живет Талли? — она натянула черные брюки и безрукавку.

— Только примерно.

— И это все? Талли живет на северном холме. Я знаю точный адрес.

— Предлагаешь отправиться к нему прямо сейчас, среди ночи?

Когда ты ломился ко мне, это тебя не смущало. Конечно, мы пойдем прямо сейчас. Разве у меня есть выбор? Слушать, как ты будешь разглагольствовать о старых временах и объяснять, что ты сделал и почему? Нет, спасибо. — Деб надела поверх своей обтягивающей одежды черный плащ с капюшоном и направилась к двери. На ее лице блуждала горькая улыбка. — Ты удивил меня. Теперь твоя очередь удивляться. Мы пойдем к Талли. А после этого, я думаю, ты согласишься, что твоя идея ничего не стоит. Лопнула, как мыльный пузырь. И ты, наконец, уберешься отсюда, а я навсегда забуду о твоем приезде.


Глава 9. Исследование Лимбо | Небесные сферы | Глава 11. Прибытие людей-пузырей