home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СЕВАСТОПОЛЬ. 29 АВГУСТА 1990 ГОДА НАШЕЙ ЭРЫ

Они вышли из воды и с наслаждением растянулись на мелкой пляжной гальке.

— Эх, хорошо же всё же ночью купаться, всегда любил…

— Здорово плаваешь, дед. Честное слово, некоторые салажата в моей роте хуже. Признавайся, как время провел?

— Время не проведешь, — неожиданно серьезно ответил адмирал. — Оно своё всегда возьмет. С ним можно только договориться — чтобы брало, когда придет время, такая вот шутка.

— И твоё еще не пришло? — в тон ему поинтересовался Балис.

— Моё — пока что нет. Как пели в войну: "Помирать нам рановато: есть у нас еще дома дела". Дела у меня есть еще, понимаешь?

— Не очень, — теперь Балис стал серьезным. — Какие дела?

Ирмантас Мартинович на мгновение помедлил с ответом, словно взвешивал слова.

— Да вот, объезжаю всех своих непутевых потомков…

— Хм, зная о твоем возрасте, сразу начинаешь предполагать, что ты решил с нами попрощаться…

— Как говорил один мудрый старый еврей: "Не дождетесь". Если серьезно, то здоровье пока что, тьфу, тьфу, в порядке. В июне пару недель в Питере, в Военно-Медицинской повалялся на обследовании, так врач пошутил: неправду, дескать, пишу, что у Вас состояния внутренних органов в пределах возрастной нормы. Оно намного лучше. Интересовался, не участвовал ли я в цитаминной программе…

— А что, участвовал?

— Нет, не пришлось. Но кое-что слышал. Результаты, прямо сказать, весьма приличные. А что это тебя так цитамины заинтересовали?

— Да просто давали нам их пару раз после учений. Не знаю, как от старости, а усталость они действительно здорово снимают.

— И причем без побочных эффектов, кроме шуток. Ценная вещь словом… Но сейчас речь не об этом. Так вот, по гостям шатаюсь не для того, чтобы прощаться.

— А для чего же?

— Представь себе, ищу, кому одну тайну доверить. Настоящую тайну, серьезную.

— Слушай, дед, ты меня прямо пугаешь. Надеюсь, сейчас не окажется, что ты все годы работал на ЦРУ как убежденный противник советской оккупации Литвы, а теперь предложишь мне продолжить твой труд?

В ответ Ирмантас Мартинович весело рассмеялся. Балис, с детства неплохо видевший в темноте, непременно бы заметил фальшь в реакции старого адмирала, если бы она там была. Но дед смеялся искренне.

— Нет, этого можешь не опасаться. Служил я Союзу Советских Социалистических Республик честно, чего и тебе желаю, хотя и чувствую, что твою службу нынешний Союз не оценит.

— Что ж мне теперь, наплевать на присягу, как Мартевосяненко?

— А вот в этом, внук, я тебе, пожалуй, не советчик. Каждый, знаешь ли, свою жизнь прожить должен и сам за неё ответить. Тебе лет сколько? То-то, двадцать семь. Хватит уж за деда прятаться, пора и самому головой думать.

— Никуда я не прячусь, — в голосе Балиса явственно слышалась обида. Так с ним дед никогда не разговаривал. — Я для себя всё решил.

— В этом-то я не сомневаюсь. Поэтому-то я именно так и говорю сейчас с тобой. У тебя только один недостаток: судишь ты больно резко. Кто не с тобой — уже враг.

— А что, друг, что ли?

— Друг не друг, но и не обязательно враг. Ты родную историю не забыл еще?

— Да вроде нет.

— Тогда вспомни Кейстута и Виттовта. Оба ведь добра Литве хотели. Только по-разному это добро видели. Понимаешь?

— Не очень.

— Благими намерениями дорога в ад вымощена, слыхал?

— Ты, дед, никак на старости лет в бога поверил?

— А с чего это ты взял, что на старости? — усмехнулся в бороду адмирал. — Я с детства в Бога верил. Кстати, на фронте замполит у меня отлично про это знал. Бывало дело, с ним такие споры вели, о-го-го… Особенно, если после боя да ста грамм.

— И не боялся, что настучит?

— Кто? — изумился Гаяускас-старший. — Серёга Воронин настучит? С которым под Урицком в одном окопе сидели? С Невского пятачка на катере раненых вывозили? Не боялся. Если людям не веришь — то лучше не жить вообще.

— А если кто подслушает? — не унимался Балис.

— Ну, так мы ж не дураки были — при посторонних душу выворачивать. Языком болтать — ума не надо. Ум нужен чтобы, не лезть зря на рожон, но не отступать там, где нужно держаться до конца.

— Сложно.

— А жизнь, знаешь ли, вообще штука не простая… Так вот, насчет врагов. Не спеши судить — старайся сначала понять. Бывают, конечно, враги, только редко. А большинство — просто люди за свою правду борются.

— У каждого, значит, своя правда?

— Выходит так…

Они немного помолчали: Гаяускас-младший собирался с мыслями, Ирмантас Мартинович его не торопил.

— Скажи, дед, а ты когда Кенигсберг брал — тоже так думал? У фашистов, значит, тоже своя правда была?

— Смотря у каких фашистов. У тех, что просто воевали — была, конечно. Вот ты в Афгане что делал?

— Долг интернациональный отдавал, — зло отрубил Балис. То, что несколько лет назад для него казалось очевидным, теперь выглядело совсем по-другому.

— Байки про интернациональный долг ты Кристинкиным одноклассникам на утреннике рассказывай, когда она в школу пойдет. Если, конечно, кто-то тебя об этом попросит. Ты там присягу выполнял, южные рубежи Союза от американской угрозы прикрывал, это любому военному понятно. А вот тот факт, что рубежи от этой угрозы можно было и по-другому прикрыть, ни наших ребят не губя, ни афганских крестьян не стреляя — это уже другой вопрос, к тем, кто в высоких кабинетах решение принимал. Офицер должен быть рыцарем. Дал присягу — выполняй, но честь при этом не теряй. И не думай, что напротив тебя зверье собралось. Чаще всего — такие же рыцари вроде тебя, только присягнувшие другому королю. Но бывают, конечно, исключения…

— Ага, бывают все-таки?

— Бывают… Эсэсовцев ненавижу. Вот уж где были редкостные сволочи… Хотя, самое интересно, что и в СС можно было встретить нормального человека.

— Ой уж? — недоверчиво протянул Балис.

Дед усмехнулся.

— Да было разок дело. Он от преследования СС решил там же и спрятаться — и удалось. Так что, внук, подумай над моими словами. У тебя когда отпуск будет?

— На майские хотел брать.

— Вот и отлично. Значит, на День Победы приезжаешь ко мне в Вильнюс, все-таки дед у тебя фронтовик. Там и все решим.


САССЕКС. 28 СЕНТЯБРЯ 1066 ГОДА ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. | За гранью | ДОРОГА.