home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Мы с Пикардом прошли через дежурное помещение. Там никого не было. Тишина. Сержант исчез. Должно быть, Тил его куда-то отослал. Кофеварка была включена. Я уловил запах кофе. Бросил взгляд на стол Роско. На доску объявлений, отображавшую ход расследования убийства Моррисонов. На ней по-прежнему ничего не было. Никакого прогресса. Я обогнул стол. Распахнул тяжелые стеклянные двери. Шагнул на яркий солнечный свет.

Пикард указал коротким стволом своего револьвера, чтобы я садился за руль «Бентли». Я не стал с ним спорить. Молча направился к машине. Еще никогда в жизни я не был так близок к панике. Мое сердце бешено колотилось, я дышал часто и неглубоко. Я с усилием переставлял ноги, употребляя всю до последней унции волю, чтобы держать себя в руках. Я говорил себе, что к тому времени, как мы подойдем к машине, у меня должен быть план, что делать дальше.

Я сел в «Бентли» и поехал к ресторану Ино. Из кармашка на сидении достал карту. Прошел по залитой солнцем стоянке и вошел в ресторан. Устроился в пустой кабинке. Заказал кофе и яичницу.

Я беззвучно орал на себя, приказывая вспомнить все то, чему выучился за тринадцать жестоких лет. Чем меньше времени, тем спокойнее надо себя вести. Если у тебя есть возможность сделать лишь один выстрел, надо обязательно добиться того, чтобы он попал в цель. Нельзя позволить себе допустить промах только потому, что в твоем плане были какие-то просчеты. Или потому, что в последние предрассветные часы у тебя в крови кончился сахар, и ты почувствовал слабость и головокружение. Поэтому я заставил себя съесть яичницу и выпил кофе. Затем я отодвинул пустую кружку и тарелку, развернул на столе карту. Всмотрелся в нее, ища Хаббла. Он может быть где угодно. Но я должен его найти. И я могу сделать только один выстрел. Я не могу метаться из одного места в другое. Я должен найти Хаббла в своей голове. Тут главное думать. Я должен сначала найти Хаббла в своей голове, а затем отправиться прямо к нему. Поэтому я склонился над столом. Уставился на карту. Долго смотрел на нее.

Я изучал карту почти целый час. Наконец я ее свернул. При этом незаметно захватил с тарелки нож и вилку. Убрал их в карман брюк. Оглянулся. Ко мне подошла официантка. Та, что в очках.

— Собираетесь в дальнюю дорогу, красавчик? — спросила она.

Я посмотрел на нее. Увидел свое отражение в очках. Увидел массивную тушу Пикарда за спиной. Буквально почувствовал, как его рука стискивает рукоятку револьвера. Я кивнул.

— Именно так. Меня ждет чертовски увлекательное путешествие. Такое, какое я запомню на всю жизнь.

Официантка не сразу нашлась, что сказать на это.

— Все равно, будьте осторожны, хорошо?

Я встал, оставив на столе одну из сотен Чарли. Быть может настоящую, быть может, нет. Все равно потратить ее можно. И мне хотелось дать девушке хорошие чаевые. Ино получал по грязной тысяче в неделю, но я понятия не имел, делится ли он со своими работниками. Судя по тому, что я видел, не очень.

— До встречи, мистер, — сказала официантка в очках.

— Быть может, мы еще и увидимся.

Пикард подтолкнул меня к двери. Было четыре часа. Я прошел к «Бентли». Пикард следовал за мной, не вынимая руку из кармана. Я сел за руль и завел двигатель. Выехал со стоянки и повернул на север. Промчался четырнадцать миль по шоссе за двенадцать минут.

Пикард заставил меня поехать в «Бентли», а не в своем седане. На то у него были причины. Дело было не только в том, что он хотел большего простора для своих ног. «Бентли» — машина очень приметная. Это должно было стать дополнительной страховкой. Взглянув в зеркало заднего вида, я увидел неприметный седан, ярдах в ста позади. В нем двое. Я пожал плечами. Сбавил скорость и посмотрел налево на склады у развилки. Развернулся и выехал на автостраду. Помчался вперед. Времени оставалось очень мало.

Автострада привела нас к развязке на юго-восточной окраине Атланты. Покружив, я выехал на шоссе И-20 и поехал на восток, никуда не сворачивая, миля за милей, с двумя парнями в неприметном седане в ста ярдах позади.

— Так где же он? — спросил Пикард.

Он заговорил впервые с того момента, как мы вышли из полицейского участка. Посмотрев на него, я пожал плечами.

— Понятия не имею. Единственное, что могу предложить, — отыскать его приятеля в Огасте.

— Что это за приятель?

— Некий Леннон.

— В Огасте? — переспросил Пикард.

— В Огасте, — подтвердил я. — Именно туда мы и направляемся.

Пикард проворчал что-то нечленораздельное. Мы ехали дальше. Седан не отставал.

— И что это за тип из Огасты? — спросил Пикард. — Этот Леннон?

— Я же сказал — приятель Хаббла.

— У Хаббла нет знакомых в Огасте. Неужели ты думаешь, что мы это не проверили?

Я пожал плечами. Ничего не ответил.

— Дружище, не вздумай водить меня за нос, — угрожающе произнес Пикард. — Клинеру это не понравится. И для твоей женщины так будет хуже. Жестокость у старика через край бьет. Поверь мне, я видел его в деле.

— Когда, например?

— Не раз. Например, в среду, в аэропорту. Молли-Бет. Например, в воскресенье. Дома у Моррисонов.

— Клинер там был?

— Он получил огромное наслаждение, — подтвердил Пикард. — И он, и его чертов сын. Ты оказал миру большую услугу, избавив его от этого психопата. Ты бы его видел в воскресенье. Мы устроили нашим двоим фараонам выходной. Нехорошо заставлять их потрошить собственного начальника. Вместо них пришли мы с Клинером. Старик наслаждался каждым мгновением происходящего. Как я уже сказал, жестокость через край бьет. Так что ты постарайся сделать так, чтобы я позвонил вовремя, а то твою подружку будут ждать большие неприятности.

Какое-то время я молчал. Я встретил мальчишку Клинера в воскресенье. Он забирал свою мачеху из кафе. Около половины одиннадцатого. Он тогда таращился на меня. Мальчишка как раз закончил потрошить Моррисонов.

— Это старик Клинер убил моего брата? — наконец спросил я.

— В четверг ночью? Разумеется. 22-й калибр с глушителем, его любимое оружие.

— А затем мальчишка пинал его ногами?

Пикард пожал плечами.

— Он словно обезумел. У него не все дома.

— А Моррисон должен был замести следы?

— Должен был, — проворчал Пикард. — Этот осел должен был сжечь трупы в машине. Но он не смог найти Столлера. Поэтому оставил оба трупа на месте.

— А Клинер убил восьмерых в Луизиане, так? — снова спросил я.

Пикард рассмеялся.

— Восемь — это только те, о которых узнали. Осел Спиренца целый год шел по следам Клинера. Искал выплаты наемному убийце. А никакого наемного убийцы не было. Клинер занимался этим сам. Что-то вроде хобби, понятно?

— Ты уже тогда был знаком с ним?

— Я знаю Клинера с незапамятных времен. Добился того, что меня назначили от Бюро поддерживать контакты со Спиренцой. И замял все результаты расследования.

Мы молча проехали еще мили две. Двое парней в неприметном седане держались в сотне ярдов за «Бентли». Вдруг Пикард повернулся ко мне.

— Этот тип Леннон, он еще одна ищейка из казначейства, работающая на твоего брата, так?

— Это приятель Хаббла, — поправил я.

— Черта с два! Мы проверили, у него нет друзей в Огасте. Проклятие, у него вообще нет друзей. Хаббл считал своим другом Клинера — ведь тот дал ему работу.

Пикард захихикал. Его огромная туша тряслась от веселья.

— Как и Финлей считал тебя своим другом, верно? — заметил я.

Он пожал плечами.

— Я пытался отговорить его. Предупреждал. А что еще мне оставалось делать? Умереть ради него?

Я ничего не ответил. Мы молча ехали вперед. Седан упрямо держался в ста ярдах позади.

— Нам нужно заправиться, — сказал я.

Нагнувшись, Пикард посмотрел на стрелку указателя топлива, приблизившуюся к красной отметке.

— Свернешь на ближайшую заправку.

У городка с названием Мэдисон я увидел знак заправки. Свернул с шоссе и поставил «Бентли» у самой дальней колонки.

— Ты будешь заправлять? — небрежно спросил я.

Пикард удивленно посмотрел на меня.

— Нет. За кого ты меня принимаешь, черт возьми? Сам заправишь.

Именно этот ответ я и хотел услышать. Я вышел из машины. Пикард тоже вышел. Неприметный седан остановился за нами, и из него вылезли двое. Я посмотрел на них. Это были те самые латиноамериканцы, с которыми я столкнулся в Нью-Йорке, на людной улице неподалеку от Колумбийского университета. Тот, что пониже был в плаще цвета хаки. Я приветливо кивнул ребятам. По моим расчетам, им оставалось жить меньше часа. Они подошли и встали рядом с Пикардом. Сняв шланг, я вставил пистолет в бензобак «Бентли».

Бензобак был большой, вместимостью больше двадцати галлонов. Я засунул палец под курок пистолета, чтобы бензин лился не полной струей. Держа пистолет одной рукой, я развернулся и прислонился к машине. У меня мелькнула мысль, не начать ли насвистывать. Пикард и латиноамериканцы потеряли ко мне всякий интерес. Поднялся ветер, и они ежились, спасаясь от холода.

Достав из кармана столовые приборы, прихваченные у Ино, я воткнул нож в покрышку рядом со своим коленом. С того места, где стоял Пикард, это, наверное, выглядело так, будто я решил почесать ногу. Затем я взял вилку и отогнул один зубец. Вставил его в порез и обломил, оставив в покрышке полдюйма стали. Закончил заправлять машину и повесил пистолет на колонку.

— Заплатишь? — окликнул я Пикарда.

Очнувшись, тот пожал плечами. Достал пачку купюр и отправил коротышку в плаще в кассу. Затем мы сели в машину.

— Подожди, — сказал Пикард.

Я дождался, когда седан за нами завел двигатель и дважды мигнул фарами. Потом аккуратно выехал на шоссе и плавно надавил на газ. Поехал дальше. Мимо снова стали мелькать дорожные указатели. До Огасты семьдесят миль. До Огасты шестьдесят миль. До Огасты сорок миль. Старый «Бентли», тихо урча двигателем, катил по шоссе. Спокойный и непоколебимый. Латиноамериканцы не отставали. Небо впереди потемнело. Над Атлантикой уже опустилась ночь. Мы ехали вперед.

Заднее колесо спустило милях в двадцати от Огасты. Было половина восьмого. Начинало смеркаться. Сзади послышался стук, машина стала вилять из стороны в сторону.

— Проклятие! — выругался я. — Колесо спустило.

— Сворачивай на обочину, — приказал Пикард.

Я съехал с шоссе. Седан остановился позади. Мы вышли из машин, все четверо. Ветерок сменился холодным ветром, дующим с востока. Поежившись, я открыл багажник. Достал куртку с пистолетом, ножом и дубинкой, и натянул ее, торопясь согреться.

— Запаска под полом багажника, — окликнул я Пикарда. — Не хочешь помочь мне вытащить эту коробку?

Подойдя ко мне, Пикард посмотрел на коробку, набитую однодолларовыми бумажками.

— Мы сожгли не тот дом, — рассмеялся он.

Вдвоем мы вытащили тяжелый ящик и поставили его на землю. Затем Пикард достал револьвер и направил на меня. Его огромный пиджак хлопал на ветру.

— Пусть колесо сменят эти малыши, — сказал агент ФБР. — А ты встань рядом с ящиком и не двигайся.

Подозвав латиноамериканцев, он приказал им приниматься за работу. Те нашли в багажнике домкрат и гаечный ключ. Подняли машину и сняли колесо. Вытащили запаску и поставили на место. Тщательно затянули болты. Я стоял рядом с картонной коробкой, набитой деньгами, ежась на холодном ветру, кутаясь в куртку. Засунув руки в карманы, переминаясь с ноги на ногу, строя из себя человека, замерзшего от безделья.

Я дождался, когда Пикард подойдет к колесу, проверяя затяжку болтов. Он надавил всем своим весом на гаечный ключ, и послышался скрежет металла. Раскрыв нож Моррисона, я шагнул вперед и разрезал сбоку коробку из-под кондиционера. Затем сверху. Потом с другого боку до самого низа. Прежде чем Пикард успел направить на меня револьвер, коробка раскрылась, словно кузов самосвала, и ветер, подхватив сто тысяч долларовых купюр, швырнул их на шоссе снежным зарядом.

В это же самое мгновение я перескочил через бетонное ограждение на обочине и скатился с невысокой насыпи. Выхватил «Дезерт Игл». Выстрелил в коротышку в плаще, перелезшего через ограждение следом за мной, но промахнулся и лишь зацепил его ногу. На шоссе грузовик с лобовым стеклом, залепленным однодолларовыми бумажками, слетел на обочину и врезался в неприметный седан. Пикард пробирался через бумажную вьюгу к откосу. Послышался визг тормозов. Машины пытались объехать перегородивший дорогу грузовик. Перекатившись, я прицелился и выстрелил во второго латиноамериканца. Попал ему в грудь, и он кубарем свалился ко мне. Коротышка в плаще с криком катался по земле, зажимая окровавленное колено, и пытался достать маленький пистолет, который он демонстрировал мне в Нью-Йорке. Я сделал третий выстрел и попал ему в голову. Тут я увидел, что Пи-кард навел на меня свой револьвер. Завывал ветер, на шоссе гудели машины. Водители выскакивали на дорогу, ловя кружащиеся в воздухе деньги. Наступил хаос.

— Не стреляй, Пикард, — крикнул я. — Иначе ты не найдешь Хаббла!

Он это понимал. Понимал, что без Хаббла он труп. Клинер не простит ему неудачу. Пикард стоял, целясь мне в голову, но не стрелял. Взбежав на откос, я обогнул машину, держа его под прицелом «Дезерт Игла».

— Ты тоже меня не убьешь, — крикнул Пикард. — Мой звонок — единственная надежда спасти твою женщину. Помни об этом. У тебя нет выбора.

— Знаю, Пикард, — проорал я в ответ. — Я не буду в тебя стрелять. А ты?

Он покачал головой.

— Нет, Ричер.

Сложилась патовая ситуация. Мы ходили вокруг «Бентли», держа побелевшие от напряжения пальцы на спусковых крючках, заверяя друг друга, что не станем стрелять.

Пикард говорил правду, но я лгал. Дождавшись, когда он поравняется с грузовиком, а я окажусь рядом с «Бентли», я нажал на спусковой крючок. Пуля 44-го калибра, попав в Пикарда, отбросила его огромную тушу назад на искореженный металл. Я не стал дожидаться ответного выстрела. Захлопнув крышку багажника, я прыгнул за руль. Завел двигатель и рванул с места, сжигая покрышки. Вывернул с обочины, объезжая людей, ловящих доллары. Вдавил педаль в пол и помчался на восток.

Еще двадцать миль. Это заняло у меня двадцать минут. Я тяжело дышал, меня трясло от прилива адреналина. Пытаясь унять сердцебиение, я жадно глотал ртом воздух. Наконец издал торжествующий вопль. Громко закричал вслух. С Пикар-дом покончено.


Глава 29 | Этаж смерти | Глава 31